Министерство образования Российской Федерации Челябинский государственный университет

Сабитов Тимур Рашидович

Охрана культурных ценностей: уголовно-правовые и криминологические аспекты

Специальность: 12.00.08 - Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель -

заслуженный юрист Российской Федерации,

доктор юридических наук, профессор Р.А. Базаров

Челябинск - 2002

2

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ..................................................................................................................................3

ГЛАВА Г

СОЦИАЛЬНО-КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПОСЯГАЮЩИХ НА КУЛЬТУРНЫЕ ЦЕННОСТИ...................11

§ 1. Общественная опасность преступлений, посягающих на .

культурные ценности............................................................................................................ 11

§ 2. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений, посягающих на культурные ценности............................................................................. 17

ГЛАВА II

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПОСЯГАЮЩИЕ НА КУЛЬТУРНЫЕ ЦЕННОСТИ................................................................................................52

§ 1. Предмет преступлений, посягающих на культурные ценности...........................52

§ 2. Уголовная ответственность за хищение предметов, имеющих особую

ценность..................................................................................................................................81

§ 3. Уголовная ответственность за иные виды преступлений, предметом которых

являются культурные ценности....................................................................................... но

§ 4. Об установлении уголовной ответственности за незаконное завладение культурными ценностями, не имеющими собственника, либо собственник которых неизвестен............................................................................................................ 130

ГЛАВА III

ОХРАНА КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ ПО МЕЖДУНАРОДНОМУ ПРАВУ И УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ НЕКОТОРЫХ ГОСУДАРСТВ...............145

§ 1. Международно-правовая охрана культурных ценностей...................................145

§ 2. Ответственность за посягательства на культурные ценности по уголовному законодательству некоторых государств ..................................................................... 165

ЗАКЛЮЧЕНИЕ......................................................................................................................178

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ...........................................................182

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. В настоящее время перед Россией остро стоит проблема сохранения своего культурного наследия от криминальных посягательств. Об этом свидетельствует возросшее к началу XXI в. количество случаев хищения, незаконной перепродажи и контрабандного вывоза за границу культурных ценностей.

Поэтому вполне обоснованно Законом Российской Федерации от 1 июля 1994 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» российское уголовное законодательство было дополнено тремя новыми нормами, предусматривающими ответственность за посягательства на культурные ценности . В Уголовном кодексе Российской Федерации 1996 г. данная нормотворческая инициатива получила дальнейшее развитие, и вышеназванные уголовно-правовые нормы были усовершенствованы.

Однако, несмотря на принятие этих мер, количество таких преступлений продолжает оставаться значительным. Так, только в 2000 г. в России зарегистрировано 2431 фактов хищения культурных ценностей 2. Распространенность подобных общественно опасных деяний на территории нашей страны обусловливается тем, что предметы ее культурного достояния представляют собой наиболее выгодное средство вложения капитала. Существенная разница в ценах на культурные ценности в России и дальнем зарубежье является побуждающим фактором к контрабандному вывозу похищенных ценностей. Эти и другие подобного рода преступные действия наносят невосполнимый ущерб культурному достоянию России. В результате таких преступлений наше общество лишается частицы своей культуры и уже не имеет возможности передать последующим поколениям все ее богатство.

1 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 10. Ст. 1109.

2 См.: Преступные посягательства на культурные ценности в России: Статистический сборник (1996-2000 гг.). М., 2001. С. 7.

4

Между тем нормы УК РФ (далее - УК) об ответственности за преступления, посягающие на культурные ценности, нуждаются в дальнейшем серьезном совершенствовании. В частности, в законодательном порядке не решен вопрос об определении предмета преступных посягательств, что существенно затрудняет их квалификацию правоохранительными органами. Существенным пробелом в уголовном законе является также отсутствие ответственности за завладение культурными ценностями в результате проведения незаконных археологических раскопок, несмотря на высокий уровень общественной опасности и широкую распространенность данного деяния.

Это лишь некоторые проблемы, которые необходимо решить в целях сохранения культурного наследия нашей страны.

Цель и задачи исследования. Целью данной работы является исследование уголовно-правовых и криминологических аспектов охраны культурных ценностей и разработка на этой основе конкретных предложений по совершенствованию норм уголовного законодательства и мер профилактики, направленных на охрану культурных ценностей от преступных посягательств.

В процессе диссертационного исследования решались следующие логически и содержательно взаимосвязанные задачи:

-   исследовать динамику и структуру данного вида преступлений, выяснить причины и условия их совершения, изучить личность преступника и    разработать    специально-криминологические    меры    предупреждения преступлений, посягающих на культурные ценности;

-   произвести    уголовно-правовой,    логико-структурный    анализ понятия предмета преступных посягательств на культурные ценности и отграничение его от предметов других преступлений;

-   сделать   комплексный   анализ   норм   УК,   предусматривающих ответственность за посягательства на культурные ценности;

5

-   осуществить    сравнительно-правовое    исследование    проблем охраны культурных ценностей по международному праву и уголовному законодательству некоторых зарубежных государств;

-   разработать конкретные выводы, предложения и рекомендации по совершенствованию отечественного уголовного законодательства в части, касающейся охраны культурных ценностей.

Объект и предмет исследования. Объектом настоящего исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с охраной культурных ценностей от преступных посягательств. Предмет исследования составляют: количественные и качественные характеристики преступлений, посягающих на культурные ценности; причины и условия их совершения; уголовно-правовые меры борьбы с ними и специально-криминологические меры их предупреждения; личность преступника; практика применения норм, предусматривающих уголовную ответственность за посягательства на культурные ценности; положения науки уголовного права в области охраны культурных ценностей.

Методология и методика исследования. Методологической базой исследования являются диалектико-материалистическии подход к познанию общественных явлений и процессов, концептуальные положения современной науки теории государства и права. В процессе исследования применялись следующие методы: логико-юридический, сравнительно-правовой, историко-правовой, системно-структурный, интервьюирование, анкетирование, анализ документов, статистических материалов. Кроме того, использовались достижения ряда наук: конституционного, уголовного, гражданского, административного, международного права, а также философии, культурологии и аксиологии.

Нормативной основой работы явились: Конституция Российской Федерации 1993 г., кодифицированные правовые акты и иные законы РФ (РСФСР), международные рекомендации и конвенции, действующее уголовное законодательство некоторых стран (Франции, Германии, Испании,

6

США, Китая, Польши и др., а также стран СНГ), касающееся исследуемой проблематики.

Теоретическую базу исследования составили труды отечественных и зарубежных авторов в области, связанной с правовым режимом и охраной культурных ценностей. При этом следует особо выделить работы следующих ученых: М.М. Богуславского, М.В. Васильевой, Л.Н. Галенской, В.Г. Горбачева, А.И. Гурова, СМ. Кочои, В.М. Первушина, В.Г. Растопчина, И.В. Савельевой, А.П. Сергеева, Л.А. Стешенко, В.М. Сырых, СП. Щербы, С.А. Яни.

Эмпирическую основу работы составили: имеющая отношение к теме исследования практика Верховных Судов Российской Федерации (РСФСР) и СССР; данные изучения пятидесяти трех уголовных дел о хищениях и контрабанде культурных ценностей, рассмотренных судами г. Москвы, Владимирской, Калужской, Московской, Нижегородской, Омской, Псковской, Челябинской областей и других субъектов Российской Федерации за период с 1996 по 2000 г.; статистическая информация за период с 1966 по 2000 г.г.; результаты опроса 215 сотрудников правоохранительных органов и работников, связанных с выполнением обязанностей по обеспечению сохранности культурных ценностей, проведенного в г. Москве, Московской, Нижегородской, Омской, Челябинской областях.

Научная новизна диссертации заключается в том, что на диссертационном уровне впервые осуществлено комплексное уголовно-правовое и криминологическое исследование, посвященное охране культурных ценностей в России и других государствах.

В отечественной науке проблема обеспечения сохранности, безопасности культурного наследия от преступных посягательств разработана недостаточно. Имеющиеся публикации и диссертационные работы по этой проблеме затрагивают только часть вопросов, нуждающихся

в разработке, не претендуя на всеобъемлющий характер . Кроме того, проведение указанных исследований совпало с моментом вступления УК РФ 1996 г. в силу, в связи с чем их авторам не представилось возможным рассмотреть действие соответствующих норм нового УК РФ на практике.

В диссертации содержатся отличающиеся новизной предложения по совершенствованию уголовно-правовой охраны культурных ценностей и предупреждению преступных посягательств на них.

Теоретическая и практическая значимость исследования состоит, прежде всего, в том, что его положения, выводы, предложения и рекомендации могут быть использованы для совершенствования уголовного законодательства Российской Федерации, решения вопросов квалификации общественно опасных деяний, посягающих на культурные ценности, и их предупреждения. Результаты настоящего исследования также могут быть использованы в учебном процессе и научных исследованиях по проблемам криминологии и Особенной части уголовного права, касающихся посягательств на культурное достояние России.

