ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

«ВСЕРОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ

ИНСТИТУТ МВД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

Абызов Константин Равилевич

ПРОБЛЕМЫ КРИМИНОЛОГИЧЕСКОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ И

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ ПРЕСТУПНОСТИ

(по материалам Сибирского федерального округа)

Специальность 12.00.08 - уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: заслуженный деятель науки Российской Федерации доктор юридических наук, профессор Ю.М. Антонян

Москва - 2004

2

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение                                                                                           3-15

Глава I. Теоретические основы криминологического прогнозирова­ния региональной преступности                                                               16-71

§ 1. Понятие, система и структура регионального криминологического прогнозирования преступности                                                                   16-3 5

§ 2. Криминологический прогноз - основа планирования процесса преду­преждения преступности в регионе                                                            35-53

§ 3. Технология разработки прогнозов региональной преступности и пла­нов по ее предупреждению                                                                         53-71

Глава 2. Методологические основы криминологического прогнозиро­вания региональной преступности                                                         72-118

§ 1. Социально-политическая, экономическая и криминологическая ха­рактеристика региона как основа прогнозирования преступности                72-98

§ 2. Система методов, используемых при разработке криминологических прогнозов региональной преступности                                                      98-118

Глава 3. Предупреждение региональной преступности               119-150

§ 1. Связи между криминологическим прогнозированием и предупрежде­нием преступности в регионе                                                                  119-132 § 2. Региональная программа - организационно-правовая основа преду­преждения преступности                                                                             132-150

Заключение                                                                                   151-157

Приложения                                                                                  158-182

Библиография                                                                               183-199

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Преступность, являясь продуктом жизнедеятельности общества как целостного социального организма, выступа­ет в качестве социально опосредованного явления, вмещающего общественно опасные для него последствия. Социальный генезис преступности позволяет сделать и другой вывод методологического характера, согласно которому пре­ступность как социальный феномен представляет собой одну из характеристик состояния общества на конкретном историческом этапе своего развития. Одна­ко простое декларирование принципа социальной обусловленности преступно­сти не позволяет четко объяснить существующие различия в преступности, ко­торые проявляются разнопланово и многоаспектно.

Во-первых, эти различия имеют место в общероссийском масштабе и все­гда проявляются, когда криминологи изучают состояние преступности в раз­личные периоды времени на территории всей страны. Во-вторых, различия пре­ступности просматриваются в ее структуре, количественно-качественных ха­рактеристиках. В-третьих, различия преступности отмечаются применительно к различным федеральным округам, обладающим специфическими характери­стиками географического, демографического, социально-экономического и на­ционально-культурного свойства. Наконец, в-четвертых, нельзя не учитывать различия преступности в отдельно взятых регионах (областях, краях и т.п.), входящих в соответствующие федеральные округа. В данном случае уместно анализировать и сравнивать уровень жизни населения в регионах, масштабы безработицы, наличие природных ресурсов, состояние и развитие промышлен­ного производства и сельского хозяйства, социальную защищенность и куль­турно-образовательный срез населения. Поэтому одним из важных подходов к исследованию этого антисоциального явления выступает территориальный ас­пект его изучения.

В 60-70-х годах прошлого века в исследованиях Ю.М. Антоняна, М.М. Бабаева, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, А.Б. Сахарова в основном были

4

разработаны теоретические и методологические вопросы влияния отдельных социальных факторов на преступность1. Было подтверждено, что она находится в тесных опосредованных связях с процессами урбанизации, миграции населе­ния, его половозрастной и социально-профессиональными структурами, типами поселений и их заселенностью, социальной средой в них и другими социаль­ными факторами.

В последующие годы произошел переход от исследования влияния от­дельных экономических и социально-демографических факторов к комплекс­ным исследованиям всего причинного механизма преступности. Исследования ученых Всесоюзного института по изучению причин и разработке мер преду­преждения преступности2, научно-исследовательского института и ВУЗов сис­темы МВД Российской Федерации3 завершили становление нового в кримино­логической науке и практике направления — территориального подхода к изу­чению преступности.

Важный вклад внесли и другие исследователи, обобщившие значитель­ные массивы материалов о преступности в городской и сельской местности, преступности крупных городов, городов-новостроек и курортных городов4.

Исследования преступности в регионах Сибири и Дальнего Востока были продолжены в 90-е годы XX века сотрудниками сектора криминологии НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре

1 См.: Антонян Ю.М. Социальная среда и формирование личности преступника (неблагопри­ятные влияния на личность в микросреде). М, 1975; Кудрявцев В.Н. Причинность в крими­нологии. М., 1968; Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступность. М, 1969; Сахаров А.Б., Волошина Л.А. Общетеоретические проблемы криминологии / Вопросы борьбы с преступ­ностью. Вып. 20. М, 1974.

2 См.: Социальная среда и преступность: Сб. науч. трудов /Отв. ред. АИ. Долгова. М., 1983; Изучение социально-экономических проблем преступности: Сб. ст. / Отв. ред. АИ. Долгова. М., 1985.

3 См.: Лелеков В.А. Региональные криминологические исследования проблем борьбы с пре­ступностью несовершеннолетних на основе информационно-аналитических систем.  М, 1991; Гладких В.И., Борбат А.В., Шабанов Г.Х. Преступность в Московском регионе. Со­стояние. Особенности. Тенденции. М., 1998.

4 См.: Янаускас А.А. Преступность в городах и сельской местности Литовской ССР / Вопро­сы судебной экспертизы и криминологии. Вып. 13. Вильнюс, 1987. С. 47-52; Портнов И П. Город и преступность / Государство и право. 1993. № 2. С. 72-80.

5

Российской Федерации, результаты которых приводятся А.И. Долговой в рабо­тах «Изменение преступности в России» и «Преступность в России в девяно­стых годах и некоторые аспекты законности борьбы с ней»1.

Проблемам региональной преступности в современных социально-общественных и экономических условиях большое внимание уделяется Все­российским научно-исследовательским институтом МВД России. Результаты исследований сотрудников ВНИИ МВД России опубликованы на страницах сборников научных трудов «Региональные проблемы борьбы с преступностью» и «Организационно-правовые проблемы борьбы с преступностью в регионах России» в 2000 и 2001 гг.

Выявление региональной специфики преступности позволяет разрабаты­вать местные (локальные) системы предупреждения преступности с учетом со­циально-экономической, национально-демографической, культурно-образова­тельной и криминологической среды, характеризующей ситуацию, обстановку и возможности каждого региона.

Необходимость объяснения причин «всплесков» и «провалов» преступ­ности на уровне отдельных регионов вызвана потребностями практической ра­боты по противодействию преступности. Эффективность этой работы обуслов­лена, с одной стороны, волевыми усилиями федеральной и региональной вла­сти, общественных институтов на местах, с другой - наличием сложившихся объективных процессов.

Криминологические исследования последних лет выявили устойчивые различия в показателях преступности (уровень, структура, динамика) в различ­ных регионах России. Устойчивость территориальных различий преступности -настолько важный показатель, что даже высокие темпы роста (снижения) числа зарегистрированных преступлений и лиц, их совершивших, не оказывают на нее статистически значимого влияния.

1 См.: Изменение преступности в России: Криминологический комментарий статистики пре­ступности / Под ред. АИ. Долговой. М, 1994; Преступность в России в девяностых годах и некоторые аспекты законности борьбы с ней / Под ред. АИ. Долговой. М., 1995.

6

Например, в Центральном федеральном округе на протяжении последних лет постоянно регистрируется большое число преступлений корыстно-насиль­ственной и экономической направленности, причем самый высокий прирост та­ких преступлений регулярно регистрируется в г. Москве и Московской облас­ти, что можно объяснить влиянием демографических (количество населения, высокая плотность населения, высокий уровень миграционных процессов, в том числе «область - город», большое число беженцев и т.д.), экономических (высокая концентрация материальных ресурсов) факторов. В то же время в Южном федеральном округе ежегодно регистрируется большое количество преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, и преступлений, совершенных в состоянии наркотического опьянения, что объ­ясняется природными факторами (благоприятные условия для произрастания наркотикосодержащих культур). С другой стороны, высокий уровень данного вида преступлений в Приволжском федеральном округе объясняется тем, что многие субъекты этого округа являются своего рода перевалочными базами для транзита наркотических средств из стран Центральной и Юго-Восточной Азии в страны Западной Европы.

Традиционно высокий уровень преступности отмечается в Сибирском федеральном округе. Регионы, где на протяжении длительного времени сохра­няется высокий уровень преступности, отличаются и структурой преступности. Здесь регистрируется большое количество тяжких преступлений, и высок уро­вень рецидивной преступности. Так, например, если в 2003 г. уровень зарегист­рированной преступности (коэффициент по зарегистрированным преступлени­ям на 100 тыс. населения) в целом по России равнялся 1926,2, то в Алтайском крае он был равен 2422,2, в Красноярском крае - 2112,2, в Новосибирской об­ласти - 2460,9. Если уровень убийств в России в 2003 г. был равен 22,1 случая на 100 тыс. населения, то в Алтайском крае - 21,6, в Красноярском крае - 26,8, в Кемеровской области — 29,4. Уровень умышленных причинений тяжкого вре­да здоровью в России был равен 39,9, в Красноярском крае - 56,2, в Новоси-

7

бирской области - 45,2, в Кемеровской области - 70,3'.

Устойчивость территориальных различий преступности свидетельствует о том, что в регионах действуют одни и те же причины, интенсивность прояв­ления которых зависит от сопутствующих условий и их сочетаний. Тот факт, что на фоне всеобщего роста преступности устойчивость различий сохранилась в знакомых чертах, указывает и на устойчивость прежних причин, которые се­годня стали действовать энергичнее.

Применительно к различным типам регионов одни и те же комплексы факторов действуют по-разному: в одном случае несут криминогенную нагруз­ку; в другом - нейтральную; в третьем - даже способствуют снижению пре­ступности. Однако в каждом типе региона социальные различия между людьми остаются, и они оказываются значимыми в криминологическом плане.

Цели и задачи исследования. Научной целью диссертационного иссле­дования является изучение основных тенденций и специфики причин преступ­ности в регионах Сибирского федерального округа в целях разработки теорети­ческих основ предупреждения преступности и отдельных ее видов.

Прикладная цель настоящей работы заключается в определении зависи­мости количественно-качественных показателей преступности от конкретных экономических, социальных и иных условий Сибирского федерального округа, создании методологических основ исследования и прогнозирования преступно­сти, выработке рекомендаций практического характера по предупреждению преступности в Сибирском федеральном округе.

Данные цели конкретизируются в постановке и решении следующих ос­новных задач:

•        уточнить понятийный аппарат,  выступающий  интеллектуальным инструментом в криминологическом прогнозировании и предупреждении пре­ступности в регионе;

•        выявить особенности регионального криминологического прогно-

1 См.: Состояние преступности в России за январь-декабрь 2003 года: Статистический сбор­ник ГИЦ МВД России, М: 2004.

8

зирования, исследовать его значимость в теории и практике противодействия преступности;

•         определить путем сравнительного исследования наиболее устойчи­вые территориальные различия в состоянии, динамике и структуре преступно­сти в отдельных регионах Сибирского федерального округа;

•         обобщить, проанализировать и оценить практику прогнозирования и предупреждения преступности в отдельных регионах округа для выявления особенностей их влияния на параметры преступности;

•         предложить технологию и систему методов для разработки прогно­за региональной преступности;

•         сформулировать и обосновать комплекс предложений и рекоменда­ций по совершенствованию системы предупреждения преступности на регио­нальном уровне.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является пре­ступность в отдельных регионах Сибирского федерального округа, ее обуслов­ленность сложившимися в них криминогенными и антикриминогенными про­явлениями различных социальных феноменов, состояние регионального кри­минологического прогнозирования и предупреждения преступности.

Предметом исследования определена практическая деятельность право­охранительных органов по предупреждению преступности в отдельных регио­нах Сибирского федерального округа.

Методологические и теоретические основы исследования. Диссерта­ционное исследование базируется на диалектическом и системном методах на­учного познания. Применялись различные конкретные методы исследования: статистическое наблюдение, сравнительный анализ, экстраполяция, моделиро­вание, экспертный опрос и анкетирование.

С помощью статистического наблюдения за период 1997-2003 гг. были изучены данные уголовной статистики о состоянии и динамике преступности в отдельных регионах Сибирского федерального округа, в их сопоставлении с экономическими, социально-демографическими и иными показателями разви-

9

тия регионов.

Информация об особенностях преступности и детерминирующих ее со­циальных и экономических факторах была также получена путем изучения криминологической, социологической, экономической, демографической лите­ратуры; публикаций в местной и центральной печати; ведомственных норма­тивных актов; аналитических и иных управленческих документов органов вла­сти и управления.

При формулировании целей и задач диссертационного исследования, ос­новных выводов и предложений учитывались фундаментальные научные идеи и практические предложения специалистов в области криминологии, содержа­щиеся в трудах Ю.М. Антоняна, Г. А. Аванесова, А.И. Алексеева, М.М. Бабаева, Ю.Д. Блувштейна, СВ. Бородина, СЕ. Вицина, А.А. Габиани, Я.И. Гилинского, В.И. Гладких, К.К. Горяинова, А.И. Долговой, А.З. Жалинского, Р.А. Журавле­ва, Г.И. Забрянского, В.К. Звирбуля, К.Е. Игошева, И.И. Карпеца, В.Н. Кудряв­цева, Н.Ф. Кузнецовой, Л.В. Кондратюка, С.Я. Лебедева, В.В. Лунеева, Г.М. Миньковского, С.С. Овчинского, Э.Ф. Побегайло, Э.Э Раски, К.Т. Ростова, А.Б. Сахарова, В.А. Серебряковой, А.Ф. Соколова, В.Л. Чубарева и других.

Эмпирическая база исследования. Эмпирическую базу исследования составили характеристики социально-экономических, демографических, гео­графических, национально-этнических, культурно-исторических особенностей развития регионов Сибирского федерального округа и данные уголовной стати­стики, в том числе:

•        статистические данные о количестве зарегистрированных преступ­лений и уровне преступности в регионах округа за 1997-2003 гг.;

•        результаты экспертного опроса 250 сотрудников органов внутрен­них дел (в основном начальников, заместителей начальников ГоРОВД), в том числе работников высших учебных заведений системы МВД России, 50 работ­ников прокуратуры и 40 федеральных судей в пяти субъектах Сибирского фе­дерального округа: Алтайском, Красноярском краях, Кемеровской, Новосибир­ской, Омской областях;

10

•         информационно-справочные данные Федеральной службы государ­ственной статистики о количестве населения и демографической ситуации в стране и в округе;

•         материалы   опубликованных  криминологических  и  социологиче­ских исследований по сходным проблемам, а также информация, распростра­няемая с использованием глобальной электронной информационной системы INTERNET.

Для обработки и обобщения эмпирического материала использовались методы статистической группировки и анализа.

Научная достоверность результатов исследования определяется его тео­ретическими и методологическими концепциями, основывается на результатах репрезентативного эмпирического исследования. В ходе исследования приме­нены специально разработанные таблицы показателей преступности, экономи­ческих, социальных, демографических и культурно-просветительных факторов жизнедеятельности отдельных административно-территориальных образований Сибирского федерального округа. Широко использовалась социологическая, демографическая, экономическая и культурологическая литература.

Научная новизна исследования. В диссертации проведен анализ со­стояния преступности и факторов, ее детерминирующих, в регионах Сибирско­го федерального округа. На основе анализа и обобщения полученных данных выносится на обсуждение положение о неоднотипности причинного комплекса преступности в различных регионах страны. В каждом из них существуют свои специфические факторы, детерминирующие преступность, которые предопре­деляют своеобразие ее тенденций в рассматриваемой территориальной едини­це. Это своеобразие проявляется в ее объеме, темпах роста (снижения), струк­туре и динамике, а также в уровне криминальной активности населения, от­дельных социальных групп, степени их криминальной пораженности и т.д. Ре­гиональные особенности преступности проявляются не сами по себе, а в стро­гом соответствии с теми тенденциями, которые происходят во всех сферах жизнедеятельности определенной административно-территориальной единицы.

11

Научная новизна состоит и в том, что столь обстоятельное криминологи­ческое научное исследование в Сибирском федеральном округе с прогностиче­скими суждениями проведено впервые.

На защиту выносятся следующие основные положения.

1. Эффективность предупреждения преступности во многом определяется ее научным изучением в конкретных условиях места и времени, пространст­венных и временных границах. Поэтому региональный подход к исследованию преступности выступает обязательным атрибутом прикладных криминологиче­ских исследований. Противодействие преступности в России обязательно пред­полагает ее предупреждение в отдельных регионах.

Методологической основой регионального исследования преступности может выступать исходное положение о том, что главным объектом изучения является территориальный социально-криминологический комплекс. Специфи­ка его функционирования приводит к количественным, качественным и про­странственным особенностям состояния преступности в конкретном регионе.

2.  Криминологический прогноз позволяет осуществить необходимый вы­бор и концентрацию усилий на главных, перспективных направлениях преду­преждения преступности. Это создает условия не только для предупреждения региональной преступности в настоящем, но и для активного воздействия на нее в будущем. Именно поэтому прогнозирование становится все более суще­ственным  фактором  совершенствования  криминологического  планирования (особенно перспективного), придает ему качественно новые черты - научность, объективность, обоснованность.

3.  Территориальные различия преступности в Сибирском федеральном округе определяются своеобразным сочетанием в нем криминогенно значимых факторов   экономического,   социального,   демографического,   исторического, культурного порядка. При этом состояние и динамика преступности зависят не от простой совокупности указанных факторов, а от сложного взаимодействия их друг с другом и средой функционирования в целом. Определяющими факто­рами преступности в округе являются социально-экономические и культурные,

12

которые, однако, продуцируют преступность не автоматически, а через опо­средствованные звенья, в частности, особенности географического положения региона, его исторического развития, нравственно-психологического состояния населения, его социальных групп и т.д.

4. Методика криминологического прогнозирования разработана на основе статистических и социологические методов познания. При проведении анализа динамики преступности и прогноза ее развития в Сибирском федеральном ок­руге нами была применена статистическая модель, исходными данными для ко­торой явились: общее количество зарегистрированных преступлений, убийств и покушений на убийство, умышленных причинений тяжкого вреда здоровью, краж, грабежей, разбоев, преступлений экономического характера и других ви­дов преступности на базе статистических данных за 1997-2003 гг. в 5 субъектах округа. Процедура построения данной модели включила в себя следующие ос­новные этапы: определение исходных данных об объекте моделирования; кор­реляционный анализ для выявления базовых показателей; построение для базо­вых показателей регрессионных моделей трендового типа. При отборе соци­ально значимых факторов и их показателей автор опирался на результаты про­веденного экспертного опроса и руководствовался следующими положениями: показатели должны комплексно отражать все наиболее социально значимые структуры исследуемой территориально-общественной системы; иметь доста­точную высокую степень криминогенное™; соответствовать иерархическому рангу исследуемых объектов (в нашем случае: «край-область»).

5.  Под уголовной политикой понимаются целенаправленная деятельность государства по защите общества от преступности, выраженная в соответст­вующих директивных актах (законах, указах Президента, постановлениях Пра­вительства); особый вид социальной деятельности, направленный на противо­действие преступности и другим правонарушениям; научная теория и синтез соответствующих политических, социологических и правовых знаний. Содер­жание уголовной политики включает в себя разработку и реализацию целей и задач государства в противодействии преступности; определение средств, форм

13

и методов деятельности государственных органов (прежде всего правоохрани­тельных) в указанной деятельности. Особенностью принципов уголовной поли­тики является их нормативный характер. Эти принципы закреплены в Консти­туции Российской Федерации, законодательных актах, регулирующих сферу противодействия преступности, и являются обязательными для всех субъектов уголовной политики. Поскольку принципы уголовной политики имеют обще­обязательный характер, то с ними должны соотноситься все решения, разраба­тываемые на теоретико-концептуальном уровне. Соответствие системе прин­ципов уголовной политики, их направленности на реализацию стратегических и тактических задач противодействия преступности на всех уровнях - федераль­ном, региональном, местном - необходимое условие принятия решений долж­ностными лицами, субъектами уголовной политики. Исходя из сказанного, можно сделать вывод, что уголовная политика направлена на разработку и при­нятие директивных актов, а основное направление региональной уголовной по­литики - исполнение вышеуказанных актов. Региональная криминологическая политика направлена на предупреждение и противодействие преступности на региональном уровне, например, разработка, принятие и реализация комплекс­ных целевых программ предупреждения преступности.

6.  В деятельности по противодействию преступности в регионе важное значение имеют комплексные программы по предупреждению преступности, на основе которых можно создать механизм организационных решений, сформу­лировать единую общегосударственную политику в предупреждении преступ­ности, наиболее эффективно осуществлять взаимодействие, координацию и су­бординацию участвующих в реализации программ субъектов, повысить резуль­тативность мероприятий по противодействию преступности и укреплению об­щественного порядка.

7.  Проведенное исследование монографических работ по проблемам пре­дупреждения региональной преступности, целого ряда комплексных целевых программ противодействия преступности, действующих в настоящее время в отдельных субъектах Сибирского федерального округа (Алтайский, Краснояр-

14

ский края, Кемеровская, Новосибирская, Омская области), позволило диссер­танту сформулировать ряд предложений, на которые необходимо обращать внимание при разработке целевых программ предупреждения и противодейст­вия преступности на региональном уровне применительно к специфике регио­нов Сибирского федерального округа.

8. Существующему уровню состояния и динамики социального, эконо­мического, политического развития административно-территориальных общно­стей округа соответствует определенный уровень состояния, динамики и струк­туры преступности. Чем выше уровень развития территориальной общности населения, тем ниже уровень региональной преступности, и наоборот. А также, чем менее дифференцированы территории по социально-экономическим и иным показателям, тем менее существенны различия преступности в них.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретиче­ская значимость исследования заключается в том, что в процессе его проведе­ния были получены новые данные о состоянии (уровень, структура, динамика) преступности и ее структурных особенностях в Сибирском федеральном окру­ге, выявлены ее территориальные различия в округе, установлены взаимосвязи основных тенденций преступности и детерминирующих ее факторов, особен­ности их влияния на криминологическую обстановку. Все это позволяет ис­пользовать полученные данные при разработке как комплексных региональных программ предупреждения преступности, так и целевых программ по противо­действию отдельным видам преступлений; выработать стратегию и тактику субъектов правоохранительной деятельности соответствующих структур Си­бирского региона.

Теоретические выводы и практические рекомендации по результатам ис­следования могут быть также использованы в учебном процессе при разработке учебно-методических материалов по дисциплине «Криминология».

Апробация результатов исследования. Основные результаты диссерта­ционного исследования нашли свое отражение в опубликованных работах. Они также были апробированы в ходе выступлений на научно-практических конфе-

15

ренциях в гг. Красноярске (2003 г.), Барнауле (2002, 2003 гг.), Томске (2003 г.), Омске (2002 г.), обсуждены на кафедрах криминологии и уголовного права Барнаульского юридического института МВД России, юридических факульте­тах Алтайской академии экономики и права, Томского Государственного уни­верситета, в Центре № 6 ВНИИ МВД России. Рекомендации, имеющие практи­ческую значимость, были представлены в установленном порядке в Совет на­родных депутатов Алтайского края, ГУВД Алтайского края, ГУВД Московской области.

Основные теоретические и эмпирические данные предложены к исполь­зованию в учебном процессе Барнаульского юридического института МВД России, Кировском филиале Нижегородской академии МВД России в препода­вании курсов «Криминология», «Криминология и уголовное право».

Положения диссертации нашли свое отражение в опубликованных рабо­тах автора общим объемом 4,0 п.л.

Структура и объем работы соответствуют целям и задачам, поставлен­ным перед исследователем. Диссертация выполнена на 199 страницах машино­писного текста и состоит из введения, трех глав, включающих семь параграфов, заключения, в котором представлены основные выводы и предложения, прило­жений и списка использованной при написании диссертации литературы.

16

Глава 1. Теоретические основы криминологического прогнозирования региональной преступности

§ 1. Понятие, система и структура регионального криминологического прогнозирования преступности

Противодействие преступности, являясь составной частью внутренней государственной политики России, призвано обеспечивать устранение «непро­изводительных издержек» общества - социальных, экономических, политиче­ских, правовых, идеологических, демографических и т.д. Для этого необходима научная разработка и практическая реализация концепции предупреждения ре­гиональной преступности с выделением основных предпосылок ее результа­тивности и эффективности.

Такого рода предпосылками, прежде всего, следует считать:

•         оптимальное соотношение общей и специальной профилактики с эффективным использованием уголовно-правовых средств, основанное на их единстве целей и задач, взаимодействии субъектов воздействия на преступ­ность. Уголовно-правовое противодействие преступности должно рассматри­ваться в широком смысле - как вспомогательная подсистема ее предупрежде­ния, решающая задачи общей и специальной превенции по формированию об­щественного сознания и правовой культуры населения;

•         аргументированную постановку общих и дифференцированных це­лей и задач, по направлениям, формам и методам противодействия преступно­сти, применительно к субъектам правоохранительной деятельности, и распре­деленных во времени и территориальном аспекте;

•         состояние научно и методически обоснованного нормативного, ор­ганизационного и информационно-ресурсного обеспечения .

1 См.: Алексеев АИ. О концептуальных положениях государственной политики борьбы с преступностью в России / Совершенствование борьбы с организованной преступностью: Сб. Московского института МВД России. Вып. 2. М., 1998. С. 13-20.

17

В свою очередь, для этого необходимы (в числе других обязательных ус­ловий) развитая и надежная система анализа и оценки ситуации в сфере проти­водействия преступности, ее тенденций, система ориентации этого противодей­ствия на оптимальные текущие, среднесрочные, перспективные «рубежи про­грессивных изменений»1, достижение которых возможно и необходимо за оп­ределенный период времени. Именно здесь видится один из ключевых момен­тов внедрения в сферу противодействия преступности принципов и методов научного управления правоохранительной деятельностью.

В свете изложенного понятно все большее усиление внимания к крими­нологическому прогнозированию, поскольку именно прогноз помогает опреде­лить стратегию законодательной и правоприменительной деятельности в ре­гионе, выделить приоритеты в противодействии преступности на основе анали­за и учета общих и региональных тенденций общесоциальных явлений. Более того, прогноз позволяет осуществлять необходимые маневры силами и средст­вами, формировать сбалансированный комплекс общесоциальных и специаль­ных предупредительных мер, определить объем задач и правомочий субъектов противодействия преступности. Иными словами, прогноз является основой для разработки системы обоснованных и взаимоувязанных плановых документов, целевых и комплексных программ, предпосылкой для принятия наиболее опти­мальных решений в сфере предупреждения преступности в регионе.

Включение прогнозирования в правоохранительную деятельность (в том числе органов внутренних дел) позволяет реализовать приоритетное решение общих вопросов перед частными и необходимость оценивать региональную си­туацию во взаимосвязи прошлого, настоящего и будущего. Прогнозирование предоставляет возможность видеть социальное развитие региона во всей пол­ноте и противоречивости, с учетом всего комплекса причинно-следственных связей в социальной, экономической, политической, правовой и других сферах. Оно же является инструментом реализации способности «человека, классов и

1 См.: Криминология. XX век: Учебник / Под ред. В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова. СПб., 2000. С. 83.

18

групп, общества в целом к обобщению и использованию накопленного опыта»1.

В специальной литературе наиболее часто используется термин «крими­нологическое прогнозирование», имеющий преимущество, прежде всего, в краткости. Прогнозируются не только состояние, структура, динамика преступ­ности, но и особенности противодействия ей, в том числе характер и направ­ленность карательной практики, сложившейся в регионе, в целом эффективно­стью противодействия преступности. То есть, фактически речь идет о ком­плексном прогнозе. Возможностям, задачам и методологии такого прогнозиро­вания уделялось достаточно серьезное внимание в работах ряда исследовате­лей . Однако в силу наличия объективных и субъективных причин, сложив­шихся в том или ином регионе, использование прогнозов в разработке страте­гии и тактики противодействия региональной преступности в последнее время было явно недостаточным. Причины эти во многом оказались обусловлены по­зицией правоохранительных органов в 90-е годы прошлого века, ориентиро­вавшихся не на длящийся анализ комплексной ситуации в регионах, а на реше­ние сиюминутных и частных вопросов. Аналогичные тенденции проявились и в деятельности научных учреждений, обусловленные во многом относительной неудачей долгосрочных прогнозов развития преступности.

Представляется, что прогноз в сфере предупреждения преступности дол­жен охватывать во взаимосвязи тенденции и закономерности: а) социальных процессов, непосредственно влияющих на преступность в регионе; б) развития самой региональной преступности; в) процесса противодействия преступности. При этом региональный прогноз должен строиться с учетом степени точности имеющихся    методик    и    источников    информации    как    количественно-

См.: Аванесов Г.А. Теория и методология криминологического прогнозирования. М., 1972. С. 13; Аврутин Ю.Е., Гилинский Я.И. Криминологический анализ преступности в регионе. Методология, методика, техника: Учебно-методическое пособие. Л., 1991. 2 См.: Горяинов К.К. Криминологическая обстановка (методологические аспекты). М, 1991. С. 78-80; Садоха С.Л. Криминологическое прогнозирование и планирование борьбы с пре­ступностью // Уголовное право и современность. Вып. 2. Красноярск, 1998. С. 98-104; Бойко АИ. Прогноз научных исканий в области уголовного права / Уголовное право в 21 веке. М., 2002. С. 105-110.

19

качественный с переносом центра тяжести на оценку тенденций преступности и социальных ситуаций к началу, середине и окончанию расчетного периода. При этом задача получения абсолютно точного количественного прогноза не всегда может ставиться. Прогнозируются, прежде всего, качественная характеристика преступлений и преступников (в целом и по видам); распространенность кри­миногенных ситуаций, т.е. комплексов явлений, процессов, обстоятельств, про­дуцирующих региональную преступность и представляющих объекты воздей­ствия со стороны субъектов социальной профилактики и правоохранительной деятельности; последствия преступности; результаты предупредительной дея­тельности в отдельно взятом регионе1.

Проведенные эксперименты (в том числе по «обратному прогнозирова­нию», т.е. получению расчетных данных о состоянии и тенденциях преступно­сти за прошлые годы, осуществленному независимо от уже имевшихся факти­ческих ее характеристик) показывают, что наиболее перспективными в настоя­щее время являются среднесрочные и краткосрочные региональные прогнозы криминологической ситуации .

В специальной литературе выделяют следующие виды криминологиче­ских ситуаций, реально возможных и просчитываемых в настоящее время: в масштабе страны и региональные; с охватом преступности в целом и ее отдель­ных видов, в частности: по группам преступлений3; по контингенту преступни­ков, выделенных по возрасту, полу, преступной карьере и т.д.

Прогнозирование криминологической ситуации в отдельно взятом регио­не, должно рассматриваться как постоянная функционально выделенная дея-

1 При прогнозе по поручению ведомства целесообразно исходить из компетенции именно «заказчика» (строить прогноз применительно к основным направлениям деятельности). Но и в этом случае объекты, находящиеся в зоне воздействия ведомства, должны рассматриваться в контексте более широкой совокупности процессов, явлений, обстоятельств. Прогноз может иметь ведомственную интерпретацию, но не ведомственный характер.

См.: Бородин СВ. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. СПб., 1997. С. 28.

3 При такой группировке, как показывает опыт, за основу целесообразно брать не уголовно-правовую характеристику объекта посягательства, а криминологическую характеристику преступных деяний.

20

тельность, привязанная к циклам ведомственного, комплексного профилакти­ческого планирования, а также к разработке региональных целевых программ предупреждения преступности.

Криминологические прогнозы предполагают создание и постоянное по­полнение информационного банка данных, охватывающего в систематизиро­ванном виде: акты политического, правового и подзаконного характера, регу­лирующих процессы предупреждения преступности, действующие, отмененные и измененные в течение последних 10 лет; теоретико-концептуальные подходы и разработки ученых и практиков за тот же период времени; блоки статистиче­ской информации - демографической, экономической, общесоциальной, право­охранительной, уголовно-правовой и уголовно-исполнительной, структуры и штатов органов, осуществляющих контрольно-ревизионную и непосредствен­ную правоохранительную деятельность; результаты выборочных исследований, проведенных ранее и в связи с разработанными прогнозами; итоги предыдущих прогнозов1. Этим материалам необходимо придавать форму продолженных аналитических таблиц, графиков и других формализованных и структуриро­ванных информационных банков.

Следует отметить, что даже в информационных центрах разных правоох­ранительных органов отсутствуют многие данные, касающиеся демографиче­ского, экономического, социального характера региона, а так же фоновые явле­ния преступности и моральная статистика. Ряд сведений трудно сопоставим, не преобразован надлежащим образом: например, относительные показатели пре­ступности не приведены к равным возрастным интервалам. В связи с этим, по­скольку прогнозирование внедряется, становится необходимым и обязательным элементом правоохранительной деятельности, названные выше центры должны

1 Эти прогнозы не охватывают ряд процессов, значимых для криминологического прогнози­рования, либо охватывают без должной детализации. Их точность еще недостаточна, если речь идет о долгосрочных расчетах (на 1-3 года и 3-5 лет можно руководствоваться кон­трольными цифрами экономического и социального планирования). Поэтому их наличие не освобождает от необходимости самостоятельной оценки возможного влияния демографиче­ских, экономических и других процессов на тенденции развития преступности и ее преду­преждения.

21

включать в число основных функций формирование и непрерывное пополнение по специальной программе банка данных для прогноза преступности и деятель­ности по ее предупреждению1.

В банк исходных данных целесообразно включать информацию: безус­ловно необходимую для расчетов и оценки; полезную для их детализации и проверки; возможно и максимально полезную. Иными словами, сбор исходных данных целесообразно осуществлять с некоторой возможной избыточностью. Дело в том, что для криминологического прогноза характерны незавершенность теоретико-концептуальных и теоретико-программных разработок, нехватка данных за прошлые годы, недостаточная детализированность и «состыкован-ность» ряда статистических показателей, слабое развитие многофакторных ма­тематических методик2. Разработка исходной модели и ее индикаторов - пока достаточно трудная задача, требующая использования эвристического подхода, поиска еще неизвестных корреляционных зависимостей. Поэтому закономерно определять базовый набор показателей с некоторым «запасом», чтобы методом проб, пусть даже ошибок, уточнять его действительные группы уже в ходе ра­боты3.

Составной частью банка исходных данных являются разовые выборочные обследования, как имеющиеся в Федеральной службе государственной стати­стики и ее органах на местах (например, структура бюджета семей, относящих­ся к отдельным социально-профессиональным группам), так и планируемые специально для конкретного прогноза (например, общественное мнение отно­сительно качества деятельности правоохранительных органов). В определенной степени эти обследования восполняют пробелы в статистической информации;

1  При отсутствии в органах Федеральной службы государственной статистики России точ­ных данных о населении за определенный период (например, между переписями) или по оп­ределенным группировкам статистической информации необходимо использовать прогноз­ные данные.

2 См.: Бородин СВ. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. СПб., 1997. С. 39.

3  Конечно, по мере развития концепции программного обеспечения социальных прогнозов потребность в избыточных данных будет уменьшаться, а базовый набор показателей обре­тать все более жесткие границы.

22

они освещают проблемные ситуации, находящиеся вне пределов статистиче­ской отчетности.

Региональный криминологический прогноз формируется, во-первых, как вероятностный и многовариантный, сопряженный с ресурсным обеспечением предупреждения преступности и с темпами решения общесоциальных задач; во-вторых, способный к саморазрушению, если прогнозируемым негативным тенденциям преступности «воспрепятствуют» общесоциальные и специальные мероприятия соответствующего масштаба и интенсивности. Иными словами, описываются и возможные обратные связи между результатами прогнозируе­мых процессов и мероприятиями, направленными на ускорение, интенсифика­цию или, наоборот, замедление и нейтрализацию определенных тенденций. В этом аспекте представляется необходимым, при описании тенденций противо­действия преступности в регионе, использование так называемого балансового подхода: выделение динамической системы балансов (например, демографиче­ского, штатно-ресурсного и т.д.) в качестве ориентира поисковых выводов. Та­кой подход позволит расширить возможности количественной интерпретации вероятных изменений (позитивных и негативных), происходящих в конкретном регионе.