Основные положения, выводы и предложения, выносимые на защиту:

1. В связи с тем, что в ст. 164, 190 и 243 УК фигурируют различные формулировки    предмета    преступлений,    предлагается    унифицировать используемую в них терминологию, т.е. заменить употребляемые в них понятия предмета преступления на термин «культурные ценности», а также закрепить в ст. 243 УК понятие культурных ценностей как уникальных вещественных результатов человеческой деятельности, имеющих важное историческое, научное, художественное или иное культурное значение.

2. Основным   объектом   хищения   предметов,   имеющих   особую ценность (ст.   164 УК), является общественная нравственность. Поэтому

3 См., например: Гайдашов А.В. Уголовная ответственность за хищения предметов имеющих особую историческую, научную или культурную ценность: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1997; Приданое С.А. Расследование преступлений, посягающих на предметы и документы, имеющие историческую, научную, художественную и культурную ценность: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1997.

норму об ответственности за данное преступление следует перенести в главу 25 УК «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности».

3. Основным объектом уничтожения или повреждения природных комплексов или объектов, взятых под охрану государства (ст. 243 УК), является экологическая безопасность. Ответственность за это же деяние предусмотрена ст. 262 УК. Следовательно, указанную норму из ст. 243 УК необходимо исключить.

4. Конструкция   состава  хищения  предметов,   имеющих  особую ценность, исключает возможность привлечения к ответственности по ст. 164 УК лица, виновного в вымогательстве данных предметов. Для устранения этого недостатка предлагается в рамках указанной статьи предусмотреть уголовную ответственность также за вымогательство культурных ценностей. В качестве предмета основного состава данного преступления целесообразно выделить культурные ценности. Хищение либо вымогательство предметов, имеющих особую ценность, следует отнести к квалифицирующим признакам данного    состава.    Предлагается   развести    квалифицирующие    признаки совершения хищения либо вымогательства культурных ценностей группой лиц по предварительному сговору и организованной группой по различным частям статьи, а также дополнить ее другими квалифицирующими и особо квалифицирующими         признаками.         Квалифицирующий         признак, выражающийся в хищении либо вымогательстве культурных ценностей, повлекшем  их  уничтожение,  разрушение  или  порчу,  из данной  статьи необходимо исключить. В результате предложена новая редакция ст. 164 УК.

5.  Предлагается усилить ответственность за приобретение или сбыт культурных ценностей, заведомо для виновного добытых преступным путем, для  чего  в  п.   «б»   ч.   2   ст.   175   УК  указать  их  в  качестве  предмета преступления.

 

9

6.  Обосновывается   целесообразность  включения   в   ст.   214   УК квалифицирующего   признака,   выражающегося   в   совершении   деяний, указанных в ч. 1 данной статьи, в отношении культурных ценностей.

7. В  ч.  2  ст.  243  УК необходимо предусмотреть повышенную уголовную ответственность за уничтожение или повреждение культурных ценностей путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом либо повлекшее    по    неосторожности    смерть    человека    или    иные    тяжкие последствия.

8. Дополнить УК статьями об ответственности:  1) за незаконное завладение  культурными  ценностями,   не  имеющими  собственника,  или собственник   которых   неизвестен;   2)   неосторожное   уничтожение   или повреждение культурных ценностей.

9. В целях совершенствования предупреждения посягательств на культурные    ценности    предлагается:    улучшить    государственный    учет имеющихся в стране культурных ценностей, в частности, производить их фото- или видеофиксацию и маркировку сотрудниками уголовного розыска в каждом субъекте Российской Федерации; обеспечить и модернизировать охрану    объектов    сосредоточения    культурных    ценностей,    например, видоизменить «Перечень технических средств вневедомственной охраны, разрешенных   к  применению»  за  счет  указания   в   нем   не  конкретных наименований охранных извещателеи и других средств технической охраны культурных   ценностей,   а   требований,   предъявляемых   к   такого   рода устройствам. В местах отправления религиозного культа необходимо широко применять в качестве технических средств охраны вывод сигнализации на телефоны     квартир     участковых     инспекторов     милиции     и     других заинтересованных    лиц,    монтаж    автономной    звуковой    и    световой сигнализации;     организовать     более     тесное     взаимодействие     между правоохранительными      и      другими      государственными       органами, противодействующими   посягательствам   на   культурные   ценности,   или контролирующими   их   оборот,   а   также   другими   заинтересованными   в

10

сохранении культурных ценностей физическими и юридическими лицами; развернуть пропаганду в области, связанной с охраной и правовым режимом культурных ценностей.

Апробация результатов исследования. Содержащиеся в диссертации положения, выводы и рекомендации отражены в восьми публикациях. Теоретические выводы и положения докладывались: на совещании-семинаре, посвященном проблемам обеспечения сохранности, усиления борьбы с хищениями и незаконным оборотом предметов культурного и исторического наследия России, проведенном ГУУР МВД России в Нижнем Новгороде в марте 2001 г.; научно-практических конференциях, проведенных в Челябинском юридическом институте МВД России (декабрь 2000 г.), Челябинском государственном университете (май 2001 г.), Омском государственном университете (февраль 2002 г.). Содержащиеся в диссертации научные выводы и положения используются при проведении занятий по уголовному праву и криминологии на юридическом факультете Челябинского государственного университета.

Объем и структура диссертации отвечают основной цели, задачам и предмету исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих в себя восемь параграфов, заключения и списка литературы.

Глава I

СОЦИАЛЬНО-КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПОСЯГАЮЩИХ НА КУЛЬТУРНЫЕ ЦЕННОСТИ

§ 1. Общественная опасность преступлений, посягающих на культурные ценности

Значение историко-культурного наследия для общества более чем велико. Оно играет огромную роль в развитии науки, искусства, народного образования и других сфер социальной жизни. Дошедшие до наших дней предметы быта, произведения иконописи, живописи, скульптуры, прикладного искусства, древние рукописи и множество других носителей информации о жизни и деятельности предшествующих поколений позволяют заглянуть в глубь столетий, проследить различные этапы истории Родины и тем самым обеспечить историческую преемственность культурных традиций народа.

Поэтому не случайно охрана культурных ценностей в нашей стране является конституционной обязанностью каждого человека. В ч. 3 ст. 44 Конституции РФ закреплено: «Каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры».

Тем не менее, нередкими являются случаи нарушения законодательства об охране и использовании культурных ценностей. Причем за последнее десятилетие проблема защиты культурного наследия народов России не только не угасла, а даже, наоборот, приобрела особую остроту.

Рост количества хищений культурных ценностей из музеев, творческих и реставрационных мастерских, зданий религиозного культа, квартир граждан и других объектов в бывшем СССР приходится на начало

12

80-х годов. Если до 1980 г. были лишь единичные случаи совершения таких преступлений, то в 1987 г. их уже было 146, а в 1989 г. - 365 '.

Распад СССР в 1991 г. не привнес положительных тенденций в статистику хищений культурных ценностей. Рост количества таких преступлений продолжился на территории России, причем произошел явный скачок в темпах этого роста: в 1991 г. в России было совершено 2147 хищений культурных ценностей, в 1992 г. - 4189, в 1993 г. - 4796. Начиная с 1994 г. происходит незначительное сокращение их числа, что можно в определенной мере объяснить появлением и функционированием специализированных подразделений уголовного розыска в системе МВД России. Показатели данного периода таковы: в 1994 г. зарегистрировано 3493 случая хищения культурных ценностей, в 1995 г. - 3436, в 1996 г. — 3119 2.

Однако число хищений культурных ценностей все еще остается очень большим. В настоящее время в России ежегодно совершается около 2,5 тысяч преступлений подобного рода. Большинство из них является труднораскрываемым.

Положение усугубляется тем, что зачастую похищенные ценности впоследствии путем контрабанды вывозятся за рубеж, где и реализуются с корыстной целью. При этом путь перемещения преступно добытого имущества иногда пересекает границы нескольких государств. По данным правоохранительных органов, из России.нелегальным путем уже вывезено около 90 процентов всех икон, представляющих историческую и художественную ценность 3. В результате культурному наследию России причиняется огромный ущерб, который очень трудно, а иногда и практически невозможно восстановить. В связи с этим в юридической литературе правильно отмечается, что общественная опасность хищений

' См.: Преступные посягательства на культурные ценности в России: Статистический сборник (1991-1993 гг.). М., 1994. С. 2-3.

2 См.: Преступные посягательства на культурные ценности в России: Статистический сборник (1992-1996 гг.). М., 1997. С. 11.

3 См.: Кузнецова Н.И., Растопчин В.Г. Понятие культурных ценностей: Лекция. М., 1993. С. 18.

13

культурных ценностей определяется не столько стоимостью похищенных предметов, сколько их особой ценностью 4.