В масштабах страны существенными являются региональные различия в таких параметрах преступности, как ее интенсивность, измеряемая коэффици­ентом - «темп изменения». От региона к региону существенно (до 50 - 100 %) варьируется даже такой устойчивый по времени специальный показатель пре­ступности, как соотношение видов преступлений по критерию их тяжести1.

Сказанное подчеркивает всю значимость изучения территориальных за­кономерностей преступности: ведь противодействие ей идет не «вообще», а в конкретных регионах, городах, районах, и везде преступность, определяемая неповторимым сочетанием множества детерминант, имеет свое собственное «лицо». Отсюда вытекает необходимость в более эффективном региональном

См.: Лунеев ВВ. Преступность XX века (мировые, региональные и российские тенденции): Мировой криминологический анализ. М., 1999. С. 449-450.

23

прогнозировании. Прогноз в масштабе страны - инструмент стратегии крими­нологической политики государства. Оперативный и тактический уровни должны обеспечивать прогнозы региональные и локальные. Разумеется, все уровни прогноза должны представлять собой системное единство.

Успех любой деятельности во многом определяется надежностью прогно­за будущих событий, с которыми она связана. Прогностические выводы дают возможность заблаговременно подготовиться к этим событиям, рационально распределить силы и средства, принять оптимальное решение, спланировать деятельность и, в конечном итоге, обеспечить выполнение поставленных задач. Чем глубже будут познаны закономерности развития социальных и обществен­ных явлений, тем больше открывается возможностей для предвидения их воз­можных изменений в отдельно взятом регионе.

Необходимость научной разработки проблемы регионального кримино­логического прогнозирования обусловлена социальной потребностью общества в предвидении антиобщественных явлений в целях их предупреждения. Так, В.Н. Кудрявцев отмечает, что основа криминологического прогнозирования со­стоит в выявлении закономерностей, присущих данной области общественных явлений1. Выявление самих закономерностей не панацея, оно необходимо для разработки мер предупреждения преступности в предстоящий период, для пер­спективного планирования соответствующей работы и т.д.

Следует согласиться с определением криминологического прогнозирова­ния, предложенного Г.А. Аванесовым : «Это предвидение возможного состоя­ния, уровня, структуры, характера и динамики преступности в будущем. При этом имеется в виду предвидение не только самих возможностей изменения преступности, но и путей такого изменения»2.

Региональное криминологическое прогнозирование не позволяет полу­чить абсолютно точные данные о количестве возможных преступлений в ре-

1  См.: Кудрявцев В.Н. Объекты криминологической профилактики в условиях социально-правовых реформ. М., 1997. С. 32.

2  См.: Аванесов Г.А. Криминологическое прогнозирование и планирование борьбы с пре­ступностью. М, 1972. С. 72.

24

гионе, о детальной характеристике предполагаемой совокупности преступных деяний, о точных сроках криминализации либо декриминализации некоторых деяний. Цель регионального криминологического прогнозирования заключает­ся в выявлении наиболее вероятностных тенденций и закономерностей разви­тия преступности в регионе, поведения определенных категорий лиц, наступле­ния иных криминологически значимых последствий.

Прогнозы региональной преступности главным образом отвечают на во­прос, как могут измениться ее показатели в зависимости от предполагаемых изменений всей совокупности причин и условий, которые ее на данной терри­тории в основном определяют.

Криминологическое прогнозирование не устраняет неопределенности возможных явлений, а лишь позволяет минимизировать их, представляя про­гнозируемое будущее в виде нескольких объективно возможных вариантов раз­вития, поскольку оно всегда является вероятностным и многовариантным.

Особенностью неблагоприятного криминологического прогнозирования является то, что он предсказывает наихудшее развитие событий, а поэтому тре­бует недопущения наступления предполагаемых нежелательных тенденций пу­тем принятия адекватных и эффективных мер. Вероятностная достоверность прогностических выводов о возможном наступлении криминологически значи­мого явления, позволившая своевременно разработать и спланировать необхо­димые меры по его предупреждению, предотвращению или пресечению, и бу­дет искомым социально полезным результатом криминологического прогнози­рования.

Научно обоснованное региональное криминологическое прогнозирование только тогда оправдает свое социальное назначение, когда оно будет процессом творческим и непрерывным, включенным в общую систему противодействия преступности в регионе, ее предупреждения и контроля над ней. Организация данной деятельности должна иметь следующие этапы: анализ криминологиче­ской обстановки в регионе - прогнозирование региональной преступности, ее отдельных видов и других криминологически значимых явлений в определен-

25

ном будущем - разработка и планирование мероприятий по их предупрежде­нию и противодействию - практическое проведение запланированной работы, а далее по той же схеме: анализ криминологической обстановки с учетом резуль­татов проведенной работы, коррекция прогностических выводов и т.д.

Криминологическое прогнозирование в конкретном случае может иметь более частные цели и задачи, в зависимости от которых избирается объект ис­следования. Так, например, в регионе можно выделить прогнозирование пер­вичной либо рецидивной преступности, индивидуального преступного поведе­ния и т.п. Возможность подобной классификации наиболее ярко проявляется при рассмотрении результатов прогнозирования — криминологических прогно­зов, т.е. суждении о вероятностном изменении региональной преступности. Прогноз представляет собой итог прогнозирования, является исходной базой для принятия соответствующих практических решений по планированию борь­бы с прогнозируемыми преступными и иными общественно вредными крими­ногенными проявлениями, наиболее распространенными в регионе.

Криминологические прогнозы могут классифицироваться по различным признакам (критериям), образуя в своей совокупности систему прогнозов.

Во-первых, общий криминологический прогноз распадается на прогноз науки криминологии и прогноз преступности. Во-вторых, прогноз преступно­сти, в свою очередь, делится на прогноз общегосударственный и региональный, прогноз отдельных видов преступности, выделяемых по признакам повторно-сти, личности виновного, тяжести совершенного преступления и т.д. В каждом из последних возможны прогнозы отдельно состояния преступности, ее струк­туры, характера и динамики. В-третьих, при прогнозировании как первичной, так и рецидивной преступности возможно получение трех групп прогнозов: на краткие, средние, длительные сроки. Наконец, в-четвертых, совершенно само­стоятельными являются прогнозы индивидуального поведения лиц, отбываю­щих наказание, освобождающихся из мест лишения свободы, и лиц, находя-

26

щихся на свободе и состоящих на учете в органах внутренних дел1.

В конечном счете, в зависимости от конкретных целей, из совокупности частных прогнозов формируется конечный прогноз преступности.

Действительно, преступность как система складывается из отдельных взаимодействующих, даже порой взаимодетерминирующих ее видов. Каждый из них, являясь подсистемой всей преступности как системы, соотносится с ней как частное с общим, вследствие чего последняя должна содержать в себе ос­новные общие признаки каждого из этих видов. Но, будучи составными эле­ментами общей преступности, каждый вид преступности качественно отлича­ется, во-первых, друг от друга; во-вторых, от совокупной преступности целым рядом специфических признаков, что также должно найти отражение в опреде­лении общей преступности. Можно сказать, что представление о преступности как системе предопределяет понимание и прогнозированию как системной дея­тельности и самого прогноза как системы.

Таким образом, видно, что существует тесная взаимосвязь и взаимозави­симость между самыми различными видами прогнозирования преступности. На какой бы срок и какие бы виды преступности ни прогнозировались, с помощью каких бы методов это не делалось, все криминологические прогнозы, сохраняя свою специфику, должны вливаться, в конечном счете, в совокупный (обоб­щающий) прогноз, носящий системный характер. Только в этом случае дости­гается выполнение частных и общих целей криминологического прогнозирова­ния, противодействия преступности в целом.

Прогнозирование должно осуществляться, прежде всего, в аспекте поста­новки научно обоснованных задач по предупреждению преступности. Именно целеполагание, базирующееся на учете назревших потребностей предотвраще­ния и предупреждения преступности, реальных возможностей воздействия на преступность в соответствии с интересами общества, позволяет и делает необ-

1 См.: Абызов P.M. Предупреждение личностных деформаций несовершеннолетних преступ­ников. Ижевск, 1998. С. 127-128; Закалюк А.П. Прогнозирование и предупреждение пре­ступного поведения. М., 1986. С. 29-31.

27

ходимым все более точно прогнозировать региональную преступность.

Процесс криминологического прогнозирования предусматривает факти­чески несколько целей, расположенных в определенном порядке. Вначале не­обходимо установить, каким будет состояние преступности в регионе в тот или иной период времени, если закономерности ее изменения останутся стабиль­ными в течение прогнозируемого периода. На основе полученного прогноза следует определить те мероприятия, с помощью которых можно воздействовать на будущую преступность для изменения ее в желательном направлении1.

Далее, следует определить те условия, при которых проведение профи­лактических мероприятий может обеспечить максимальную их эффективность и результативность. Эта цель может быть достигнута также только на основе ранее разработанного прогноза. После получения прогноза о результатах меро­приятий наступает этап появления новой цели (целей), заключающийся в опре­делении путей возможного изменения преступности с учетом не только преду­смотренных мероприятий, но и различных иных отраслевых прогнозов (эконо­мического, демографического и т.д.).

Другими словами, в процессе прогностического исследования на каждом из ее этапов возникают все более конкретные и частные цели. Однако наиболее общими целями прогнозирования преступности являются: установление все­возможных изменений в состоянии, уровне, структуре, характере и динамике преступности в будущем, а также обстоятельств, способствующих этим изме­нениям; определение возможностей появления новых категорий преступлений и преступников. Все другие (частные) цели отдельных криминологических про­гнозов вытекают из названия и соотносятся с ними как частные с общими. В за­висимости от целей криминологического прогнозирования определяются и его задачи: получение информации об изучаемом будущем; ее обработка, подго­товка этой информации (сам прогноз как конечный результат прогнозирования)

1 См.: Горяинов К.К. Криминологическая обстановка (методологические аспекты). М., 1991. С. 58; Клейменов МП. Прогностическое обеспечение правотворчества в сфере борьбы с пре­ступностью / Актуальные проблемы правовой науки: Межвузовский сборник научных тру­дов. Омск, 1995. С. 55-63.

28

для практических и научных нужд органов, осуществляющих правоохрани­тельную деятельность; определение сферы деятельности научных коллективов и практических органов на данный период времени и на будущее, в соответст­вии с полученным прогнозом1.

На основе этого совокупного (окончательного) прогноза и создаются пер­спективные планы, определяющие основные направления, формы и методы предупреждения преступности в регионе.

Содержание задач криминологического прогнозирования может меняться в зависимости от объекта исследования и срока прогноза. Чем длительнее срок прогнозирования, тем более общие задачи ставятся перед ним, причем скорее стратегического, чем тактического характера. И наоборот, прогнозирование на короткий срок предполагает постановку и решение конкретных задач.

Все виды криминологических прогнозов по продолжительности периода упреждения Г.А. Аванесов подразделяет на: а) оперативный - с периодом уп­реждения для объекта криминологического прогнозирования до 1 месяца; б) краткосрочный - с периодом упреждения от 1 месяца до 1 года; в) среднесроч­ный - от 1 года до 5 лет; г) долгосрочный - от 5 до 15 лет; д) сверхдолгосроч­ный - свыше 15 лет2.

Не возражая в принципе против такого методологического подхода, сле­дует заметить, что данная система прогнозов разрабатывалась еще в советский период времени и применительно к масштабам всего Советского Союза. В на­стоящее время для регионального прогнозирования, более оптимальной, следу­ет признать в первую очередь трехзвенную систему, долгосрочное и сверхдол­госрочное прогнозирование должно применяться реже. При этом прогнозы по срокам тоже в совокупности должны рассматриваться как система, части кото­рой дополняют, обогащают и усиливают друг друга.

1  См.: Токарев А.Ф. Криминологическое прогнозирование и планирование предупреждения преступлений. М., 1990. С. 7, Пахомов В.Д., Пономарев П.Г., Чеботарев АН. Региональные особенности преступности в России. Криминология: Учебник для юрид. вузов / Под ред. АИ. Долговой. М., 1997. С. 140-145.

2 См.: Аванесов Г.А. Криминология: Учебник. М, 1984. С. 172-174.

29

Среднесрочное прогнозирование позволяет, в первую очередь - ориенти­ровать определенным образом краткосрочное прогнозирование. Региональные криминологические прогнозы на средние сроки приближаются по своему зна­чению к долгосрочным прогнозам в том смысле, что они также определяют стратегию противодействия преступности, но уже в рамках конкретного регио­на. На основе среднесрочных прогнозов разрабатываются краткосрочные про­граммы предупреждения преступности, принимаются соответствующие управ­ленческие решения.

Целью краткосрочного прогнозирования является научное предсказание не только (и не столько) тенденций и закономерностей изменения преступно­сти, но и конкретные варианты ее ближайшего будущего состояния по детали­зированным показателям. При прогнозировании на короткий срок требуется предвидение состояния преступности, ее уровня, структуры и динамики, к при­меру, через год.

Рассмотрение общих причин преступности не только не исключает, но и предполагает изучение конкретных факторов, влияющих на отдельные виды преступлений, а также региональные различия преступности. Сам факт регио­нальных различий в структуре, уровне, динамике (тенденциях) преступности не вызывает сомнений1, что дополнительно подтверждает необходимость регио­нального прогнозирования преступности, как важной составной части прогно­зирования преступности в целом.

Региональный в переводе с латинского означает областной. Следователь­но, региональная криминология исследует преступность региональных единиц: область, край, республика, экономический район и т.д.

Региональная криминология традиционно включала в себя сравнительные исследования состояния преступности в различных административно-территориальных единицах (областях, краях, республиках); сравнительное изу-

См.: Блувштейн Ю.Д. Значение изучения территориальных различий преступности для криминологической теории / Изучение территориальных различий преступности. Вильнюс, 1982. С. 3-13; Сайгитов У.Т. Преступность в регионах и реагирование на нее / Реагирование на преступность: концепции, закон, практика. М., 2002. С. 264-268

30

чение городской и сельской преступности; изучение преступности в экономи­ческих районах (Северный, Северо-Западный, Центральный, Волго-Вятский, Центрально-Черноземный, Поволжский, Северо-Кавказский, Уральский, За­падно-Сибирский, Восточно-Сибирский, Дальневосточный), т.е. районах, объе­диняющих ряд административно-территориальных единиц, которые схожи по географическому положению, производственной ориентации, истории, соци­альному составу и образу жизни населения и т.д.; преступность в территори­ально-экономических комплексах, т.е. территориях, на которых расположены предприятия, построенные около мощных источников энергии или источников сырья (Кузнецкий бассейн, Канско-Ачинский территориально-экономический комплекс и т.д.) .

В рамках региональной криминологии изучается состояние преступности в регионе, статистические показатели состояния преступности в которой при­нимаются за точку отсчета. Региональная криминология фиксирует территори­альные различия преступности («география» преступности) и объясняет причи­ны этих различий.

Статистические исследования выявляют устойчивые различия в показа­телях преступности (уровень, структура, динамика) в различных регионах Рос­сии. В региональных исследованиях отмечается не только разница в показате­лях преступности, но и устойчивость различий. Устойчивость территориальных различий - настолько важный показатель преступности, что даже высокие тем­пы роста (снижения) числа зарегистрированных преступлений и лиц, их совер­шивших, не оказывают на нее статистически значимого влияния2.

Устойчивость территориальных различий преступности свидетельствует о том, что в регионах действуют одни и те же причины, интенсивность прояв­ления которых зависит от сопутствующих условий. Тот факт, что на фоне роста преступности устойчивость различий сохранилась в знакомых чертах, указыва-

1 См.: Криминология: Учебник / Под ред. АИ. Долговой. М, 1997. С. 755-770; Хохряков Г.Ф. Криминология: Учебник. М., 2002. С. 250.

2 См.: Новичков BE. Комплексное прогнозирование борьбы с преступностью. М., 2003. С.47-

52

31

ет и на устойчивость прежних причин, которые стали действовать энергичнее. Что же касается того обстоятельства, что в местах традиционного высокого уровня преступности темпы прироста преступности в последние годы выше, чем темпы прироста в регионах с традиционно низким уровнем преступности, то оно указывает на самовоспроизводство, самопричинение: преступность стремительнее развивается там, где накоплен более мощный криминогенный потенциал.

Региональные различия в преступности определяются не только социаль­ными и социально-демографическими характеристиками населения, положени­ем дел в сфере культуры, досуга и быта. Большое значение имеют национально-этнические факторы, культурно-исторические различия, психологические осо­бенности жителей различных регионов, социально-психологические процессы1.

Изучение преступности во взаимосвязи с социальной средой, экономиче­скими, экологическими, социальными, национальными и политическими фак­торами дает возможность выявления и прогнозирования неравномерности в со­стоянии и динамике преступности по регионам.

Одной из целей изучения региональных особенностей преступности и факторов, ее обусловливающих, является выделение регионов с новыми соци­альными явлениями и процессами, определяющими и новые тенденции пре­ступности. Как результат, появляется возможность выработки мер по преду­преждению преступности путем целенаправленного воздействия на социально-экономические условия и факторы, детерминирующие рост криминогенной ак­тивности населения региона.

Региональная преступность производна от состояния преступности вы­шестоящего уровня, например, в масштабе страны. На разных территориальных уровнях преступность также «задается» уровнем развития самой администра­тивно-территориальной единицы. В связи с этим изменения параметров регио-

1 См.: Шоткинов С.А. К вопросу о криминологической характеристике крупного города Вос­точной Сибири (на примере гг. Иркутска и Братска) / Правовые проблемы укрепления рос­сийской государственности. Томск, 2002. С. 114-115.

32

нальной преступности связаны в не меньшей степени с изменениями парамет­ров «вышестоящей» преступности, но, конечно, обусловлены и местными фак­торами1. Поэтому на региональном уровне важно установить эти местные фак­торы, определяющие «ядро» региональной преступности. Например, предупре­ждение преступности среди молодежи является общегосударственной задачей. Однако в регионах основной прирост преступлений в ее среде дают либо под­ростки 16-17 лет, либо молодежь 25-29 лет, либо учащиеся общеобразователь­ных школ, или вузов и т.д. Отсюда и направление предупредительной деятель­ности в регионах будет различаться по уровню, субъекту, формам, методам и прочим основаниям.

Кроме того, на региональном уровне практическое значение имеет услов­ное деление преступности на ту, которая является результатом функционирова­ния самой социальной среды (в этом случае речь надо вести о криминологиче­ской обстановке), или ту, которая является объектом воздействия со стороны правоохранительных органов (тогда мы должны подразумевать оперативную обстановку).

В первом случае, прогнозирование преступности состоит в познании со­циальной среды, устранении (смягчении) в ней противоречий, могущих ослож­нить криминологическую обстановку, а во втором - в устранении (смягчении) существующих противоречий внутри правоохранительной системы, влияющих на оперативную обстановку. Последняя всегда задается криминологической об­становкой. Поэтому воздействие на преступность со стороны органов уголов­ной юстиции весьма ограничено.

Тем не менее, такое условное деление преступности позволяет правильно оценить возможности предупредительной деятельности (наряду с другими ви­дами) правоохранительных органов, в частности органов внутренних дел. За­данное состояние региональной преступности уже предопределяет соответст­вующий уровень деятельности правоохранительных органов. Здесь чрезвычай-

См.: Деркач С. А. О предупреждении преступности в муниципальных образованиях / Реаги­рование на преступность: концепция, закон, практика. М., 2002. С. 268-270.

33

но важно выявить соответствие объекта и субъекта воздействия одного и того же уровня.

Прогнозирование преступности в регионе должно начинаться с оценки криминологической обстановки и, в частности, с изучения уровня, качества и образа жизни населения, а потом уж с преступности. В жизненном уровне сфо­кусированы все социальные противоречия (в широком смысле), в отношении которых и должна проводиться данная работа. На связь между, например, уровнем жизни и преступностью обращают внимание не только отечественные криминологи, но и зарубежные1. При этом показатели уровня жизни выступают своего рода индикаторами социальной жизни людей. К ним можно отнести: де­нежный доход на душу населения, уровень потребления основных продуктов питания, обеспеченность жильем, обеспеченность промышленными товарами, в том числе длительного пользования, состояние медицинского обслуживания, уровень предоставления бытовых услуг и культурных запросов населения. Данный перечень не является исчерпывающим. Он может дополняться и изме­няться, но должен отражать степень удовлетворения потребностей людей в данной местности. Для оценки криминологической обстановки в регионе важ­ное значение имеют и другие моменты (демографические, психологические, географические, исторические и т.д.).

В криминологической обстановке любого региона, безусловно, важно оп­ределить основные тенденции развития преступности, которые обязательно нужно будет учитывать в криминологическом прогнозировании. Для их выяв­ления можно использовать такие криминологические показатели преступности, как уровень общественной опасности, социально-территориальная распростра­ненность, устойчивость и организованность2. Установлено, что изменения оп­ределенных показателей социальной среды (например, уровня жизни населе­ния) вызывают строго определенные изменения в показателях преступности (в

1  См.: Кристи Н. Борьба с преступностью как индустрия: Вперед к ГУЛАГу западного образ­ца. М, 2001.

2  См.: Лунеев ВВ. Эффективность борьбы с преступностью и ее отдельными видами в со­временной России / Государство и право. 2003. № 7. С. 106-111

34

частности, корыстной преступности). Отсюда возникает потребность в уста­новлении минимального перечня криминологических показателей социальной среды и преступности, характеризующих соответствующее состояние крими­нологической обстановки (от благоприятной до криминальной).

Знание региональной криминологической обстановки позволяет, с одной стороны, правильно оценить оперативную обстановку, т.е. воздействие пре­ступности на повседневную жизнь людей, нормальное функционирование всех институтов общества, а с другой стороны, воздействие на саму преступность со стороны этих институтов, особенно правоохранительной системы.

Очевидно, что в связи с отсутствием сейчас необходимых средств на про­тиводействие преступности в масштабе страны или одновременно по всем ее направлениям на региональном уровне, требуется переходить на целевые про­граммы по отдельным видам деятельности правоохранительных органов, либо, к примеру, по отдельным направлениям их предупредительной деятельности, либо по отдельным видам преступности (преступлений), либо по отдельным наиболее криминально активным социальным группам населения и т.п. Ком­плексный характер подобных программ носит принципиальный характер, и он уже присутствует при их составлении, но имеет иной смысл, чем толковался ранее.

Нельзя в одну программу, особенно на региональном уровне, пусть далее она будет называться комплексной, включать все мыслимые меры противодей­ствия преступности, начиная от определения уголовной политики, законода­тельных мер и заканчивая социальными и специальными профилактическими мерами. Это не под силу не только местному бюджету, но и федеральному. По­добное отношение к составлению региональных программ вело и ведет к при­нятию популистских заявлений в сфере предупреждения преступности, распы­лению ресурсов и иных средств, расширению круга прямых исполнителей, снижению их ответственности, механическому переносу из руководящих про­грамм очередных мероприятий. Программные меры должны быть конкретны­ми, целенаправленными, реально выполнимыми и эффективными.

35

Характер работы по составлению прогноза преступности зависит от его целей и от того, где предполагается использовать данную информацию. Если она необходима для разработки региональной комплексной программы преду­преждения преступности, то набор мероприятий, обеспечивающих разработку прогноза, должен соответствовать масштабам его использования.

Анализ состояния преступности, ее структуры, динамики изменений и иных количественных показателей позволяет оценить масштабы этого явления, связь с внешней средой, успешность воздействия на конкретные общественные отношения. Такая работа позволяет также определить различные стороны взаимосвязи преступности с другими социальными явлениями, выработать раз­нообразные формы и методы противодействия преступности, в том числе, со­вершенствовать различные направления деятельности правоохранительных и иных государственных и негосударственных органов в регионе, повысить эф­фективность их правоприменительной деятельности.

§ 2. Криминологический прогноз - основа планирования процесса предупреждения преступности в регионе

Прогнозирование и планирование являются двумя сторонами единой сис­темы научного управления социальными процессами. Прогноз и план необхо­димы для повышения обоснованности разрабатываемых на будущее эффектив­ных управленческих решений. Прогноз при этом выполняет важную творче­скую функцию в плановой и управленческой деятельности, его следует рас­сматривать как предварительную подготовку решений, которые должны при­ниматься в процессе разработки плана мероприятий по противодействию пре­ступности в регионе. Конечно, прогноз, разрабатываемый на предварительной стадии составления плана, не может еще дать тактических решений. Но он должен заключать в себе альтернативы стратегии достижения поставленных

36

целей1.

Процесс перспективного планирования начинается, по существу, с того момента, когда происходит превращение сведений, получаемых в ходе непре­рывной прогностической работы, в практические расчеты структурно-содержа­тельных выводов и их включения в план. Поэтому «план немыслим без учета объективных данных, содержащихся в прогнозах»2. Такой учет повышает каче­ство планирования, сокращает время выработки управленческих решений.

Названные выше положения относятся к планированию и прогнозирова­нию любых социальных явлений, в том числе и к криминологическому прогно­зированию и планированию.

Практика показывает, что криминологический прогноз позволяет осуще­ствить необходимый выбор и концентрацию усилий на главных, перспективных направлениях предупреждения преступности. Это создает условия не только для предупреждения региональной преступности в настоящем, но и для актив­ного воздействия на нее в будущем. Именно поэтому прогнозирование стано­вится все более существенным фактором совершенствования криминологиче­ского планирования (особенно перспективного), придает ему качественно но­вые черты - научность, объективность, обоснованность3.

Для планирования мер предупреждения региональной преступности нужны научно обоснованные, надежные, рассчитанные на конкретный период времени прогностические сведения. Следовательно, прогнозы должны быть достоверными, т.е. в них необходимо отражать все основные варианты измене­ния преступности в зависимости от изменений в будущем различных социаль­ных явлений и процессов, криминогенных и антикриминогенных факторов. Обязательно должна быть учтена диалектика внутреннего и внешнего развития

' См.: Аванесов Г.А. Криминология и социальная профилактика. М., 1980. С. 38; Алексеев АИ, Герасимов СИ., Сухарев А.Я. Криминологическая профилактика: теория, опыт, проблемы. М, 2001. С. 255.

2 См.: Босхолов С.С. Основы уголовной политики. М, 1999. С. 148.

3  См.: Криминологические и уголовно-правовые проблемы борьбы с отдельными видами преступлений // Труды Академии управления МВД России / Под ред. В.А. Плешакова. М., 2001. С. 89-91.

37

преступности в регионе, как общественно опасного социального явления. Из­вестно, что любое социальное явление развивается не изолированно, не само по себе, а под влиянием других явлений и процессов, многочисленной системы самых разнообразных факторов. Поэтому реальное развитие региональной пре­ступности как социального явления осуществляется в условиях сложнейшего взаимодействия внутренних и внешних факторов.

Преступность как социальная динамическая система не является замкну­той; она (в целом) и все ее подсистемы (первичная и рецидивная преступность, преступность несовершеннолетних и взрослых и т.д.) могут рассматриваться в иных аспектах, в частности, как составные части ее общих социальных систем, особенности и закономерности развития которых оказывают непосредственное влияние на цели, задачи, содержание, направленность, организацию и социаль­ные последствия криминологического прогнозирования, планирования и управления процессом предупреждения преступности в регионе. Отсюда про­истекает необходимость установления тесной связи: во-первых, криминологи­ческого прогнозирования с прогнозированием других социальных явлений и процессов (общегосударственным социальным прогнозированием); во-вторых, планирования мер предупреждения уголовных проявлений с общегосударст­венным социальным планированием; в-третьих, управления процессом преду­преждения преступности с управлением социальными явлениями и процессами в обществе1.

Различные социальные явления в зависимости от их содержания и на­правленности, в одном случае, могут сдерживать развитие региональной пре­ступности, в другом - способствовать ей, в третьем — быть нейтральными по отношению к преступности. Поэтому, сначала следует прогнозировать (просчи­тывать) результаты взаимодействия тех или иных социальных явлений (или факторов), а затем уже устанавливать влияние этого взаимодействия на состоя­ние преступности в будущем. Если этот процесс будет распознан верно, то бо-

1 См.: Кузнецова НФ. Проблемы криминологической детерминации / Под ред. В.Н. Кудряв­цева. М, 1984. С. 61.

38

лее достоверно определятся конкретные пути научного обоснования кримино­логического прогнозирования и, следовательно, планирования и управления процессом предупреждения преступности1.

Сегодня важное значение приобретает прогнозирование не только регио­нальной преступности, но и планируемых мероприятий по ее преодолению, развития системы органов, противодействующих преступности, возможного появления новых взаимосвязей и взаимоотношений в общей системе мер пре­дупреждения преступности. Поэтому само криминологическое прогнозирова­ние приобретает качественно новый характер по сравнению с определением перспектив развития только преступности. Отмеченное обстоятельство, в свою очередь, имеет существенное значение для организации системы предупрежде­ния преступности, поскольку с возникновением нового качества криминологи­ческого прогнозирования связан вопрос о задачах планирования предупрежде­ния преступности в регионе.

При организации процесса предупреждения преступности план был и ос-V              тается основным инструментом работы, прежде всего, правоохранительных ор-

ганов. Прогнозирование же преступности в основном преследует цели плано­мерного и эффективного управления процессом предупреждения преступности в регионе. Однако прогнозы возможных последствий (выполнения или невы­полнения) самих планов, развития системы органов, осуществляющих проти­водействие преступности и т.д., перестают быть основой только планирования и управления; они становятся существенными и ориентирующими факторами формирования совокупной системы мер предупреждения правонарушений и ее отдельных подсистем с учетом прогнозов развития других социальных явлений. Здесь необходимо в первую очередь уяснить «движение» прогностической ин­формации от ее получения до реализации, чтобы можно было рационально управлять процессом предупреждения преступности в регионе силами всех за­интересованных органов, учреждений и общественности.

I       _____

1 См.: Ли ДА. Преступность как социальное явление. М . 1997. С. 83

39

Таким образом, очевидно, что криминологическое прогнозирование не стоит вне общей системы социального предвидения, планирования и управле­ния. Однако при этом «самостоятельность» криминологического прогнозиро­вания, планирования и управления процессом предупреждения преступности полностью сохраняется.

Криминологическое прогнозирование создает основу для научного руко­водства противодействия преступности, которое в настоящее время является системой методов, с помощью которых вырабатывается совокупность меро­приятий, направленных на предупреждение преступности в настоящем и буду­щем. При этом, прогнозирование дает возможность установить общую цель противодействия преступности на том или ином отрезке времени, исходя из ко­торой составляются конкретные планы (кратковременные и перспективные) деятельности каждой заинтересованной службы (органа) как в центре, так и на местах; с их помощью заблаговременно определяется также программа меро­приятий по осуществлению планов.

Криминологическое прогнозирование помогает не только видеть пер­спективу и составлять на основе предвидения научно обоснованные планы, но и устанавливать этапность решения проблемы предупреждения преступности; оно обеспечивает также четкую формулировку основной, главной проблемы и показывает пути возможного ее решения в ближайшем и отдаленном будущем. Прогнозы дают ориентиры, по которым субъекты профилактического воздейст­вия могут наилучшим образом организовать свою деятельность и направлять ее на достижение желаемого результата.

Конечно, в планах по предупреждению преступности невозможно преду­смотреть абсолютно все, с чем можно столкнуться в будущем. План не может, да и не должен учитывать все ситуации, которые могут возникнуть в процессе его исполнения1.

Важно, учитывая криминологические прогнозы, знать конкретно, в каком

1 См.: Миньковский Г.М. Модель комплексного плана борьбы с преступностью. М.. 1991. С 11-14.

40

направлении следует разрабатывать план, какие задачи в нем должны быть по­ставлены и каким образом наиболее эффективно добиться их выполнения.

Другими словами, криминологические прогнозы являются основой для принятия решений в области планирования и управления, определения путей и средств активного воздействия на преступность в регионе.

Перспективное криминологическое планирование можно рассматривать как конкретизацию прогнозирования в пространственно-временных характери­стиках, как определение конкретных средств достижения поставленной цели. Следовательно, разработка прогнозов предшествует формированию плана во времени, определяет его научную сущность и содержание. Прогноз, определяя тенденции, закономерности и основные условия социальных изменений в бу­дущем, является необходимой предпосылкой для разработки перспективного плана предупреждения преступности в регионе. При этом план создается на ос­нове учета наиболее оптимального из возможных вариантов развития объектов планирования1. Иначе говоря, прогноз определяет возможные варианты изме­нения того или иного явления в будущем, а план намечает по одному из вари­антов, наиболее оптимальному, по мнению разработчиков, конечный результат, объем работы, сроки ее выполнения, источники финансирования, исполнителей и т.п.

Следовательно, перспективный план является директивой, основным до­кументом для управления тем или иным процессом и организации соответст­вующей работы. Такое понимание перспективного плана в настоящее время разделяется учеными и практическими работниками органов, противодейст­вующих преступности2.

Работа по перспективному планированию мер предупреждения преступ­ности в нашей стране была вызвана объективной необходимостью. Жизнь

1  См.: Модель регионального криминологического и уголовно-правового прогноза: Учебное пособие/Под ред. АИ. Алексеева. М, 1994. С. 32-35.

2  См.: Кобец П.Н., Леонов ЕМ. Организационно-правовые вопросы предупреждения пре­ступности в г. Москве / Организационно-правовые проблемы борьбы с преступностью в ре­гионах России: Сб. науч. трудов ВНИИ МВД России. М., 2001. С. 106-120.

г.ТГ    "КЛГ,

41

«браковала» планы, которые разрабатывались на краткие сроки и основывались на данных только сегодняшнего дня. Сложилось положение, подобное тому, с которым в свое время столкнулись экономисты, когда практические работники видели, что действительность неизбежно и каждый год опережала планы. В связи с этим стали изыскиваться возможности для составления таких планов противодействия преступности, в которых учитывалась бы перспектива на бу­дущее. Началась практическая разработка прогнозов преступности; теория и практика планирования поднялась на новую ступень; сложилось понимание плана как директивы, в которой предусмотрена система мер преодоления пре­ступности в настоящем и будущем. Само перспективное планирование как творческий процесс приобрело практическую направленность и целеустрем­ленность.

Деятельность органов, противодействующих преступности, всегда имеет политический и социальный характер. Поэтому планирование мероприятий по противодействию преступности должно быть обоснованно социально, эконо­мически, политически и т.д. При этом важно учитывать и предвидеть социаль­ные последствия такого рода планирования. Таким образом, планы предупреж­дения преступности, а особенно перспективные, должны включать в себя меро­приятия, связанные с изменением социальных, экономических, демографиче­ских, политических, правовых процессов, поскольку в них предусматриваются действия, приводящие к изменению условий, способствующих совершению преступлений в регионе.

Организация и планирование предупреждения преступности рассматри­ваются как процессы воздействия на преступность, включающие в себя: а) раз­работку и проектирование рациональных форм и методов предупреждения пре­ступности, а также разработку организационной структуры органов, противо­действующих преступности; б) подготовку всего необходимого для реализации намеченного проекта и внедрение его в практику.

Сложность планирования процесса предупреждения преступности заклю­чается в том, что криминологические планы и прогнозы носят вероятностный

42

характер, и поэтому крайне сложно абсолютно точно запрограммировать дей­ствия, направленные на предупреждение преступности. Самой природе объек­тов криминологического прогнозирования и планирования присущ характер неопределенности. Но если нельзя получить абсолютно точные криминологи­ческие прогнозы, то можно и нужно четко определить на будущее главные на­правления развития (совершенствования) деятельности правоохранительных органов, сконцентрировать их совместные усилия на этих главных направлени­ях, определить наиболее эффективные пути и приемлемые сроки достижения намеченных целей.

Но как бы точно, полно и научно обоснованно ни был разработан план, он всегда будет являться лишь приближением к действительному движению объективной реальности. Поэтому непрерывное криминологическое планиро­вание должно быть дополнено непрерывным прогнозированием процесса пре­дупреждения преступности. Для этого, прежде всего, требуется, чтобы: во-первых, краткосрочные планы органически увязывались с перспективными (средне- и долгосрочными); во-вторых, сами перспективные планы были более гибкими, постоянно уточнялись и углублялись на основе прогнозов региональ­ной преступности.