Действия преступников все чаще совершаются с насилием над личностью, преступления становятся более жестокими и дерзкими. Так, 17 убийств в период с 1992 по 1996 г.г. были связаны с завладением антиквариатом 5. Вот один из примеров: московский коллекционер В. Свиновский убил двух своих коллег - известных московских коллекционеров Когана и Степанова, похитил из их квартир большую коллекцию икон, которую затем вывез в Германию 6.

Увеличивается доля грабежей и разбоев в общем числе хищений культурных ценностей. В 1995 г. доля грабежей по отношению к общему количеству хищений культурных ценностей составляла 13,0 %, разбоев — 4,7 %, в 1999 г. - соответственно 13,6 % и 5,5 % 7.

Анализ совершенных преступлений показывает, что они стали более продуманными. При их совершении современные преступники используют средства индивидуальной радиосвязи, оружие, автотранспорт. По сведениям правоохранительных органов, преступления в большинстве случаев носят заказной характер и тщательно подготавливаются, при этом отрабатываются пути отхода, доставки похищенного имущества заказчику.

На сегодняшний день в мире уже сложилась самостоятельная форма организованной преступности, имеющая своей целью завладение культурными ценностями и их сбыт. Авторы одного из учебников включают в наиболее опасные формы проявления организованной преступности кражу и сбыт антиквариата, произведений искусства, культурно-исторических ценностей, а также их контрабанду, наряду с бандитизмом, наркобизнесом,

4 См.: Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой, Г.П. Новоселова. М., 1997. С. 237.

5 См.: Преступные посягательства на культурные ценности в России: Статистический сборник (1992-1996). М, 1997. С. 4.

6 См.: Число антикварных краж растет//Челябинский рабочий. 1995. 18 октября.

См. Преступные посягательства на культурные ценности в России: Статистический сборник (1995-1999 г.г.) М., 2000. С. 11.

14

рэкетом, похищением и сбытом огнестрельного оружия, боеприпасов . Действительно, по объему полученных доходов незаконные операции с культурными ценностями сегодня стоят на третьем месте после незаконной торговли оружием и наркотиками.

Во всем мире преступные группировки стремятся приобрести две главные категории культурных ценностей. К первой категории относятся художественные изделия и ценные антикварные предметы, находящиеся в музеях, церквах, галереях и частных коллекциях. Ко второй категории принадлежат культурные ценности, которые в основном находятся в местах  проведения археологических раскопок (гробницах, храмах, останках древних человеческих поселений), а также в музеях стран Африки, Азии и Латинской Америки. При этом культурные ценности, относящиеся ко второй категории, в отличие от предметов первой категории приобретаются не только частными коллекционерами, но и музеями 9.

О прибыльности «культурного бизнеса» говорят данные МВД России: в 1991 г. установленная сумма материального ущерба от хищений культурных ценностей составила 2 млн. 734 тыс. руб. (возмещено - 474 тыс. 773 руб.). В 1995 г., в соответствии с данными расследованных уголовных дел и материалов, ущерб составил 8877 млн. неденоминированных руб. (возмещено - 3328 млн. неденоминированных руб.). В 1999 г. - 32 млн. 426 тыс. руб. в деноминированном выражении (возмещено - 21 млн. 118 тыс. руб.) 10. Рассматриваемыми посягательствами также наносится вред и отдельным собственникам культурных ценностей. Так, оценка только одних древних рукописей и старинных книг, похищенных из Российской национальной библиотеки в г. Санкт-Петербурге, с точки зрения специалистов может сравниться с годовым бюджетом Израиля ' .

См.: Криминалистика: Учеб. для вузов / Под ред. И. Ф. Герасимова, Л. Я. Драпкина. М., 1994. С. 338.

9 См.: Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. B.C. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. М., 1996. С. 48.

10 См.: Преступные посягательства на культурные ценности в России. М., 2000. С. 19. " См.: Преступные посягательства на культурные ценности в России. М., 1997. С. 8.

15

Возмещение материального ущерба от хищений культурных ценностей составило: в 1991 г. - 25,0 %; в 1995 г. - 37,5 %; в 1999 г. - 65,1 % от причиненного ущерба.

Немалый ущерб приносит уничтожение и повреждение культурных ценностей. Если, например, похищенную картину еще можно отыскать и возвратить прежнему владельцу, то разрушенный памятник или залитое кислотой полотно почти не подлежат восстановлению.

Приведенные данные о материальном ущербе от преступных посягательств на культурные ценности можно считать весьма условными. Стоимость имущества, имеющего историческую, научную, художественную или иную культурную ценность для общества, может исчисляться двояко. С одной стороны, оценщиком является соответствующее государственное учреждение, с другой стороны — рынок. Зачастую результаты такой оценки в первом и во втором случаях в большой степени не совпадают. Например, в 1999 году из музея Уральского государственного института ветеринарной медицины был похищен бивень мамонта, найденный в 1953 году при проведении раскопок в районе Берлинского заповедника. Его цена по каталогу - 1250 рублей, однако, на «черном» рынке один килограмм бивня мамонта стоит 1000 долларов. Следовательно, реальная цена бивню — 20 тысяч долларов, так как весил он 20 килограммов 12.

Но основная общественная опасность преступных посягательств состоит не в материальном ущербе. Если смотреть с позиции утраты культурного достояния народов России, то ущерб невосполним. В юридической литературе правильно подчеркивается, что «хищения и незаконный вывоз уникальных предметов представляют повышенную общественную опасность, так как зачастую наносят невосполнимый вред не только их владельцам, но и интересам искусства, науки, образования, т.е. духовным  ценностям  общества»     .   Именно  в  этом  и  состоит главная

12 См.: Украли бивень мамонта // Челябинский рабочий. 1999. 26 октября.

13  Сборник действующих нормативных правовых актов и наиболее значимых работ по проблемам сохранения культурных ценностей (по состоянию на 1 августа 1999 г.). М, 2000. С. 4.

16

общественная опасность преступных посягательств на культурные ценности. Культурные ценности - это не просто ценное имущество. Во-первых, это часть истории: теряя наше историческое и культурное наследие, мы теряем наше прошлое. Потеря всего лишь одного памятника истории и культуры может привести к серьезным пробелам в осмыслении истории государства. В результате колониальной деятельности некоторых государств, многие развивающиеся страны когда-то лишились такого количества культурных ценностей, что в настоящее время уже невозможно воссоздать их культурную историю.

Во-вторых, указанные ценности - это проявление культуры, которая призвана воспитывать гражданина, формировать в нем эстетический вкус и патриотические чувства. Значимость культурных ценностей может выходить за рамки одного государства и, таким образом, рассматриваться в мировом масштабе. Так, Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта от 14 мая 1954 г. признает, что «ущерб, наносимый культурным ценностям каждого народа, является ущербом для культурного наследия всего человечества, поскольку каждый народ вносит свой вклад в мировую культуру» 14.

Подводя итог вышеизложенному, можно сделать вывод, что общественная опасность преступных посягательств на культурные ценности заключается в особой значимости их предмета для общества, широкой распространенности таких посягательств, связи их с другими преступлениями, совершении их организованными группами и преступными сообществами, преследующими в качестве своей цели незаконное завладение и последующий сбыт культурных ценностей. Однако главным образом общественная опасность рассматриваемых посягательств состоит: в неоценимой и невосполнимой утрате национального культурного наследия, а также в огромном моральном и материальном ущербе для России.

14 Свод нормативных актов ЮНЕСКО. М., 1991. С. 258.

 

17

§ 2. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений, посягающих на культурные ценности

В целях наиболее полного освещения проблемы сохранения культурных ценностей в России целесообразно дать криминологическую характеристику преступных посягательств в рассматриваемой сфере.

Поскольку главную проблему составляют хищения культурных ценностей, рассмотрение в настоящем параграфе криминологических аспектов будет производиться в основном на основе данных именно об этих преступлениях. Исследование динамики, причин возникновения и существования данной преступности, установление основных черт личности преступника создадут возможность для выработки мер предупреждения таких преступлений. Это послужит базой для нахождения путей совершенствования российского уголовного законодательства, затрагивающего правовой режим культурных ценностей.

Динамика преступности, связанной с посягательствами на культурное наследие России, за последнюю треть XX века в основных своих моментах была пропорциональна общей преступности. В.П. Сальников, СВ. Степашин и В.И. Федоров выделяют в истории современной преступности четыре периода 15. Чтобы проследить динамику преступности, связанной с культурными ценностями, данную периодизацию необходимо взять за основу и рассмотреть указанную динамику во взаимосвязи с тенденциями преступности в целом, т.е. с учетом взаимосвязи особенного и общего.

13 См.: Криминология: Учеб. для вузов / Под ред. В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова, СВ. Степашина. СПб., 1999. С. 119-125.

18

1. Период, начиная с 60-х и до первой половины 80-х годов, характеризуется медленным, но стабильным ростом преступности. За это время общее число зарегистрированных преступлений в СССР увеличивается почти в 2,5 раза: в 1966 г. зарегистрировано 582965 преступлений, а в 1985 г. -1416935 .

На фоне общей преступности в России в этот период происходит значительное увеличение числа преступных посягательств на культурные ценности. Первоначально кражи из музеев насчитывались буквально единицами и являлись, как правило, результатом стремления отдельных подростков завладеть такими экспонатами, как огнестрельное оружие времен Великой Отечественной Войны, ордена и медали, нумизматические коллекции.

В 1974 г. и в последующие два года в стране было зарегистрировано всего 6 случаев краж из музеев. В них, прежде всего, проявлялось стремление преступников завладеть экспонатами, являющимися наиболее ценными памятниками истории и культуры. Предметами преступного посягательства стали в основном иконы работы мастеров Древней Руси и картины известных живописцев XVII века. Две из этих краж остались нераскрытыми, а по двум не удалось полностью изъять похищенное имущество у преступников, так как они успели к тому времени сбыть значительную часть вещей. Цепочка сбыта привела к лицам, эмигрировавшим из нашей страны, а также к некоторым сотрудникам дипломатических представительств иностранных государств, получившим аккредитацию в Москве. Таким образом, наметилась тенденция сбыта похищенного за границу, что, естественно, вызвало рост преступных посягательств.

Наряду с появлением краж предметов старины и изобразительного искусства из музеев, стали поступать сообщения о кражах икон и различных предметов религиозного культа из церквей, частных квартир и у отдельных коллекционеров. Из проведенного ГУУР и ВНИИ МВД СССР исследования

16 См.: Там же. С. 119.

19

видно, что кражи государственного и общественного имущества к 1980 г. составили 16,3 %, а кражи, грабежи и разбои личного имущества граждан — 81,5 %. Раскрываемость таких преступлений ежегодно составляла 75-77 %.

Анализ краж показал, что по месту совершения преступлений они делятся следующим образом:

-   из картинных галерей - 0,3 %;

-   из музеев -1,1 %;

-   из  мест отправления религиозного культа (церквей,  соборов, синагог и т. п.) - 20,1 %;

-   из квартир граждан - 77,4 %.

География краж культурных ценностей в основном включала в себя Европейскую часть РСФСР, республики Прибалтики, Украину, Белоруссию и Молдавию. Позже наметилась тенденция их «продвижения» на территорию Сибири и Дальнего Востока.

Число краж культурных ценностей, зарегистрированных в Московской, Рязанской, Вологодской, Калининской, Владимирской областях и Молдавской ССР с 1975 по 1979 г.г., составило: в 1975 г. - 24 кражи; в 1976 г. - 43; в 1977 г. - 61; в 1978 г. - 130; в 1979 г. - 207 17.

Таким образом, за 5 лет число зарегистрированных краж культурных ценностей составило 465 случаев. В 1981 году число таких краж уже увеличилось до 407.

2. С 1986 по 1988 г.г. в стране под влиянием перестройки общее количество зарегистрированных преступлений значительно уменьшилось. Сыграла свою позитивную роль активизация борьбы с пьянством и алкоголизмом. Небольшое «затишье» образовалось и в сфере преступности, связанной с историческими и культурными ценностями: в 1987 г. официально зарегистрировано 146 хищений культурных ценностей, в 1988 г.

17 См.: Горбачев В.Г., Гуров А.И. Предупреждение и раскрытие краж культурных ценностей: Учеб. пособие. М, 1983. С. 8.

20

158 . Но, как показало время, этот внешне спокойный период был лишь «затишьем перед бурей», т.к. следующий временной отрезок дал небывалый до этого рост преступных посягательств на культурные ценности.

3. За период с 1989 по 1993 г.г. в России отмечается стремительный рост общеуголовной    преступности, который объясняется, прежде всего, резким переходом к рыночной экономике, новым формам общественных отношений. За 5 лет уровень преступности возрос в 1,73 раза (в 1989 г. зарегистрировано 1 619 181 преступление, а в 1993 г. - 2 799 614) 19.

За пять лет (с 1989 по 1993 г.г.) в России число хищений исторических и культурных ценностей выросло более чем в 12 раз:

в 1989 г. - 375 хищений;

в 1990 г.-1 124;

в 1991 г.-2 545;

в 1992 г.-4 189;

в 1993 г.-4 796 20.

При этом 1993 г. в этом периоде является пиком роста как преступности в целом, так и числа преступлений, связанных с посягательствами на культурные ценности.

4.    Период   с   1994   по   1998   г.г.   характеризуется   некоторой стабилизацией показателей преступности в России. Так, по статистическим данным МВД России, в 1998 г. зарегистрировано 2581940 преступлений. В сфере преступности, связанной с посягательствами на культурные ценности, также наблюдается определенная устойчивость показателей. В этом же году количество зарегистрированных хищений культурных ценностей составило 2492 случая. При этом в 1998 г. хищений различных ценностей из храмов

18 См.: Преступность - угроза России: Обозреватель: Информационно-аналитический еженедельник. 1993. № 2 (6). С. 92.

19  См.: Судебная статистика: Преступность и судимость (современный анализ данных уголовной судебной статистики России 1923-1997 годов). М., 1998. С. 12.

20 См.: Преступность - угроза России: Обозреватель: Информационно-аналитический еженедельник. 1993. № 2 (6). С. 92.

21

зарегистрировано 233 случая, отмечено 37 попыток краж из церквей, находящихся под сигнализационной охраной органов внутренних дел 2|.

Более 50 % хищений культурных ценностей приходится на такие регионы, как Московская, Ленинградская, Ивановская, Костромская, Нижегородская, Тверская и Ярославская области. При этом 57 % из общего числа указанных хищений совершается из квартир и частных домов, из мест отправления религиозного культа - 8 %, из музеев, выставочных залов и картинных галерей, библиотек, архивов - 2,6 %.

Что касается уничтожения или повреждения памятников истории и культуры, то в этой сфере также произошла некоторая стабилизация показателей преступности. В период с 1994 по 1997 г.г. количество указанных деяний, совершенных на территории России, незначительно колеблется от 22 до 25 случаев в год 22.

Однако в 1999 г. в России произошел заметный рост показателей общеуголовной преступности. В указанном году по данным МВД России, было зарегистрировано 3001748 преступлений. Хищений культурных ценностей за этот же период зарегистрировано 2684 случая 23, а в 2000 г. -2431 случай 4. Отмечается явный рост количества случаев уничтожения или повреждения памятников истории и культуры. Если в 1997 г. в России зарегистрировано 25 таких случаев, в 1998 г. — 59, то в 1999 г. отмечено уже 85 случаев посягательства на памятники истории и культуры 25.

Таким образом, сравнительный анализ динамики общеуголовной преступности и преступности, связанной с посягательствами на культурные ценности, позволяет выявить определенную взаимозависимость между их показателями. Вместе с тем следует заметить, что генезис последней объясняется не только подчинением ее общеуголовной преступности, но и

21  См.: Сильванович М., Степанов Ю. Не сам же Христос из иконы сбежал? // Российская газета. 1999. 23 марта.

22 См.: Преступность, статистика, закон. М, 1997. С. 151.

23 См.: Преступные посягательства на культурные ценности в России. М., 2000. С. 7.

24 См.: Преступные посягательства на культурные ценности в России: Статистический сборник. 1996-2000. М., 2001. С. 7.

25 См.: Власть: криминологические и правовые проблемы. М., 2000. С. 376.

22

специфическими причинами, которые необходимо рассмотреть в настоящем параграфе.

Чем объясняется резкое возрастание и дальнейшая устойчивость количества преступных посягательств на культурные ценности с 1990 года? Причины этому следующие:

1)   в     период     экономического     спада,     валютных     кризисов, политических    потрясений    культурные    ценности    являются    надежным вложением капитала. Их коммерческая стоимость не подвержена колебаниям цен на рынке сбыта (с годами она, напротив, растет). Культурные ценности стали приравниваться к «твердой» валюте. В период инфляции  вкладывать денежные средства в культурные ценности оказалось выгодно;

2)   стихийно возросший интерес людей в различных государствах к старинным произведениям живописи, деко'ративно-прикладного искусства, иконам, предметам религиозного культа (своеобразная мода на предметы искусства). В связи с этим -    значительный рост количества не только истинных собирателей и коллекционеров, стремящихся собрать и сохранить для  потомков  народное  достояние,  но  и  так  называемых  «дельцов  от искусства», мнимых коллекционеров-собирателей;

3)   постоянный   спрос   на  русские   культурные  ценности   среди состоятельных людей    и людей, просто имеющих свободные денежные средства в России и на Западе, где вложение капитала в культурные ценности стало наилучшим средством его сохранения. Дело в том, что в течение нескольких лет цена предметов старины и произведений искусства может повышаться в несколько раз. Цены на культурные ценности на «черном рынке»   в   несколько  раз   превышают  официальные.   К   примеру,   икона «Праздники» XVIII - XIX в.в. на «черном рынке» оценивалась в 15 раз дороже, чем в комиссионном магазине.