Планирование в различных сферах социальной жизни, как уже отмеча­лось, имеет вероятностный характер. Исходя из этого, ученые и практические работники отмечают, что невозможно обойтись без «непрерывного планирова­ния», которое способствует повышению точности перспективных планов1.

Криминологическое прогнозирование не только предшествует плану; прогнозируется и ход выполнения плана, а также, что особенно важно, вероят­ные последствия выполнения (или невыполнения) плана. Зная, как будет скла­дываться обстановка в регионе после планового периода, можно наметить на будущее мероприятия и оценить их действенность с помощью прогнозов. При

1 См.: Программно-целевое планирование мер борьбы с преступностью: обобщение опыта, модели региональной и местных программ, методика анализа и прогнозирования, макет рее­стра действующих программ / Под ред. В.И. Селиверстова. М., 1996. С. 17-20.

43

этом криминологические прогнозы могут составляться на любой, в принципе, период будущего, который определяется в зависимости от длительности дейст­вия социальных последствий плана.

Качество и объем «научного задела» для будущего перспективного плана зависят: во-первых, от достоверности прогноза региональной преступности на срок, превышающий временный период действующего плана, во-вторых, от достоверности прогноза социальных последствий плана.

Перспективный криминологический план — это документ, устанавливаю­щий конкретные задания и меры воздействия на региональную преступность. Выполнение всех пунктов плана обязательно, а любые изменения, вносимые в него, должны быть научно обоснованны с помощью прогнозов и конкретны во всех своих параметрах. Тогда воздействия плана на развитие преступности бу­дет успешно, количественно и качественно определено. Последствия же этих воздействий и их конечный эффект окажутся реально предвидимыми.

Следует отметить, что процесс криминологического планирования тесно связан с реализацией самого плана противодействия преступности. Работа по выполнению запланированных мероприятий относится к управлению процес­сом предупреждения преступности, и именно таким образом вся система управления приводится в соответствие с деятельностью по реализации плана. Если прогноз, на основе которого осуществлялось планирование, надежен и в нем учтены основные направления будущего развития преступности в регионе, то реализация плана будет происходить ритмично, успешно и в конечном итоге приведет к ожидаемым результатам. Если же при реализация плана обнаружит­ся, что прогноз оказался в том или ином отношении неудовлетворительным, то это потребует соответствующей корректировки плана. Такое случается, если факторы, влияющие на процесс реализации плана, не учтены в прогнозе и, сле­довательно, не зафиксированы в плане, когда эффективность запланированных мероприятий была недооценена (или переоценена) в прогнозе, то есть постав­ленные цели были достигнуты раньше (либо позднее) установленных в плане сроков, или не достигнуты вообще.

44

Реализация криминологического плана считается основным и решающим критерием адекватности плана и истинности прогноза. Но если вопрос относи­тельно адекватности плана и истинности прогноза можно решить только в про­цессе реализации плана, то это не означает, что план до реализации не имеет качества адекватности, а прогноз - качества истинности. При составлении про­гноза субъекты прогнозирования (и планирования) исходят из знания законо­мерностей, проверенных практикой1. Следовательно, от прогноза, разработан­ного в соответствии с научными принципами, заранее можно ожидать, что он относительно истинен, а от составленного на его основе плана можно ожидать, что он относительно адекватен2.

В реализации перспективного плана огромную роль играют субъективные предпосылки - готовность соответствующих правоохранительных органов ре­шать поставленные проблемы. Поэтому возникает и такой вопрос, как соответ­ствие запланированных мероприятий реальным возможностям субъектов про­тиводействия преступности. Любой план, как бы хорошо он ни был составлен, не может быть успешно выполнен, если для его реализации нужно использо­вать силы, средства, ресурсы и т.д., превышающие реальные возможности ре­гиональных властей. В связи с этим особенно возрастает значение прогноза развития самой системы органов, осуществляющих противодействие преступ­ности в регионе.

По нашему мнению, перспективный план противодействия преступности должен представлять собой теоретическую модель необходимого взаимодейст­вия многообразных субъектов, средств, ресурсов и т.д. для достижения научно обоснованных целей. План должен показывать также, как совокупная система мер предупреждения преступности и отдельные ее элементы будут развиваться в будущем и достигать определенных целей, выявленных с помощью прогнози-

1  Обычно составляется ряд вариантов прогноза (пессимистичный, оптимистичный, усред­ненный). Затем на этой основе формулируется окончательный прогностический вывод -наиболее вероятный вариант прогноза (подробнее об этом см. Аванесов Г.А. Теория и мето­дология криминологического прогнозирования. М., 1972).

2 См.: Социология: Учебник/ Под ред. В.Н. Лавриненко. М, 2001. С. 81.

45

рования и утвержденных соответствующими органами управления региона.

Планирование процесса предупреждения преступности охватывает все стороны деятельности, в первую очередь правоохранительных органов, специ­ально созданных для противодействия преступности и основывается на изуче­нии причин и условий, способствующих совершению преступлений, на анализе и обобщении прошлого и настоящего опыта по предупреждению преступлений, а также на криминологическом прогнозировании. Важно, чтобы прогнозирова­ние было направлено как на определение вариантов возможного изменения преступности в будущем, так и на выявление тех потребностей, удовлетворение которых необходимо для эффективного противодействия преступности.

При этом следует учитывать, что система органов, специально созданных для противодействия преступности должна представлять собой единый орга­низм, отдельные части которого тесно взаимосвязаны друг с другом, составлять неразрывное целое. Не согласованность перспективных планов вышеуказанных органов неизбежно приведет к своеобразной диспропорции в общей системе мер предупреждения региональной преступности.

На наш взгляд, существуют два пути устранения отмеченной диспропор­ции: первый - составление каждым органом (субъектом) своего перспективного плана и обсуждение этих планов на совместных совещаниях в целях взаимной «увязки» их друг с другом; второй - составление единого для всех субъектов правоохранительной деятельности перспективного плана по предупреждению преступности в регионе. Думается, что наиболее целесообразным является вто­рой путь. Но независимо от того, какой из них будет избран, исходным пунктом планирования должно служить решение (или комплекс решений) соответст­вующего органа управления относительно конечных целей и задач плана. Тогда перспективный план будет содержать в себе научно сформулированные страте­гию и тактику противодействия региональной преступности, способствовать эффективному достижению поставленных целей.

При планировании мер предупреждения преступности всегда исходят из определенных интересов, стремлений, желаний (если под планированием по-

46

нимается процесс составления заданий, а также разработки, проверки и коррек­тировки планов). План, особенно перспективный, есть система решений (в не­которых случаях - стратегия), имеющая целью управление осуществлением мероприятий с момента начального (первичного) мероприятия, обозначенного планом, до достижения конечной плановой цели.

Постановка целей плана противодействия преступности является необхо­димой предпосылкой для его составления (формулирования). Цели же плана определяются с помощью криминологического прогноза. Чем детальнее про­гнозная информация, тем успешнее проходит разработка плана мероприятий по предупреждению преступности в регионе.

Перспективный план противодействия преступности в регионе всегда должен иметь определенную, точно сформулированную цель (или цели), отра­жающую интересы соответствующих органов, государства, общества. Наличие общих для всего государства целей и задач не исключает необходимости опре­деления специфических целей.

Реальное достижение этих целей во многом обеспечивается криминоло­гическим прогнозированием и перспективным планированием процесса преду­преждения преступности. Диалектическая связь между прогнозом и планом де­лает возможным не только достижение поставленных целей, но и предвидение последствий их осуществления.

Перспективный план противодействия преступности основан на научно обоснованных прогностических выводах относительно возможностей достиже­ния целей, а реализация целей плана одновременно является критерием пра­вильности прогноза1. Следовательно, при достижении целей по предупрежде­нию региональной преступности задачи прогнозирования и перспективного планирования «сливаются», но первостепенное значение при этом имеют зада­чи планирования; поскольку последние позволяют изменить нежелательные тенденции прошлого и настоящего и выбрать наилучший вариант будущего

См.: Харитонов АН. Программа борьбы с преступностью (вопросы методологии). Омск, 1995. С. 4.

47

развития ситуации в регионе.

Планирование объединяет и повышает эффективность деятельности пра­воохранительных органов, создает условия для успешного сотрудничества и взаимодействия этих органов и общественных организаций при решении общих задач предупреждения преступности, обеспечивая целевое и наиболее рацио­нальное распределение сил и средств среди указанных выше субъектов.

Для решения этих задач требуется концентрация усилий на важнейших и наиболее ответственных направлениях деятельности органов, противодейст­вующих преступности, а с точки зрения потребностей будущего - сохранение возможностей развития перспективных направлений предупреждения преступ­ности и обеспечение согласованности развития отдельных звеньев деятельно­сти названных органов.

Исходя из сказанного, можно сделать общий вывод, что задачами крими­нологического планирования являются: обеспечение непрерывного совершен­ствования деятельности государственных органов (законодательных, исполни­тельных, в том числе правоохранительных), общественных организаций (объе­динений, партий, движений и т.п.), сосредоточение их сил и средств на главных направлениях противодействия преступности в целях достижения положитель­ных результатов в деятельности по предупреждению уголовных проявлений в регионе.

Благодаря планированию обеспечиваются оптимальная последователь­ность решения практических проблем противодействия преступности и гармо­ническое развитие всех субъектов профилактического воздействия. В процессе работы по подготовке плана необходимо уделять большое внимание организа­ционному совершенствованию деятельности правоохранительных органов, вы­работке и постановке реальных и обоснованных заданий. Планирование упро­щает контроль за работой всех органов, противодействующих преступности, что позволяет полнее и рациональнее использовать все резервы, имеющиеся в

48

«центре» и «на местах» для успешного предупреждения преступности1.

В настоящее время перед правоохранительными органами возникают со­вершенно новые, ранее неизвестные науке и практике проблемы, связанные с качественными изменениями преступности. Поэтому одной из основных задач перспективного планирования является отбор наиболее важных проблем и за­даний, а так же способов наиболее успешного их разрешения. Выделение таких проблем, заданий и мероприятий должно производиться особенно тщательно, с учетом рекомендаций криминологических прогнозов и ожидаемых результатов планомерного управления процессом предупреждения преступности.

Объектами криминологического прогнозирования и планирования явля­ются, прежде всего, причины преступности. Именно на основе прогноза регио­нальные власти, учитывая необходимость планового воздействия на преступ­ность, стараются обеспечивать нормальное функционирование своих правоох­ранительных органов.

В зависимости от объектов и субъектов определяются масштабы работы, само ее содержание, применяемые методы и возможные сроки планирования. Развитие системы планирования немыслимо без совершенствования методов планирования и определения сроков действия перспективных планов. Практика показывает, что методы планирования, которые ранее применялись для состав­ления текущих планов противодействия преступности, оказываются недоста­точно эффективными в современный период. Для того, чтобы система органов, противодействующих преступности, и работа по предупреждению преступных деяний в регионе развивались в единстве, необходимо в данный процесс вклю­чать экономические, демографические, экологические, культурно-образова­тельные и иные аспекты планирования, обусловливающие правомерное пове­дение населения.

Совершенствование методов перспективного планирования соответствует растущим объективным и субъективным требованиям, предъявляемым к управ-

1 См.: Уголовная политика и ее реализация органами внутренних дел: Учебник / Под ред ЛИ. Беляевой. М, 2003. С. 60-63.

49

лению процессом предупреждения преступности. Разумеется, с этим связано внесение корректив в прежнюю практику планирования. Если ранее разрабаты­вались чаще краткосрочные планы (сроком до одного года максимально), то те­перь большее внимание уделяется составлению среднесрочных (на 1-5 лет). Для регионов наиболее оптимальным, по нашему мнению, являются сочетание среднесрочных и краткосрочных планов, что требует разработки новых мето­дов планирования.

Общеизвестно, что детальность криминологического планирования об­ратно пропорциональна длительности планового периода. Следует учитывать, что слишком подробные среднесрочные планы предупреждения преступности могут оказаться недостаточно надежными, так как они закрепляют положения, которые потребуют частого пересмотра. По нашему мнению, нельзя сформули­ровать какой-либо универсальный принцип, общеобязательный «рецепт» пла­нирования, ибо значение фактора времени различно для каждого из разделов плана, и следует учитывать все отклонения, которые могут появиться в ходе реализации плана предупреждения преступности в регионе1.

Что касается краткосрочных криминологических планов, то они могут быть детализированнее среднесрочных, что наиболее характерно планирова­нию противодействия преступности по линии оперативных служб, в частности, уголовного розыска, ОБЭП и др.

Основной формой перспективного планирования противодействия регио­нальной преступности, по нашему мнению, должны быть трех-пятилетние пла­ны. Этот срок наиболее удобен тем, что задания такого плана могут основы­ваться на реальных, предсказуемых данных государственного плана развития страны и регионов, а также на криминологических прогнозах, адекватно отра­жающих день сегодняшний и завтрашний.

Любой перспективный план должен соответствовать общегосударствен­ной и региональной политике в области противодействия преступности, поли­тике, которая представляет собой своеобразную «несущую конструкцию» для

1 См.: Босхолов С.С. Основы уголовной политики. М, 1999. С. 68-69.

50

выработки плановых мероприятий и призвана ориентировать соответствующие государственные органы (и общественные организации) на выполнение постав­ленных перед ними задач. Эта политика определяет стратегическую программу предупреждения преступности, а также обеспечивает постепенное решение по­вседневных, ожидаемых в ближайшем будущем проблем .

В данном случае речь идет о выработке такой стратегической программы, на основе которой соответствующие плановые цели могут быть реализованы наиболее успешно. Обычно такая стратегия ориентируется не только на постав­ленные цели, но и на возникающие в ходе планового периода обстоятельства, которые хотя и нельзя предсказать точно, но необходимо учитывать уже при составлении плана. Именно от этих обстоятельств большей частью зависит, на­сколько эффективно или неэффективно используются применяемые средства и методы, ведет избранная стратегия к успеху или нет2. В противном случае эти средства и методы могут превратиться в помехи, которые при выполнении пла­на, возможно, приведут к нежелательным последствиям. Следовательно, необ­ходимо самым тщательным образом анализировать стратегическую программу предупреждения преступности в регионе, выявлять ее слабые и сильные сторо­ны. Такой анализ возможен с помощью криминологического прогнозирования, которое позволяет сформулировать несколько качественно различных вариан­тов стратегии3, в том числе и в противодействии преступности.

Региональные власти должны принимать решения о выборе наиболее оп­тимального варианта стратегии, которая основана на ориентации не на достиг­нутые, пусть даже хорошие результаты, а на будущие достижения. Только та­кая стратегия позволяет сформулировать эффективные и оптимальные перспек­тивные криминологические планы предупреждения преступности в регионе.

Мы исходим из того, что перспективный криминологический план дол-

1  См.: Лопашенко НА. Уголовная политика: понятие, содержание, методы и формы реализа­ции: Материалы международной научной конференции. МГУ. М., 2002. С. 177-181.

2  См.: Невирко Д.Д., Шеслер А.В. Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибир­ском регионе / Государство и право. 2001, № 12. С. 108-110.

3 См.: Карпец ИИ. Преступность: иллюзии и реальность. М., 1992. С. 278.

51

жен быть не просто отражением желаемого состояния будущей преступности в регионе. В нем должны содержаться важнейшие задачи противодействия пре­ступности, основные средства и методы их решения, характеристика и оценка этой деятельности в планируемом периоде. В перспективном плане должны учитываться также не только возможности реализации уже известных средств и методов предупреждения преступности, но и строго обоснованные гипотезы относительно будущих возможных средств, методов и способов воздействия на преступность.

Важнейшей предпосылкой успешной разработки таких прогнозов, как уже указывалось, является изучение тенденций и закономерностей развития ре­гиональной преступности как одного из многих элементов социальной системы общества. Здесь необходим, прежде всего, учет конкретно-исторических и гео­графических условий расположения региона, прогнозного периода и т.п. К чис­лу таких условий, в частности, следует отнести рост численности населения, изменение его состава и размещения по регионам, в том числе между городом и селом. Поэтому среднесрочное криминологическое прогнозирование требует тесной «увязки» с демографическими, социальными, научно-техническими и иными прогнозами. Только такое прогнозирование может стать реальной науч­ной основой стратегического планирования противодействия преступности в регионе.

В заключение следует сказать о возможностях использования прогнозов, реализация которых, разумеется, связана с развитием практики непрерывного (циклического) прогнозирования на уровне регионов.

Во-первых, сегодня реально использование краткосрочных и среднесроч­ных прогнозов преступности и ее предупреждения в регионах как базы для комплексного и линейного планирования, в том числе: целевых программ, спе­циальных разделов планов экономического и социального развития, комплекс­ных (координационных) планов предупреждения преступности, планов работы органов внутренних дел. При таком подходе планы включили бы в себя в каче­стве обоснования анализ развития ситуации за предыдущий прогнозный цикл (с

52

оценкой правильности ориентации работы) и прогноз ее на следующий цикл. Это позволило бы: оптимизировать планирование, исходя из прогнозируемых вариантов изменений преступности и возможностей воздействия на нее; кон­кретизировать намеченные мероприятия по целям, срокам, кругу исполнителей, ресурсному и иному обеспечению; обеспечить разработку и реализацию их как частей единой системы, имеющей определенную перспективу. Пока же более половины планов в изученных нами регионах зачастую не конкретизированы даже по срокам. Внедрение прогнозов в планирование предупреждения пре­ступности поможет, таким образом, реализовать системный подход в контроле над преступностью, хотя бы в отдельно взятом регионе.

Во-вторых, криминологический прогноз может существенно помочь обоснованному установлению нормативов служебной деятельности сотрудни­ков правоохранительных органов. Речь идет о расчетах предельно оптимальной нагрузки (а отсюда и штатов, в том числе соотношения числа должностных лиц различных служб и их функций), об установлении пороговых характеристик, выражающих возможный уровень удовлетворения потребности в правоохране и обеспечении общественной безопасности, т.е. уровень реализации антикри­миногенного потенциала региона, который может быть достигнут на период действия прогноза1.

Наконец, в-третьих, прогнозы должны стать существенными ориентира­ми единой системы подготовки и переподготовки кадров правоохранительных органов, участников специализированных общественных формирований, по­зволяя своевременно вносить необходимые коррективы в содержание обучения. Это можно сказать и относительно формирования правовой культуры и правосознания населения региона.

1 Приведем один пример. Соотношение числа следователей, ведущих дела об экономических преступлениях, и оперативных работников ОБЭП, предупреждающих и выявляющих эти преступления, составляет в некоторых регионах 1:5. Тем самым создаются предпосылки для поверхностного расследования со всеми вытекающими последствиями. Ведь анализ уровня и прогноз возможностей выявления рассматриваемых преступлений показывает, что, для того чтобы следственный аппарат мог качественно перерабатывать всю информацию, поступаю­щую от оперативных работников, это соотношение не должно превышать 1:2,6. (Марчен­ко Р.Н. Предупреждение преступлений в сфере экономической деятельности и экономиче­ская безопасность. М, 2001. С. 39).

53

сознания населения региона.

§ 3. Технология разработки прогнозов региональной преступности и планов по ее предупреждению

Цель регионального криминологического прогнозирования заключается в выработке научно обоснованного предположения относительно будущего раз­вития преступности в регионе. Разработка прогнозов - сложная задача, осно­ванная на систематическом изучении прошлого и настоящего исследуемого яв­ления с использованием знаний и методологии различных научных дисциплин. Прогнозирование тесно связано с управлением, эффективность которого обу­словлена знанием тенденций и перспектив развития отдельных процессов в их взаимодействии с другими явлениями.

В специальной литературе употребляется понятие «технология разработ­ки прогнозов», которое основывается на некоторых исходных принципах кри­минологического прогнозирования:

•         криминологическое    прогнозирование    есть    часть    социального прогнозирования;

•        технология разработки прогнозов развития преступности базирует­ся на данных и методологии различных научных дисциплин;

•         в основе прогнозирования преступности должно лежать системати­ческое изучение прошлых и настоящих состояния, структуры и динамики пре­ступности, с установлением взаимосвязей преступности с другими социальны­ми явлениями и процессами, происходящими в регионе;

•         создание объективно правильных и достоверных прогнозов осно­вывается на познании тенденций изменения преступности и понимании общих закономерностей развития общества и региона;

•         прогнозы региональной преступности не могут быть суммой инди­видуальных прогнозов: они исходят из предвидения поведения и деятельности многих людей в ситуации, сложившейся в регионе;

54

• поскольку процесс общественно-экономического развития кон­кретного региона является комбинацией различных возможностей, поэтому криминологические прогнозы следует формулировать как альтернативы - от пессимистических до оптимистических1.

При осуществлении криминологического прогнозирования следует учи­тывать реально действующие силы, которые, с одной стороны, могут затруд­нять процесс ограничения региональной преступности и вызывать ее рост; с другой - вести к некоторому сокращению, т.е. позитивному изменению ее со­стояния и структуры.

Полностью идентифицировать факторы, оказывающие решающее влия­ние на региональную преступность, означает объяснить этиологию преступно­сти; распознать их - основная задача криминологии. Обычно в числе наиболее распространенных криминогенных факторов называют урбанизацию, индуст­риализацию, рост населения, внутреннюю миграцию, социальную мобильность, технологические изменения и т.д.2

Выработать абсолютно завершенную систему факторов (социально-экономические, демографические, организационно-правовые, психолого-педа­гогические и др.), воздействующих на состояние, динамику и структуру пре­ступности в регионе - как криминогенные, так и антикриминогенные - весьма сложная задача, поскольку действуют они одновременно, взаимосвязано и взаимообусловлено, в одном случае исключая, в другом - нейтрализуя друг друга.

Воздействие отдельных факторов на преступность не является прямоли­нейным, оно имеет различную степень интенсивности и происходит в различ-

1  Автор сделал попытку модифицировать с учетом современных реалий предложенную в свое время Аванесовым Г.А. систему принципов криминологического прогнозирования. См.: Аванесов Г.А. Криминология и социальная профилактика. М., 1980.

2  См.: Гуцериев М.С., Ростов К.Т., Федоров А В. Современные процессы самовоспроизвод­ства преступности: основные факторы, тенденции и криминологические последствия (на ма­териалах Москвы и Санкт-Петербурга) / Правовые и организационные вопросы совершенст­вования деятельности ОВД. Сб. науч. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. / Под ред. В П. Сальникова В П. Вып. 4. СПб., 1996. С. 121-132.

55

ных областях и сферах жизнедеятельности региона. И если можно с большей или меньшей надежностью идентифицировать факторы, оказывающие влияние на развитие региональной преступности, то установить казуальные зависимо­сти между параметрами преступности и отдельными факторами, ее обуславли­вающими, представляется весьма сложным.

В этиологии преступности простые казуальные зависимости скорее ис­ключение. Они чаще всего проявляются как результат целого ряда отдельных зависимостей между множеством явлений различного порядка и потому в сум­ме имеют характер случайных влияний. Данное обстоятельство значительно усложняет конструкцию криминологических прогнозов.

Казалось бы, чем сложнее модель, чем больше факторов-параметров мы учитываем, тем надежнее должен быть прогноз. Однако это далеко не так. По­скольку связи между региональной преступностью и факторами, включенными в модель прогнозирования, а также взаимосвязи между последними, можно вы­членить лишь вероятностно, получаемый при использовании слишком сложной  модели прогноз будет содержать много случайного и трудно предсказуемого.

Поэтому при криминологическом прогнозировании, надо вести речь не о включении в модель прогноза всех факторов, а скорее о выборе определяющих, максимально информативных параметров, учет которых даст возможность эф­фективно конструировать прогнозы. Несомненно важными являются демогра­фические факторы, такие как: структура населения в соответствии с полом, возрастом, образованием, социальным положением, занятостью и др.; плот­ность и мобильность населения в отдельных областях, а также социальные фак­торы - реальная заработная плата, уровень жизни и безработицы, потребление алкоголя и наркотических веществ и т.д.

Все множество воздействий, оказываемых на преступность в регионе, на наш взгляд, следует представить в качестве системы факторов, охватывающих следующие сферы общественной жизни: а) экономические, б) демографиче- ские, в) социально-психологические, г) уголовно-политические. Иные факторы носят вспомогательный, фоновый характер и существенного влияния на досто-

56

верность прогноза и эффективность предупреждения преступности не оказы­вают.

Преступность необходимо рассматривать как сложную, стихийно скла­дывающуюся многофакторную систему, характеризующуюся нестабильностью и вероятностью. Преступность, будучи системным образованием, имеет собст­венную структуру, специфические функциональные связи между составляю­щими ее компонентами (отдельными преступниками, группами и видами пре­ступлений). Она выступает не как механическая сумма отдельных преступле­ний, а как определенное качественное единство, социальное явление системно­го порядка. Непосредственное управляющее воздействие на преступность в це­лях ее ограничения и локализации, имеет существенные ограничения в силу ве­роятностного характера и стихийности этого социального феномена, сложного переплетения различных факторов, порождающих преступность либо способ­ствующих ей. Предупреждение преступности может и должно быть плановым и организованным.

Преступность, в силу сложного взаимодействия способствующих и про­тиводействующих обстоятельств, развивается неравномерно во времени и в территориальном разрезе применительно к отдельным видам преступлений. Криминологическое планирование должно базироваться на социологическом анализе закономерностей и тенденций, проявляющихся в структуре, функцио­нальной взаимосвязи элементов и динамике преступности как одной из систем социального порядка, на результатах изучения комплекса причин и условий, способствующих совершению преступлений. При этом направления, объем, ха­рактеристику профилактических мероприятий в криминологических планах как целенаправленных управленческих решениях, обращенных в будущее, целесо­образно строить применительно к уровням преступности, уровням проявления криминогенных факторов и уровням действия мер общей и криминологической

57

профилактики1.

Достаточно эффективным следует считать аналитический подход к про­гнозированию преступности в регионе, описывающий состояние, структуру и динамику преступности, а также факторы, обуславливающие ее, которые под­вергаются математическо-статистическому анализу с помощью определенной теоретической модели в два этапа2.

Первый этап состоит в установлении закономерностей, присущих разви­тию этого явления. Иногда возникает проблема определения «механизма» ди­намики развития системы, если исходная сумма данных представляет собой временные ряды или общие альтернативные ряды, описывающие «историю» явления, будущее которого необходимо установить. Здесь речь идет о разделах криминологической статистики, позволяющей произвести экстраполяции. Кон­кретно в таком случае для установления уровня, основного направления и из­менения в развитии показателей соответствующей категории преступлений ча­ще всего применяются различные модифицированные регрессионные модели. Характеристику основного направления следует воспринимать тенденцией, ха­рактеристику же частных изменений относительно тенденции — «консистенци­ей» развития исследуемых явлений либо процессов.

Второй этап включает установление показателей преступности. Это осу­ществляется на основании дальнейших анализов, выводов и предположений. Последние, будучи дополнением к указанной схеме, создают непосредственно региональную модель прогнозирования преступности. С точки зрения теории такие показатели преступности могут выступать как позиционные или интер­вальные оценки. Криминологическое прогнозирование имеет дело преимуще­ственно с интервальными оценками, которые при разработке прогнозов на два и

1  См. Герасимов СИ. Организация криминологической профилактики в г. Москве (опыт и перспективы). М, 2000. С. 72-73. Лебедев С.Я. Традиции, обычаи и преступность. Теория, методология, опыт криминологического развития. М., 1995. С. 56-58.

2  См.: Минаев В.А. Основные принципы и факторы математических моделей региональных криминологических процессов / Проблемы борьбы с преступностью в современных услови­ях: Материалы международной научно-практической конференции. Ч. 2. 24-26 мая 1995 г. Иркутск, 1995. С. 31-33.

58

больше периода (шага) вперед создают так называемые полосы надежности. Эти полосы дают возможность определить априорную вероятностную ошибку средней предикции, а также крайние вероятностные альтернативы будущего развития, или условную предикцию. Множество оценок предикционных вели­чин с точки зрения аналитических подходов считается прогнозом будущего развития1.

Что касается способов экстраполяции в соответствии с внутренними или внешними связями системы, то мы различаем непосредственные и опосредо­ванные прогнозы. Они отличаются лишь реальным характером, изменяемым в соответствующей модели.

В непосредственных прогнозах речь идет об экстраполяции внутренних связей системы, которые являются результатом взаимодействия между факто­рами и преступностью как зависимой переменной и включают влияние всех причин соответствующей категории преступности в регионе. Опосредованные прогнозы основаны на экстраполяции внешних связей между факторами и са­мой преступностью, а также на прогнозах развития этих внешних факторов, действующих в регионе. Возможности конструирования опосредованных про­гнозов подлежат дальнейшему исследованию.

Из гетерогенного характера преступности следует, что отдельные группы преступлений могут отличаться относительно самостоятельными тенденциями развития в том или ином регионе. Общий прогноз динамики преступности оп­ределяется совокупностью частных прогнозов относительно отдельных видов преступлений.

Конструкция региональных криминологических прогнозов основана на временных рядах индексов количества лиц, привлеченных к уголовной ответст­венности (на 100 тыс. населения, подлежащего уголовной ответственности).

Соответствующие категории преступлений выбираются так, чтобы они

1 См.: Сибиряков С.Л. Методика разработки и реализации «прогностических сценариев» раз­вития преступности и ее превенции (основные принципы и подходы) / Закономерности пре­ступности, стратегия борьбы и закон: Сб. науч. трудов / Под ред. АИ. Долговой. М., 2001. С. 51-68.

59

охватывали всю наиболее опасную преступную деятельность в регионе, при со­хранении определенной степени однородности состава отдельных групп. В ка­ждой категории преступлений приводятся характеристики имевшего место их развития, а также разрабатывается диапазон колебаний уровней величин регио­нальной преступности для нижней, средней и верхней альтернатив. В интер­претации приводится степень их статистической значимости.

На количественные показатели преступности оказывают заметное воз­действие изменения в законодательстве, амнистии, степень латентности пре­ступности, изменения в уголовной политике, активность и результативность работы правоохранительных органов, а также другие факторы, наиболее явст­венно проявляющиеся в регионе. Поэтому результаты прогнозирования, полу­ченные с помощью математическо-статистических методов необходимо соче­тать с познанием всей совокупности общественно значимых факторов, влияю­щих на динамику статистических данных о зарегистрированных преступлениях в регионе.

Криминологическую интерпретацию следует рассматривать как процесс дедукции, который лишь намечает результаты различных воздействий на на­стоящее и будущее развитие некоторых форм региональной преступности.

Прогноз развития того или иного явления должен исходить из комплекс­ного анализа истории тенденций последнего. Познание истории изучаемого яв­ления есть непременное условие для предположений относительно его будуще­го состояния и развития. Поэтому в основе разработки прогнозов региональной преступности должен лежать анализ предыдущего ее развития за достаточно длительный период времени.

Из тезиса относительно социальной обусловленности преступности сле­дует, что на ее состояние решающее влияние оказывают изменения характери­стики общественных отношений. Глубокие политические и социальные изме­нения, которые произошли в России за последние годы, коснулись всех сфер жизни общества и существенно повлияли на динамику и структуру преступно­сти, как в обществе в целом, так и в регионах. Поэтому преступность следует

60

изучать и характеризовать в связи с основными этапами общественно-экономического развития России за последнее десятилетие.

Правильность такого подхода подтверждается тем, что основные резкие изменения в развитии преступности по сути и по времени связаны с наиболее важными общественно-политическими событиями, произошедшими именно в этот период времени.

На основании статистических данных динамику зарегистрированной пре­ступности начиная с 1991 года можно охарактеризовать следующим образом: высокий уровень роста преступности в 1991-1996 гг.; незначительное снижение ее уровня роста в 1997-1999 гг.; тенденции к возрастанию в 2000-2001 гг.; вновь снижение уровня преступности в 2002 г.; вновь рост уровня преступности в 2003 г.1

Следует отметить, что с изменениями объема преступности одновремен­но изменялась и ее структура. В последние 10 лет наибольшая доля в общем количестве преступлений приходилась на корыстные преступления 55,7%, пре­ступления против жизни и здоровья 3,5%. Доля остальных преступлений, сгруппированных в соответствии с главами Особенной части УК РФ, не пре­вышает 40,8%2. Таким образом, на состояние преступности наибольшее влия­ние оказывают те группы преступлений, которые совершаются наиболее часто, а если быть точным - и наименее латентные (регистрируемые). Направление усилий по предупреждению преступности именно на данные категории престу­плений и достилсение успехов на этом поприще оказало бы значительное влия­ние на общее состояние преступности. Поэтому, говоря относительно будущего развития и объема преступности, следует учитывать, прежде всего, изменения именно в тех категориях преступлений, которые наиболее широко представле­ны в общем объеме преступности.

Криминологические прогнозы необходимо понимать как вероятностные

1  Состояние преступности в России за январь-декабрь 1991-2003 гг. Статистические сборни­ки ГИЦ МВД России. М., 1991-2003 гг.

2  См.: Прогноз криминогенной ситуации в Российской Федерации в начале XX века / Под ред. СИ. Гирько. М, 2003.С. 37-44.

61

выводы относительно возможных альтернатив будущего состояния региональ­ной преступности. Это означает, что прогнозы выражают преобладающую тен­денцию развития преступности в регионе, ограниченную определенными край­ними положениями, в пределах которых и будет протекать действительное ее развитие. В рамках указанных границ не исключено колебание уровня регио­нальной преступности.

Поэтому прогноз преступности понимается как один из видов информа­ции в ряду других ее срезов, на основе которых планируют меры по противо­действию преступности в регионе. Криминологические прогнозы являются своеобразным сигналом региональным органам власти о том, каково будет ве­роятное развитие преступности, если совокупность и взаимодействие факторов, воздействующих на ее рост или ограничение, останутся без изменения.

При разработке криминологических прогнозов используются статистиче­ские данные о преступности и материалы конкретных социологических иссле­дований. В системе МВД России статистические материалы подготавливаются соответствующими информационными подразделениями, социологические ис­следования по кругу специальных проблем проводятся работниками штабных подразделений. Кроме того, учитываются сведения Федеральной службы госу­дарственной статистики России о численности населения в стране за прошлые годы и прогностические данные о предполагаемой численности народонаселе­ния, в нашем случае - населения в регионе.

Несмотря на то, что преступность - это стихийный процесс, тем не менее, она может быть подвергнута статистическому анализу и научному прогнозу, а противодействие преступности может и должно быть плановым и организован­ным. Опыт криминологического прогнозирования и перспективного планиро­вания деятельности органов внутренних дел свидетельствует о том, что прогно­зы составляют основу для принятия управленческих решений, рассчитанных на перспективу. При этом наблюдается прямая связь между надежностью прогноза и обоснованностью перспективного плана предупреждения преступности: чем точнее прогноз, тем более оптимальным и конкретным будет план.

62

Криминологические прогнозы, разрабатываемые органами внутренних дел, составляют организационную основу перспективных планов. Практическая ценность прогнозов состоит в том, что они не только характеризуют тенденции и закономерности развития преступности в регионе, но и содержат в себе про­гностические оценки других социальных явлений.

Подобный подход к составлению криминологических прогнозов позволя­ет ответить на следующие вопросы: а) как будет выглядеть в будущем преступ­ность (ее уровень, структура, динамика и т.д.), если существующие тенденции и закономерности ее развития останутся неизменными в течение прогнозируемо­го периода; б) как будет выглядеть в будущем преступность, если существую­щие тенденции и закономерности ее развития изменяются в прогнозируемом периоде в соответствии с теми или иными заранее принятыми во внимание предпосылками; в) насколько значительными могут оказаться в будущем воз­можные колебания показателей преступности, соответствующие различным ва­риантам криминологического прогноза; г) как будет выглядеть в будущем пре­ступность (тенденции и закономерности ее развития, уровень, структура и т.д. в целом, а также отдельных видов и групп преступлений) в соответствии с вари­антом прогноза, признанным наиболее вероятным1.