Для поддержания рынка за рубежом активно функционируют специализированные антикварные магазины, среди которых наиболее известны дома «Кристи» и «Сотби» (Лондон). В каталогах аукционных

23

домов и антикварных магазинов часто встречаются картины и иконы старинных русских мастеров, среди которых обнаруживаются похищенные и вывезенные из нашей страны уникальные предметы искусства. Пополнению списка похищенных в России и представляемых на зарубежных аукционах культурных ценностей способствует деятельность более сорока организованных групп контрабандистов Австрии, Италии, Франции, Германии, специализирующихся «на искусстве» 26.

Не отстают от иностранцев в деле расхищения национального достояния и россияне. По сведениям Государственного таможенного комитета России и НЦБ Интерпола, в России в 1995 г. выявлено 58 хищений антиквариата с последующим вывозом его из России. Каналы сбыта похищенного через Беларусь, Закавказье и Финляндию ведут в Швецию, Германию, Италию и США, то есть в те страны, куда активно выезжали и выезжают на жительство российские граждане 27;

4)   упрощенный порядок пересечения границ между Россией и некоторыми странами   Ближнего Зарубежья (например, между Россией и Казахстаном, Россией и Белоруссией), который ведет к ухудшению контроля за  вывозом  культурных  ценностей  за  пределы  России.   Иногда  список вывозимых предметов искусства включает тысячи наименований;

5)   произведения искусства используются преступниками не только в качестве объектов капиталовложений. За последнее время культурные ценности все чаще становятся средством для «отмывания» денег, добытых преступным путем. Это обусловливается их высокой стоимостью.

Цены на особо значимые произведения искусства могут повышаться, а иногда очень резко, если на них снизится предложение. Данное обстоятельство служит преступным группировкам, занимающимся

26

27 См.: Преступные посягательства на культурные ценности в России. М., 1997. С. 1.

См.: Первушин В.М. Методика расследования уголовных дел о хищениях антиквариата. М., 1993. С. 3.

 

24

кражей и контрабандой культурных ценностей, дополнительным стимулом для совершения преступлений.

Основными причинами, влияющими на обострение оперативной обстановки, низкую раскрываемость рассматриваемых преступлений, являются:

1)  недостатки в обеспечении государственного учета имеющихся в стране   историко-культурных   ценностей:   вопреки   решению   совместной коллегии МВД и Министерства культуры РФ практически не ведется работа по   формированию   Федерального  регистра  особо   ценных  произведений старины и искусства. Еще хуже обстоит дело в религиозных учреждениях. Медленно   решаются   вопросы   сплошной   паспортизации   произведений искусства, сосредоточенных в музеях, религиозных учреждениях, частных коллекциях. До настоящего времени отсутствуют четкие правовые нормы, регламентирующие     ответственность     за     ненадлежащее     хранение     и использование      культурных      ценностей,      регулирующие      отношения коллекционера и государства. Большие затруднения в организации розыска похищенного   возникают   в   связи   с   отсутствием   государственных   и региональных каталогов, фото- и видеотек произведений изобразительного, декоративно-прикладного  и народного искусства,  хранящихся  в музеях, местах отправления религиозных культов, а также в личных коллекциях;

2)     слабая    техническая    укрепленность    мест    сосредоточения культурных   ценностей,   плохая   оборудованность   средствами   охранно-пожарной сигнализации, а также низкий уровень физической охраны;

3)  ослабление режима въезда и пребывания на территории России иностранных граждан;

4)  отсутствие двусторонних, либо многосторонних договоров со многими странами ближнего и дальнего зарубежья по урегулированию ввоза-вывоза художественных ценностей, в связи с чем усилия, предпринимаемые МВД по их возврату, не приносят ощутимых результатов;

25

6) плохая      техническая      оснащенность      специализированных

28

подразделении уголовного розыска   ;

7) значительная латентность рассматриваемых преступлений.

К обстоятельствам, способствующим хищениям предметов искусства и культуры, можно также отнести следующие:

а)  отсутствие современных систем охраны помещений, в которых хранятся или экспонируются культурные ценности, ведь только некоторые из музеев   России   имеют   возможность   быть   оснащенными   современной сигнализацией,   сравнимой   с   той,   которую   имеют   государственные   и коммерческие   банки.   Во   многих   церквах,   особенно   в   тех,   которые расположены на значительном расстоянии от областных и районных центров, вообще  отсутствует какая-либо  охранная сигнализация.  Если таковая и имеется, то она составляет невеликую преграду для похитителей ценных предметов религиозного культа.

Потехин и Мельников договорились совершить кражу икон из Воскресенского собора, расположенного в г. Тутаеве Ярославской области. С этой целью Потехин предварительно посетил собор и выбрал для похищения семь икон из второго яруса главного иконостаса, представляющих особую историческую и художественную ценность (стоимость икон по заключению экспертизы составила 71900 рублей в ценах до 1991 г.). Вечером 1 июня 1980 г. Мельников и Потехин проникли на территорию собора и нейтрализовали сигнализацию. Потехин выломал часть переплета наружной рамы, а затем они вместе с Мельниковым пытались распилить решетку, но были замечены сторожем, и скрылись, не доведя свой преступный умысел до конца 29;

б) в сфере учета, хранения и использования культурных ценностей имеют место факты халатности и бесконтрольности. Порой своевременно не проводятся десятилетиями инвентаризации ценностей не только в местных краеведческих и иных музеях, церквах, но и в крупнейших музеях страны, в

См.: Преступные посягательства на культурные ценности в России. М., 1997. С. 10. ' См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1981. № 6. С. 9.

26

том числе и Эрмитаже. В результате этого из запасников похищаются ценнейшие произведения искусства, подменяются уникальные вещи.

Так, например, у архивного служащего С, работавшего сначала в Центральном государственном архиве Московской области, а потом в Главном архивном управлении Мосгорисполкома, были обнаружены похищенные им материалы, представляющие значительную историко-культурную ценность. Главным условием, способствовавшим совершению С. преступления, оказался плохой учет ценных материалов, хранящихся в архивах. Отсутствовала регистрационная документация на них, благодаря чему архивному служащему можно было изъять необходимые ценные материалы таким образом, чтобы данный факт остался незамеченным 30;

в) в России до сих пор отсутствует единый банк данных о культурных ценностях, который содержал бы их фотографии и описание индивидуальных признаков. Формирование Федерального реестра произведений старины и изобразительного искусства в настоящее время происходит слишком медленно. В результате этого сотрудники правоохранительных органов зачастую не располагают описаниями похищенных ценностей, что отрицательно сказывается на расследовании и раскрытии преступлений.

По словам одного из специалистов Центрального управления по борьбе с хищениями художественных ценностей Франции, главная трудность состоит в том, что в России никогда не было ни переписи, ни классификации большинства предметов антиквариата. Ее культурное наследие утрачивается, причем это мало кто замечает. Преступные группы пользуются этим «вакуумом», поскольку нет оснований говорить о каком-либо хищении предметов искусства. Даже если во Францию приходят сообщения о пропаже той или иной ценности, они носят слишком расплывчатый характер, отсутствуют фотографии.  В  большинстве случаев в течение нескольких

30 См.: Кислинская Л. Несуны из архива//Советская Россия. 1988. 27 октября.

27

месяцев антиквариат «отбеливается» в Германии и прибывает во Францию легально 3|.

Переходя к рассмотрению характеристики личности преступников, совершающих хищения культурных ценностей, следует отметить существование к этому разных подходов. Так, до последнего времени при изучении личности преступника упор делался в основном на исследовании его социально-демографических характеристик (пол, возраст, род занятий и т.п.). А.В. Куражов считает, что подобные исследования мало пригодны для практического использования. «Для предупреждения и раскрытия преступлений, - отмечает он, - гораздо важнее социально-психологические характеристики, дополненные сугубо криминологическими и криминалистическими показателями. Именно такие характеристики образуют «портрет» определенного типа преступника и помогают в организации работы по предупреждению и раскрытию преступлений» 32.

Исходя из задач настоящего исследования, целесообразно определить как социально-демографические, так и криминально-психологические характеристики личности преступника.

С точки зрения криминально-психологической характеристики преступников, совершающих хищения культурных ценностей, как правило, их можно отнести к одной из трех групп.

К первой группе относятся лица, считающиеся в обществе социально благополучными, не имеющие судимости и преступных навыков, но в силу каких-либо причин совершившие преступление. Нередки случаи, когда хищения и незаконную перепродажу культурных ценностей совершают работники в сфере изобразительного искусства, связанные с изучением и хранением историко-культурных ценностей. Такими лицами являются сотрудники   музеев,   хранилищ,   галерей,   охранных   структур,   работники

31  См.: Борьба с незаконным оборотом культурных ценностей в странах Западной и Восточной Европы. Обзорная информация. Зарубежный опыт. Выпуск 13. М., 1995. С. 2.

32 Куражов А.В. Особенности хищений культурных ценностей в современных условиях: Лекция. М., 1993. С. 4.

28

антикварных магазинов, служащие учреждений культуры и другие им подобные лица. Как правило, они либо сами похищают ценности, либо только способствуют совершению хищения, становясь участниками преступных групп.

Необходимо отметить, что способы совершения названными работниками преступных действий различны. В перечень таких способов можно включить подмену экспонируемых или хранящихся в запасниках подлинных предметов старины и произведений искусства специально изготовленными искусными копиями, списание ценных предметов как якобы пришедших в негодность и не поддающихся реставрации, укрытие от оприходования или оприходование вновь поступающих культурных ценностей как не имеющих художественного или исторического значения и др.

Аналогичным образом действовал до недавнего времени заведующий читальным залом одного из архивов. Преступник похищал и продавал раритеты, среди которых были бумаги, подписанные Петром I, будущим королем Франции Карлом X и др. Ко всем культурным ценностям он имел свободный доступ, будучи кандидатом исторических наук, сотрудником Петербургского филиала Института российской истории РАН, в обязанности которого по должности входили учет и контроль за сохранностью архивного фонда. По месту работы он характеризовался как человек, пользующийся доверием и уважением. Материальное положение его можно назвать как удовлетворительное (похититель получал ежемесячную стипендию в тысячу долларов от Фонда Форда)33.

Ко второй группе можно отнести воров, грабителей, мошенников и других подобных им лиц, наряду с прочим имуществом похищающих и культурные ценности.

Панченков примерно с 15 по 17 декабря 1995 г. с целью кражи утром   пришел   к   молитвенному   дому   старообрядцев   в   г.   Златоусте

33 См.: Алехин С. Ученый вором обернулся // Российская газета. 10 сентября.

29

Челябинской области. Затем он взломал окно, проник в помещение и похитил икону «Воскресенье Христа», стоимостью 1 млн. руб., икону «Казанская богородица», такой же стоимости, икону «Двунадесятые праздники», стоимостью 200 тыс. руб., «Николай Чудотворец», стоимостью 300 тыс. руб., медный крест «Распятие», стоимостью 650 тыс. руб., книгу «Евангелие», стоимостью 10 млн. руб., и др. Общая стоимость похищенных им культурных ценностей составила свыше 19 млн. руб. Кроме этого, согласно материалам дела, Панченков похитил автомобиль «Москвич» и некоторое другое имущество, не представляющее культурной ценности 34.

Третья группа состоит из преступников-профессионалов, специализирующихся на хищениях антиквариата и других ценностей. Под преступным профессионализмом в данном случае следует понимать разновидность преступного занятия, являющегося для субъекта источником средств существования, требующего необходимых знаний и навыков для достижения конечной цели и обусловливающего определенные контакты с антиобщественной средой 35. Данная категория преступников считается наиболее опасной и, пожалуй, самой многочисленной. Такие лица совершают преступления избирательно, в основном, в группах, тщательно к ним готовятся, имеют техническое оснащение и налаженные каналы сбыта похищенного имущества.

Так, в период с 1989 г. по 1991 г. в Челябинской области на территории Катав-Ивановского ГОВД и прилегающих населенных пунктов было совершено около 20 преступлений (кражи, грабежи, разбойные нападения), предметами которых становились иконы и другие предметы отправления религиозного культа старообрядцев. В ходе работы по раскрытию этих преступлений была задержана преступная группа в количестве 12 человек. У задержанных были изъяты более ста икон XVII-XIX   веков,   большая   коллекция   старинных   тульских   самоваров.   При

34 Все указанные в данном абзаце цены даны по состоянию на 1995 г.

35 См.: Гуров А.И. Профессиональная преступность: прошлое и современность. М., 1990. С. 40.

 

30

дальнейшей оперативной и следственной работе было доказано совершение этими лицами сорока пяти преступлений, предметом которых были культурные ценности. Материальный ущерб составил более пяти миллионов рублей в ценах 1991 года.

Несколько отличаются от похитителей культурных ценностей лица, совершающие иные, нежели хищения, посягательства на них (например, уничтожение или повреждение культурных ценностей). К примеру, сотрудникам правоохранительных органов все чаще приходится иметь дело с деяниями, совершенными лицами, страдающими психическими заболеваниями, либо находящимися в состоянии психического расстройства. Данные лица посягают на культурные ценности не из корысти, а по иным мотивам, обусловленным характером заболевания.

Другая категория лиц - это молодые люди, совершающие акты вандализма в отношении произведений искусства и предметов старины.

Социально-демографические характеристики преступников, совершавших хищения культурных ценностей, определяются следующими показателями.

Пол. Рассматриваемые преступления не характерны для женщин в силу специфики их совершения, которая требует от них наличия достаточной силы и выносливости. Подавляющее большинство хищений культурных ценностей совершено мужчинами (98 %).

Возраст. Средний возраст похитителей в большинстве случаев до 30 лет (81 %). Причем возрастная категория от 20 до 30 лет составляет более 50 %.

Образование. По сравнению с другими категориями преступников, образовательный и интеллектуальный уровень похитителей культурных ценностей значительно выше. Так, высшее и незаконченное высшее образование имели 15 %, среднее и среднее специальное - 52 %, восьмилетнее образование - 16 %.

31

Специалисты отмечают, что у преступников повысился уровень технических знаний. Особенно это относится к тем, кто встал на путь хищений, имея техническое образование или к тем, кто действует на профессиональной основе.

Более высоким стал и общий интеллектуальный потенциал преступников, совершающих хищения культурных ценностей. Это объясняется тем, что, с одной стороны, вырос общий уровень образованности населения по сравнению с уровнем 70-х годов. С другой стороны, преступникам приходится получать знания искусствоведческого и краеведческого характера, изучать историю, религию, живопись и ювелирное дело, так как возникает необходимость в поставках на рынок сбыта более дорогостоящего товара. Кроме того, в связи с контактами с иностранцами, им приходится изучать также и иностранные языки, право и экономику зарубежных стран.

Отмечается рост технической оснащенности и подготовки преступников, совершающих хищения культурных ценностей. Совершенствуются приспособления для проникновения в помещение. Помимо ножей и отмычек часто применяются различные домкраты, приборы для   газовой   резки   металлов,   электронные   устройства   противодействия

36

охранной сигнализации, транспорт и средства связи   .

Социальное положение. По данному основанию распределение происходит так же специфично: служащих - 10 %, учащихся — 13 %, рабочих - 73 %. Категорию рабочих в основном представляют лица, занятые преимущественно неквалифицированным трудом в малых производственных коллективах, где для занятия антиобщественной деятельностью у них имелось достаточно времени.

Семейное положение. Анализ уголовных дел показал, что 60 % осужденных за хищения культурных ценностей были женатыми. Образ жизни лиц данной категории внешне ничем не отличался от большинства

36 См.: Куражов А.В. Указ. соч. С. 6.

32

других законопослушных граждан. Ранее судимых среди этих лиц довольно мало.

Доля групповых преступлений составляет в среднем 70 % от общего числа преступных посягательств в отношении культурных ценностей. Как правило, группы состоят из 3-6 человек, но нередки случаи, когда количество участников в них составляет 10 и более человек - таких краж культурных ценностей совершается около 15 %.

Так, например, члены группы, состоящей из десяти человек, в период с 1978 по 1982 г.г. на территории Владимирской, Горьковской, Ивановской, Костромской, Рязанской, Томской, Ярославской областей, Марийской АССР, разновременно в различных составах совершили 8 разбойных нападений, 5 краж государственного имущества, 23 кражи личного имущества граждан. Преступниками похищались иконы и другие предметы религиозного культа и в последующем продавались различным лицам, а деньги от реализации похищенного они делили между собой. Все участники преступной группы были привлечены к уголовной ответственности 37.

Группы похитителей культурных ценностей также можно условно отнести к одному из трех видов.

К первому виду относятся группы воров-дилетантов, которые формируются спонтанно, без подготовки. Количество членов в них обычно составляет 2-5 человек от подросткового до среднего возраста. Мотивом их преступной деятельности является поиск средств для безбедного времяпровождения, приобретения спиртного, наркотиков. Похищают они не только антиквариат, но и имущество другого характера.

Ко второму виду можно отнести стойкие воровские группы. В России они наиболее распространены. Существует две разновидности таких формирований: 1) группа без яркой направленности на кражи культурных

37 См.: Куражов А.В. Указ. соч. С. 10.

33

ценностей; 2) группа, основным родом деятельности которой являются кражи культурных ценностей.

Профессиональные воровские группы или объединения относятся к формированию третьего типа. Такие группировки наиболее опасны. Они имеют направленность на завладение наиболее ценными предметами. Эти группы отличаются иерархической сплоченностью, технической оснащенностью, повышенным уровнем знаний. Перед совершением преступления члены группы проводят предварительную подготовку. Отличительными особенностями преступной деятельности таких организаций являются мобильность и дерзость.