Естественно, что прогностическая и профилактическая деятельность пра­воохранительных органов должна совершенствоваться в научно-методическом, организационно-управленческом и практическом аспектах. Сегодня уже оче­видно, что прогнозы и перспективные планы должны не только решать вопро­сы, относящиеся к плановому периоду, но и подготавливать будущее развитие соответствующей работы, определять приоритетные направления предупреж­дения преступности на период более длительный, чем срок планирования. При этом криминологическое прогнозирование не следует рассматривать только как предплановую деятельность; важно спрогнозировать и ход выполнения самого плана. Кроме того, особое значение для практики имеет своевременное выясне-

См.: Региональные  проблемы  борьбы   с  преступностью:   Сб.   науч.  трудов  / Под ред. А В. Борбата. М, 1998. С. 17.

63

ние вероятных последствий выполнения (или невыполнения) плана, особенно последствий неблагоприятного характера.

Зная, каким образом может сложиться обстановка в регионе после плано­вого периода, можно наметить на будущее новые, дополнительные мероприя­тия, оценить их действенность с помощью прогнозов и возможности их реали­зации.

Исходная позиция интерпретации собранных данных при криминологи­ческом прогнозе связана с выявлением проблемных ситуаций криминогенного характера и анализом их развития в ретроспективе с тем, чтобы впоследствии проследить варианты их вероятного развития в будущем с учетом комплекса влияющих извне факторов и внутренних закономерностей. Типичные проблем­ные ситуации при разработке регионального прогноза преступности зачастую бывают связаны со следующими изменениями:

•        численности и доли возрастных и социально-профессиональных групп населения региона;

•        размещения и структуры объектов производства (по отраслям, чис­ленности и квалификации работников и т.д.);

•        потребности в трудовых ресурсах;

•        степени удовлетворения населения региона товарами и услугами;

•        количества и размеров вкладов и свободных средств у населения;

•        объема, характера и интенсивности воздействия средств массовой информации (в том числе из-за рубежа), формирующих личность и стереотипы поведения;

•        объема и структуры производства спиртных напитков, произраста­ния наркотикосодержащих культур, а также ввоза их из других регионов;

•        численности и доли среди населения лиц с психическими расстрой­ствами и задержками в развитии, а также возможных «резервов» этого контин­гента (дети с отягощенной наследственностью);

•         численности и доли среди населения лиц, совершивших админист­ративные правонарушения «предпреступного» характера (мелкое хулиганство,

64

валютные сделки, управление транспортными средствами в нетрезвом виде и т.п.);

•         численности и доли среди населения родителей, злостно уклоняю­щихся от содержания и воспитания детей; неблагополучных, распавшихся, не­полных семей; несовершеннолетних, склонных к совершению правонарушений (подучетных инспекциям ПДН);

•         численности и доли среди населения маргиналов (социально неус­тойчивых и деклассированных лиц);

•         распространенности  и структуры антиобщественных неформаль­ных объединений1.

Наряду с отмеченными проблемными ситуациями, связанными с соци­альными условиями и характеристиками жизнедеятельности лиц и общностей конкретного региона, не менее важно выявление ситуаций, связанных с изме­нениями:

•         самой структуры преступности2 и контингента преступников;

•         последствий преступности (размер материального ущерба; крими­нализация определенной части населения; целенаправленно создаваемые кри­миногенные ситуаций, устрашающего и деморализующего воздействия на на­селение; дезорганизация социальных процессов);

•         правового регулирования и организации ресурсного, информаци­онного, методического обеспечения социально-контрольной и правоохрани­тельной деятельности, в частности, специальной профилактики;

•         квалификации   и   нагрузки   аппаратов   (служб),  осуществляющих противодействие преступности, правомочий и функциональных характеристик сотрудников, объема и качества деятельности специализированных обществен­ных формирований;

См.: Прогнозирование криминологической ситуации в регионе: Методическое пособие. Но­восибирск, 2003. С. 12.

2 Имеется в виду структура не только по видам преступлений, но и мотивации, месту и спо­собу действий, наличию предумышленности и организованности, продолжительности пре­ступной деятельности.

65

• социально-психологических характеристик населения (в том числе его правосознания), стимулирующих или затрудняющих существование и про­явление преступности и отдельных ее видов1.

Выделение проблемных ситуаций и непосредственно связанных с ними социальных процессов, также взятых в развитии, рассмотрение прямых и об­ратных зависимостей между самими проблемными ситуациями позволяет по­строить модель вероятных тенденций преступности в регионе и планов ее пре­дупреждения в прогнозируемый период. При среднесрочном прогнозе их ха­рактеристика дается не по годам (для этого инструментарий пока недостато­чен), а на первую и вторую половину прогнозируемого периода.

Одним из современных методов планирования, получившим в последнее время большое признание является целевой или программный метод, т.е. со­вмещение в процессе планирования трех его основных аспектов: целевого, ре­сурсного и организационного.

Программно-целевое планирование (ПЦП) считается перспективным комплексным планированием, базирующимся на научно обоснованном опреде­лении и ранжировании долгосрочных целей, их декомпозиции на промежуточ­ные задачи и проблемы, оптимальной увязке и ограничении ресурсов, выделяе­мых на их реализацию, на всю временную глубину процесса достижения целей, и с обеспечением периодической корректировки2.

Органы внутренних дел наряду с другими правоохранительными органа­ми, являются одной из основных подсистем государства в области обеспечения законности и правопорядка в стране. Поэтому и система планирования деятель­ности органов внутренних дел, учитывая специфику их целенаправленности и функционирования, является, в свою очередь, подсистемой общегосударствен-

1  См.: Абызов P.M. Состояние правосознания современной студенческой молодежи и меры по формированию ее правовой культуры /Российское общество: социально-политические и правовые проблемы: Сб. науч. трудов. Барнаул, 2003. С. 6-15; Юцкова ЕМ. Общественная психология и изменения преступности / Преступность и культура: Сб. науч. трудов. М., 1999. С. 36-39.

2  См.: Ищенко А.В., Карпов ПС. Научное обеспечение практики борьбы с преступностью. Учебное пособие. Киев, 1997. С. 24-25.

66

ного планирования, базирующейся на ее принципах, методах, показателях и процедурах.

Анализ задач, стоящих перед органами внутренних дел, как субъектом криминологического планирования, свидетельствует о том, что они носят ком­плексный характер и могут быть решены только совместными целенаправлен­ными усилиями государственных и общественных организаций, что безусловно требует широкого использования принципов программно-целевого планирова­ния для разработки и реализации мероприятий по противодействию и преду­преждению преступности и другим антисоциальными явлениям в регионе.

Переход на систему программно-целевого планирования позволит суще­ственно повысить эффективность перспективного планирования органов внут­ренних дел, поскольку оно:

•         способствует научному обоснованию перспективных целей и задач деятельности органов внутренних дел. Программное планирование требует, чтобы разработка перспективных целей и задач базировалась на результатах комплексных прогнозов, чтобы они были достижимыми и реальными;

•         обеспечивает научно-методический инструмент для оптимального распределения ограниченных ресурсов, сил и средств, имеющихся в том или ином регионе, с целью достижения наибольшей эффективности деятельности правоохранительных органов;

•         оптимизирует систему принятия решений по выбору альтернатив­ных программ и методов проведения операций с сопоставительной оценкой за­трат и результатов каждого из вариантов;

•         взаимоувязывает годовое финансирование правоохранительных ор­ганов с перспективными программами и финансовыми планами, обеспечивая количественное сопоставление плановых и фактически достигнутых результа­тов в форме: затраты - результаты - цели;

•         объединяет в единый комплекс перспективное (среднесрочное) и тактическое (текущее) планирование, обеспечивая преемственность планов и реализацию «скользящего» принципа планирования;

67

•         стимулирует непрерывный анализ текущих и перспективных про­грамм и мероприятий1.

Таким образом, программно-целевое планирование - это научно-мето­дический инструмент для разработки и принятия оптимальных решений по распределению ресурсов, а также для реализации программ и мероприятий в соответствии с принятыми организационно-управленческими решениями.

Проблема предупреждения преступности и антисоциальных явлений в регионе и эффективного противодействия им, является сложной задачей, охва­тывающей деятельность органов внутренних дел, прокуратуры, юстиции, судов и различных общественных организаций, которую необходимо решать на осно­ве комплексных региональных межведомственных планов и программ. В свою очередь, эти планы и программы должны формироваться на основе перспек­тивных целей, определяющих наиболее важные и актуальные проблемы преду­преждения преступности и антисоциальных явлений в регионе. Основой фор­мулирования этих целей являются результаты перспективных комплексных прогнозов. К числу таких межведомственных перспективных целей следует, в первую очередь, отнести следующие:

•         противодействие преступности в регионе;

•         полное и быстрое раскрытие и расследование каждого преступле­ния;

•         профилактика преступлений несовершеннолетних;

•         обеспечение оптимального функционирования всей системы госу­дарственных органов по обеспечению правопорядка и законности в регионе;

•         борьба с алкоголизмом, хулиганством, наркоманией и другими фо­новыми явлениями преступности .

Для каждой из указанных целей разрабатывается, так называемое, «дере­во целей», показывающее номенклатуру и взаимосвязь промежуточных целей

1 См.: Чичева И.Н. Теоретическое решение проблемы причин и условий преступности как важная составная часть профилактических мер / Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 47. М., 1998. С. 128. См.: Алексеев АИ. Криминология. М., 2001. С. 180.

68

во всех иерархических уровнях руководства. На основе «дерева целей» разра­батываются конкретные мероприятия для реализации каждой из промежуточ­ных целей, а также номенклатура и объемы требуемых ресурсов.

Комплекс мероприятий, обеспеченный соответствующими ресурсами и направленный на достижение конечных целей, и составляет основу региональ­ных программ.

В частности, региональная программа правоохранительных органов фор­мируются на основе директивных целей, результатов перспективных комплекс­ных прогнозов и межведомственных программ по обеспечению законности и правопорядка в регионе.

Процесс программного планирования деятельности правоохранительных органов можно представить в виде следующих основных этапов:

1-й этап. Разработка вариантов (прогнозов) перспективной оперативной (криминологической) обстановки в регионе. При этом должны быть составлены матрицы (динамические ряды) динамики и структуры преступности в регионе с целью выявления их тенденций развития и взаимосвязей. При этом будут оце­ниваться как зависимость общей динамики региональной преступности от со­ставляющих ее элементов (видов преступлений), так и взаимосвязи между ди­намикой отдельных видов преступлений. Цель этого этапа - установить «ие­рархию» видов преступлений по степени их влияния на общую динамику ре­гиональной преступности с выделением среди них наиболее общественно-опасных, как по количеству, так и по характеру.

Мероприятия по предупреждению преступности в регионе должны разра­батываться с учетом социогеографических комплексов, в первую очередь, об­щеэкономических районов, а далее сеток общего и специального районирова­ния, географии населения, географии обслуживания и т.д.1 Необходимость та­кой «географической привязки» вызывается тем, что в современных условиях границы административного влияния краев, областей, городов, районов, как

1 См.: Шоткинов С.А. Преступность крупного города Восточной Сибири как объект крими­нологического исследования: Дис ... канд. юрид. наук. Иркутск, 2003. С. 16-33.

69

правило, не совпадают с границами экономического, организационно-хозяй­ственного и иных видов влияния. Прогноз криминологической обстановки тре­бует разработки единого показателя оценки преступности, который давал бы их интегральную (обобщенную) оценку, с учетом характера, числа их проявлений и социологической обстановки.

2-й этап. Разработка комплекса матриц (динамических рядов) «вид пре­ступления — криминогенные (антикриминогенные) факторы». Целью этого эта­па является выявление и ранжирование криминогенных (антикриминогенных) факторов для каждого вида преступления на основе пофакторного корреляци­онного анализа, а также исследования влияния материальных, социальных, по­ловозрастных, социально-культурных, миграционных и других аспектов обще­ственной жизни на динамику криминогенных (антикриминогенных) факторов по видам преступлений, совершаемых в регионе. Результатом этого этапа должно быть выявление «критических» факторов, на которые должны воздей­ствовать правоохранительные органы, исходя из данных комплексных прогно­зов.

3-й этап. Разработка матрицы «задачи - программы - мероприятия». Цель данного этапа заключается в разработке программы и определении стан­дартного набора мероприятий по решению типовых задач, стоящих перед пра­воохранительными органами региона.

4-й этап. Разработка матрицы «мероприятия - состав сил и средств». Цель этапа - разработать типовой оптимальный набор сил и средств по обеспе­чению правопорядка в регионе. В ходе работы должны быть рассмотрены раз­личные варианты каждого из сочетаний «мероприятия - состав сил и средств» и из сравнительного их анализа должна быть выбрана оптимальная совокупность. В качестве критерия оптимизации может быть предложен многофакторный критерий «затраты - эффективность - время», смысл которого состоит в том, что он позволяет выбрать оптимальный вариант состава сил и средств для реа­лизации каждого мероприятия, исходя из объемов выделяемых ресурсов, тре­буемой эффективности и сроков проведения каждого мероприятия.

70

5-й этап. Разработка структуры и классификации подразделений органов внутренних дел, нормативов и объемов их ассигнований по схеме:

•         анализ оперативной обстановки в зоне действия подразделения, ха­рактеризуемый материальным показателем преступности;

•         формулирование основных задач подразделения, исходя из основ­ных видов преступлений и факторов, их определяющих;

•         разработка мероприятий по обеспечению правопорядка в зоне от­ветственности подразделения;

•         определение его структуры как комплекса типовых наборов сил и средств для реализации всех мероприятий в зоне действия подразделения.

На основе комплексирования видов мероприятий и структур на этом же этапе может быть произведена классификация правоохранительных органов на региональном уровне и определены нормативы и необходимые объемы финан­сирования. Результаты этого этапа могут быть использованы и для обоснования табелей положенности для различных подразделений правоохранительных ор­ганов региона.

6-й этап. Разработка вариантов перспективных комплексных программ предупреждения преступности в регионе с последующим выбором наиболее оптимальной с учетом критерия «затраты - мероприятия - ресурсы». Такого рода региональная программа должна включаться в комплексный план соци­ально-экономического развития конкретного региона, что, к сожалению, не все­гда и не везде делается.

В итоге может быть создана автоматизированная система программно-целевого управления, позволяющая осуществлять анализ и прогноз криминоло­гической обстановки в регионе на любой отрезок времени. В качестве выходно­го звена системы может быть создана динамическая электронная криминологи­ческая карта - «карта оперативной обстановки» (на заданный момент времени) для отдельно взятого региона.

7-й этап. Определение эффективности вариантов принимаемых решений путем сопоставительной оценки их возможных результатов (т.е. результирую-

71

щих состояний криминологической обстановки и значений факторов, их опре­деляющих, при том или ином варианте воздействия на них) и необходимых ре­сурсов.

8-й этап. Разработка финансового плана (ассигнований) министерства и администрации регионов по категориям (статьям), объемам и срокам как суммы трансформированных затрат по всем отраслевым и межотраслевым программам предупреждения преступности.

В настоящее время имеется определенный опыт использования про­граммно-целевых методов в деятельности полиции зарубежных стран. В част­ности, в США с недавних пор на основе рекомендаций специальной межведом­ственной «Национальной комиссии по уголовно-правовым стандартам» введена система программно-целевого планирования развития и деятельности право­применительных органов как по стране в целом, так и в масштабе отдельных штатов и городов1.

В системе правоохранительных органов России осуществлена значитель­ная наработка научно-методических и организационно-нормативных предло­жений по внедрению отдельных элементов программного (целевого) планиро­вания: осуществляется межведомственная координация планов и деятельности органов внутренних дел, прокуратуры, юстиции и судов; накоплен определен­ный опыт разработки перспективных комплексных прогнозов и системы взаи­моувязанных научно-методических, организационно-нормативных мероприя­тий по внедрению программного планирования в отдельно взятых регионах.

Вместе с тем, такого рода практика сложилась далеко не во всех регио­нах, там же где она имеет место налицо существенные улучшения в организа­ционно-управленческом и финансово-ресурсном обеспечении.

1 См.: Борьба с насильственными преступлениями в США / Борьба с преступностью за рубе­жом. 1998. №4. С. 5-10.

72

Глава 2. Методологические основы криминологического изучения и прогнозирования региональной преступности

§ 1. Социально-политическая, экономическая и криминологическая характеристики региона как основа прогнозирования преступности

Криминология изучает и учитывает закономерности социального разви­тия общества. Специфической стороной предмета исследования в криминоло­гии выступает ее нацеленность на механизмы возникновения и функциониро­вания причинного комплекса преступности. При этом преступность в кримино­логических исследованиях изучается применительно к конкретным условиям места и времени, т.е. в определенных пространственных и временных границах. Другими словами региональный (пространственный) подход изучения и про­гнозирования преступности выступает обязательным атрибутом любого при­кладного криминологического исследования.

Целесообразность использования регионального подхода в криминологи­ческом изучении и прогнозировании преступности заключается в необходимо­сти учета влияния территориальных экономических, социальных, политиче­ских, организационных, правовых и управленческих факторов, определяющих состояние, структуру и динамику преступности в регионе1.

В то же время следует учитывать, что некоторые криминологически зна­чимые факторы отражаются лишь на статистических показателях преступно­сти, почти не затрагивая ее реального состояния (например, в связи с измене­ниями законодательства, влекущие криминализацию или декриминализацию отдельных явлений). Другие влияют на состояние преступности, но не порож­дают ее, например, при изменении численности населения, в том числе вслед­ствие миграции, его половозрастной и социально-профессиональной структу­ры. И, наконец, есть такие, которые, являясь причинными комплексами пре-

1 См.: Долгова АИ. Общие тенденции преступности и ее различия в регионах России / Пре­ступность в России и борьба с ней: Сб. науч. трудов. М, 2003. С. 3-9.

73

ступности, определяют ее содержание, формы, уровень, структуру и иные ха­рактеристики: негативные экономические, нравственные и социально-психологические явления, падение уровня жизни отдельных микрогрупп и т.д.

Социальные и криминологические процессы и явления обусловлены, в конечном счете, уровнем экономического развития региона, который играет приоритетную роль в формировании территориальных общественных систем. Методологическая основа изучения и прогнозирования региональной преступ­ности заключается в рассмотрении отдельно взятого региона как сложной инте­гральной территориально-общественной системы (ТОС), имеющей в своей ос­нове сложившуюся или формирующуюся социально-экономическую систему (ТСЭС). Последняя представляет собой результат взаимодействия природной среды и функционально-компонентных подсистем материального производст­ва, расселения, социальной и институциональной инфраструктуры и жизнедея­тельности населения1.

Функциональная структуризация территориально-общественной и соци­ально-экономической систем широко используется в социальной и экономиче­ской географии. Подобный подход был признан эффективным при разработке концепции экономико-демографической обстановки, представляющей демо­графическую обстановку (ситуацию) как результат функционирования терри­ториальной социально-экономической системы, территориально-производст­венного комплекса, территориальной системы расселения, территориально-со­циальной инфраструктуры, образа жизни и других подсистем и элементов .

Можно предположить, что не только демографические процессы, но и вся социально-экономическая и политическая обстановка в регионе, включая и со­стояние преступности, зависят от результатов функционирования территори­альных подсистем и специфики их взаимодействия. Поэтому социально-кри-

1  См.: Ростов К.Т. Методология регионального анализа преступности в России: Дис ...д-ра юрид. наук. С-Пб., 1998. С. 245-255.

2  См.: Методы анализа влияния различных факторов социально-экономической ситуации на состояние оперативной обстановки: Методическое пособие / Под ред. ММ. Бабаева. М., 1999. С. 35.

74

минологическую обстановку можно рассматривать в качестве результата взаи­модействия экономических, социальных, расселенческих, демографических и иных факторов в рамках функционирования указанных выше систем, ослож­ненных действием субъективных (специфических) причин и условий. Крими­ногенный потенциал этих факторов формирует соответственно криминогенные, экономические, нравственные, демографические и иные социальные условия, которые реализуются при определенном пространно-временном сочетании их количественных и качественных характеристик. Совокупность таких условий порождает территориальную неоднородность в интенсивности (уровне), темпах роста (снижения), концентрации преступности, ее структуре и характере1.

В специальной литературе отмечают, что базовыми характеристиками, определяющими территориальные различия преступности, выступают социаль­но-экономические явления и процессы2. Именно они являются итогом, во-первых, региональной специфики явлений социально-экономического, соци­ально-культурного, организационно-управленческого, правового характера; во-Ш              вторых, особенностей динамики этих явлений в регионах; в-третьих, своеобра-

зия взаимодействия различных явлений в одном и том же регионе; в-четвертых, разных характеристиках условий этого взаимодействия - состояния внешнего социального контроля, предупредительной, правоохранительной деятельности.

Известно, что социально-экономические изменения влияют на преступ­ность опосредованно по прошествии определенного времени, поскольку: во-первых, механизм этого влияния обусловлен субъективными факторами (харак­теристиками населения); во-вторых, преступность-порождают не сами по себе экономические процессы, пусть даже неблагоприятные, а отрицательные по­следствия недостаточного учета или игнорирования этих процессов в управ-

1  См.: Долгова АИ., Серебрякова В.А., Королева MB, Ларьков АН., Рахманов АИ. Небла­гоприятные тенденции преступности в России, их причины и меры борьбы с ними / Измене­ния преступности и проблемы охраны правопорядка. М., 1994. С. 3-19.

2  См.: Современные   криминологические   проблемы   борьбы с   преступностью / Под ред. Р.Н. Марченко. М, 2000. С. 22.

75

ленческой деятельности по предупреждению преступности1.

В числе внешних криминогенных факторов по итогам 2003 г. следует особо выделить расширившийся комплекс социально-политических проблем, связанных с нарастающими процессами глобализации, экспансии транснацио­нальных террористических проявлений и обострения международно-полити­ческой ситуации. Объективное развитие глобализационных тенденций в мире следует отнести к числу новых политических реалий; углубленные исследова­ния в данной области развернуты крупными научными центрами мирового со­общества, а также некоторыми отечественными исследовательскими учрежде­ниями .

Вероятнее всего, что в течение ближайших лет негативное воздействие на криминогенную обстановку в России международного криминогенного фак­торного комплекса будет продолжаться.

Обстоятельством, подтверждающим актуальность и необходимость раз­вития регионального подхода, является тот факт, что в 90-е гг. прошлого века, с переходом России к рыночным отношениям, в причинном комплексе преступ­ности определяющую и доминирующую роль стала играть организованная эко­номическая преступность, представители которой заняли впоследствии ключе­вые позиции в экономике большинства российских регионов3.

Интересы организованной преступности, как известно, активно устрем­ляются именно в те сферы экономики, где имеются большие возможности для быстрого обогащения: сфера приватизации государственного имущества, жи­лья, земли; кредитно-финансовая сфера; розничная и оптовая торговля (фаль­сификация алкогольной продукции и т.п.); рыбный бизнес; внешнеторговые

1  См.: Территориальные различия преступности и их причины. М, 1988. С. 81; Криминоло­гия: Учебник для юрид. вузов / Под ред. А.И. Долговой. М., 1997. С. 234-235.

2  См.: Политический  режим   и  преступность / Под ред.   В.Н. Бурлакова,  В Н. Волкова, В.П. Сальникова. СПб., 2001. С. 280; Долгова АИ. Терроризм, преступность и криминальное общество / Преступность, ее организованность и криминальное общество. М., С. 486-530.

См.: Коррупция и экономические преступления / Проблемы борьбы с коррупцией и престу­плениями в сфере экономики: Сб. материалов семинара Совета Европы. Красноярск. 2000, Преступления в сфере экономики: Уголовно-правовой анализ и квалификация. М., 2001. С. 131-142.

76

операции (экспорт сырья и материалов, импорт разнообразной продукции ши­рокого потребления); наркобизнес; проституция; продажа оружия и другие сферы криминальной экономической деятельности. Организованными пре­ступными группировками контролируется более 70 тысяч хозяйствующих субъектов с разными формами собственности, в том числе 2,5 тысячи государ­ственных предприятий, около 8 тысяч акционерных обществ, свыше 600 совме­стных предприятий, почти 1000 оптовых и розничных рынков, а также, что особенно опасно, около 300 коммерческих банков1.

Другими словами, в условиях перехода к рыночным отношениям органи­зованная преступность растет, отражая масштабы увеличения теневой эконо­мики, охватывая зачастую целые регионы либо отрасли народного хозяйства2.

Стихия рыночной экономики привела к тому, что произошла резкая по­ляризация доходов населения и установился низкий уровень материального обеспечения некоторых его слоев. Положительные изменения по основным макроэкономическим показателям так и не смогли остановить рост социальной напряженности в обществе. Из данных Федеральной службы государственной статистики России следует, что примерно 22,5% населения России (по Сибир­скому федеральному округу - 29,1%) имеют денежные доходы ниже прожи­точного минимума, который можно считать предельной чертой для измерения бедности. Расчеты показывают, что в среднем по регионам Российской Федера­ции минимальная заработная плата почти в 5 раз отстает от прожиточного ми­нимума, недотягивает до него и минимальная пенсия (по Сибирскому феде­ральному округу - в 7 раз). Данные показатели в сравнении с официальной ста­тистикой развитых стран мира выглядят крайне неблагоприятно.

Уровень официально зарегистрированной безработицы по данным 2003 г. составил 8,3% от общего объема экономически активного населения, при этом значительная часть безработных остается неучтенной и представляет собой все

1  См.: Михайличенко А.А. Экономическая преступность в контексте реформ: Научный вест­ник Омской академии МВД России. Омск, 2002, № 1. С. 34-36.

2 См.: Иншаков СМ. Криминология: Вопросы и ответы. М., 1997. С. 78-79.

77

возрастающий резерв криминогенного массива граждан, практически всегда го­тового к совершению преступления. Армия безработных с 1992 по 2003 гг. уве­личилась более чем вдвое и достигла 6,0 млн. человек в целом по стране (по Сибирскому федеральному округу - 1,1 млн. человек)1.

Для успешного изучения и прогнозирования региональной преступности представляет интерес анализ социально-этнической структуры населения. Ре­гиональные различия во влиянии этнических факторов на криминогенную об­становку обусловлены степенью полиэтничности и особенностями процессов миграции в конкретных регионах. Как показывают правоохранительная прак­тика и криминологические исследования, этнический фактор играет весьма за­метную роль в формировании криминогенной обстановки в большинстве ре­гионов России, особенно в крупных городах2.

На юге Восточной Сибири межэтническая напряженность сказывается в сепаратистских проявлениях националистических групп Тувы, Бурятии, обра­зующих вместе с Хакасией и Горным Алтаем полосу нестабильности вдоль границы России с Монголией и Китаем. Потенциальную угрозу национальной безопасности России эта ситуация приобретает в комплексе российско-китай­ских взаимоотношений и китайской «демофафической экспансии» в Сибири и на Дальнем Востоке3.

Прогноз преступности будет неточным, несоответствующим реалиям, ес­ли не будет учтен территориальный этносоциальный фактор, который чаще всего проявляется в качестве криминальной активности преступных фуппиро-вок, сформированных по этническому признаку. Степень влияния этого факто­ра зависит от уровня мифации и численности постоянных жителей, относя­щихся к соответствующим этническим фуппам .

1  См.: Россия в цифрах. 2003: Краткий статистический сборник. М., 2003. С. 150-165.

2  См.: Рамазанов К.Т. Правовые возможности снижения криминогенной напряженности в полиэтнических регионах России / Государство и право на рубеже веков: Материалы всерос­сийской конференции. М., 2001. С. 133-137.

3  См.: Рыльская М.А. К вопросу о прогнозировании и урегулирования межэтнических кон­фликтов на региональном уровне / Российский следователь. № 2. 2002. С. 27-30.

1 См.: Шульга В.И. Основные тенденции преступности и ее предупреждение в Дальнево­сточном регионе: Автореф. дис ...канд. юрид. наук. М, 1994.

78

В этой связи нельзя не отметить влияние этнических криминальных групп на преступность в различных регионах, в частности, Сибирского феде­рального округа. Следует обратить внимание и на то, что существует опреде­ленная специализация этнических преступных групп в пределах территории округа. Например, в Новосибирской области ведущую роль в распространении наркотических средств играет «азербайджанская» преступная группировка, а в Алтайском крае - «узбекская». Но обе эти группировки достаточно тесно взаи­модействуют друг с другом, создавая транзитный путь для поступления нарко­тических средств из Афганистана и Таджикистана в европейскую часть России и в страны Западной Европы. В Красноярском крае и Омской области наи­большую криминальную активность проявляет так называемая «дагестанская» преступная группировка, которая специализируется на кражах автомобилей с последующей их продажей в другие регионы Российской Федерации, либо с возвратом похищенных автомобилей их владельцам за выкуп, составляющий от трети до половины рыночной стоимости автомобиля. В Читинской и Иркутской областях довольно сильные позиции занимает «китайская» преступная группи­ровка, специализирующаяся на контрабанде цветного металла и древесины, ко­торые затем переправляются в Китай. Также эта группировка занимается пере­правкой нелегальных мигрантов из Китая и других стран Юго-Восточной Азии в Западную Европу. Причем в этом криминальном бизнесе участвуют не только представители России, но и Украины, Польши, Германии, Турции2.

Региональный принцип невозможен без системного подхода, который рассматривает преступность как интегративный результат сложного взаимо­действия всех социальных явлений и процессов, протекающих как в обществе в целом, так и имеющих территориальную специфику. Среди последних выделя­ются и такие, как политическая обстановка в регионе (забастовки шахтеров в Республике Хакасия и Кемеровской области, работников образования в Алтай­ском крае и Иркутской области с требованиями о выплате заработной платы;

2 См.: Мухин А.А. Криминальное сообщество Алтайского края / Российская организованная преступность и власть. М, 2003. С. 263-264.

79

губернаторские выборы в Алтайском и Красноярском краях и т.п.); ход разви­тия и направленность социально-экономических и государственно-правовых преобразований; состояние межнациональных отношений и наличие конфлик­тов на этнической почве; эффективность деятельности правоохранительных ор­ганов; особенности национальной психологии; национальные, религиозные и семейно-бытовые традиции и обычаи.

Важнейшим принципом изучения и прогнозирования региональной пре­ступности является сравнительный подход, при котором территориальному сравнению подвергаются показатели состояния, динамики, структуры преступ­ности, выявляются специфические процессы экономического, демографическо­го, социокультурного и иного характера, происходящие в регионе.

Отмеченное выше дает основание утверждать об универсальности регио­нального подхода в криминологии. Исследования в области региональной кри­минологии носят приоритетный, базовый характер, задают центральное, пер­спективное направление в развитии теории криминологии. Вместе с тем иссле­дования в этой области всегда носят прикладной характер, поскольку зачастую выступают как составная часть работ по подготовке федеральных, региональ­ных комплексных и целевых программ предупреждения преступности1.

Исходя из целей и задач регионального прогнозирования, следует выде­лять два основных подхода в территориальном направлении изучения преступ­ности: 1/ конкретно-криминологический и 2/ комплексный социально-криминологический.

Конкретно-криминологический подход позволяет исследовать террито­риальные различия преступности в пределах экономического района или от­дельно взятого региона. Он обладает многими достоинствами: сравнительно-стью, высокой оперативностью информации, простотой методики исследова­ния, возможностью анализа социальной обусловленности в зонах ее локализа-

1 См.: Криминология: Учебник / Под ред. ЮМ. Антоняна. М, 1998. С. 458-462; Хохря­ков Г.Ф. Криминология: Учебник. М., 2002. С. 193-210; Долгова АИ. Социально-террито­риальная распространенность преступности в России и проблемы ее изучения / Преступ­ность, ее организованность и криминальное общество. М, 2003. С. 193-234.

80

ции, широким спектром практического использования результатов. Вместе с тем, он страдает общим для многих криминологических исследований недос­татком; здесь социальная природа (причины) преступности изучается через территориальные проявления самой преступности (следствие) как совокупно­сти преступлений.

Социально-криминологический подход описывает и прогнозирует регио­нальную преступность, исходя из социально-экономической характеристики региона. Комплексное социально-криминологическое изучение преступности предполагает обратный в сравнении с конкретно-криминологическим подходом метод исследования. Здесь преступность (следствие) изучается и прогнозирует­ся посредством исследования территориально-криминогенного аспекта соци­ально-экономического развития региона (причина). Такой подход, по мнению К.Т. Ростова, обладает целым рядом преимуществ:

•        преступность изучается как социально обусловленное явление, а не как простая совокупность правонарушений. Это позволяет подвергнуть более глубокому анализу и прогнозу комплекс социальных условий в регионе, не ог­раничиваясь лишь зонами повышенной криминальной активности;

•        социально-криминологический подход решает, наряду с узковедом­ственными задачами предупреждения преступности, более широкий спектр за­дач (от анализа криминальной ситуации в разных частях региона до социально-криминологического прогноза и разработки региональных комплексных про­грамм предупреждения преступности)1.

Изложенное дает основание сформулировать предмет исследования в рамках региональной криминологии, которым, на наш взгляд, является изуче­ние и прогнозирование территориальных закономерностей развития преступно­сти через совокупность проявлений социальных отношений, рассматриваемых в конкретных пространственно-временных условиях, в их тесной взаимосвязи друг с другом, с материальным производством и окружающей средой.

1 См.: Ростов К.Т. Методология регионального анализа преступности в России: Дис ... д-ра юрид. наук. СПб., 1998. С. 92-94.

81

В методологии регионального анализа и прогнозирования преступности важным этапом выступает выбор факторов, определяющих криминологиче­скую обстановку. Необходимость в объективном анализе и прогнозировании состояния преступности в регионе требует познания совокупности наиболее информативных факторов. Очевидно, разложение этой совокупности по каким-либо признакам, удовлетворяющим задачи исследования, позволяет более сис­темно исследовать социально-криминологический комплекс. В зависимости от научного подхода к изучению преступности, целей и задач исследования сис­тематизация факторов может быть разнообразной.

В конкретно-криминологических исследованиях, проводимых чаще всего для оценки оперативно-служебной деятельности правоохранительных органов, используют различные индикаторы преступности: состояние, динамику, уро­вень, степень общественной опасности преступности и другие параметры, ха­рактеризующие оперативную обстановку. Кроме них применяют и комплекс одномерных и многомерных индикаторов, отражающих искомые цели и задачи исследования.

Одним из первых опытов выявления различий в социально-криминологи­ческой обстановке районов (городов), входящих в Московскую область, и раз­работки их криминологической классификации (типологии) были исследова­ния, проведенные группой сотрудников ВНИИ МВД России в 1995-1998 гг.

Первоначальной задачей исследования являлось выявление системы фак­торов, влияющих на криминологическую ситуацию в регионе. Методика анали­за состояла в том, что с помощью многоэтапной процедуры был произведен от­бор исходных показателей, которые целесообразно было использовать для соз­дания модели криминологической классификации районов Московской облас­ти. Результатом отбора явилась совокупность из 11 вариантов (групп) показате­лей, характеризующих районы как с точки зрения данных о преступности, так и

82

сведений социально-экономического, демографического и иного характера1.

На основе применения факторного анализа по каждому из сформирован­ных вариантов (групп) исходных показателей осуществлялся выбор опреде­ляющих факторов. Последующий межгрупповой факторный анализ позволил выделить из них 11 основных, имеющих максимальные информационные на­грузки: функциональный тип региона; темпы роста производства в регионе; уровень развития материально-технической базы социальной инфраструктуры региона; плотность населения; половозрастная структура населения; коэффици­ент миграции; количество безработных; уровень жизни (соотношение средне­месячной заработной платы и стоимости «потребительской корзины»); обеспе­ченность жильем; уровень алкоголизации и наркомании населения региона; со­стояние преступности.

В качестве индикаторов территориальных различий были использованы уровень преступности, удельный вес тяжких преступлений, краж, преступле­ний, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, преступлений, совершаемых в общественных местах2.