Для последнего типа групп характерной чертой является специализация их участников по различным направлениям преступной деятельности: кражи, грабежи, мошенничество и др.; нейтрализация систем охранной сигнализации; экспертная оценка похищенного; реставрация, сбыт, перевозка, оформление документов и т.д.

Такие группы зачастую имеют связи в организациях, соприкасающихся с культурой, искусством, в транспортных, таможенных службах. При этом работники соответствующих учреждений нередко становятся соучастниками преступлений.

Общей чертой всех групп, занимающихся преступной деятельностью, предметом которой являются культурные ценности, считается ее заказной характер. Иными словами, группа получает информацию о предмете посягательства, выполняет заказ, передает похищенные ценности «заказчику», который расплачивается с ней за проделанную работу.

В группах, участвующих в незаконном обороте культурных ценностей, выделяются следующие квалификации преступников:

1) организаторы, как правило, являются лицами, которые обладают достаточно высоким интеллектом, имеющими надежное прикрытие (работу) и связи в различных социальных областях. При этом

34

внешне их трудно заподозрить в причастности к преступной деятельности. В большинстве случаев организаторы сами и возглавляют преступные группировки;

2)   исполнители являются наиболее многочисленной категорией преступников в рассматриваемой сфере. Большинство из них судимости вообще не имеет, но другие ранее были судимы за хищение какого-либо вида имущества.

В литературе отмечается, что по преступной квалификации масса воров неоднородна. Одни хорошо знают цену похищаемым культурным ценностям, а другие нередко похищают броские, но малоценные предметы. К примеру, такие дилетанты могут взять икону XIX в. в окладе, но оставить неброскую, по их мнению, икону XVI-XVII в.в.38;

3)  заказчики,  как правило, достаточно хорошо разбираются в предметах антиквариата, спросе и ценах на него. Они присматривают в музеях, церквах какие-либо ценности, после чего поручают исполнителям похитить их. В нужных случаях они пользуются консультацией специалистов из числа людей, работающих в сфере искусства. Поступающие заказчикам похищенные культурные ценности обычно ими сортируются, после чего направляются скупщикам;

4)  скупщики,      как      правило,      действуют      на      преступно-профессиональной основе, они зачастую являются и заказчиками хищений. Среди них часто встречаются люди, имеющие высшее образование, они внешне  респектабельны.   Скупщики  имеют  широкий  круг  связей  среди художников,    реставраторов,    коллекционеров,    хорошо    разбираются    в культурных ценностях, спрос на которые им также известен.

Наблюдается стремление скупщиков сбыть похищенное иностранным гражданам, поскольку сбыт в России ведет к разоблачению. Кроме того, продажа культурных ценностей иностранцам намного выгоднее, так как более оплачиваема.

38 См.: Горбачев В. Г., Гуров А. И. Указ. соч. С. 12.

35

В.Г. Горбачев и А.И. Гуров отождествляют роли скупщиков и посредников. Несомненно, если действия скупщика похищенных культурных ценностей не являются последним звеном в цепи преступлений, связанных с оборотом культурных ценностей, то их функции могут совпадать с функциями посредника, а иногда даже и заказчика. Однако, такая схема преступной деятельности, как «исполнитель - посредник - скупщик», показывает различия между этими ролями. Так, картина Василия Кандинского «Объяснение в любви» была похищена в 1975 г. в Нью-Йорке, затем посредником переправлена в Филадельфию, после чего в 1976 г. принята скупщиком в Базеле (Швейцария) 39. В данном случае роль скупщика похищенной картины нельзя отождествить с ролью посредника;

5) оценщики, осуществляющие экспертизу скупаемых и сбываемых другими лицами культурных ценностей. Именно они устанавливают цены, ориентируясь на расценки «черного рынка», а также определяют подлинность «товара».

Помимо указанных лиц, участвующих в незаконном обороте культурных ценностей, А.И. Гуров выделяет также ростовщиков и посредников. По его мнению, роль ростовщиков заключается в передаче в долг   под   процент   определенных   денежных   сумм   другим   участникам

40    л я

преступной группы . Между тем этот вид специализации в преступной деятельности характерен не только для незаконного оборота культурных ценностей, но и для таких проявлений организованной преступности, как торговля оружием, наркотиками, бандитизм и т.п. В связи с этим ростовщичество в незаконном обороте культурных ценностей не может представляться как специфический, характерный, как правило, только для этого рода преступной деятельности признак.

Из иностранных граждан, пытающихся вывезти культурные ценности    из    России,    наиболее    частыми    представителями    являются

39  См.: Кражи произведений искусства: Обзорная информация. Зарубежный опыт. Вып. 2. М., 1994. С. 5.

40  См.: Гуров А.И. Указ. соч. С. 148-149.

36

сотрудники дипломатических представительств, туристы, обучающиеся в нашей стране иностранные студенты, различные специалисты.

В декабре 1990 г. совладелец одной из итальянских транспортных фирм, осуществляющей регулярные международные грузовые перевозки, Адольфо Фараони представил на Брестскую таможню для досмотра содержимое управляемого им грузового автомобиля «Вольво». Сотрудники таможни изъяли из данного автомобиля скупленные Фараони и перевозимые контрабандным путем культурные ценности: 129 икон в серебряных окладах и без них, а также 2 картины, 29 изделий из серебра и некоторые другие 41.

Как правило, преступная групповая деятельность начинается с того, что главарь и члены группы, имеющие в большинстве случаев личный автотранспорт, разъезжают по территории страны в поисках объектов посягательства. После того, как объект (например, церковь) найден, они выясняют режим работы, количество персонала, состояние дверей, окон, наличие охранной сигнализации и других возможных путей проникновения в данное помещение. Объект изучается очень осторожно, с применением средств маскировки, и в основном, в течение нескольких дней.

В прежние времена завладение культурными ценностями из таких объектов происходило путем проникновения на их территорию самих членов группы. Но в последние годы преступники пытаются действовать иначе. Они стараются привлекать к совершению преступления местных жителей, в основном, из числа ранее судимых, злоупотребляющих спиртными напитками. Иногда привлекаются несовершеннолетние лица, не имеющие должного надзора со стороны взрослых. За определенное вознаграждение указанные лица проникают в обозначенное помещение и совершают хищение культурных ценностей 42.

Именно таким образом действовала преступная группа, членами которой являлись Платонов, Жарков и Жинков. Указанные лица привлекали

41  См.: Алексеев П. Фараони срывал пломбы // Российская газета. 1992. 29 июля.

42 См.: Гучков В.В. Предупреждение преступлений, связанных с незаконным приобретением и сбытом историко-культурных ценностей: Лекция. М., 1983. С. 11-12.

37

к совершению хищений культурных ценностей местных жителей, постоянно проживающих на территории Вологодской, Костромской и Ярославской областей 43.

Предупреждение посягательств на культурные ценности является одной из наиболее важных составляющих успешной борьбы с преступностью. В связи с этим необходимо предпринять, в частности, в сфере сотрудничества с религиозными организациями, следующие меры:

1)  заинтересованным министерствам, ведомствам и организациям разработать необходимый пакет документов, регламентирующих порядок владения, пользования и хранения имущества, находящегося в распоряжении религиозных организаций, и представить на рассмотрение Правительства Российской Федерации;

2)  на основе соглашения между Московской Патриархией и МВД разработать и подписать соглашение о поэтапной маркировке предметов религиозного культа с представителями других конфессий;

3)   при   непосредственном   участии   Московской   Патриархии   и Министерства    культуры    составить    перечень    объектов,    являющихся общенациональным достоянием, и пересмотреть тарифы их обслуживания подразделениями ГУВО МВД России;

4) совместно с Министерством культуры России провести работу по формированию Федерального реестра особо ценных произведений старины и древнерусской живописи, находящихся на хранении в церквах;

5)   в   целях   предотвращения  контрабандного   вывоза  за  рубеж культурных      ценностей     рекомендовать     Русской      Православной      и Старообрядческой Церквам информировать Министерство внутренних дел Российской Федерации о перемещении предметов религиозного культа в другие государства;

43 См.: Дедкова Т. Предприимчивые «ценители» старины // Северная правда. 1980. 31 августа.

 

6) шире использовать и пропагандировать опыт работы УУР ГУВД Нижегородской области по маркировке культовых предметов и формированию базы данных о хранении культурных ценностей в церквах 44.

На наш взгляд, профилактика преступлений, связанных с посягательствами на культурные ценности, заключается:

-   в   совершенствовании   государственного   учета   имеющихся   в стране культурных ценностей;

-   обеспечении и модернизации охраны объектов сосредоточения культурных ценностей;

 -   организации       более       тесного       взаимодействия       между правоохранительными      и      другими      государственными      органами, противодействующими   посягательствам   на   культурные   ценности   или контролирующими   их   оборот,   а  также   другими   заинтересованными   в сохранении культурных ценностей юридическими и физическими лицами;

-   развертывании пропаганды в области, связанной с охраной и правовым режимом культурных ценностей.