Серьезной научной проблемой явился поиск интегрального показателя, который бы наиболее точно отражал степень криминогенное™ обстановки в регионе. Попыткой ее решения стало обоснование и последующее использова­ние такой категории, как криминальная пораженность населения. Последняя характеризует активность, с которой местное население воспроизводит в своей среде преступников. Она измеряется коэффициентом криминальной поражен-ности, то есть величиной, которая показывает количество выявленных лиц, со­вершивших преступления, на единицу численности населения в возрасте от 14

1  См.: Макаров АЛ., Казакова В.А., Романов Г.А., Яковлев О.В. Криминологическая ситуа­ция в Московской области на региональном (районном) уровне (опыт факторного анализа) / Проблемы борьбы с преступностью в условиях столичного региона. М., 1995.

2  См.: Гладких В.И., Борбат А.В., Шабанов Г.Х. Преступность в Московском регионе: Со­стояние. Особенности. Тенденции. М., 1998. С. 164-166.

83

до 55 (женщины) и до 60 (мужчины) лет1.

Помимо общей криминальной пораженности населения, предложены ее разновидности: корыстная (кражи и мошенничество), насильственная (убийства с покушениями на их совершение, тяжкие телесные повреждения, тяжкий вред здоровью, изнасилования), корыстно-насильственная (грабежи и разбои), кри­минальная пораженность хулиганством.

Подобный подход позволил детально рассмотреть закономерности рас­пространения отдельных видов преступности, выявить ее изменения в динами­ке и пространстве, более обоснованно подойти к прогнозированию этого нега­тивного общественно-правового явления.

Были выявлены закономерности распространения преступности в раз­личных районах. Оказалось, что ее уровень выше в промышленных и промыш-ленно-аграрных зонах, чем в аграрных и аграрно-промышленных. Удалось так­же установить зависимость числа противоправных деяний от социально-экономической обстановки в регионе2.

Объединение субъектов Российской Федерации в федеральные округа сыграло важную роль для углубленного и тщательного изучения криминоген­ных факторов преступности, вызванных местными условиями. Это позволило установить характерные черты исследуемого негативного социально-правового явления, понять закономерности формирования региональной криминологиче­ской обстановки. Установление последних дало возможность определить соци­ально-криминологический тип региона3, спрогнозировать состояние, структуру, динамику преступности и, в зависимости от этого, предложить возможные средства, пути предупреждения преступности в пределах федеральных округов,

1 См.: Криминология и профилактика преступлений /Под ред. В.П. Сальникова. СПб., 1998. С. 213-215; Долгова АИ, Астанин ВВ., Еланова О.А., Ильин ОС, Юцкова ЕМ., Емельяно­ва Л.В. Региональные различия преступности и ее причины / Власть: криминологические и правовые проблемы: Сб. науч. трудов. М, 2000. С. 226-247.

См.: Ростов К.Т. О сущности социально-географического подхода в изучении преступности / Органы внутренних дел на пути к правовому государству: Сб. науч. трудов. СПб., 1993. С. 70-75.

3 См.: Долгова АИ. Криминологическая типология регионов / Преступность, ее организо­ванность и криминальное общество. М, 2003. С. 211-213.

84

республик, краев, областей. В результате появилась возможность разрабатывать прогнозы, а на их основе комплексы мероприятий по предупреждению пре­ступности применительно к каждому типу регионов, к конкретной республике, краю, области с учетом местных особенностей.

Исходя из указанных целей, социально-криминологическую типологию субъектов Российской Федерации можно определить как территориальную группировку регионов страны по социальным и криминологическим совокуп­ностям. Объекты, входящие в каждую, имеют определенную качественную од­нородность показателей-индикаторов, характеризующих причины и условия, а также состояние преступности. Кризисные явления в нашей стране способство­вали появлению новых подходов к типологии субъектов Российской Федера­ции.

В настоящее время происходит становление политики федерального цен­тра по отношению к регионам, которая характеризуется не двухсторонними от­ношениями и выбором форм взаимодействия применительно к каждому субъ­екту Российской Федерации, как это имело место прежде, а наличием типовых решений по отношению к отдельным обширным социально-экономическим зо­нам. С этой целью разрабатываются новые типологии регионов.

Так, например, типология субъектов Российской Федерации была пред­ложена специалистами Института экономики и организации промышленного производства в г. Новосибирске. Она разработана с целью группировки остро­ты проблем и форм деятельности государства в процессе их решения. Данная типология делит субъекты Российской Федерации на следующие группы:

•        традиционно-отсталые;

•        депрессивные (дореформенные и новые);

•        традиционно-развитые,     индустриальные     или     индустриально-аграрные;

•         имеющие ресурсы федерального значения или программно разви-

85

вающиеся (по объему добычи, по разведанным запасам)1.

Данный подход позволил выявить, прежде всего, проблемные, кризисные регионы. К ним относятся территории, претерпевшие природные или техноген­ные катастрофы, а также те части страны, в пределах которых произошли ши­рокомасштабные общественно-политические и военные конфликты, в результа­те чего возник массовый отток населения. В их число входят субъекты Россий­ской Федерации, где «глубина экономического кризиса достигла пределов, не­совместимых с поддержанием социально-политической стабильности в обще­стве» . Именно на кризисные регионы следует обращать первоочередное вни­мание при изучении причин и условий преступности, связанных с местными условиями. При этом в каждом конкретном случае может присутствовать свой, присущий только данной части страны комплекс сложных для разрешения про­блем.

Как свидетельствуют результаты различных исследований и данные ста­тистики, в России в настоящее время сформировались три кризисных пояса: Центральный, Южный и Уральский.

Исследователи считают, что в случае сохранения действующих в настоя­щее время тенденций в стране в ближайшее время может появиться четвертый кризисный пояс - субъекты Сибирского федерального округа: Республики Ал­тай, Тыва, Бурятия, Алтайский край, Читинская область. Наиболее характерны

проблемы вышеназванных регионов - слабая финансовая обеспеченность и

з низкий уровень жизни населения .

Одним из основных криминогенных факторов является экономическое неблагополучие, которому сопутствует множество негативных явлений, в том числе падение уровня и качества жизни - того показателя, который в немалой степени влияет на состояние преступности. Падение качества жизни характери­зуется многими параметрами - демографическими, экологическими, состояни-

1  См.: Жолков А.С, Котилко ВВ. Региональная политика и население. Реформы в России. Новосибирск. 1998. С. 14.

2 См.: Ли ДА. Преступность в России. Системный анализ. М, 1997. С. 68.

3 См.: Жолков АС, Котилко ВВ. Указ. работа. С. 49.

86

ем здравоохранения, трудовой занятостью населения, возможностью получения полноценного образования, обеспеченностью благоустроенным жильем и соци­альными услугами, уровнем реальных доходов, размерами и структурой по­требления материальных благ, предпринимательской активностью, состоянием правопорядка, оценкой качества жизни самим населением1.

При низких значениях перечисленных показателей качество жизни, как в государстве, так и в регионах может значительно ухудшиться. Совсем не слу­чайно Россия оказалась в опасной зоне, в которой существует угроза ее эконо­мической безопасности. Указанные показатели в своем большинстве примени­мы и для характеристики экономического положения в Сибирском федераль­ном округе. Они могут быть также применимы для анализа социально-экономи­ческих факторов влияющих на обстановку в регионе.

Экономическая, политическая и социально-демографическая структура общества выполняет роль передаточного механизма, своего рода «призмы», по­средством которого импульс общественного развития передается и на крими­нальную ситуацию. Особенности рынка труда, социальной структуры населе­ния и демографического положения отражают криминальную ситуацию в Си­бирском федеральном округе.

Сибирский федеральный округ образован в соответствии с Указом Пре­зидента Российской Федерации от 13 мая 2000 г. «О полномочном представи­теле Президента РФ в федеральном округе» № 849, окружной центр - г. Ново­сибирск.

Среди семи окружных административных образований России округ вы­деляется обширной территорией - 5 млн. 114,8 тыс. кв. км, численность населе­ния составляет более 20 млн. человек (13,8% населения страны), сосредоточен­ного в основном в крупных индустриальных центрах, и насчитывает более 120 национальностей2. Северные районы округа отличаются суровым климатом,

1 См.: Долгова АИ. Изменение преступности в России: Криминологический комментарий

статистики преступности. М, 1994. С. 235-240.

2 См.: Медков В.М. Демография. М., 2003. С.340-356.

87

низкой плотностью населения и слаборазвитой транспортной сетью. На терри­тории округа расположено 132 города, крупнейшими из которых являются: Но­восибирск, Барнаул, Омск, Красноярск, Иркутск, Новокузнецк, Кемерово, Томск, Улан-Удэ, Чита, Норильск.

Субъекты Сибирского федерального округа имеют общие границы: на юге - с Китаем, Монголией, Казахстаном; на востоке - с Республикой Саха (Якутия) и Амурской областью; на западе - с Тюменской областью, Ханты-Мансийским и Ямало-Ненецким автономными округами.

В целом Сибирский федеральный округ - типичный представитель про-мышленно развитых регионов с доминирующей добывающей промышленно­стью, например, нефте- и газодобычей, добычей полезных ископаемых, лесной промышленностью.

Краткая хозяйственно-экономическая характеристика каждого из регио­нов Сибирского федерального округа даст более исчерпывающую картину:

Алтайский край занимает территорию 169,1 тыс. кв. км. Плотность на­селения 15,4 человека на 1 кв. км. Ведущее место в промышленности занимают машиностроение и металлообработка (25,8%), электроэнергетика (22,9%), хи­мическая и нефтехимическая промышленность (12,8%), пищевая промышлен­ность (16,2%). В сельском хозяйстве преобладает земледелие (посевы зерновых, сахарной свеклы, подсолнечника, льна, кормовых культур). Выращивают кар­тофель, овощи. Развиты мясомолочное животноводство, овцеводство, козовод­ство, пчеловодство, пушной промысел. Край обладает наибольшей долей вало­вого сбора зерна среди регионов округа.

Иркутская область имеет территорию 767,9 тыс. кв. км. Плотность насе­ления 3,6 человека на 1 кв. км. Ведущее место в промышленности занимают топливно-энергетические отрасли. Основные отрасли промышленности: цвет­ная металлургия (20,2%), электроэнергетика (17,5%), лесная, деревообрабаты­вающая и целлюлозно-бумажная промышленность (15,4%), машиностроение и металлообработка (12,2%). На юге области выращивают зерновые и кормовые культуры, развито мясомолочное животноводство. В северных районах развито

88

оленеводство, пушной промысел, звероводство.

Кемеровская область расположена на территории 95,5 тыс. кв. км. Плотность населения 30,6 человека на 1 кв. км. Основные отрасли промышлен­ности: угольная (32,7%), черная металлургия (27%). Область имеет наиболь­шую долю производства годового проката черных металлов и выплавки стали среди регионов округа. В сельском хозяйстве ведущие места занимают мясомо­лочное животноводство, птицеводство, пчеловодство.

Красноярский край занимает территорию 2339,7 тыс. кв. км, что состав­ляет 13,6% от территории округа. Плотность населения 1,3 человека на 1 кв. км. Важное место в структуре промышленности края занимает цветная металлур­гия (43,7%), химическая и нефтехимическая промышленность (8,6%), электро­энергетика (13,1%), топливная промышленность (8,6%), лесная, деревообраба­тывающая и целлюлозно-бумажная промышленность (5,6%), машиностроение и металлообработка (5,9%). В сельском хозяйстве преобладает производство зерна, картофеля и овощей, развиты животноводство мясомолочного направле­ния, овцеводство, птицеводство, пчеловодство и звероводство.

Новосибирская область расположена на территории 172,2 тыс. кв. км. Плотность населения 15,7 человека на 1 кв. км. Ведущей отраслью промыш­ленности является машиностроение и металлообработка (30,6%), выделяется также электроэнергетика (21,3%), пищевая (21,3%), химическая (4,3%) про­мышленность, черная (1%) и цветная (2,8%) металлургия. Предприятия про­мышленности производят электротехническое и металлургическое оборудова­ние. Сельское хозяйство специализируется на выращивании зерна, картофеля, овощей, развиты мясомолочное животноводство, птицеводство, пчеловодство. Важную роль играет производство льна.

Омская область занимает территорию 139,7 тыс. кв. км. Плотность насе­ления 15,1 человека на 1 кв. км. Основные отрасли промышленности: топлив­ная (48,2%), электроэнергетика (13,8%), машиностроение и металлообработка (9,7%), пищевая (12,4%). Развиты нефтепереработка, химическая и нефтехими­ческая, радиоэлектронная, деревообрабатывающая, судоремонтная, приборо-

89

строительная отрасли промышленности. Ведущие отрасли сельского хозяйства: растениеводство, мясомолочное животноводство, птицеводство, пчеловодство, свиноводство, развит пушной промысел. Область занимает первое место по промышленной выработке мяса.

Республика Алтай занимает территорию 92,6 тыс. кв. км. Плотность на­селения 2,2 человека на 1 кв. км. Основные отрасли промышленности: пищевая (35,7%), цветная металлургия (16,5%), машиностроение и металлообработка (13,5%), производство строительных материалов (13,4%). К ведущим отраслям сельского хозяйства относятся: животноводство мясомолочного направления, овцеводство, козоводство, развито пчеловодство.

Республика Бурятия расположена на территории 351,3 тыс. кв. км. Плотность населения 3 человека на 1 кв. км. Промышленность республики в основном ориентирована на добычу сырья и его первичную обработку. Веду­щие отрасли: горнодобывающая, золото- и угледобыча. Развиты электроэнерге­тика (39,0%), машиностроение и металлообработка (16,7%), лесная и деревооб­рабатывающая промышленность (7%). Машиностроение представлено в основ­ном его оборонными отраслями: авиастроение, судостроение и радиопромыш­ленность. Сельское хозяйство специализируется на выращивании зерновых культур, картофеля, овощей, развиты мясомолочное животноводство, овцевод­ство, птицеводство.

Республика Тыва имеет территорию 170,5 тыс. кв. км. Плотность насе­ления 1,8 человека на 1 кв. км. Основные отрасли промышленности: электро­энергетика (29,1%), пищевая (18,8%), промышленность строительных материа­лов (6,5%), угледобыча (18,4%), лесная и деревообрабатывающая промышлен­ность (2,3%). В сельском хозяйстве развиты мясное скотоводство, овцеводство, козоводство и коневодство.

Республика Хакасия занимает территорию 61,9 тыс. кв. км. Плотность населения 9,4 человека на 1 кв. км. В отраслевой структуре промышленности преобладает цветная металлургия (31,8%), электроэнергетика (25,1%), развиты горнодобывающая, лесная и деревообрабатывающая промышленность. Распро-

90

странены народные промыслы. В сельском хозяйстве ведущее место занимают земледелие, мясомолочное животноводство, овцеводство, птицеводство.

Томская область имеет территорию 316,9 тыс. кв. км. Плотность населе­ния 3,4 человека на 1 кв. км. Главными отраслями промышленности являются топливная (31,4%), химическая и нефтехимическая (25,2%), машиностроение (9%), электроэнергетика (13,9%). В недавнем прошлом созданы новые отрасли: приборостроение, производство строительных материалов. В сельском хозяйст­ве доминируют мясомолочное животноводство, звероводство, растениеводство.

Читинская область расположена на территории 431,5 тыс. кв. км. Плот­ность населения 3 человека на 1 кв. км. Основные отрасли промышленности: электроэнергетика (38,5%), цветная металлургия (18,8%), топливная промыш­ленность (16,1%), машиностроение и металлообработка (5%). В последние годы усилилась сырьевая направленность экономики области. Развито овцеводство, мясомолочное и мясное животноводство. Имеет место растениеводство, охот­ничий промысел.

Для ситуации, которая складывается в социально-демографической структуре округа, характерен низкий уровень естественного прироста населе­ния и высокий уровень миграции. К регионам с благоприятным социально-де­мографическим развитием (максимальная доля мужского населения, прирост населения и минимальная смертность) можно отнести Республику Тыва, Тай­мырский и Агинский автономные округа. Республику Хакасия, Алтайский край, Иркутскую, Кемеровскую и Новосибирскую области следует отнести к регионам с неблагоприятным социально-демографическим развитием (макси­мальная доля женского населения, убыль и максимальная смертность населе­ния)1.

В округе проживает большое количество лиц с денежными доходами ни­же прожиточного минимума. В этом плане наиболее бедными регионами явля-

См.: Фонд «Общественное мнение» о демографической ситуации / Социологические иссле­дования. 2001, № 11. С. 27-28; Крухмелев А.Е. Демографический кризис: механизмы преодо­ления / Социологические исследования. 2001, № 8. С. 87-94.

91

ются Алтайский край (в среднем 53,5% населения имеют доходы ниже прожи­точного минимума), Республика Хакасия (47,4%). Наименьшее число бедных проживает в Красноярском крае (20,5%). Углубляется тенденция расслоения населения по доходам.

В Красноярском крае, Новосибирской, Омской и Иркутской областях от­мечаются наиболее высокие расходы населения на покупку товаров и оплату услуг. Наиболее низкие - в Республиках Алтай и Тыва.

Ситуация на рынке труда во многом обусловлена общим социально-экономическим положением в современной России. Вместе с тем определенные региональные различия наблюдаются и в распределении активно занятого на­селения по секторам экономики. В целом большинство населения Сибирского федерального округа занято на государственных и муниципальных предпри­ятиях. Максимальное число работников государственных предприятий в Рес­публике Алтай (68,5%). В частном секторе занято в целом около трети трудо­способного населения. Максимальная доля работников частного сектора в Ал­тайском крае (48,7%), минимальная - в Республике Алтай (22,6%). Занятые на предприятиях и в организациях смешанной формы собственности составляют также около трети трудоспособного населения. Последнее место здесь занимает Республика Тыва (6,4%).

Общая численность безработных в Сибирском федеральном округе с на­чала 90-х годов прошлого века неуклонно возрастала и по данным 2003 г. уве­личилась в 2,8 раза. Особенно остро стоит проблема безработицы среди жен­ской части населения, которая составляет 65% от официально зарегистрирован­ного количества безработных1, 32% официальных безработных - молодежь в возрасте 16-29 лет, незанятость которой оказывает крайне негативное влияние на криминализацию обстановки. Наиболее высокими темпами роста общей численности безработных характеризуются Республики Хакасия (4,1) и Бурятия (3,6), Читинская область (4,1) и Красноярский край (3,1). Наиболее медленно

1 См.: Миляева Л.Г., Маркелов О.И., Подольная ИВ. Женская безработица в Алтайском крае / Социологические исследования. 2001, № 8. С. 98-102.

92

процесс высвобождения рабочей силы протекает в Томской области (1,7).

На протяжении всего последнего десятилетия наблюдается постоянный отток населения из сельских районов в города. Это связано в первую очередь с тем, что в сельских районах практически невозможно найти работу, оплачивае­мую адекватно квалификации и степени занятости работника, это характерно практически для всех регионов Сибирского федерального округа.

Наибольшее количество квадратных метров общей площади жилья на од­ного жителя приходится в Красноярском крае и Кемеровской области, наи­меньшее - в Республиках Алтай, Бурятия и Тыва, Читинской области.

В целом экономические и социально-демографические процессы в регио­нах Сибирского федерального округа развиваются достаточно синхронно, по­скольку определяются сходными внешними социально-экономическими факто­рами. Вместе с тем особенности хозяйственно-экономического развития, про­изводственной специализации, социально-демографической структуры с пол­ной вероятностью накладывают свой отпечаток на специфику криминальной ситуации в округе.

На протяжении 1997-2003 гг. криминальная ситуация в Сибирском феде­ральном округе оставалась достаточно сложной.

На состояние личной, общественной, государственной безопасности, пра­вопорядка оказывали негативное воздействие ряд существенных криминоген­ных факторов, среди которых можно выделить:

•         деформированность структуры экономики регионов округа;

•         неравномерность социально-экономического развития регионов;

•         продолжающуюся криминализацию хозяйственной и финансовой деятельности;

•         увеличение имущественной дифференциации населения;

•         социально-политический кризис.

На состояние криминальной обстановки в округе оказывает влияние уг­лубляющийся правовой нигилизм значительной части населения. Отдельные формы противоправного поведения стали рассматриваться в массовом созна-

93

нии как социально-допустимые и привычно-обыденные.

В 2003 г. произошло увеличение количества зарегистрированных престу­плений. В целом по Российской Федерации их число увеличилось на 9,1% по сравнению с 2002 г. В Сибирском федеральном округе число зарегистрирован­ных преступлений увеличилось на 8,8%, т.е. почти на 32 тыс., и составило 457127 преступлений.

Увеличение преступности наблюдалось практически во всех регионах Сибири, за исключением Республики Бурятия, Иркутской и Кемеровской об­ластей, где число зарегистрированных преступлений снизилось соответственно на 7,1%, 2,0%, 2,3%. Наибольшие темпы увеличения отмечены в Республиках Алтай (27,3%), Хакасия (42,1%), Тыва (20,6%).

Помимо увеличения абсолютного количества зарегистрированных пре­ступлений обострились и иные показатели, отражающие остроту криминальной ситуации в округе: увеличился уровень преступности и темпы ее роста, про­изошли некоторые структурные изменения преступности.

В 2003 г. произошло повышение уровня преступности в округе, то есть количество совершенных преступлений на 100 тысяч населения, который со­ставил 2239,7 преступления. Коэффициент зарегистрированной преступности превысил общероссийский почти в 1,2 раза. Самый высокий уровень преступ­ности в округе был отмечен в 1999 г., когда был достигнут показатель в 2456,1 преступлений на 100 тыс. человек.

Положительным симптомом является уменьшение числа тяжких и особо тяжких преступлений. Их удельный вес снизился с 60% в 1999 г. до 40,3% в 2003 г., и составил 184073 преступления. Наибольший удельный вес такого ро­да преступлений зарегистрирован в Республиках Бурятия (40,1%) и Тыва (45,3%), Иркутской (44,1%), Кемеровской (42,1%), Новосибирской (43,0%), Томской (40,5%) и Читинской (40,4%) областях.

Структурный анализ преступности в округе показывает, что ее увеличе­ние произошло преимущественно за счет увеличения корыстных и экономиче­ских преступлений. По итогам 2003 г. количество краж составило 191916, по

94

сравнению с 2002 г. их количество увеличилось более чем на 33 тыс. В то же время возросло число выявленных преступлений экономической направленно­сти, которое составило более 52 тыс. преступлений, что более чем на 1,5 тыс. преступлений больше показателей 2002 г.

С продолжающимся развитием негосударственного сектора экономики объектом преступного посягательства стала и собственность коммерческих структур. В целях завладения их имуществом преступники используют самые разнообразные способы — от примитивных краж и разового вымогательства до крупных финансовых афер, профессионального рэкета и бандитских нападе­ний.

Дестабилизируют обстановку акты криминального насилия, хотя количе­ство убийств и покушений на убийство по сравнению с 2002 г. снизилось на 7,4%, на 2,4% снизилось количество случаев умышленного причинения тяжко­го вреда здоровью. Также имеют место убийства по найму, акты терроризма, захваты заложников.

Таким образом, очевидно, что общая картина преступности в округе име­ет ярко выраженную насильственную и корыстную окраску.

Существенную угрозу общественной безопасности создают большие масштабы незаконного оборота оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. Расползание предметов вооружения происходит в основ­ном за счет его хищения. Хотя в 2003 г. количество зарегистрированных пре­ступлений данного вида практически не изменилось и возросло лишь на 1,0%, в то же время в Республике Алтай зафиксирован довольно высокий рост - 23,4%, а в Новосибирской области - 16,1%. Наибольшее снижение удельного веса пре­ступлений, связанных с незаконным оборотом оружия зарегистрировано в Рес­публике Хакасия (-6,4%), Алтайском крае (-7,5%), Омской области (-7,2%). Ко­личество преступлений, совершенных с применением оружия в 1999 г. состави­ло 5520, а в 2003 г. 10781, т.е. за 5 лет возросло почти в 2 раза. Наибольшее число таких преступлений в 2003 г. совершено в Красноярском крае, Иркут­ской, Новосибирской области.

95

В 2003 г. в Российской Федерации на 3,5% увеличилось количество пре­ступлений, совершенных в группе лиц по предварительному сговору. В Сибир­ском федеральном округе количество зарегистрированных преступлений этого вида снизилось на 0,6%. Среди регионов, в которых произошло наибольшее снижение количества преступлений, совершенных в группе, можно выделить Республику Бурятия (-6,2%), Кемеровскую (-8,2%), Омскую (-5,6%), Читин­скую (-8,5%) области. В то же время наиболее активно бандитские группировки действуют на территориях Красноярского и Алтайского краев, Иркутской и Новосибирской областей.

Оперативную обстановку осложняет активная деятельность организован­ной преступности, масштабы которой представляют угрозу безопасности не только для Сибирского федерального округа, но и для России в целом. Про­должается ее экспансия во все сферы экономики. Деятельность преступных со­обществ генерирует дальнейшее развитие негативных процессов в динамике и структуре преступности. Обострилась борьба криминальных группировок за передел сфер влияния. В сфере криминальных интересов остаются Республика Хакасия, Алтайский и Красноярский края, Омская, Иркутская, Новосибирская и Кемеровская области, на территориях которых расположены крупнейшие про-мышленно-сырьевые и финансовые центры, а также транспортные узлы.

Для криминальной ситуации в Сибирском федеральном округе в 2003 г. было характерно заметное увеличение рецидивной преступности. Количество зарегистрированных преступлений данного вида увеличилось почти на треть, т.е. на 31,3%, по сравнению с показателями 2002 г. Среди лиц, ранее совер­шивших преступления 86629 (28,8%) имеют непогашенную судимость, 17978 (20,2%) признаны опасными и особо опасными рецидивистами. Наибольшее увеличение этого вида преступности произошло в Республиках Алтай (38,7%) и Хакасия (38,3%), в то же время снизилось количество зарегистрированных пре­ступлений данного вида в Республике Бурятия (-5,9%), Иркутской (-13,0%), Омской (-6,2%), Томской (-6,3%) областях.

Продолжает оставаться сложной и ситуация в сфере незаконного обраще-

96

ния наркотических средств и психотропных веществ. По некоторым данным, в Российской Федерации на приобретение наркотиков тратится более 1,5 млрд. рублей, причем наибольший удельный вес такого рода «покупок» приходится на регионы Западной Сибири. К тому же в ряде субъектов округа (Республики Алтай, Бурятия и Тыва, Алтайский край, Иркутская, Новосибирская, Омская, Читинская области) имеются благоприятные природно-климатические условия для выращивания наркотикосодержащих растений. Регионы, граничащие с рес­публиками Центральной Азии и Монголией, являются транзитными путями наркоперевозчиков. Общее количество зарегистрированных преступлений это­го вида по Российской Федерации составляло: в 1997 г. - 184,8 тыс.; в 1998 г. -190,1 тыс.; в 1999 г.- 216,3 тыс.; в 2000 г. - 243,6 тыс.; в 2001 г. - 241,6 тыс.; в

2002  г. - 189,6 тыс.; в 2003 г - 181,7 тыс. С одной стороны, эти показатели от­ражают степень активности правоохранительных органов в борьбе с этим ви­дом преступлений, с другой - огромные масштабы потребления наркотиков. В

2003  г. в Сибирском федеральном округе зарегистрировано 33499 преступле- ний данного вида, темп снижения по отношению к 2002 г. составил 0,4%. Наи­больший удельный вес таких преступлений зарегистрирован в Республике Тыва (9,7%), Томской (9,6%), Новосибирской (8,1%), Кемеровской (11,7%) областях. Увеличилась криминализированность подростковой среды. В Сибирском феде­ральном округе темп увеличения количества преступлений, совершенных несо­вершеннолетними в 2003 г. составил 6,9%. Подростками и при их соучастии со­вершено 31126 уголовно наказуемых деяний, что составляет 11,5% от всего ко­личества зарегистрированных преступлений по округу. Наибольший темп уве­личения подростковой преступности отмечен в Республиках Алтай (53,9%) и Хакасия (17,4%), Красноярском крае (15,1%), Иркутской (14,7%), Новосибир­ской (11,2%) областях.

Значительной остается доля женской преступности. В общем объеме при­влеченных к уголовной ответственности она составила 13,6%, а в Иркутской  области и Эвенкийском автономном округе достигла 20,0%.

Сильно влияют на криминальную напряженность алкоголизация и нарко-

97

тизация населения. В Сибирском федеральном округе в 2003 г. в состоянии ал­когольного опьянения было совершено 56087 преступлений, 964 преступления совершено в состоянии наркотического и токсикологического опьянения. Наи­более высокий удельный вес преступлений, совершенных в состоянии алко­гольного опьянения отмечены в Республиках Алтай (39,2%) и Тыва (39,1%) и Бурятия (23,6%), Томской (24,6%), Иркутской (24,4%) областях. В тоже время в Омской области произошло заметное снижение количества зарегистрирован­ных преступлений данной категории (-10,9%).

На фоне общих негативных тенденций преступности в округе следует отметить и рост уличной преступности. В целом на 10,2% возросло количество преступлений, совершаемых в общественных местах. Наибольший прирост преступлений этой категории по сравнению с 2002 г. отмечен в Республиках Алтай (46,8%), Хакасия (55,9%), Новосибирской (45,3%), Томской (33,0%) об­ластях.

Снизился уровень преступности на объектах транспорта. В 2003 г. в ок- руге было совершено на 7,9% преступлений меньше, чем в 2002 г. При финан­совой поддержке Министерства путей сообщения сотрудниками МВД России было организовано сопровождение более 60% пассажирских поездов дальнего следования и большей части пригородных, увеличилась число маршрутов пат­рулирования подразделениями патрульно-постовой службы органов внутрен­них дел и внутренних войск. Было продолжено повсеместное внедрение спе­циализированной автоматизированной информационной системы проверки паспортных данных, с помощью которой удается выявлять и задерживать пре­ступников, объявленных в федеральный и местный розыск. Вместе с тем серь­езной проблемой остается предупреждение хищений цветных металлов из средств сигнализации, связи и энергообеспечения железных дорог. Их число составляет пятую часть от общего количества преступлений, зарегистрирован­ных на объектах транспорта.

 Проведенный анализ статистических данных о состоянии преступности в рассматриваемых регионах  Сибирского федерального  округа позволил  нам

98

ранжировать эти регионы по количеству и уровню различных видов преступно­сти. В результате была установлено, что в 60% случаев место региона, которое он занимает по количеству зарегистрированных преступлений, соответствует его месту, занимаемому по уровню данного вида преступности. Т.е. можно сде­лать вывод о том, что одними из основных факторов, влияющих на состояние преступности в рассматриваемых регионах, являются факторы несущие информацию демографического характера.

По результатам проведенного статистического анализа социально-крими­нологических показателей значимых для ситуации в Сибирском федеральном округе, можно сделать вывод о том, что они образуют многоуровневую иерар­хическую систему, где все связано за счет прямых и обратных связей; величина связи зависит не только от криминологических, социальных, демографических или экономических параметров, но и меняется во времени; различные группы выделенных социально-криминологических показателей различаются по своим возможностям при типологизации субъектов Сибирского федерального округа.

§ 2. Система методов, используемых при разработке криминологических прогнозов региональной преступности

Криминологическое прогнозирование должно быть основой системы предупреждения региональной преступности. Информация о будущем ее со­стоянии всегда находится в центре общественного внимания. Это и понятно, учитывая, что преступность была и есть одной из самых приоритетных соци­альных проблем. Общество испытывает страх перед преступными проявления­ми, стремительно падает состояние правопорядка и безопасности, которое при­знается одним из основных показателей качества жизни.

Одной из главных задач регионального криминологического исследова­ния является прогнозирование преступности на исследуемой территории. Для того, чтобы прогнозы преступности были эффективны, необходимо изучить ее причины, изменения, характеризующие деформацию личности преступника,

99

мотивацию преступного поведения.

Прогнозирование преступности представляет, прежде всего, практиче­ский интерес, выступая основой для разработки федеральных и региональных криминологических программ предупреждения преступности, позволяющих определить приоритеты, сформулировать конкретные предложения и рекомен­дации по противодействию преступности.

Исходным моментом внутрирегионального изучения и прогнозирования преступности является сбор и накопление информации для дальнейшего опре­деления факторов, оказывающих наиболее существенное влияние на преступ­ность в регионе. Сбор и накопление статистического материала в свою очередь предваряется составлением максимально полного перечня социально значимых показателей региональной среды и преступности. Формально-логический под­ход отбора социальных и криминологических показателей должен основывать­ся на систематизации факторов, которые помогают выявить внешние и внут­ренние связи региональных условий и преступности. Информацией может слу­жить научная литература по социальным и экономическим проблемам развития территориальных образований, а также статистика и результаты криминологи­ческих исследований преступности и ее фоновых проявлений1.

Применительно к методике регионального прогнозирования необходимо учитывать следующие исходные требования:

•        комплексность, т.е. сочетание независимо применяемых различны­ми субъектами прогнозирования методов экстраполяции, экспертных оценок, матричного, многофакторного математического моделирования с последую­щим сравнением результатов, выяснением и снятием причин расхождений;

•        достаточность информационного обеспечения, состоящего из дан­ных: а) уголовной статистики; б) статистики фоновых явлений; в) статистики, характеризующей объем и структуру специально-профилактической, уголовно-правовой и иной правоохранительной деятельности; г) демографической стати-

1 См.: Конев А.А. Преступность в России и ее реальное состояние. Н. Новгород, 1998. С. 31-

34.

100

стики (с перефуппировкой соответственно возрастным группам уголовной ста­тистики); д) экономической статистики (в частности, о структуре отраслей на­родного хозяйства, численности работников, типах предприятий); е) статистики уровня жизни, благосостояния, культуры, бытового обслуживания населения; ж) статистики образования и воспитания;

•         выявление и разграничение статистических (регистрационных) и реальных изменений в преступности: выделение в этой связи факторов, связан­ных с численностью и качественным состоянием правоохранительных органов, а так же интенсивностью их деятельности (особенно в сфере борьбы с должно­стными, экономическими преступлениями, охраны общественного порядка);

•         внимание к «переломам» статистических данных в тенденциях за прошлые периоды, их объяснение и оценка вероятности их продолжения на прогнозируемый период (например, с учетом сохранения или смягчения нало­гового бремени, предоставление дополнительных или ограничение уже дейст­вующих льгот и свобод в сфере предпринимательской деятельности и т.п.);

•         учет не только факторов,  продуцирующих, поддерживающих  и стимулирующих преступность и другие антиобщественные проявления, но и антикриминогенных факторов, потенциал которых в обществе зачастую бывает недостаточно востребован;

•         своевременность выявления и оценки интенсивности развития и возможного распространения  новых тенденций  преступности  (соотношение «случайных», предумышленных преступлений, «непрофессионализм» и т.д.); выделение в этой связи комплекса взаимосвязанных криминальных явлений (например, соотношение пьянства, токсикомании, наркомании);

•        учет достаточно высокой инерционности тенденций преступности1 и вместе с тем увеличивающейся ее «чувствительности» к уровню ее преду­преждения;

1 Эта инерционность поддерживается: а) ситуацией в сфере социальных процессов, влияю­щих на преступность (возможность запаздывания результатов воздействия на них); б) внут­ренними процессами самой преступности, «сопротивляющимися» воздействию на нее (на­пример, навязывание случайным преступникам обычаев криминальной среды).

101

• достаточность качественно-количественных типологических харак­теристик личности преступников, включая причины возникновения, тенденции изменения направленности умысла, мотивации, способов достижения целей1.

Принятая в России статистическая социально-экономическая и кримино­логическая отчетность, построенная по региональному принципу, в большинст­ве случаев обеспечивает достаточную глубину и уровень познания криминоло­гический обстановки, определяющей ее факторы в административных границах территориальных образований. И хотя соответствующее исследование не мо­жет отразить всю сложность территориальных различий в преступности, ее причин и условий, вместе с тем оно позволяет с необходимой точностью вы­явить основные закономерности, выработать практические рекомендации и принять адекватные управленческие решения.

Современные криминологические исследования свидетельствуют о воз­можностях широкого использования отдельных приемов и методов в решении задач внутрирегионального изучения и прогнозирования преступности. Поста­новка задач такого рода требует применения комплексного и системного под­ходов с использованием общенаучных и специальных методов, включая логи­ческий, сравнительный, математический и др.2

Необходимость применения математических методов в криминологии обусловлена тем, что объекты криминологического исследования представляют собой массовые (в статистическом смысле) явления. Давно известно, что в яв­лениях преступности имеются свои статистические закономерности, поскольку эти явления не выступают как чисто случайные и произвольные. В криминоло­гии действуют многочисленные статистические законы, количественная сторо­на которых доступна математическому анализу3.

Правда при изучении преступности приходится сталкиваться не только с

См.: Алексеев ЛИ., Герасимов СИ., Сухарев А.Я. Криминологическая профилактика: тео­рия, опыт, проблемы. М , 2001. С. 43.

См.: Лунеев ВВ. Юридическая статистика: Учебник. М, 1999. С. 50.

См.: Антонян Ю.М., Блувштейн Ю.Д. Методы моделирования в изучении преступника и преступного поведения М., 1975. С. 78-85.

102

количественными, но и качественными показателями преступности (возраст, пол, профессия преступника, место совершения преступления и т.д.). Важной проблемой является метризация, т.е. количественное выражение качественных явлений.

Вместе с тем, в криминологической информации имеется немало и коли­чественных признаков: число преступных проявлений в определенной местно­сти за тот или иной период времени, число совершивших эти преступления лиц, возраст обвиняемых, число участвовавших в преступлении лиц, сроков лише­ния свободы за определенный вид преступления, размер причиненного матери­ального ущерба и т.д.

Наличие этих и других метризуемых статистических показателей создает необходимые условия для математического описания (с определенной степе­нью точности) явлений преступности.

В одной из наиболее фундаментальных работ по информационно-методи­ческому обеспечению анализа и прогнозирования преступности1, Н.Я. Заблоц-

#               кис и ГЛ. Романов дают классификацию методов прогнозирования преступно­сти по степени формализации. Ими указывается, что наиболее многочисленную группу методов прогнозирования составляют формализованные методы (мето­ды статистического прогнозирования).

Авторам представляется наиболее целесообразным применение именно статистических методов, главным образом регрессионного анализа, для крими­нологического моделирования. Эти методы позволяют учитывать накопленную информацию о самой преступности, ее структуре, динамике, факторах внешней среды (социально-экономических, демографических, политических и др.), их влиянии на изучаемые процессы.

Базовой содержательной гипотезой, при решении задачи моделирования региональной криминогенной ситуации с целью ее среднесрочного (на 3 года) прогнозирования, мы посчитали следующую. Преступность — сложнейшее со-

#            _________________

1 Заблоцкис Н.Я, Романов Г.А. Информационно-методическое обеспечение анализа и про­гнозирования преступности: Методические рекомендации М, ВНИИ МВД России. 1994.

103

циальное явление, трудно поддающееся исследованию формальными методами. Вместе с тем, при всей его сложности, оно подвержено определенной структур­ной устойчивости, состоящей в существовании неких тенденций в изменении соотношений между ежегодными данными по отдельным видам преступлений. Данная гипотеза позволяет при моделировании воспользоваться следующим обычным в системном анализе приемом. Вначале выделяется базовая совокуп­ность показателей (число преступлений по некоторым видам), для каждого из которых строится трендовая модель как функция только от времени, а затем ос­тальные показатели описываются как регрессионные зависимости от базовых.

Научно обоснованный криминологический прогноз представляет собой сплав триединого времени: прошлого (тенденции развития), настоящего (на­личные ресурсы и представления) и будущего (потребности и возможности). В зависимости от целей и задач прогнозирования преступности, от того, на какой срок делаются прогнозы, последние имеют различный характер, существенно отличаются по достоверности и по-разному используются на практике.

Как и всякий развивающийся процесс, криминологическое прогнозирова­ние есть поступательное движение: от простого к сложному, от низшего к выс­шему. Поскольку данный процесс происходит на основе общих закономерно­стей, он и сам может прогнозироваться: и в целом, и в отдельных его «звеньях»: теоретические исследования, практика прогнозирования и т.п.

Конечным итогом прогнозирования преступности в регионе является сам прогноз, а на его основе разработка программы по ее предупреждению и проти­водействию. Прогноз приобретает практическую ценность только тогда, когда он становится средством активного воздействия.

Закономерности изменения региональной преступности имеют сложный статистический характер, поэтому для вычленения их из массы случайностей неизбежно возникает необходимость применения методов статистики. Пре­ступность - это не просто сумма всех совершенных преступлений, а некоторый их «сплав», обладающий особыми, присущими только ему специфическими свойствами. Выявить и изучить эти общие для всех преступлений (то есть для

104

преступности) свойства позволяет статистический метод обобщающих показа-

~i тел ей .

С помощью этого метода проводится исследование всего массива престу­плений для получения средних величин, которые и дают обобщенную характе­ристику изучаемого явления. Данные средние величины и являются, в сущно­сти, обобщающими показателями.

Статистический метод обобщающих показателей основан на законе больших чисел, в соответствии с которым, при изучении большого числа (мас­сы) преступлений происходит взаимопоглощение индивидуальных отклонений от внутренней тенденции явления.

Другими словами, обобщающие показатели освобождены от несущест­венных фактов, которые объективно имеют второстепенное значение для по­знания основной, ведущей тенденции. Чтобы оценить движение региональной преступности в целом и предвидеть ее дальнейшее развитие, необходимо опре­делить эту ведущую тенденцию, выделяя ее из массы отдельных второстепен­ных случаев.

Обобщающие показатели - это лишь опора для анализа новых тенденций в преступности, тот материал, который должен быть теоретически осмыслен, один из способов для выражения закономерностей будущей преступности. Эти показатели позволяют выявить закономерности развития региональной пре­ступности, глубоко скрытые в массовом процессе. Связь между статистически­ми закономерностями и обобщающими показателями заключается в том, что если закономерность существует, то обобщающие показатели регулярно повто­ряются в сходных процессах, разделенных во времени.

Преступность как социальное явление непрерывно изменяется вследствие множества обстоятельств. Это необходимо обязательно учитывать при ее про­гнозировании, при поиске обобщающих показателей, повторяющихся на про­тяжении длительного времени (в прошлом и настоящем), при установлении

1 См.: Остроумов С.С. Советская судебная статистика. М, 1976. С. 89, Лунеев ВВ. Юриди­ческая статистика: Учебник. М., 2000. С. 141.

105

статистических закономерностей региональной преступности. Для минимизи­рования числа погрешностей при прогнозировании, необходимо иметь в виду, что обобщающие показатели могут считаться обоснованными при соблюдении двух обязательных условий: а) изучаемая совокупность преступлений должна быть достаточно велика; б) она должна быть однородна по составу.

Что касается первого требования, то оно может выполняться по-разному в зависимости от условий и целей обследования. В регионе, например, может быть проведено сплошное или выборочное обследование преступников (пре­ступлений), собран материал за длительный или короткий период времени и т.д.

Для выполнения второго требования, как было отмечено выше, прогнози­рование региональной преступности должно осуществляться путем разработки прогнозов отдельных ее видов (первичной, рецидивной, молодежной и т.д.). Внутри каждого из этих видов целесообразно прогнозирование отдельно под­видов преступности, например, «внутри» рецидивной преступности — взрослых и несовершеннолетних, отдельно по полу преступников, по видам преступле­ний, количеству судимостей и по другим наиболее информативным признакам.

В криминологическом прогнозировании нельзя оперировать только обобщающими показателями, так как многие единичные явления (факты, про­цессы и т.д.), имеющие значение для регионального криминологического про­гнозирования, останутся в этом случае незамеченными. Поэтому в криминоло­гическом прогнозировании используют и другие методы: экстраполяции, моде­лирования, экспертных оценок1.

Сущность экстраполяции состоит в изучении истории прогнозируемого объекта и перенесении закономерностей его развития в прошлом и настоящем на будущее. Иначе говоря, метод экстраполяции предназначен для поиска пока­зателей будущего, исходя из того, что тенденции прошлого и настоящего будут действовать в регионе и в дальнейшем. Метод экстраполяции является наибо-

1 См.: Абызов P.M. Типология личностных деформаций несовершеннолетних преступников Барнаул, 2002. С. 166-169.

106

лее эффективным при краткосрочном криминологическом прогнозировании. Простая экстраполяция, довольно часто используемая правоохранительными органами, не предполагает учета всех причин и факторов преступности. Однако для краткосрочного прогнозирования обычно бывает достаточно одного лишь предположения, что эти причины и факторы останутся неизменными (или поч­ти неизменными) в течение прогнозируемого периода. Экстраполяция может предполагать наличие некоторой последовательности изменений, постепенно нарастающих в определенном направлении.

С другой стороны, ряд исследователей подвергают сомнению саму воз­можность применения методов экстраполяционного характера для такого про­гнозирования: «... статистические выкладки на основе изучения данных о заре­гистрированных преступлениях ни в коем случае не должны признаваться про­гнозом»1.

С таким утверждением можно согласиться с одним комментарием. Дей­ствительно, если переносить на будущее прошлые тенденции в развитии пре­ступности в регионе, базирующиеся исключительно на информации о зарегист­рированных преступлениях, то, какие бы мощные статистические методы не использовать, все равно прогнозные характеристики также будут представлять собой лишь слепок будущей ситуации по зарегистрированным преступлениям. Только такая информация, безусловно, не является истинным отражением кри­миногенной обстановки в регионе, поскольку не учитывает латентность данно­го явления2 и, кроме того, содержит различного рода искажения, вызванные вольными или невольными погрешностями в деятельности соответствующих служб. Вместе с тем, как уровень латентности, так и указанные погрешности, часто носят устойчивый характер с признаками однородности, в том числе и структурной, поэтому корректное применение статистических методов для про­гнозирования не криминогенной обстановки как таковой, а ее отражения в бу­дущих официальных формах представляется нам вполне оправданным, инфор-

См.: Клейменов МП. Харитонов АН Прогнозирование преступности. Омск, 1994. С. 34. 2 См.: Акутаев P.M. Латентная преступность: современное понимание. СПб., 1998. С. 25-30.

107

мативным и должно вести к значительному повышению эффективности про­цесса принятия решений соответствующими органами.

В подтверждение эффективности этих методов можно сослаться на точку зрения Ю.Д. Блувштейна и А.В. Добрынина1, что в большинстве случаев «... в течение ближайшего года-двух преступность будет вести себя примерно так же, как в течение четырех-пяти предшествующих лет», то есть развитие соответст­вующих процессов в значительной степени инерционно. Отметим, что это - од­но из базовых допущений статистического моделирования.

Необходимо отметить, что применение метода экстраполяции в кримино­логическом прогнозировании в отрыве от других методов не приведет к долж­ному результату. Необходима разработка такой программы прогнозирования, которая давала бы возможность анализировать максимальную совокупность имеющихся данных о региональной преступности.

Моделирование используется преимущественно для качественного опи­сания развития прогнозируемого объекта. В этом случае субъекты прогнозиро­вания исходят из общих закономерностей развития изучаемого явления в ре­гионе и имеют целью выделить наиболее важные проблемы перспективного развития, основные пути и последовательность их решения. При моделирова­нии выявляются причинно-следственные зависимости, взаимосвязи единичного и общего, используются общие приемы и инструменты логики - анализ, синтез, индукция, дедукция, умозаключение по аналогии и т.п. Кроме того, моделиро­вание используется и для имитации реальных процессов, происходящих в ре­гионе. Оно также позволяет количественно отразить взаимосвязь ряда факто­ров, вскрытую качественным анализом, использовать результаты относительно автономных прогнозов о движении отдельных факторов (переменных)2.

Достоинство моделирования состоит в том, что в его пределах возможно абстрагирование от таких свойств прогнозируемого объекта, которые выступа-

1  См.: Блувштейн Ю.Д., Добрынин А.В. Основы криминологии. Минск, 1990. С. 67.

2 См.: Кудрявщ 1998. С. 22-36.

См.: Кудрявцев В.Н. Генезис преступления. Опыт криминологического моделирования. М.,

108

ют в данном конкретном отношении как несущественные. То есть, моделирова­ние позволяет выделить определенные свойства для изучения в чистом виде, что значительно облегчает задачи научного прогнозирования, поскольку слож­ное явление зачастую недоступно для непосредственного анализа. Но это дос­тоинство превращается в недостаток, если моделирование рассматривать как универсальный способ прогнозирования. Этот метод необходимо сочетать с другими приемами исследования.

Сущность метода экспертных оценок (применительно к прогнозирова­нию) состоит в том, что в основу прогноза кладется мнение специалистов, ос­нованное на их профессиональном научном и практическом опыте1. Обычно к этим методам прибегают в тех случаях, когда проблема не изучена настолько, чтобы стали четко видны все составляющие ее элементы или когда невозможно применить более строгие методы. Ценность данного метода для прогнозирова­ния заключается в том, что высококвалифицированные эксперты, оценивая со­бытия и факты, используют не только официальную информацию, но и инфор­мацию, заключенную в собственном опыте и интуиции.

Существуют две основные формы экспертных оценок: индивидуальные и групповые опросы, которые в свою очередь могут быть очными и заочными, письменными и устными, по общим и частным вопросам и т.д.

Методы коллективных оценок основываются на принципах выявления коллективного мнения экспертов о перспективах развития объекта'прогнозиро­вания.

Зависимый интеллектуальный эксперимент предполагает обмен мнения­ми между экспертами. К нему относят методы «комиссий» и «мозговой атаки (штурма)». Первый метод основан на работе специальных комиссий или груп­пы экспертов за «круглым столом», когда обсуждается та или иная проблема для согласования единого мнения. Недостаток его состоит в том, что группа экспертов в своих суждениях руководствуется в основном логикой компромисса

См.: Криминологическое прогнозирование: методология, методика, результаты. М , 1990.

109

«Мозговой штурм» - методика генерации, зарождения альтернативных идей решения конкретной проблемы путем обсуждения их группой высококва­лифицированных специалистов без какой бы то ни было предварительной под­готовки. Группы «мозгового штурма» могут состоять из 6-12 экспертов. Пред­полагается наличие в этой группе хотя бы одного ведущего специалиста, так называемого генератора идей. Приветствуется любая, даже самая несуразная идея. Желательна комбинация идей и их усовершенствование. На этапе варьи­рования и комбинирования идей их не оценивают, чтобы стимулировать рож­дение новых идей.

Если задача сформулирована просто, понятно, в виде, удобном для обсу­ждения, то в группу экспертов можно включать людей, не являющихся экспер­тами в данной области. Их задача - воспринимать новые идеи и обдумывать их. На этапе обсуждения и критической оценки они могут задавать самые различ­ные вопросы. На роль оппонента, критически оценивающего любую идею, вы­искивающего слабые места, недостатки идей, можно назначать одного из экс­пертов, если нет потенциального критически настроенного оппонента.

В индивидуальных экспертных оценках наиболее часто применяются два метода формирования прогноза: аналитические экспертные оценки и опрос-интервью .

Аналитические экспертные оценки предполагают длительную и тщатель­ную самостоятельную работу эксперта над анализом тенденций, оценкой со­стояния и путей развития прогнозируемого объекта. Этот метод дает возмож­ность эксперту использовать всю необходимую информацию об объектах.

Разновидность метода опроса - интервью предполагает беседу прогнози­ста с экспертом, в ходе которой прогнозист в соответствии с заранее разрабо­танной программой ставит перед экспертом вопросы относительно перспектив развития прогнозируемого объекта.

Из множества методик, использующих метод опроса, для нашего иссле-

См.: Вицин СЕ. Моделирование в криминологии. Минск, 1973. С.27-29; Блувштейн Ю.Д Криминология и математика. М., 1974. С. 84.

no

дования подошла методика эвристического прогнозирования, суть которой за­ключается в получении и специализированной обработке прогнозных оценок путем систематизированного опроса экспертов.

В основе методики эвристического прогнозирования лежат некоторые теоретические допущения:

•         у эксперта имеется некоторая психологическая установка на буду­щее, базирующаяся на профессиональном опыте и интуиции;

•         процесс эвристического прогнозирования и процесс решения зада­чи (научной проблемы) тождественны;

•        тенденции развития объекта прогнозирования возможно однознач­но отобразить в виде системы прогнозных моделей, получаемых из обобщения прогнозных экспертных оценок1.

Эти допущения реализуются в методике эвристического прогнозирования путем системы приемов работы с экспертами, способами формирования вопро­сов и анкет, алгоритмами обработки экспертных оценок и синтеза прогнозных моделей.

На начальном этапе нами был разработан опросный лист, состоявший из вводной, основной и заключительной частей, в котором содержалось более 40 формализованных ответов на поставленные вопросы, предназначенный для за­полнения научными и практическими работниками системы МВД России, суда и прокуратуры в 5 регионах Сибирского федерального округа: Алтайском, Красноярском краях, Кемеровской, Новосибирской, Омской областях.

Опрос экспертов проводился с целью выявления независимого мнения каждого из специалистов в отдельности. При данной методики исследования полностью исключалась коллективная работа экспертов, что позволило умень­шить влияние на отдельного эксперта таких психологических факторов, как эффективная аргументация точки зрения кем-либо из присутствующих, неже­лание  отказаться от публично  высказанных взглядов, подчинение  мнению

1 См.: Минин А.Я. Информатизация криминологических исследований. Екатеринбург, 1992. С. 55-56.

Ill

большинства. Такой опрос дал возможность получить серию отдельных мнений по конкретному вопросу и подготовить «усредненную информацию» на основе независимых суждений.

Вводная часть содержала краткое обращение к опрашиваемому эксперту, в котором была указана цель опроса и направление использования результатов (прогнозирование состояния преступности в регионе). Основная часть содер­жала вопросы, в последовательности которых раскрывалось содержание иссле­дуемой проблемы. Заключительная часть - демографическая, содержала вопро­сы, касающиеся объективного положения опрашиваемого.

На следующем этапе — сбор экспертных оценок - нами были опрошены 250 экспертов, в том числе доктора и кандидаты юридических, психологиче­ских, педагогических и экономических наук. Опрашиваемые отвечали, в том числе, на вопросы какие факторы они считают криминогенными (из числа ука­занных в анкете), а какие - антикриминогенными. В результате опроса были выделены факторы социально-экономического, демографического, политиче­ского характера, влияющие как на преступность в регионе в целом, так и на от­дельные ее группы и виды.

Проведенный анализ полученных данных позволил выявить факторы, ко­торые будут наиболее ярко проявляться в криминогенной ситуации Сибирского федерального округа в прогнозируемый период:

•        внешние   криминогенные   факторы:   экономические,   социально-политические, правовые, организационные, социально-психологические, тех­нические, медико-социальные, экологические и другие;

•        внутренние факторы преступности: криминальный рецидив, кри­минальная организованность и профессионализм, сложившиеся и вновь нарож­дающиеся криминальные традиции, социально-криминологические проблемы возвращения лиц, отбывших наказание, в законопослушную среду.

Исходными данными для построения структурной модели динамики раз­вития преступности в Сибирском федеральном округе явились статистические данные за 1997-2003 гг. В качестве основных количественных показателей ис-

112

пользовались: общее количество зарегистрированных преступлений; убийств и покушений на убийство; умышленных причинений тяжкого вреда здоровью; краж; грабежей; разбоев; преступлений экономической направленности; со­вершенных в группе; несовершеннолетними; ранее совершавшими преступле­ния; преступлений связанных с незаконным оборотом наркотических средств и т.д. В соответствии с данной методикой, в нашем исследовании строились и обрабатывались динамические ряды уровней отдельных видов и групп престу­плений из расчета на 100 тыс. населения, определялись тенденции и законо­мерности изменения преступности в количественном выражении (скорости ди­намического ряда уровней) и устанавливались расчетные уровни региональной преступности на 2004-2006 гг. По этим показателям в соответствии с предпо­ложительными данными о численности населения в регионе на 2004-2006 гг. рассчитывалось предполагаемое число преступлений отдельных видов и групп (и преступности в целом) в прогнозируемом периоде - до 2006 г.

Таким образом, располагая определенным числом факторов, влияющих на преступность в регионе, и зная их динамику развития в будущем, была по­строена с помощью математических методов приближенная прогностическая модель развития преступности в Сибирском федеральном округе. Сопоставляя, эту модель с прогнозами, полученными на основе экстраполяции и экспертных оценок, составлялись в окончательном виде прогностические сведения о тен­денциях и закономерностях изменения преступности в регионе в прогнозируе­мый период1.

Прогнозируя возможную криминальную ситуацию в Сибирском феде­ральном округе в 2004-2006 гг., необходимо отметить, что наибольшее влияние на показатели криминальной ситуации в округе будут оказывать краткосрочные и среднесрочные криминогенные тенденции. Развернутые прогнозно-парамет-

Расчеты были проведены сотрудниками кафедры «Информатики и специальной техники» Барнаульского юридического института МВД России на основании статистических данных о состоянии преступности за 1997-2003 гг. и данных, изложенных в письме первого заместите­ля Министра экономического развития и торговли Матерова И.С. от 07.04.2003 г. № ИМ-401/09 «О разработке прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на 2004 год и параметров прогноза на период до 2006 года».

113

рические характеристики состояния преступности в округе на прогнозируемый период основаны на разработках научного коллектива Всероссийского научно-исследовательского института МВД России. Проведенный криминологический мониторинг позволил учесть текущие изменения в объеме, уровне, структуре и динамике преступности в округе, что дает возможность вносить необходимые коррективы в прогностические расчеты и формулировать уточненную картину параметров развития криминальной ситуации в Сибири на ближайшую пер­спективу.

В рассматриваемый период следует ожидать активизации определенных процессов в преступности, которые характеризуются как неблагоприятные. При этом скорость криминализации общества и конкретные значения характеристик прогноза будут в значительной мере определяться инерционностью влияния кризисных социально-экономических проявлений прошлых лет.

Определение путей возможного изменения преступности в ближайшее время имеет большое значение для построения тактики ее предупреждения. Та­кое прогнозирование позволит научно предсказать не только тенденции и зако­номерности изменения преступности в Сибирском федеральном округе, но и конкретные варианты ее ближайшего будущего по детализированным показа­телям.

Суммарное количество всех регистрируемых преступлений, которые мо­гут быть совершены в федеральном округе в прогнозируемый период, может составить 502,8 тыс. зарегистрированных преступлений в 2004 г., 530,0 тыс. - в 2005 г., 554,9 тыс. - в 2006 г., что будет соответствовать общему уровню пре­ступности, равному 2262 преступления на 100 тыс. населения. Речь идет о каче­ственно новом криминологическом феномене, который означает необратимый социально-психологический сдвиг, включающий значительное количество на­селения в противоправные отношения. При этом достаточно тревожным явля­ется прогнозируемый рост количества тяжких и особо тяжких преступлений. Их зарегистрированное число в 2004 г. может составить 202,4 тыс., в 2005 г. -222,8 тыс., в 2006 г. - 232,9 тыс., что будет соответствовать общему уровню

114

тяжкой преступности в размере 1381 преступление на 100 тыс. населения. Удельный вес тяжкой преступности в общем объеме уголовно наказуемых дея­ний может достигнуть 45,3%.

Количество разбоев, грабежей и краж в 2004-2006 гг. может составить со­ответственно 8,2; 8,6; 9,0 тыс.; 36,2; 38,2; 39,9 тыс.; 211,1; 222,5; 232,5 тыс. пре­ступлений. Но даже такие показатели могут иметь место лишь при значитель­ных усилиях органов внутренних дел, опирающихся на расширенный объем финансового и организационно-кадрового потенциала.

Количество зарегистрированных в прогнозируемом периоде убийств мо­жет составить 6,5; 6,8; 7,1 преступлений, а количество причинений тяжкого вреда здоровью может достигнуть 14,2; 15,0; 15,7 тыс. преступлений.

Показатели, характеризующие криминальную ситуацию в общественных местах могут достигнуть 34,0 тыс. преступлений в 2004 г., 35,8 тыс. - в 2005 г., 37,4 тыс. - в 2006 г.

Экономическая преступность в 2004-2006 гг. будет подвержена двум мощным разнохарактерным тенденциям. С одной стороны, количество престу­плений экономической направленности, выявленных правоохранительными ор­ганами, будет существенно увеличиваться. С другой стороны, фактор оздоров­ления экономики и превентивный эффект, достигаемый деятельностью соот­ветствующих правоохранительных органов, приведет к снижению латентного объема экономической преступности и сократит приток в криминальную сферу новых правонарушителей. Экспертные оценки, характеризующие количествен­ную сторону прогноза, отличаются большим разбросом мнений, низким коэф­фициентом конкордации, а значит, и невысокой достоверностью итогового по­казателя.

Учитывая реалии оперативной обстановки, складывающейся в деятельно­сти правоохранительных органов по борьбе с экономической преступностью, можно с высокой долей уверенности утверждать, что даже в случае наиболее благоприятных сценарных условий экономического развития округа, количест­во выявленных преступлений экономической направленности останется в пре-

115

делах 53,9 - 58,8 тыс. зарегистрированных уголовно наказуемых деяний в про­гнозируемый период.

Особую тревогу, применительно к данному варианту прогноза, вызывает ожидаемый рост преступлений, посягающих на собственность, в первую оче­редь разбоев, грабежей и краж. В целом же корыстная и корыстно-насильственная преступность в течение 2004-2006 гг. будет для правоохрани­тельных органов одной из сложнейших проблем, требующей многократно воз­растающих усилий и замыкающей на себя основной объем финансовых средств правоохранительного потенциала округа.

Наиболее заметной и тревожной для правопослушных граждан в прогно­зируемой перспективе будет оставаться насильственная преступность, особенно преступления, посягающие на жизнь и здоровье человека.

Серьезную угрозу обществу будут представлять преступные проявления против общественной безопасности, в первую очередь - экстремизм, терроризм и бандитизм. В этом случае, если принимаемые государством и обществом ме­ры по борьбе с указанными преступными деяниями окажутся недостаточно эф­фективными, прогнозируемое количество террористических актов в 2004-2006 гг. может превысить аналогичные показатели 2003 г. на 20,0%.

Если правоохранительными органами Сибири не будут блокированы ос­новные каналы наркотического «нашествия», то количество зарегистрирован­ных преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств в 2004 г. может достигнуть 36,8 тыс., в 2005 г. до 38,8 тыс., в 2006 г. до 40,5 тыс. преступлений. При этом будет неизбежно возрастать уровень латентности дан­ного вида преступлений.

Социально-криминологическая характеристика преступности в округе в 2004-2006 гг. будет сложной. Рецидивная преступность и преступность несо­вершеннолетних характеризуется существенной социально-негативной дина­микой. Относительно благоприятные тенденции 2001-2003 гг., по нашему мне­нию, уже исчерпаны, и в 2004 г. количество зарегистрированных преступлений, совершенных несовершеннолетними или при их участии может достигнуть 34,2

116

тыс. преступлений, в 2005 г. - 36,0 тыс., в 2006 г. - 37,7 тыс., ранее совершав­шими преступления - 92,9 тыс. преступлений в 2004 г., 97,9 тыс. в 2005 г., 102,3 тыс. в 2006 г.

Увеличится количество преступлений, совершенных группой лиц, а так­же в состоянии наркотического и алкогольного опьянения. Прогнозируемое число соответствующих преступных проявлений может составить в 2004 г. -48,7; 1,0; 61,6 тыс. преступлений; в 2005 г. - 51,3; 11,1; 65,0 тыс. преступлений; в 2006 г. - 53,6; 11,6; 67,9 тыс. преступлений соответственно.

В целом данный вариант криминологического прогноза состояния пре­ступности в Сибирском федеральном округе на 2004-2006 гг. позволяет сделать вывод о наличии острой необходимости укрепления общефедеральных и внут­рирегиональных усилий в сфере охраны правопорядка и предупреждения пре­ступности, в том числе существенного увеличения бюджетного финансирова­ния правоохранительной деятельности.

Изложенные данные свидетельствуют о стабильном росте преступности в регионе по всем показателям. При дальнейшем росте количественных показа­телей преступности в округе, кроме того, усматривается процесс эскалации в ней ряда неблагоприятных качественных тенденций:

•         высокий удельный вес числа тяжких и особо тяжких преступных посягательств;

•         сохранение корыстно-насильственной направленности преступно­сти;

•         рост числа преступлений экономической направленности. Преступ­ность в данной сфере будет претерпевать наибольшие структурные изменения, поскольку ее количественные и качественные характеристики самым непосред­ственным образом связаны со сложными, слабо контролируемыми и непредска­зуемо развивающимися финансовыми и экономическими отношениями, а также с возможностями правоохранительных органов выявлять и расследовать пре­ступления данной категории;

•         сохранение проблемы проникновения, с одной стороны, кримина-

117

литета во власть, с другой, сращивания властных структур с организованными преступными группами;

•         стабильный рост рецидивной преступности,  что связано,  кроме прочего, с недостаточной эффективностью работы адаптационных и реабили­тационных структур;

•         стабильный рост числа преступлений, совершенных в группе;

•        тенденция конфронтации общества, углубление правового ниги­лизма населения, что приводит не только к снижению эффективности, но и це­лесообразности противодействия преступности имеющимися традиционными арсеналом и методами.

На основании изложенного, можно сделать вывод о том, что криминоло­гическое прогнозирование, нашедшее свое методологическое и методическое обеспечение, базируется на установленных криминологией устойчивых зави­симостях между состоянием и тенденциями преступности, с одной стороны, и комплексом социальных, экономических, политических, демографических, экономических, культурных и иных социальных процессов - с другой.

На основании анализа данных, полученных в ходе проведения настояще­го исследования, были определены возможные изменения тенденций и законо­мерностей преступности в регионе в будущем, внесены необходимые поправки в прогностические документы, подготовленные на основе количественных ме­тодов, что дало возможность определить и оценить ряд вариантов прогноза преступности в регионе в пределах от «низшего» до «высшего»1.

Проделанная работа оказалась весьма полезной с научной и практической точек зрения. Во-первых, к обсуждению был привлечен широкий круг «экспер­тов» - научных и руководящих практических работников. Во-вторых, получен­ные замечания и рекомендации позволили внести в прогноз необходимые кор­рективы. В-третьих, прогноз был дополнен и скорректирован «экспертами» с

1 См.: Шульга В.И. Криминологическая характеристика транснациональной преступности в Дальневосточном регионе / Актуальные проблемы борьбы с преступностью в России: Сб. науч. трудов. М, 1997. С. 99-106.

118

учетом новой и дополнительной информации. В-четвертых, накапливался «банк прогностической информации», развивалась теория и методология кри­минологического прогнозирования, в основном за счет уточнения методов, ви­дов и сроков прогнозирования. В-пятых, прогноз был направлен в заинтересо­ванные службы МВД России в Сибирском федеральном округе, что дало воз­можность использовать прогностические рекомендации при составлении пер­спективных планов предупреждения преступности в регионе.

119

Глава 3. Предупреждение региональной преступности

§ 1. Связи между криминологическим прогнозированием и предупреждение преступности в регионе

Исходя из того, что преступность - это продукт общества, следствие объ­ективно существующих в его развитии противоречий, приобретающих особую остроту в период реформирования и дестабилизации, нереальной выглядит за­дача искоренения причин и условий преступности. Общество, государство вы­нуждены мириться с существованием преступности как неизбежным социаль­ным явлением. Но они в состоянии контролировать и, по мере сил и возможно­стей, ограничивать и сдерживать преступность, преодолевать ее наиболее раз­рушительные тенденции, влиять на причины и условия, продуцирующие ее, защищать граждан и общественные интересы от преступных посягательств.

Конечно, возможности и силы государства в противодействии преступно­сти в настоящее время, особенно с учетом состояния экономики страны, не без­граничны. Но и в современных условиях существует ряд направлений, по кото­рым государство может действовать с наиболее возможной в нынешних усло­виях эффективностью1.

В качестве основы концепции деятельности по предупреждению пре­ступности в регионе следует рассматривать ее целевые стратегические установ­ки на прогнозирование и предупреждение региональной преступности с опорой на изучение детерминант последней, совершенствование применения уголовно­го законодательства, создание системы общесоциальных и специальных мер противодействия преступности.

Предупреждение преступности в регионе - объективно обусловленная криминологическая стратегия и одно из основных направлений региональной уголовной политики. В этом качестве криминологическое прогнозирование и

1 См.: Хаоитонов АН. Государственный контроль над преступностью (вопросы теории): Ав-тореф. дне ...д-ра юрид. наук. Н. Новгород, 1997. С. 33-35.

120

предупреждение преступности в регионе представляет собой взаимосвязанную логическую модель ожидаемых изменений социальной среды, сознания и пове­дения субъектов правоотношений, исключающих совершение преступлений в результате целенаправленного воздействия мер уголовной и криминологиче­ской политики.

Необходимость предупреждения преступности как стратегической регио­нальной цели обусловлена не только объективными экономическими, социаль­ными, политическими и идеологическими факторами территориальной общно­сти. Эта цель, имея субъективное идеальное начало, выступает формой духов­ного возвышения личности в обществе. Она служит социальным идеалом, мо­тивом, внутренней движущей силой социализации, самовоспитания субъектов правоотношений, качественного изменения поведения последних.

Кроме того, цель предупреждения преступности как таковая не есть стро­го ограниченный во времени и пространстве предел. Она представляет собой естественноисторический процесс развития общества.

Указанная цель весьма важна для формирования и развития собственно уголовной политики, ее содержания, направлений, видов и форм реализации. Без цели предупреждения преступности понятие уголовной политики, ее теория и практика теряют свою перспективу, превращая такую политику в некую за­стывшую, неразвивающуюся систему, исключающую свое саморазвитие.

Предупреждение преступности в регионе неразрывно связано с уголов­ной политикой, причем последняя выступает как часть или (и) способ преду­преждения преступности. В свою очередь уголовная политика представляет со­бой самостоятельный вид и направление политики государства в целом. А это значит, что уголовная политика в той или иной мере присутствует в предупре­ждении преступности. Предупреждением преступности занимаются государст­во и общество в лице конкретных субъектов реализации уголовной политики1,

1 См.: Аврутин Ю.Е. Эффективность деятельности органов внутренних дел (государственно-правовые, социальные и организационные аспекты изучения, оценки, проектирования): Ав-тореф. дис ...д-ра юрид. наук. СПб, 1998. С. 17-18.

121

действующих в пределах и формах, предусмотренных действующим законода­тельством.

Другими словами, предупреждение преступности является стратегиче­ской целью и составной частью уголовной политики, охватывающей деятель­ность ее субъектов по осуществлению системы специально-криминологичес­ких, общих и индивидуальных мер по выявлению и устранению причин пре­ступности, противодействию последней, предотвращению и пресечению пре­ступлений.

Общесоциальные меры предупреждения преступности включают в себя те формы, направления и средства, которые необходимы для повышения уров­ня жизни людей, в том числе устранения социальных противоречий, порож­дающих преступность. Они охватывают меры экономического характера, госу­дарственного и общественного воздействия, заключающие в себе все законные формы деятельности и реагирования органов государственной власти, общест­венных объединений, гражданских институтов и граждан по соблюдению за­конности во всех сферах производственной, бытовой и иной деятельности. Оп­ределяющее место в системе общесоциальных мер предупреждения преступно­сти занимает не только совершенствование правовой системы общества, но и общесоциальные меры глобального характера по повышению уровню матери­ального благополучия, улучшению воспитательной работы, изменению мента­литета и образа жизни людей1. Важно также создание, функционирование и по­вышение эффективности правоохранительного механизма, организация госу­дарственного и общественного контроля за деятельностью государственного аппарата управления.

Общесоциальные меры реализуют антикриминогенный потенциал обще­ства в целом, и всех его институтов. Это происходит путем не специально на­правленного воздействия на криминологические детерминанты, осуществляе­мого в ходе развития общества, решения экономических, социальных, полити-

1 См.: Бабаев В.К. Правовая система общества: Общая теория права / Курс лекиий. Н. Новго­род. 1993. С. 85-87.

122

ческих и других глобальных задач, в результате чего «попутно» достигаются антикриминогенные цели, в частности, устраняются, ограничиваются противо­речия, кризисные явления, продуцирующие преступность. Эти меры имеют широкий диапазон, они воздействуют практически на все виды причин, усло­вий и других детерминант преступности. Сильными сторонами общесоциаль­ных мер предупреждения преступности являются взаимосвязь различных по содержанию мер (экономических, социальных, политических, правовых, идео­логических и др.), их способность на основе взаимного дополнения не просто суммировать эффект антикриминогенного воздействия, а придавать ему новое, несравнимо более высокое в смысле результативности качество. Благодаря пе­речисленным признакам общесоциальные меры предупреждения преступности представляют собой основу, фундамент специально-криминологических мер предупреждения преступности, которые осуществляются целенаправленно в интересах недопущения преступлений путем устранения, нейтрализации, огра­ничения сферы действия криминогенных факторов, продуцирующих преступ­ность. Непредназначенность специально для воздействия на причины и иные детерминанты преступности - основной признак общесоциальных мер преду­преждения преступности. Задачи выявления и нейтрализации криминологиче­ских детерминант решаются на этом уровне наряду с другими важными специ­альными проблемами.

Специально-криминологические меры разрабатываются и осуществляют­ся именно для противодействия преступности, в том числе применительно к разным видам преступлений и типам преступного поведения, к различным сфе­рам общественной жизни, социальным группам, отраслям хозяйства. Под ними следует понимать меры, осуществляемые любыми субъектами, в том числе правоохранительной деятельности в пределах их компетенции. Они предпола­гают использование специальных, то есть требующих специальной подготовки, методов и средств реагирования и воздействия на социальные слои и группы населения: выявление и нейтрализацию социальных групп риска, правонару­шителей,  контроль и  проверку  исполнения  предписаний  законодательства,

123

применение предусмотренных законом мер принуждения1.

Специально-криминологические меры органично дополняют и конкрети­зируют общесоциальные меры предупреждения преступности. Они строго це­ленаправленны, специализированны и, так или иначе, локализованы во времени и пространстве применительно к определенным объектам и субъектам, срокам проведения и т.д. В сущности, лишь один этот признак (целенаправленность) имеет в известном смысле абсолютное значение, играет роль качественного критерия для разграничения рассматриваемых мер предупреждения преступно­сти. Остальные различия между ними являются не столько качественными, сколько количественными. Так, общесоциальные меры, хотя и могут в принци­пе осуществляться на уровне особенного (применительно к отдельным отрас­лям хозяйства, социальным группам населения) и далее единичного (индивиду­альное предупреждение), в основном своем объеме являются всеобщими, т.е. действующими в масштабе всего общества, государства. Эффект деятельности по предупреждению преступности мерами экономического, социального, поли­тического, идеологического характера достигается главным образом в резуль­тате общесоциальных мер, но аналогичные по содержанию мероприятия могут осуществляться (по крайней мере, активно инициироваться) и в рамках специально-криминологических мер.

Наряду с прямыми связями между общесоциальными и специально-кри­минологическими мерами предупреждения преступности существует и своеоб­разная обратная связь: последние не только базируются на первых, не только используют антикриминогенный потенциал общественного развития в целом, но и способствуют ему, устраняя довольно значительные преграды на его пу-

ти2.

Наряду с традиционным разделением мер предупреждения преступности

1 См.: Кивич Ю.В., Лебедев С .Я. Предупреждение преступности органами внутренних дел. М, 1998. С. 12.

См.: Прозументов Л.М. О соотношении общесоциального и специально-криминологичес­кого предупреждения преступлений: Уголовное право и современность. Вып. 2. Красноярск. 1998. С. 78-82.

124

на общесоциальные и специально-криминологические меры по уровню и целе-полаганию выделяют индивидуальные меры предупреждения преступного по­ведения. Данные меры соединяют в себе черты общесоциальных и специально-криминологических мер предупреждения преступности. С первыми их отожде­ствляет то, что цели этих мер гораздо шире, чем противодействие преступно­сти, поскольку они направлены на воспитательные цели, охрану здоровья, по­вышение материального благосостояния конкретных лиц. В то же время инди­видуальные меры предупреждения преступного поведения (например, под­держка и помощь лицам из групп повышенного социального риска) «... имеют и явно выделенный (а не латентный, как в общесоциальных мерах) аспект профилактики именно преступности, хотя далеко и не сводятся к нему»1.

Эффективность предупреждения преступности зависит не только от оп­тимального сочетания разноуровневых мер воздействия на общество, социаль­ные группы, а через них, в конечном итоге на личность, но также и непосредст­венно на личность.

Провозглашение региональной уголовной политики частью деятельности по предупреждению преступлений не декларативным, а реальным принципом, требует качественно иного идеологического, правового, организационно-струк­турного, информационного, кадрового и научного обеспечения. Речь, собствен­но, идет о проведении собственной региональной политики по реализации там норм уголовного и уголовно-процессуального права. Очень важно, чтобы эта собственная политика преследовала достижение действительных целей цивили­зованного общества.

Научно управлять процессом предупреждения преступности в регионе значит предвидеть, т.е. прогнозировать изучаемые явления и на этой основе планировать мероприятия по противодействию преступности.

Согласно теории управления посредством прогнозирования, в том числе и криминологического, решаются следующие задачи:

1 См.: Криминология: Учебник / Под ред Н.Ф. Кузнецовой. Г.М. Миньковского. М. 1999. С 186-187.

125

•         научное описание той ситуации, в которой может оказаться изучае­мая социальная система (явление) в будущем;

•         научное описание будущего состояния самой изучаемой системы (явления) применительно к ситуации, в которой она может оказаться;

•        научное описание (и обоснование) системы мер воздействия на изучаемое социальное явление с учетом будущего состояния этого явления и ситуации, в которой оно будет проявляться.

Без научного прогнозирования криминальной ситуации невозможно на­учное управление ею, а основой механизма управления является планомер­ность; криминологический прогноз дает, в конечном счете, материал для при­нятия необходимых управленческих решений в сфере уголовной и криминоло­гической политики, а программа предупреждения преступности является непо­средственным результатом принятия такого рода решений. Криминологическое прогнозирование дает возможность определить, из каких циклов будет состоять данный управленческий процесс, и выработать необходимую совокупность операций, осуществляемых в каждом цикле.

Когда речь идет об управлении процессом предупреждения преступности в регионе, посредством криминологического прогнозирования решаются такие задачи, как определение будущего состояния преступности (ее уровня, струк­туры, динамики) и будущего состояния (например, фактического выполнения программы), системы мер воздействия на это общественно опасное явление со­ответственно общей ситуации, которая сложится в будущем в исследуемом ре­гиональном образовании.

В результате развития преступности и системы противодействия этому негативному социально-правовому явлению, фактическое выполнение наме­чаемых мероприятий всегда будет отклоняться от первоначальных заданий. Однако такое отклонение отражает объективную неизбежность этого расхож­дения, связанную с вероятностной природой как самой преступности, так и ее предвидения. Достижение первоначально поставленных целей требует посто­янного совершенствования управления процессом предупреждения преступно-

126

сти на основе непрерывного криминологического прогнозирования и постоян­ной корректировки прогнозируемых изменений.

Совокупность методов управления процессом предупреждения преступ­ности можно разделить на ряд групп: методы воздействия на объект управле­ния; методы воздействия одних органов на другие внутри системы управления; методы воздействия руководителей на подчиненных и т.д. Однако существуют методы, которые пронизывают процесс управления сверху донизу, проявляя специфический характер на каждом уровне. Бесспорно, что такие методы, как прогнозирование и планирование, являются общими для всех звеньев управле­ния процессом предупреждения преступности. В то же время, будучи диалек­тически взаимосвязанными между собой, они имеют принципиально различные сферы проявлений и цели использования.

Криминологическое прогнозирование имеет дело, прежде всего, с объек­тивно развивающимся общественно опасным социальным явлением - преступ­ностью, способствует получению информации о будущем его состоянии, струк­туре, динамике, определяет его тенденции и закономерности развития. Иными словами, криминологическое прогнозирование - это метод, который способст­вует совершенствованию управления процессом предупреждения преступности в регионе, обеспечивая правоохранительные органы необходимой прогностиче­ской информацией.

Оно так же является одним из важных условий обеспечения управляюще­го воздействия на преступность, осуществляемого с целью сдерживания небла­гоприятных тенденций и закономерностей ее развития, установленных с помо­щью прогнозирования в регионе.

Вопрос о месте и социальной роли криминологического прогнозирования в предупреждении преступности имеет принципиальное научно-теоретическое и практическое значение. Его методологическая основа сводится к постановке проблемы предупреждения преступности, выяснению его сущности, места, функций, к определению понятия. Теоретический аспект предполагает обобще­ние имеющихся точек зрения на эти понятие, раскрытие их содержания и важ-

127

нейших составляющих. В практическом плане научное понимание этих вопро­сов позволяет не только определить приоритеты уголовной и всей специально-криминологической политики в регионе, ее стратегию и тактику, но и реально приблизиться к тому, что многие называют защитой населения, охраной закон­ных прав и интересов граждан. Пожалуй, не найдется ни одного ученого или специалиста-практика, который бы ни понимал важности поиска и использова­ния, как минимум, наиболее оптимальных направлений, форм и способов про­тиводействия преступности, установления действенного контроля над ней, и как максимум, устранение наиболее опасных ее видов и форм, превращение ее из «монстра», угрожающего всем государственным и общественным устоям, в допустимое, в условиях рыночной экономики, социальное зло.

В качестве основы концепции современной региональной политики про­тиводействия преступности следует рассматривать ее целевые стратегические установки на профилактику преступности в регионе с опорой на научно обос­нованный криминологический прогноз и воздействие на детерминанты пре­ступности, совершенствованием уголовного законодательства, создание единой региональной системы общесоциальных и специальных мер предупреждения преступности.

Обобщая вышеизложенное, можно сделать вывод, что содержание регио­нальной предупредительной деятельности включает в себя: а) разработку и реа­лизацию целей и задач органов государственной власти в сфере предупрежде­ния и противодействия преступности в регионе; б) определение конкретных средств, форм и методов деятельности государственных (прежде всего) право­охранительных органов в сфере предупреждения преступности. Содержание региональной предупредительной политики предполагает необходимость по­становки целей и задач, определение средств, форм и методов предупредитель­ной деятельности в регионе, которые должны быть:

• правовыми, т.е. опирающимися на систему конституционного и фе­дерального законодательства России и соответствующих подзаконных актов конкретного региона;

128

•         эффективными, т.е. не только соответствующими затратам органов государственной власти по противодействию преступности в регионе, но и дающими реальный результат;

•         защищающими права человека от преступных деяний1. Характеризуя предупредительную деятельность в общем ее понимании,

следует представлять, что она включена в соответствующие общественные от­ношения и определяется общими направлениями деятельности государства. В этом плане необходимо отметить, что предупредительная деятельность госу­дарства, являясь важной и неотъемлемой частью внутренней политики государ­ства в целом, и обеспечивая функционирование всех других ее направлений и элементов, также представляет собой единство разработки и реализации дирек­тивных актов и практических мероприятий, теоретической и практической дея­тельности по противодействию преступности (отдельными видами и формами преступности) и предполагает тесную взаимосвязь целей и задач государства и практической деятельности при выборе средств, форм и методов по защите от преступности личности, общества и государства. Таким образом, формируя и реализуя предупредительные усилия государства, органы и институты государ­ственной власти решают задачи укрепления государственности в целом, кон­кретные социально-экономические, политические и идеологические задачи, стабилизируют общественные отношения, придают поступательный характер развитию общества и государства.

Цели, задачи и содержание предупредительной работы формируются под влиянием изменений в состоянии экономики, права, идеологии, особенностей состояния и тенденций преступности. Эти обстоятельства необходимо посто­янно анализировать и использовать при корректировке целей и задач предупре­дительной политики, определении тактических аспектов ее реализации, опре­делении мероприятий по предупреждению и противодействию преступности.

Принципами региональной программы предупредительной деятельности

1 См.: Рапопорт Е.А. Уголовно-правовые основы предупреждения преступлений: Лвтореф дис ...канд. юрид. наук. Ставрополь, 2001. С. 10-12.

129

являются руководящие, базовые идеи, определяющие содержание законода­тельства и практики его применения как в целом, так и на уровне отдельных за­дач, функций, направлений, средств, способов и методов противодействия пре­ступности в регионе. Таким образом, принципы предупредительной работы яв­ляются стержнем и ориентиром для деятельности по прогнозированию и пре­дупреждению преступности.

Обычно выделяются три основных принципа работы по профилактике преступности в регионе, имеющих непосредственное отношение к настоящему исследованию: а) комплексность, б) соответствие задач, полномочий и ресур­сов; в) опережающий характер стратегических решений.

Комплексность в предупреждении преступности предполагает: использо­вание возможностей всех уровней и подсистем региональной предупредитель­ной работы и ее субъектов; отслеживание изменений во всей цепи причинно-следственных связей явлений и их последствий; обеспечение согласованности (координации и взаимодействия) всех субъектов, осуществляющих такую по­литику в регионе. Этот принцип реализуется при подготовке согласованных программ предупреждения преступности в регионе, подготавливаемых и реали­зуемых субъектами региональной администрации различных уровней и обще­ственных организаций.

Соответствие задач, полномочий и ресурсов означает, что при постановке правоохранительным органам задач в сфере предупреждения и противодейст­вия преступности в регионе необходимо предусматривать расширение (уточне­ние) соответствующих полномочий (например, изменения и дополнения зако­нодательства), а также выделение необходимых материально-технических ре­сурсов. То есть, задачи должны быть соотнесены, согласованы с реальной си­туацией в сфере предупреждения преступности в регионе, возможностями эф­фективного воздействия на криминогенные факторы в целях стабилизации криминальной ситуации там. Важная задача предупредительной политики в данном направлении - разработка методик расчетов согласования возложенных задач, полномочий и ресурсного обеспечения, необходимых для выполнения

130

этих задач.

Принцип опережающего характера стратегических решений означает, что задачи в сфере предупреждения и противодействия преступности в регионе должны ставиться и реализовываться не путем метода «проб и ошибок», а ис­ходя из стратегических целей, определяемых органами государственной власти, на основе научно обоснованного анализа состояния преступности, выявления ее тенденций и прогноза на предстоящий период (оптимально - на три года). Этот принцип реализуется при прогнозировании криминальной ситуации в регионе и основанной на криминологическом прогнозе системы мероприятий по преду­преждению и противодействию преступности. На практике криминологическое прогнозирование сводится к выяснению той криминальной ситуации, которая может сложиться в будущем, определению на основе криминологического про­гноза мер воздействия на те или иные проявления преступности, выработке и принятию необходимых управленческих решений, направленных на предупре­ждение преступности.

На данном этапе есть основания остановиться на таких понятиях как уго­ловная политика и криминологическая политика.

Политика государства традиционно делится на два главных направления - внутреннюю и внешнюю, каждое из которых имеет свои цели, задачи и при­оритеты. Уголовная политика является составной частью в основном внутрен­ней политики государства. Необходимо подчеркнуть, что цели, задачи и при­оритеты, определяемые и реализуемые государственной властью, не являются раз и навсегда данными. Они возникают, меняются, корректируются с учетом общественного развития, желания реализовывать те или иные интересы, по­требности государства, ситуаций, складывающихся во внешнеполитической и внутриполитической сферах. Они могут также корректироваться в случае дос­тижения ранее поставленных целей и задач либо установления невозможности реализации последних из-за различных причин.

Характеризуя уголовную политику в общем ее понимании, следует четко представлять, что она включена в соответствующие общественные отношения

131

и определяется общими направлениями деятельности государства. В этом пла­не следует отметить следующее:

•        уголовная политика является важной и неотъемлемой частью госу­дарственной внутренней политики в целом и обеспечивает функционирование других ее направлений и элементов;

•        уголовная политика создается на основе совокупности идей о том, что следует считать преступлением, как наказывать за преступное поведение и как исполнять наказание. Естественно, это предполагает наличие представле­ний об эффективности каждого из названных элементов. Иными словами, уго­ловная политика представляет собой единство разработки и реализации законо­дательных актов и практических мероприятий, теоретической и практической деятельности    по   противодействию   преступности   с   помощью   уголовно-правовых мер;

•        уголовная политика предполагает тесную взаимосвязь целей и за­дач государства и практической деятельности при выборе средств, форм и ме­тодов по защите от преступности личности, общества и государства. Это озна­чает также и то, что эффективная защита личности и общества невозможна без государственной власти, без отлаженной системы государственных органов, осуществляющих уголовно-правовую деятельность по противодействию пре­ступности, без их поддержки населением. Формируя и реализуя уголовную по­литику, органы государственной власти решают задачи укрепления государст­венности  в  целом,   конкретные   социально-экономические,   политические  и идеологические задачи, стабилизируют общество, придают поступательный ха­рактер развитию общества и государства.

Вышесказанное позволяет сделать вывод, что уголовная политика - это целенаправленная активная деятельность государства по защите общества от преступности, разработка и реализация оптимальной стратегии, основанной на использовании уголовно-правовых, уголовно-процессуальных и уголовно-исполнительных мер.

Криминологическая политика, понятие более широкое: оно включает в

132

себя помимо уголовно «окрашенных» мер и других специальные меры по пре­дупреждению преступности. Криминологическая политика от специального предупреждения преступности отличается тем, что это совокупность заранее предусмотренных и спланированных, а не стихийных мер и мероприятий. По нашему мнению, эта политика включает в себя деятельность различных орга­нов государственной власти по прогнозированию преступности, в том числе, в регионе; определение стратегических и тактических задач, основанных на дан­ных прогноза, по противодействию ей; разработку и последующую реализацию комплексных антикриминогенных целевых программ и планов.

Реализация уголовной и криминологической политики, принимаемые на их основе стратегические решения, призваны обеспечить максимально возмож­ное ограничение преступности, сведение ее к уровню, когда она перестанет быть угрозой общественной и национальной безопасности России.

§ 2. Региональная программа - организационно-правовая основа предупреждения преступности

Предупреждение преступности в регионе необходимо рассматривать в качестве одного из стратегических направлений криминологической политики. В современных условиях профилактическая деятельность не может и не должна сводиться лишь к применению специальных мер воздействия на подучетных лиц и в отношении криминогенных факторов. Зачастую такого рода меры при­меняются без достаточного учета их взаимосвязи, к примеру, с фоновыми явле­ниями преступности, другими закономерностями, обуславливающими их суще­ствование. Низкая эффективность подобной деятельности является иногда и ре­зультатом недостаточного криминологического анализа самой преступности и ее видов. Можно говорить и о том, что в настоящее время профилактическая работа на практике, как правило, представляет собой совокупность разрознен­ных мероприятий, проводимых субъектами правоохранительной деятельности, а не системную работу. Поэтому и меры профилактического воздействия - час-

133

то лишь «мероприятия ради самого мероприятия», а сама деятельность по пре­дупреждению преступности подчас обременена формализмом.

Планирование комплексного воздействия на преступность необходимо рассматривать как часть программы социальных преобразований в регионе, по­скольку предупреждение преступности неотделимо от общей программы соци­ально-экономического развития территориальной общности. Следовательно, программирование комплексных мер предупреждения преступности, в первую очередь, должно учитывать результаты прогнозирования социально-политических, уголовно-правовых, экономических, идеологических, психоло­гических, географических, экологических, культурных и иных явлений и про­цессов, обусловливающих отдельные виды преступлений и саму преступность в целом по региону.

Специальное противодействие преступности на региональном уровне имеет два взаимосвязанных направления: предупреждение преступлений, их отдельных видов и исправление лиц, совершивших преступные деяния. Уго­ловно-правовые меры преследования преступников должны выдвигаться на первый план лишь в случае подготовки и совершения конкретных преступле­ний. Ведущую роль в противодействии преступности должна играть профилак­тика, т.е. устранение или нейтрализация причин и условий преступных деяний прежде, чем они привели к совершению преступлений.

Региональная программа предупреждения преступности имеет опреде­ленные комплекс и иерархию целей, которые должны быть конкретизированы во времени, в территориальном и отраслевом аспектах применительно к катего­риям преступлений и уровням предупредительной деятельности. Они реализу­ются через согласованную деятельность, в том числе и координацию усилий различных субъектов криминологической профилактики.

Программа предупреждения преступности представляет собой сложную разветвленную систему мероприятий, которые имеют выход на самые различ­ные аспекты деятельности разнородных субъектов, осуществляющих правоох­ранительную деятельность, и обладают антикриминогенным потенциалом в

134

перспективе1. В то же время, полагаем, что к числу наиболее актуальных сейчас вопросов относится именно организационное обеспечение предупреждения преступности, поэтому программы объективно попадают в фокус внимания тех ведомственных (межведомственных, надведомственных) структур, которые действительно заинтересованы в эффективности соответствующих мер проти­водействия преступности в регионе и контроля над ней.

В правоохранительной деятельности наиболее распространенными и тра­диционными являются комплексные программы предупреждения преступно­сти.

На наш взгляд, с учетом необходимости всестороннего подхода к про­блеме предупреждения преступности в регионе, представляется, что в основе региональных программ предупреждения преступности должны лежать сле­дующие методологические положения.

Комплексность программы. Разработка и реализация региональной про­граммы предупреждения преступности подразумевает участие многих субъек­тов, и, прежде всего, органов государственной власти и правоохранительных органов, а также профессиональных ассоциаций, институтов, религиозных конфессий, молодежных организаций, общественных фондов, этнических об­щин, иных организаций и отдельных граждан. Комплексность, применительно к планированию мер предупреждения преступности на региональном уровне, также означает согласованность усилий максимального числа субъектов, зани­мающихся деятельностью по противодействию противоправным деяниям в ре­гионе и одновременное согласованное воздействие этих субъектов как на при­чины и условия, способствующие совершению преступлений, так и на лиц, со­вершивших преступные деяния.

Научность программы. Предлагаемые в программе средства и методы предупреждения преступности должны опираться на научную оценку ситуации, этиологии, последствий и прогноза развития преступности в регионе. При этом

1 См.: Бородин СВ. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной прогоамм СПб., 1997. С. 19-21.

135

следует учитывать как факторы, способствующие совершению преступлений (криминогенные), так и препятствующие их совершению (антикриминогенные). При формировании региональной уголовной политики предупреждения пре­ступности следует использовать результаты фундаментальных исследований и международного опыта в данной области.

Для определения причин и условий, способствующих совершению пре­ступлений на региональном уровне, целесообразно (если есть возможность) ор­ганизовывать и проводить исследования среди различных групп населения, в которых должны рассматриваться как конкретные, так и общие факторы, свя­занные с уровнем социального развития и жизни населения, уголовной полити­кой, урбанизацией, демографическими процессами и т.п., происходящими в ре­гионе. Результаты исследований необходимо доводить до соответствующих уч­реждений, ведомств или общественных организаций, которые могут и должны осуществлять антикриминогенные мероприятия в регионе. Кроме того, эти ре­зультаты можно использовать при постановке и определении целей и задач ре­гиональной программы предупреждения преступности.

Сбалансированность программы. Планируемые меры должны быть адек­ватны складывающейся ситуации и учитывать, по возможности, если не все, то максимально возможное количество факторов, влияющих на состояние пре­ступности в регионе. То есть информация, которая закладывается в основу ре­гиональной программы предупреждения преступности должна быть обширна и разнообразна, включать в себя показатели, характеризующие социально-эконо­мическую, демографическую ситуацию в регионе; бытовую сферу; состояние и тенденции преступности; факторы, негативно или позитивно влияющие на раз­витие преступности; эффективность работы в сфере предупреждения преступ­ности и др1.

При этом важно не просто собрать информацию по этим показателям, на­копив ее в виде таблиц, схем, графиков и т.д., а получить посредством анализа модель социальной ситуации в регионе на период подготовки программы, где

См.: Босхолов С.С. Основы уголовной политики. М., 1999. С. 137-143.

136

центральное место будут занимать характеристики преступности и ее связей с различными обстоятельствами и факторами, а также прогнозная оценка изме­нения ситуации в регионе на прогнозируемый период.

Необходимо проведение объективного анализа социально-экономической и криминологической характеристики региона, который должен предшество­вать разработке профаммы и структурно входить в саму профамму. Подобный анализ позволяет выявить наиболее проблемные ситуации социально-крими­нологического характера в развитии региона; получить исходные данные о па­раметрах функционирования тех или иных институтов, в чьи цели входят пра­воохранительные, воспитательные и профилактические функции; определить примерную потребность в мерах правового и собственно предупредительного (в том числе специального) характера; определить возможности, функциональ­ное и ролевое участие тех или иных субъектов профаммирования противодей­ствия преступности; выбрать оптимальную структуру и содержание разделов программы.

#                       Долговременпость программы. Теория и практика социального планиро-

вания предусматривает разработку текущих (месячных, квартальных), кратко­срочных (сезонных, годовых), среднесрочных (от 1 до 3 лет) и долгосрочных планов (от 3 до 15 лет). В соответствии со сроками разрабатываемых планов различаются и соответствующие прогнозы.

Изучение и анализ региональных профамм предупреждения преступно­сти свидетельствует о том, что, они, как правило, разрабатываются на 1-2 года. По нашему мнению, наиболее оптимальными являются профаммы, разрабаты­ваемые на 3 года.

Реальность и выполнимость программы. Основные положения профам-мы должны соответствовать социально-политическим, экономическим, демо-фафическим и иным значимым условиям жизнедеятельности общества, общим тенденциям развития ситуации в регионе. Немаловажное значение имеет долж-ф              ное финансирование намечаемых мероприятий. Поскольку действительность

неизбежно вносит свои поправки в первоначальные решения, необходимо пре-

137

дусмотреть возможность корректировки мероприятий программы в ходе ее реализации. Для того, чтобы объединить различные ведомства и сконцентриро­вать их усилия на главных направлениях предупреждения преступности в ре­гионе, важно создать и укрепить механизмы координации и контроля за реали­зацией мероприятий, предусмотренных программой предупреждения преступ­ности.

Цели и задачи программы предупреждения преступности. В разрабаты­ваемых программах главную цель следует формулировать в самом общем виде - сдерживание и возможное ограничение преступности, отдельных ее видов в регионе.

С криминологических позиций предупреждение преступности по своей направленности и результативности заключается как в устранении объективных предпосылок противоправного поведения, так и в изменении сознания лиц, со­вершающих преступные деяния и иные правонарушения, их общественных взглядов и убеждений. Поэтому социальное планирование должно, по возмож­ности, затрагивать всю цепочку механизма противоправного поведения: по­требности, ценностные ориентации, возможности, цели, средства, поступки, ре­зультаты. Практика показывает, что значительная часть общепредупредитель­ных мероприятий, которые могли бы разорвать обозначенную противоправную цепочку, находятся вне поля действия программ предупреждения преступно­сти.

Цели программы неразрывно связаны с решениями, действиями и мера­ми, которые позволяют наиболее быстро, экономично их достичь. Иначе гово­ря, цели, как наиболее общие конечные результаты, переводятся в плоскость их организационных и практических решений. На этом этапе разработки програм­мы весьма важно расчленить главную цель на составляющие, чтобы результаты членения (задачи) служили успеху ее реализации. В противном случае усилия и ресурсы будут затрачены напрасно. Точное разделение главной цели позволяет грамотно и рационачьно распределить обязанности субъектов предупредитель­ной деятельности, установить очередность и сроки выполнения намечаемых

138

мероприятий, проконтролировать ход и результаты работы.

Представляется, что программа, с учетом прогноза в социальной сфере и тенденций развития преступности в регионе, должна содержать четыре группы основных задач:

•         совершенствование организационных и правовых основ деятельно­сти региональных органов государственной власти;

•         планирование, разработка и осуществление практических мер по предупреждению преступных деяний в регионе, конкретных видов преступле­ний;

•         обеспечение контроля за осуществлением намеченных мероприя­тий;

•         укрепление и координация межрегионального и, если нужно, меж­дународного сотрудничества в сфере противодействия преступности.

К первой группе задач можно отнести:

•         проведение исследований, разработку методик по прогнозу и оцен­ке ситуации в регионе;

•         разработку и осуществление мер по повышению эффективности деятельности заинтересованных учреждений и ведомств, создание и организа­цию работы межведомственных комиссий;

•         разработку проектов законодательных и иных нормативных актов в сфере предупреждения преступности, анализ действующего законодательства и практики его применения.

Во вторую группу задач следует включить:

•         проведение профилактической работы среди населения, особенно молодежи, оказание необходимой социальной и медицинской помощи различ­ным категориям граждан;

•         подготовку и проведение общественных, спортивных и культурных мероприятий для различных социальных групп населения в целях рационально­го использования свободного времени, предоставление региональными органа­ми власти ресурсов для организации работы кружков, секций по месту житель-

139

ства несовершеннолетних;

•        использование средств массовой информации в ходе реализации программы предупреждения преступности;

•        совершенствование работы исправительных учреждений. К третьей группе задач необходимо отнести:

•        создание на основе компьютерной техники единой межведомствен­ной автоматизированной системы сбора, анализа и обобщения информации о наиболее распространенных видах преступлений в регионе;

•        проведение совместных мероприятий по контролю над профилак­тической работой различных субъектов, итогов этой работы, обсуждение и оценка их эффективности.

К четвертой группе следует отнести:

•        обмен информацией по различным аспектам проблемы региональ­ного предупреждения преступности;

•        разработку методик и планов межведомственных мероприятий пре- дупреждения преступности в регионе;

•        разработку мероприятий по межведомственному обмену специали­стами в целях повышения их профессиональной подготовки, укрепления дове­рия и установления необходимых контактов среди всех субъектов, задейство­ванных в программе предупреждения преступности;

•        организацию и проведение научно-практических конференций, се­минаров, симпозиумов по вопросам определения и уточнения стратегических направлений сдерживания и возможного ограничения преступных проявлений1.

Предлагаемый перечень задач не является исчерпывающим. В региональ­ной программе предупреждения преступности эти задачи должны быть детали­зированы с учетом местных особенностей. Кроме того, необходимо учитывать, что вышеперечисленные задачи, наиболее существенные для настоящего мо­мента, вероятно, будут актуальны и на ближайшую перспективу. Однако в бу-

1 См.: Бородин СВ. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы СПб., 1997. С. 34-49.

140

дущем этот перечень, может претерпеть определенные изменения.

Нельзя исключать и того, что при разработке региональной программы на основе анализа состояния криминогенной ситуации в конкретном регионе, про­гностической модели сферы социального развития и уровня жизни населения, возникнет необходимость и в корректировке задач по предупреждению пре­ступности.

Необходимо учитывать и то, что каждая республика, край, область, округ в той или иной степени имеют свои специфические условия. Причем эти усло­вия существенно различаются в зависимости от экономической ситуации, гео­графического положения и т.д. региона. Естественно, что региональные разли­чия накладывают свой отпечаток на характер задач и поэтому должны учиты­ваться (вместе с задачами федеральной целевой программы) при разработке ре­гиональных программ предупреждения преступности.

Наконец, могут быть задачи, которые напрямую связаны и зависят от объема и характера компетенции региональных органов государственной вла­сти.

К числу факторов, которые необходимо учитывать при разработке про­граммы предупреждения преступности в регионе, необходимо отнести соци­ально-экономические, политические, уголовно-правовые, психологические, идеологические факторы1.

Социально-экономические: нестабильность и разбалансированность эко­номики; спад производства; рост цен; практически неконтролируемая торговля; преступное накопление первоначального капитала; коррумпированность; тене­вая экономика; лжепредпринимательство; сокрытие прибыли от налогов; «от­мывание» денежных средств; сокращение рабочих мест. Это может привести к утрате, в том числе, управляемости обществом и формированию криминоген­ных слоев населения.

1 Управление деятельностью служб общественной безопасности: Учебник для слушателей Академии управления МВД России. Ч. 1 / Под ред. ЮН. Ольховникова, Ф.Е. Колонтаевско-го. М.,2000. С. 25.

141

Политические факторы проявляются в стремлении отдельных террито­рий к отделению от Российской Федерации, в требованиях предоставления ав­тономии, национальном и региональном эгоизме; в целом ряде внешних небла­гоприятных факторов, возникших в ближнем и дальнем зарубежье: территори­альных притязаниях, незащищенности русскоязычного населения, массовой вынужденной миграции, формировании групп людей с повышенной кримино-генностью и виктимностью.

К психологическим и идеологическим факторам следует отнести соответ­ствующие последствия расслоения общества, падения жизненного уровня от­дельных слоев населения, девальвации нравственных ценностей, распростране­ния наркомании, алкоголизма, проституции, спада доверия к правоохранитель­ным органам, приводящие к формированию в массовом сознании культа все­дозволенности и насилия.

Факторы уголовно-правового характера обусловлены медленным обнов­лением уголовного законодательства, отсутствием фактического равенства лю­дей перед уголовным законом, возможностями богатых и влиятельных людей избежать привлечения к уголовной ответственности.

При разработке региональной программы борьбы с преступностью необ­ходимо учитывать такие факторы как:

•        размер территории, ее компактность или изолированность, удален­ность от федеральных органов власти, крупных промышленных и культурных центров России;

•        характеристика населения (количество, плотность, темпы прироста населения и его тенденции, национальный состав, уровень миграции, соотно­шение городских и сельских жителей);

•        обусловленное существенной этнической неоднородностью много­образие духовности, исторических культур, укладов жизни;

•        состояние   инфраструктуры,   обладание   уникальным   природным комплексом и продовольственными ресурсами;

•         наличие определенного потенциала для развития внешней торгов-

142

ли, социально-культурного обмена с другими странами мира, внутреннего и международного туризма;

•         состояние развития сферы народного потребления (удельный вес производства предметов потребления, объем товарооборота, уровень потребле­ния продуктов питания, обеспечение жителей автотранспортными средствами, основными   товарами   культурно-бытового   назначения,   телефонной   связью, жильем и т.п.);

•         имеющаяся база подготовки квалифицированных кадров для нужд региона;

•        трудовые ресурсы (численность рабочих и служащих в основных отраслях производства, их соотношение в производственной и непроизводст­венной сферах, занятость населения и уровень безработицы, текучесть кадров и ее причины);

•         состояние экологии и медицинского обслуживания населения (уро­вень развития учреждений здравоохранения, число пенсионеров по отношению к активному населению, количество неполных семей).

В число обязательных атрибутов региональных программ предупрежде­ния преступности, на наш взгляд, следует включать:

•         механизм контроля за исполнением программы;

•         паспорт программы;

•         источники и порядок финансирования и материально-технического обеспечения программы.

Механизм контроля за исполнением программы. Для эффективного управления и контроля за реализацией программы необходимо составление ка­лендарного плана-графика с указанием необходимых разделов программы (и входящих в эти разделы мероприятий), сроков и этапов их выполнения, ответ­ственных за исполнение и контроль.

Паспорт программы. Основные регистрационные и технологические сведения программы обычно содержатся в ее паспорте. Как правило, он вклю­чает в себя дату принятия решения о разработке программы и ее утверждения,

143

полные наименования заказчиков, разработчиков и исполнителей, сроки и эта­пы реализации программы. Кроме того, в паспорте отражаются главные цели и основные задачи программы.

Источники и порядок финансирования и материачъно-техническое обес­печение программы. Финансовые затраты на реализацию программы определя­ются масштабами и объемом предусмотренных мероприятий и складываются из затрат на их разработку и реализацию.

В число затрат входят:

•        финансирование организационных и научно-исследовательских ра­бот, а главное - самих профилактических мероприятий;

•        средства на закупку технических средств;

•        заработная плата разработчиков программы, специалистов, привле­каемых для проведения разработок, экспертиз, научных исследований по про­блемам противодействия преступности.

Источниками финансирования программы являются целевые ассигнова­ния из бюджетов федеративного центра и самого региона. Ими могут быть так­же внебюджетные средства коммерческих структур, общественных организа­ций и отдельных граждан.

Необходимо создание эффективной системы распределения финансовых и материальных ресурсов и контроля за их использованием. Распоряжаться ре­сурсами может только орган, непосредственно отвечающий за реализацию про­граммы. По нашему мнению, им может быть один из органов исполнительной власти, имеющий статус заказчика программы (например, администрация субъ­екта или аппарата округа, МВД, ГУВД, УВД субъекта Российской Федерации), который в установленном порядке вносит предложения в администрацию ре­гиона о распределении финансовых средств и материальных ресурсов, направ­ляемых на проведение мероприятий по реализации программы предупреждения преступности.

Процедурная сторона подготовки программы включает в себя несколько этапов, в частности, организационное оформление состава группы разработчи-

144

ков и консультантов, установление плана-графика их работы, решение иных организационных и ресурсных вопросов, сбор исходных данных и материалов, необходимых для разработки мероприятий по предупреждению преступности; статистическую обработку и анализ полученной информации, формирование выводов; экономические расчеты; разработку программных мероприятий, их исполнителей и сроков; обсуждение и согласование проекта программы, его доработку и последующую корректировку.

Инициаторами разработки программы предупреждения преступности мо­гут выступать как органы, непосредственно осуществляющие противодействие преступности (правоохранительные органы), так и администрации регионов (субъектов).

Разработку программы предупреждения преступности в регионе, на наш взгляд, лучше всего осуществлять в несколько этапов.

На первом (подготовительном) этапе формируются рабочие группы по практическому руководству составлением программы; подготавливаются ка­лендарные графики разработки программы.

На втором этапе участники рабочих групп производят сбор статистиче­ских данных и выделяют наиболее характерные и информативные факторы, де­терминирующие преступность в регионе.

На следующем этапе собранные материалы анализируются и обобщают­ся, производится их сравнение с нормативными данными, с достижениями нау­ки и практики.

На заключительном этапе проектируются мероприятия, основанные на результатах исследований и обобщения имеющихся материалов, рассчитывает­ся эффективность осуществленных мер.

К каждому разделу программы должна составляться пояснительная за­писка, состоящая из трех частей:

1.        Организационная работа (объем проделанной работы, исполнители, сроки и т.д.).

2.        Научное обоснование запланированных мероприятий.

145

3. Краткая характеристика программы по разделам (количество меро­приятий, каких служб они касаются в основном и т.п.).

Сама региональная программа борьбы с преступностью, на наш взгляд, должна состоять из трех основных частей: аналитической части, прогнозирую­щей части, системы реализации и контроля за выполнением мероприятий про­граммы и ее показателей.

Аналитическая часть должна содержать краткую характеристику соци­ально-политических, экономических, демографических процессов, происходя­щих в регионе, показывать состояние преступности и уровень работы органов, осуществляющих противодействие этому социально-правовому явлению, к мо­менту составления программы.

Характеризуя состояния преступности, в зависимости от временного пе­риода, на который рассчитано действие программы, необходимо отражать из­менения: числа зарегистрированных преступлений (в абсолютном выражении), коэффициента преступности (в сравнении со средним показателем по России), количества отдельных видов тяжких преступлений (убийств, тяжкого вреда здоровью, изнасилований, разбойных нападений, грабежей, краж и т.д.), а так­же преступных деяний, являющихся наиболее типичными для рассматриваемо­го региона.

При анализе изменений показателей преступности в регионе необходимо определять наибольшие темпы ее прироста (снижения) за отдельные периоды времени.

В структуре преступности региона необходимо выделять доминирующие ее виды (например, корыстная преступность, рецидивная и групповая преступ­ность, преступления, совершаемые несовершеннолетними, преступления про­тив личности).

Оценивая состояние преступности в регионе, необходимо учитывать ре­зультаты исследований, позволяющих выявить фактические ее размеры, кото­рые обычно превышают зарегистрированные. Это необходимо для оценки дей­ствительного состояния криминальной обстановки в регионе, разработки ком-

146

плекса соответствующих мер противодействия преступности, определения ве­личины необходимых ресурсов. При этом необходимо принимать во внимание уровни латентности отдельных видов преступлений1.

Приведенные замечания целесообразно учитывать для выработки более взвешенной оценки состояния преступности в регионе, чем та, которую дает официальная уголовная статистика2.

Прогнозирующая часть программы должна базироваться на анализе соци­ально-политических, экономических, демографических факторов, но уже отно­сительно будущего (прогнозируемого) периода времени. Необходимо изучение и прогнозирование как самих факторов, влияющих на состояние преступности в регионе, так и механизма их воздействия на преступность. Чем многофактор-нее будет прогноз, чем глубже будет изучен и учтен механизм воздействия факторов, тем обоснованнее будет прогноз, тем выше будет ценность прогно­стической информации, положенной в основу разрабатываемой программы предупреждения преступности в регионе.

Выводы, сформулированные на основе оценки влияния факторов, затем учитываются при определении основных направлений предупреждения пре­ступности в регионе.

Прогноз состояния преступности, как и прогнозы других социальных яв­лений, по своей сути имеют вероятностный характер, т.к. сами закономерности развития преступности носят сложный статистический характер и потому осно­ванное на них предсказание осуществимо лишь на базе и в рамках теории веро­ятности. На основе криминологического прогноза с большей или меньшей сте­пенью вероятности можно лишь предполагать, что преступность претерпит те или иные изменения, но никак нельзя категорично это утверждать. Но вероят­ностный характер криминологического прогноза не следует рассматривать как

1  См.: Ревин В.П., Петров В.А. Совершенствование планирования профилактики правонару­шений на основе программно-целевого подхода / Пути совершенствования мер предупреж­дения преступности. М., 1988. С. 48.

2 См.: Гольцова НИ. Латентная преступность: понятие, познание, стратегия. (Рекомендации). М , 1998. С. 56-78.

147

их недостаток. Кроме того, следует подчеркнуть, что в сам прогноз уже зало­жен механизм «разрушения» его выводов. Это так называемое опровержение прогнозов активной реализацией программируемых мероприятий, направлен­ных на недопущение осуществления негативных (нежелательных) выводов прогноза. Но, хотя прогноз преступности никогда не может быть абсолютно точным, это ни в коей мере не опровергает целесообразности и необходимости прогнозирования будущего состояния преступности в регионе.

Оценка будущего состояния преступности носит, как уже было отмечено выше, вероятностный характер, и поэтому обычно предполагает несколько ва­риантов. Наиболее предпочтительным для практического использования, как правило, признается вариант прогноза, занимающей среднее положение между наиболее и наименее благоприятными вариантами.

Третья часть программы - система реализации и контроля - показывает содержание плана (распределение сил, средств, ресурсов и т.д., сроки выполне­ния мероприятий, исполнителей и др.) и включает в себя основные направления деятельности субъектов, осуществляющих мероприятия по противодействию преступности, т.е. основные направления противодействия ей. Каждая из этих частей состоит из разделов, содержание которых определяется в зависимости от объектов и субъектов программирования.

Различаясь по конкретным задачам, объему (масштабу), уровню и фор­мам деятельности, субъекты профилактической деятельности системно связа­ны, их объединяют: общая цель и совокупность «подцелей», взаимосвязь нор­мативно закрепленных функций, правовая и информационно-аналитическая ба­за, целенаправленное руководство, координация и планирование1.

Следует иметь в виду, что каждый из этих субъектов способен внести оп­ределенный вклад в решение общей проблемы, лишь располагая информацией не только об объекте деятельности, но и о состоянии системы субъектов, осу­ществляя постоянное с ними взаимодействие, взаимный обмен информацией друг с другом.

1 См.: Теоретические основы предупреждения преступлений. М, 1977. С. 137.

148

Раскрывая содержание предупредительной деятельности, нельзя обойти вниманием вопрос об объекте воздействия. Достаточно полно он освещается в криминологической теории предупреждения. Большинство криминологов при­держиваются мнения о том, что объектами предупреждения преступности яв­ляются причины и условия отдельных видов и групп преступлений; причины и условия конкретных преступлений1. Таким образом, общим объектом преду­преждения преступности являются причины и условия совершения преступле­ний.

Вместе с тем, многоуровневая система причин преступности, изменения, происходящие в социальной среде, определяют потребность в гибкой преду­предительной системе, многообразии мер воздействия преступность.

Важным элементом содержания деятельности по предупреждению пре­ступных проявлений являются методы воздействия на преступность. Можно выделить два основных метода, используемых различными субъектами преду­предительной деятельности, это методы убеждения и принуждения. Несмотря на то, что широко используются оба этих метода; значительное место в дея­тельности по предупреждению преступности занимает метод принуждения, осуществляемый с помощью мер предупреждения, пресечения, наказания. Со­циальное назначение этого метода является одним из оснований группировки всей совокупности мер уголовно-правового принуждения в целом. С.С. Алек-сееев разделяет по этому основанию все меры на юридические санкции, то есть «... государственно-принудительные меры, являющиеся реакцией государства в отношении конкретного лица на факт противоправного поведения, и государ­ственно-необходимые, профилактические и превентивные меры правового принуждения»2.

Проведенное нами в рамках настоящей работы исследование практики применения региональных комплексных программ по предупреждению и про­тиводействию преступности в субъектах Сибирского федерального округа по-

1  См.: Антонян ЮМ. Курс лекций по криминологии М , 2003. С. 100-102.

2 См.: Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 1. М, 1981. С. 269-270.

149

зволяет сделать ряд замечаний.

В программе «По усилению борьбы с преступностью, укреплению обще­ственного порядка и общественной безопасности в Красноярском крае на 2004-2006 годы», как нам кажется, недостаточно проработан вопрос преемственно­сти документов по организации противодействия преступности на федеральном и региональном уровне. Исходя из анализа программных мероприятий, можно сделать вывод о невысоком уровне взаимодействия правоохранительных орга­нов и органов исполнительной власти края, в мероприятиях по контролю за со­стоянием общественного порядка на улицах. По существу, задачи по исполне­нию этих мероприятий возложены лишь на специализированные субъекты пре­дупредительной деятельности, в числе соисполнителей практически отсутст­вуют исполнительные органы и общественные организации, имеющие возмож­ность осуществлять профилактические мероприятия. С другой стороны нельзя не отметить, что в крае делаются попытки воссоздания системы социальной профилактики преступлений и правонарушений со стороны лиц, ранее совер­шавших преступления, что является актуальной задачей, учитывая высокий уровень данного вида преступности.

«Программа по усилению борьбы с преступностью в Омской области на 2004-2005 годы» имеет ярко выраженный антикоррупционный характер. Это естественно, учитывая то что, Омская область имеет высокий экономический потенциал, вызывающий повышенный интерес различных финансово-промышленных групп, в том числе и преступных, к экономике края (около 60% предприятий и организаций региона имеют частную форму собственности), предопределяющий возможное смещение целого ряда отраслей экономики на теневые принципы функционирования. Но как нам кажется, в комплексной программе предупреждения преступности в регионе не следует так явно выде­лять какие-либо направления деятельности по противодействию преступности. К числу отрицательных черт программы можно отнести и то, что она разрабо­тана только на 2 года, тогда как по нашему мнению, как отмечалось выше, наи­более оптимальным является трехлетний срок действия программы.

150

«Комплексная программа по усилению борьбы с преступностью в Кеме­ровской области в 2003-2005 годах», по нашему мнению, разработана без должного учета состояния и перспектив экономического и социального разви­тия региона, что можно объяснить тем, что данная программа была принята еще в 2002 году, тогда как экономические приоритеты и параметры развития России и субъектов, ее составляющих, были названы в Послании Федеральному собранию Президентом Российской Федерации В.В. Путиным в 2003 г. Думает­ся, что необходимо разработать и принять план дополнительных мероприятий по исполнению программы с учетом новых реалий. Нельзя не отметить, что уже на сегодняшний день мероприятия по предупреждению преступлений, со­вершенных несовершеннолетними в Кемеровской области, судя по статистиче­ским данным, дают положительный эффект: на протяжении последних лет ко­личество и уровень данного вида преступности постепенно снижается.

Анализируя «Программу по усилению борьбы с преступностью в Алтай­ском крае на 2004-2006 годы» необходимо отметить то, что в программе многие  мероприятия проводится ограниченным кругом исполнителей, в основном ор­ганами внутренних дел. Практически не фигурируют в числе исполнителей специализированные фонды и негосударственные объединения. Некоторые ме­роприятия носят явно декларативный характер.

Исходя из изложенного, следует отметить, что разработка и реализация целевых программ - это важная теоретическая и практическая проблема. Ее изучение и решение позволяют создать механизм организационных отношений, формулировать уголовную и криминологическую политику в регионе, наиболее эффективно осуществлять взаимодействие, координацию и субординацию уча­ствующих в реализации программы субъектов, четко выделить ее цели и зада­чи, повысить результативность мер противодействия преступности вообще, и укрепление общественного порядка в частности.

151

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итог проведенному исследованию, можно сделать нижеследую­щие выводы:

1.  Проблема причинности является центральной и для той части крими­нологии, которая изучает региональную преступность. Отношение к ней опре­деляет научное содержание в данной сфере криминологической теории и ее практическую направленность.

В региональных исследованиях важнейшей задачей является выяснение как можно большего количества наиболее информативных факторов, опреде­ляющих специфику состояния преступности в регионе. Данные действия сво­дятся, прежде всего, к установлению соотношений тех или иных факторов, причин и условий, продуцирующих преступность в регионе, построению кри­миногенных причинно-следственных связей.

При региональном изучении преступности анализу подвергаются специ­фические черты развития регионов, условия жизни населения и характеристики самого населения. Это требуется для того, чтобы выяснить, какие именно усло­вия способствуют росту преступности, и выработать необходимые профилак­тические меры. Региональному исследованию причинного комплекса преступ­ности всегда предшествует этап определения «набора» и типологии причин преступности, отражающих специфику функционирования территориальной общности.

2.  Одной из отличительных черт всех криминологических исследований является то, что преступность изучается в конкретных условиях места и време­ни, определенных пространственных и временных границах. Изложенное дает основание утверждать, что региональный подход исследования преступности выступает обязательным атрибутом прикладных криминологических исследо­ваний.

Социальная обусловленность преступности и территориальная неодно­родность социальной среды выступает важным обстоятельством необходимо-

152

сти учета регионального подхода к исследованию причинного комплекса.

Практическим обоснованием необходимости регионального подхода вы­ступают потребности практики и уже имеющиеся результаты комплексных криминологических региональных исследований. Обобщенный вывод сводится к тому, что базовыми характеристиками, определяющими территориальные различия преступности, выступают общесоциальные, экономические, психоло­гические, нравственные и иные явления и процессы в их совокупности.

3.  Системный подход к изучению преступности обеспечивает широкие возможности  для  использования   методов   математического   моделирования. Суть последних при исследовании региональной преступности заключается в построении такой модели, которая бы наиболее адекватно отвечала реальной социальной обстановке в регионе и достаточно точно отражала бы пространст­венно-временные закономерности взаимосвязей между социальными процесса­ми и состоянием преступности, а также реальные возможности данного регио­на.

4.  Важнейшим принципом территориальных исследований является срав­нительный подход. Территориальному сравнению подвергаются показатели со­стояния, динамики, структуры преступности, выявляются специфические про­цессы социально-экономического, демографического, социокультурного харак­тера. Обязательным условием является сравнение объектов одного ранга (уров­ня), применение одинаковых показателей.

Региональный подход в криминологии - универсален. Исследования в области региональной криминологии носят приоритетный, базовый характер, они весьма значимы для развития криминологии. Вместе с тем исследования в этой области носят прикладной характер, в частности нередко выступают в ка­честве составной части подготовки федеральных и (или) региональных ком­плексных и целевых программ противодействия преступности.

5.  В зависимости от целей и задач региональных исследований можно выделить два основных подхода в региональном направлении изучения пре­ступности: конкретно-криминологический и комплексный социально-кримино-логический.

153

Предметом конкретно-криминологических исследований является анализ территориальных различий и причин преступности в пределах отдельно взятого региона. Такой подход обладает многими достоинствами: сравнительностью, высокой оперативностью информации, относительной простотой некоторых подходов к исследованию, возможностью анализа социальной обусловленности преступности в зонах ее локализации, широким спектром практического ис­пользования результатов. Однако он страдает общим для многих криминологи­ческих исследований недостатком: социальная природа (причины) преступно­сти изучается через региональные проявления самой преступности (следствие) как совокупности преступлений.

Сущность второго, социально-криминологического, подхода - от соци­ально-экономической характеристики региона к региональной специфике пре­ступности. Комплексное социально-криминологическое изучение преступности предполагает обратный в сравнении с конкретно-криминологическим подходом метод исследования. Здесь преступность (следствие) изучается посредством ис­следования территориально-криминогенного аспекта социально-экономическо­го развития региона (причина).

6.  Предметом исследования в региональной криминологии является изу­чение территориальных закономерностей развития преступности через сово­купность проявлений социальных отношений, рассматриваемых в конкретных пространственных и временных условиях, в их тесной связи друг с другом, с материальным производством и окружающей средой. Объектом таких исследо­ваний нужно считать социально-криминологический комплекс в пределах оп­ределенной   территории   (региона).   Исходя   из   этого   аспектом   социально-криминологического подхода к исследованию преступности, на наш взгляд, следует считать изучение закономерностей формирования и проявления терри­ториально-криминогенного эффекта социального развития региона.

7.  В методологии регионального анализа преступности важным этапом выступает выбор типологии факторов, определяющих криминологическую об­становку.

154

В конкретно-криминологических исследованиях, проводимых для оценки оперативно-служебной деятельности, применяют индикаторы состояния, дина­мики, уровня преступности, общественной опасности и другие параметры, ха­рактеризующие оперативную обстановку.

Установление специфических особенностей формирования криминологи­ческой обстановки в регионе обеспечивает комплексный социально-кримино­логический подход. Такой подход обеспечивает более емкий в познавательном плане уровень типологии факторообразующих признаков региональной крими­нологической обстановки. Это дает возможность определить социально-криминологический тип региона и, в зависимости от этого, предложить воз­можные средства, пути предупреждения преступности в пределах регионов.

8.  Методика проведения комплексного социально-криминологического исследования внутрирегиональной преступности базируется на методологиче­ской исходной, сущность которой заключается в рассмотрении региона как сложной интегральной территориально-общественной системы (ТОС). Послед­няя представляет собой результат взаимодействия природной среды и функ­ционально-компонентных подсистем материального производства, расселения, социальной инфраструктуры и жизнедеятельности населения.

Такой методологический подход позволяет рассматривать социально-криминологическую обстановку как один из социально негативных результатов взаимодействия экономических, социальных, миграционных, демографических и иных факторов в рамках функционирования ТОС, осложненных действием субъективных (специфических) причин и условий.

Логическая и сравнительная интерпретация выявленных социально-криминологических закономерностей обеспечивает возможность исследования региональных процессов преступности и разработки комплекса мер общесоци­альной и специальной профилактики.

9.  Результаты анализа и оценки воздействия региональных факторов на преступность в Сибирском федеральном округе позволил установить, что:

•        на состояние преступности глубоко опосредованное влияние ока-

155

зывают факторы, связанные с функционированием территориальной производ­ственной системы (хозяйственное освоение территории региона, их отраслевая структура, темпы роста (падения) производства);

•         нарастание социальных проблем вызвали снижение уровня жизни населения; рост числа безработных; дифференциацию на бедных и богатых; высокий уровень алкоголизма и наркомании, приведшие к расширению соци­альной базы преступности;

•         на масштабы преступности существенное влияние оказывает демо­графическая ситуация. Различия в численности мужчин криминального возрас­та проявляются в интенсивности и характере преступности; наметилась тенден­ция феминизации преступности;

•         алкоголизм, наркомания, социальный паразитизм тесно коррели­руют с интенсивностью, структурой и характером преступности.

Таким образом, можно говорить о наличии в пределах региона специфи­ческого территориально-криминогенного комплекса, вследствие чего преступ­ность в Сибирском федеральном округе отличается от состояния преступности в других регионах России. Одновременно с этим криминологическая обстанов­ка внутри округа в силу его качественной неоднородности также характеризу­ется значительными отличиями.

10. Проведенный анализ проблем деятельности субъектов профилактики преступности в Сибирском федеральном округе показал, что в настоящее время наиболее актуальными проблемами совершенствования организации преду­преждения преступности на региональном уровне являются: усиление коорди­нации деятельности всех государственных, муниципальных и общественных структур в борьбе с нарушениями закона; разработка комплексных программ усиления общественного порядка и противодействия преступности; совершен­ствование, расширение форм и приемов работы правоохранительных органов, повышение ответственности их сотрудников за конечные результаты деятель­ности; максимальное привлечение населения к участию в предупреждении пре­ступности;  развитие  региональной   нормативно-правовой   базы,   регламенти-

156

рующей поведение субъектов системы профилактики правонарушений.

11. В условиях переструктуризации преступности, протекающих на фоне изменения правовой базы правоохранительной деятельности, на первое место выходят меры, связанные с разработкой федеральных и региональных про­грамм по борьбе с преступностью.

Опыт подготовки последних свидетельствует, что важным этапом являет­ся уяснение социально-криминологической обстановки в регионе, уточнение целей и задач субъектов профилактической деятельности.

Региональные программы представляют собой нормативно-планирующий документ, имеющий обязательный характер для включенных в него участников правоохранительного процесса и содержащий согласованную систему мер по укреплению общественного порядка, правопорядка и законности в регионе. Объектом регулирования таких программ является процесс противодействия преступности в целях удержания ее в социально приемлемых границах. Важ­ным элементом является обеспечение последовательности и непрерывности воздействия на криминологическую обстановку в регионе. Это предусматрива­ет создание системы постоянного контроля за выполнением программ, а также их корректирование в зависимости от социально-экономических процессов, нормативно-правовых, политических, организационных и иных изменений в регионе.

Следующий этап - разработка замысла, структуры и содержания регио­нальной программы. Для достижения поставленных целей в программе реша­ются, как правило, следующие конкретные задачи: проведение общего анализа социально-экономического развития региона на момент разработки программы; социально-криминологическая оценка состояния преступности и прогнозиро­вание ее изменений (на базе криминологического моделирования); определение приоритетных направлений деятельности органов власти, общественных и са­модеятельных сил для совершенствования и укрепления правопорядка в регио­не; разработка комплекса мер по повышению правовой культуры населения ре­гиона, противодействию распространения насилия, жестокости и агрессивно-

157

сти; исследование состояния и определение перспектив развития нормативно-правового обеспечения укрепления правопорядка и законности в регионе; раз­работка предложений для региональных органов власти по укреплению право­порядка и законности, защите прав и интересов человека и гражданина в регио­не.

Региональные программы включают в себя, как правило, следующие раз­делы: исходные концептуальные положения организации охраны общественно­го порядка и противодействия преступности в регионе; анализ социально-эко­номического развития региона, состояния социально-криминологической об­становки, прогноз ее изменения на перспективу; комплекс мер по нормативно-правовому обеспечению укрепления правопорядка и предупреждения преступ­ности, организационные меры по стабилизации правопорядка, научное, кадро­вое, финансовое, материально-техническое обеспечение; основные направления противодействия отдельным видам преступлений и наиболее опасными нару­шениями общественного правопорядка.

Составные элементы региональной программы в совокупности представ­ляют собой целостную систему мероприятий общесоциального и правоохрани­тельного содержания, которые могут реально повлиять на укрепление общественного порядка в регионе.

158

Приложение 1

Таблица 1

Численность постоянного населения в регионах Сибирского федерального округа (тыс. чел.)

Регионы

1997 г.

1998 г.

1999 г.

2000 г.

2001 г.

2002 г.

2003 г.

Алтайский край

2672

2464

2659

2653

2642

2620

2607

Красноярский край

3092

3063

3039

2988

2973

2970

2966

Кемеровская область

3037

3017

3002

2981

2962

2940

2899

Новосибирская область

2749

2752

2744

2740

2730

2717

2692

Омская область

2179

2178

2163

2163

2147

2126

2079

Всего по округу

20995

20719

20809

20783

20475

20250

20063

Всего по России

147135

146704

146290

145559

144819

143954

145164

Таблица 2

Сравнительная характеристика территорий и населения регионов Сибирского федерального округа на 2003 г.

Регион

Террито­рия (в      тыс. кв. км)

Числен­ность на­селения (в      тыс. чел)

Плотность населения (на    1   кв. км)

Удельный    вес    город­ского и сельского насе­ления (в %)

 

 

 

 

 

городское

сельское

1

Алтайский край

169,1

2607

15,4

53,2

46,8

2

Красноярский край

2339,7

2966

1,3

75,7

24,3

3

Кемеровская область

95,5

2899

30,6

86,7

13,3

4

Новосибирская область

172,2

2692

15,7

75,1

24,9

5

Омская область

139,7

2079

15,1

68,7

32,3

Таблица 3

Удельный вес городского и сельского населения в общей численности

населения (в процентах)

Регионы

1997 г.

1998 г.

1999 г.

2000 г.

2001 г.

2002 г.

 

го­род

село

го­род

село

го­род

село

го­род

село

го­род

село

го­род

село

Алтайский край

52,5

47,5

52,6

47,4

52,7

47,3

52,8

47,2

52,8

47,2

53,0

47,0

Краснояр-скийкрай

74,1

25,9

74,2

25,8

74,3

25,7

74,5

25,5

74,5

25,5

74,6

25,4

Кемеровская область

86,8

13,2

86,8

13,2

86,8

13,2

86,9

13,1

86,9

13,1

87,0

13,0

Новосибир­ская область

73,9

26,1

73,9

26,1

74,0

26,0

74,2

25,8

74,2

25,8

74,3

25,7

Омская об­ласть

67,4

32,6

67,3

32,7

67,3

32,7

67,2

32,8

67,2

32,8

67,3

32,7

РОССИЯ

в целом

73,1

26,9

73,1

26,9

73,2

26,8

73,3

26,7

73,3

26,7

73,5

26,5

159

Коэффициенты демографической нагрузки по регионам Сибирского федерального округа в 1998-2003 гг.

Таблица 4

Регионы

На 1000 человек трудоспособного населения приходится лиц нетрудоспособных возрастов

 

Всего

в том числе

 

 

Моложе трудоспособного возраста

Старше трудоспособного возраста

 

1998

1999

2000

2001

2002

2003

1998

1999

2000

2001

2002

2003

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Алтайский край

744

723

696

680

672

667

390

372

351

341

337

335

354

351

345

339

335

332

Краснояр­ский край

677

663

642

631

616

608

397

382

363

354

344

339

280

281

279

277

272

269

Кемеров­ская область

728

710

685

669

659

637

382

367

347

340

331

322

346

343

338

329

328

315

Новосибир­ская облапь

727

708

683

670

653

644

375

359

339

330

321

316

352

349

344

340

332

328

Омская об­ласть

752

780

702

692

681

671

425

406

383

375

370

364

327

324

319

317

311

307

РОССИЯ в

целом

745

731

711

703

6У7

692

383

370

355

351

348

344

362

361

356

352

349

346

Таблица 5

Сравнительная характеристика регионов Сибирского федерального округа

по состоянию на январь 2004 г.

•>

Регион

Округ (тыс. чел)

 

Алтай­ский край

Красно­ярский край

Кемеров­ская об­ласть

Новоси­бирская область

Омская область

 

Количество безработных (тыс. чел.)

17,1

35,3

16,8

9,3

11,1

1101,0

Средняя заработная плата (руб.)

2903

5328

4170

366]

3050

4075

Доходы и расходы на душу населения (руб.)

доходы

2205

4344

3609

3050

2571

3501

 

расходы

1782

3715

ЗОЮ

2478

2145

2964

Средняя стоимость минимального набора продуктов питания (руб.)

1167

2387

1537

1768

1359

1875

Коэффициент прироста населения (на 1000 чел)

+ 1,9

-5,4

-7,5

-5,6

-3,2

-4,8

Коэффициент миграции

+2,7

-3,0

+2,9

+5,3

-5,0

-5,2

Коэффициент браков и разводов (на 1000 чел.)

браки

6,6

6,1

1,4

5,9

6,2

6,4

 

разводы

3,2

3,8

3,6

4,2

3,2

4,2

160

Приложение 2

Состояние преступности в Алтайском, Красноярском краях, Кемеровской, Новосибирской, Омской областях за 1997-2003 гг.

Таблица 1 Общее количество зарегистрированных преступлений

Регионы

Всего зарегистрировано

 

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Алтайский край

52468

60439

67237

56698

55073

53724

62976

Красноярский край

71200

68947

80032

70982

71136

54898

61974

Кемеровская область

43551

48760

54033

56335

58738

46808

45724

Новосибирская область

61269

63182

74314

68174

70351

57548

66496

Омская область

32626

41558

50916

50302

50449

40841

45756

Итого по округу

416483

455133

514960

494342

499882

420087

457127

Всего по России

2397311

2581940

3001748

2819942

2968255

2526305

2756398

Таблица 2 Количество зарегистрированных убийств и покушений на убийства

Регионы

Всего зарегистрировано

 

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Алтайский край

529

579

635

816

620

684

558

Красноярский край

799

836

822

799

889

734

786

Кемеровская область

1099

1021

1033

1023

1054

1012

859

Новосибирская область

435

429

433

476

504

532

526

Омская область

319

393

411

477

442

441

402

Итого по округу

5512

5996

6132

6354

6403

6403

5931

Всего по России

29285

29551

31140

31829

33583

32285

31630

Таблица 3

Количество

зарегистрированных умышленных причинений тяжкого вреда здоровью

Регионы

Всего зарегистрировано

 

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Алтайский край

1040

1017

1014

889

1022

1153

1138

Красноярский край

1500

1600

1528

1594

1179

1170

1649

Кемеровская область

1783

1768

1840

1879

2059

2103

2053

Новосибирская область

908

857

864

886

998

1255

1221

Омская область

581

707

745

845

856

832

897

Итого по округу

10426

10681

10818

11259

12564

13306

12984

Всего по России

46131

45170

47669

49784

55739

58469

57087

Количество зарегистрированных краж

Таблица 4

Регионы

Всего зарегистрировано

 

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Алтайский край

24622

29408

32191

27051

26935

20738

30472

Красноярский край

33349

33100

33088

34059

33221

20894

26749

Кемеровская область

20026

21804

24589

22969

23752

15924

15805

Новосибирская область

27989

29679

30279

31004

29761

20421

26082

Омская область

15603

20249

24211

25010

22402

14803

18187

Итого по округу

195585

213774

231835

224366

220788

158055

191916

Всего по России

1053972

1143364

1413810

1310079

1273198

926815

1150772

161

Количество зарегистрированных грабежей

Таблица 5

Регионы

 

 

Всего зарегистрировано

 

 

 

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Алтайский край

2640

2913

3072

2537

2761

3781

4975

Красноярский край

3423

3500

3496

3275

3399

3165

4008

Кемеровская область

3074

3576

3504

3379

3535

3351

3017

Новосибирская область

3109

3133

3146

3007

3173

4213

5979

Омская область

1411

1959

2478

2082

2026

2017

2383

Итого по округу

21773

24969

26906

25493

26761

29550

32950

Всего по России

61665

122366

138973

132393

148814

167267

198036

Количество зарегистрированных разбоев

Таблица 6

Регионы

Всего зарегистрировано

 

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Алтайский край

590

709

672

574

635

687

641

Красноярский край

902

1100

1056

960

1033

1016

941

Кемеровская область

800

1026

1137

1091

1267

1345

1156

Новосибирская область

823

796

815

766

882

1176

1210

Омская область

364

508

620

709

700

616

643

Итого по округу

5699

6562

7174

6539

7479

8090

7486

Всего по России

34318

38513

41138

39437

44806

47052

48673

Таблица 7

Количество зарегистрированных преступлений экономической направленности

Регионы

Всего зарегистрировано

 

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Алтайский край

739

959

1468

4970

4694

4622

4958

Красноярский край

5300

4445

5545

6128

6505

6159

5721

Кемеровская область

769

1114

1981

5626

3796

5626

4423

Новосибирская область

5042

6739

8976

9391

11043

10630

12694

Омская область

2258

2768

3157

4966

5454

6531

7511

Итого по округу

21024

26215

37336

47275

50423

50945

52639

Всего по России

218909

252389

303822

373750

382406

374976

376791

Количество зарегистрированных преступлений, совершенных ранее совершавшими преступления

Таблица 8 лицами,

Регионы

Всего зарегистрировано

 

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Алтайский край

10605

12428

13005

15915

13656

8724

9073

Красноярский край

11364

11701

11819

15048

15378

11728

11707

Кемеровская область

9529

9267

9883

12733

13810

10987

11619

Новосибирская область

17577

17922

18020

19799

19511

12513

13581

Омская область

11255

11683

11940

16066

14720

8040

7544

Итого по округу

97958

110658

119182

130690

120165

83445

84517

Всего по России

565373

604557

692134

651522

622040

418826

420666

162

Гаолица 9 Количество зарегистрированных преступлений, совершенных в группе

Регионы

Всего зарегистрировано

 

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Алтайский край

12524

12868

15061

9322

7564

4973

5163

Красноярский край

10155

11334

12567

10997

10768

7264

7232

Кемеровская область

11536

12176

13930

8984

8168

6504

5973

Новосибирская область

9465

9106

9230

9547

8177

6067

6388

Омская область

6087

6435

6782

8030

6754

4355

4110

Итого по округу

72872

78607

84035

72314

63628

45072

44285

Всего по России

359887

374262

450930

418973

376939

254997

245989

Таблица 10

Количество зарегистрированных преступлений, совершенных несовершеннолетними

Регионы

Всего зарегистрировано

 

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Алтайский край

4166

4103

4424

3904

3148

2381

2571

Красноярский край

4728

4561

5471

5134

5250

4613

5309

Кемеровская область

4192

4501

4926

4910

5154

4627

4434

Новосибирская область

5829

5715

5819

5394

4760

4076

4531

Омская область

2871

3062

3303

3276

2861

2186

2256

Итого по округу

36157

35851

38634

36459

34606

28884

31126

Всего по России

182798

189293

208313

195426

185379

139681

145368

Таблица 11

Количество зарегистрированных преступлений, связанных с незаконным обо-

ротом наркотических средств

Регионы

Всего зарегистрировано

 

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Алтайский край

3427

4013

4465

4674

3807

3540

3288

Красноярский край

3870

4515

5242

5746

5724

4987

4596

Кемеровская область

3895

3989

4415

5831

6465

4741

5343

Новосибирская область

6944

5910

6990

8255

8506

5290

5402

Омская область

2534

2593

2714

3480

5134

3434

3503

Итого по округу

32357

33542

36879

42070

42771

33647

33499

Всего по России

185832

190127

216364

243572

241598

189576

181688

Сравнительная характеристика регионов СФО

Таблица 12

Регионы

Виды преступности

3  *  § S  Э  *

1 2 &

со

Q.

ы

о ю

ё

о  5  "■"

и 2 С'

<Т) о Б

i    О   g

I

о. я X

I

Алтайский край

Красноярский край

Кемеровская область

Новосибирская область

Омская область

163

Приложение 3

Уровень преступности на 100 тыс. человек в регионах Сибирского федерального округа за 1997-2002 гг.

Таблица 1 Уровень зарегистрированной преступности

Регионы

Уровень

 

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Алтайский край

1963,6

2452,7

2534,4

2137,1

2084,5

2050,5

2422,2

Красноярский край

2302,5

2250,7

2633,5

2375,6

2395,9

1859,7

2112,2

Кемеровская область

1433,8

1616,1

1799,8

1889,8

1983,0

1592,1

1566,9

Новосибирская область

2228,8

2296,1

2708,2

2488,1

2576,9

2118,0

2460,9

Омская область

1497,3

1907,9

2354,0

2325,6

2349,7

1921,0

2169,6

Средний уровень по Округу

1961,2

2224,2

2456,1

2378,6

2417,8

2045,0

2239,7

Средний уровень по России

1629,3

1760,1

2051,5

1937,3

2049,6

1754,9

1926,2

Таблица 2 Уровень зарегистрированных убийств и покушений на убийства

Регионы

Уровень

 

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Алтайский край

19,8

23,5

23,9

30,7

23,5

26,1

21,6

Красноярский край

25,8

27,3

27,0

26,7

29,3

24,3

26,8

Кемеровская область

36,2

33,8

34,4

34,3

35,6

34,4

29,4

Новосибирская область

15,8

15,6

15,8

17,4

18,5

19,6

19,5

Омская область

14,6

18,0

19,0

22,1

20,6

20,7

19,1

Средний уровень по Округу

29,7

31,1

33,0

30,5

30,9

31,1

29,1

Средний уровень по России

19,9

20,1

21,3

21,9

23,2

22,4

22,1

Уровень умышленных

Таблица 3 причинений тяжкого вреда здоровью

Регионы

Уровень

 

1997

1998

1999

2000