Не случайно в перечне мер по сохранению культурного наследия довольно значительное внимание уделено вопросу маркировки предметов культа. Действительно, продолжает оставаться острой проблема идентификации культурных ценностей при определении принадлежности задержанных и изъятых предметов. Опыт деятельности правоохранительных органов свидетельствует, что эффективным путем разрешения этой проблемы является их маркировка.

В частности, сотрудниками УУР ГУВД Нижегородской области ведется работа по полной видеофиксации культурных ценностей, находящихся в церквах области, с одновременной их маркировкой. Уже проведена видеофиксация 3762 предметов в 61 из всех действующих храмов, промаркировано 1158 икон.

44 См.: Преступные посягательства на культурные ценности в России. М., 1997. С. 6-7.

39

Особое внимание уделяется маркировке предметов антиквариата с помощью технологии, разработанной фирмой «Эфтен» по заказу ГУВД. Данная фирма также представила концепцию программного обеспечения, позволяющую формировать базу данных о хранящихся культурных ценностях с занесением в память ЭВМ цветных изображений объекта.

На территории Нижегородской области сотрудниками ГУВД регулярно проводятся операции «Антиквариат». Так, с 19 по 30 апреля 2000 г. сотрудниками ГУВД совместно с Управлением вневедомственной охраны в рамках указанной операции была проведена проверка 304 церквей, соборов и молебенных домов, находящихся в области на охранно-пожарное состояние и техническую укрепленность. Результаты проверки, в частности, следующие:

-   75    %    из    всех    исследованных    объектов    сосредоточения культурных  ценностей  оборудованы  решетками  на  окнах  и  железными входными дверьми;

-   41    объект    не    соответствует    требованиям    существующих противопожарных и охранных норм;

-   43    объекта    имеют    сигнализацию    с    выводом    на    пульт централизованной охраны ОВД,  54 - автономную сигнализацию, 202 -сторожевую   охрану  (штат  которой,   как  правило,   состоит  из   пожилых работников);

-   в 143 культурных сооружениях нет телефонной связи.

20 апреля 2000 г. возбуждено уголовное дело по факту кражи иконы из квартиры в одном из поселков Нижегородской области. В рамках операции «Антиквариат» совершен ряд оперативно-розыскных мероприятий, в результате которых выявлены лица, подозреваемые в совершении кражи. Ими оказались жители этого поселка Т. и Б. Похищенное изъято 45.

В Главном информационном центре МВД РФ разработана и с 1992 года   действует   автоматизированная   информационно-поисковая   система

45 См.: Архив следственного отдела ГУВД г. Нижнего Новгорода за 2000 г. Уголовное дело № 270455.

40

(АИПС) «Антиквариат». Ее целью является обеспечение розыска похищенных предметов искусства и культуры, а также оказание информационной поддержки раскрытию и расследованию преступлений, связанных с их хищением.

По состоянию на 1 января 2000 г. на централизованном учете АИПС «Антиквариат» состоит 39652 предмета антиквариата из 66 регионов не только России, но и стран ближнего и дальнего зарубежья. Из всего количества 73 % составляют сведения об иконах, 6,7 % - о картинах, 3,7 % - о монетах, 3 % - о предметах культовых обрядов, орденах, медалях, 2,7 % - о книгах. В 1999 г. с помощью АИПС обработано 4652 запроса и выдано 8154 ориентировки. При этом количество запросов по сравнению с 1998 г. возросло на 61 %, а количество выданных рекомендаций - на 127 % 46.

Необходимо отметить, что пользователями АИПС «Антиквариат» являются не только российские правоохранительные органы. В 1999 г., например, 14,0 % составили запросы НЦБ Интерпола.

По сведениям ГИЦ МВД России в ходе проверки предметов антиквариата и культурных ценностей по АИПС выявлены:

84 иконы, похищенные из православных церквей и храмов России, -задержаны таможенными органами г. Франкфурта-на-Одере;

икона «Святой Николай», похищенная из частной коллекции в Тюменской области, - изъята таможенными органами Чехии;

икона «Святая Богородица», похищенная из храма в Ярославской области, - изъята правоохранительными органами Литвы;

атлас «Зрелище шара земного», похищенный из Российской библиотеки Академии наук в г. Санкт-Петербурге, и выставленный в ноябре 1999 г. для продажи на аукционе Сотбис;

46

См.: Преступные посягательства на культурные ценности в России. М., 2000. С. 30.

41                                          Т№;<,^АЬУл1

икона «Святые Борис и Глеб» XV века, стоимостью свыше 100 тыс. долларов, похищенная в 1992 г. из краеведческого музея в г. Устюжи Вологодской области, - изъята правоохранительными органами Германии 47.

Таким образом, Россия продолжает жить по принципу: лучше поздно, чем никогда, т.к. в АИПС «Антиквариат» имеются сведения только о пропавших ценностях. Необходима своевременная максимально полная паспортизация ценностей. Только 57 % музеев, картинных галерей и всего 42 % церквей имеют описание и фотографии хранящихся там предметов. Например, украденные из кафедрального собора Костромы крест с распятием и икона «Минея Февральская» не были своевременно сфотографированы и отражены в паспорте собора48.

Позитивным явлением смотрится оперативно-служебная деятельность специализированного подразделения по борьбе с преступными посягательствами на культурные ценности при ГУВД Челябинской области, сотрудники которого создали банк данных наиболее ценных предметов искусства Челябинской области с качественными фотографиями. Постановлением Законодательного собрания Челябинской области от 18 декабря 2000 г. № 1042 утверждена Областная комплексная программа по усилению борьбы с преступностью в Челябинской области на 2001-2003 годы. С целью выявления хищений произведений искусства, антиквариата, раритетов Главному управлению культуры и искусства области, в соответствии с данной Программой, было поручено провести инвентаризацию культурных ценностей, хранящихся в музеях, библиотеках и архивах.

В г. Карабаш Челябинской области в период е 23 по 27 октября 2000 г. из музея были похищены историко-культурные ценности (ордена, медали) на сумму в 4893 доллара. Ценности хранились в металлическом сейфе. Преступники проникли через окно, выходящее на пустырь. На месте

47  См.: Там же. С. 30-31.

48  См.: Орлов И. На бога надейся... // Щит и меч. 1991. 14 марта. С. 7.

42

происшествия валялись отмычки (проволока). Было выяснено, что здание не охранялось, сигнализации в нем не было.

Данный пример показывает, что большое значение в профилактике преступности в рассматриваемой сфере, что особенно касается хищений культурных ценностей, имеет охрана объектов, где указанные предметы находятся. На этот счет Резолюция 64 сессии Генеральной Ассамблеи Интерпола от 4-10 октября 1995 г. рекомендует государствам совершенствовать средства защиты культурных ценностей, в особенности, в музеях, церквах, при транспортировке и на местах археологических раскопок (п. 7)".

Эта защита может осуществляться различными путями. Один из них - это установка на объектах хранения культурных ценностей специальных заграждений. Работники музеев и церквей должны быть предупреждены сотрудниками органов внутренних дел о необходимости установки металлических решеток на всех окнах соответствующего помещения. На практике данное требование со стороны руководства указанных музеев, церквей и других учреждений зачастую не выполняется. Причинами этому, как правило, являются нехватка денежных средств и халатность работников указанных учреждений.

В качестве профилактической меры необходимо использовать также сдачу объектов под охрану милиции.

Сейчас в России находится около 2,5 тысяч музеев и картинных галерей, в которых хранится свыше 100 млн. разнообразных памятников материальной и духовной культуры 50. Из них под охраной милиции чуть больше половины. Что касается церквей, то всего 630 из них находятся под контролем вневедомственной охраны органов внутренних дел. Всего же в России имеется несколько десятков тысяч церковных приходов.

49 См.: Сборник действующих нормативных правовых актов и наиболее значимых работ по проблемам сохранения культурных ценностей (по состоянию на 1 августа 1999 г.). М., 2000. С. 69-70.

50 См.: Преступные посягательства на культурные ценности в России. М., 1997. С. 3.

43

Как показывает статистика, из 37 попыток краж из церквей, охраняемых службой МВД России, в 1998 году удалась лишь одна — в городе Павловский Посад Московской области, где было похищено 17 икон. Это хищение оказалось возможным из-за халатности работников церкви: вопреки условиям охранного договора ими не были установлены металлические решетки в оконных проемах второго яруса церкви 51.

Указанные выше рекомендации имеются также в межведомственной «Программе мер по обеспечению сохранности, усилению борьбы с хищениями и контрабандным вывозом предметов культурного и природного наследия народов России на 1999-2001 годы». Но в связи с недостаточностью финансирования учреждений культуры выполнение некоторых положений Программы обречено на неудачу. Так из-за нехватки денежных средств за последние несколько лет расторгнуты договоры с подразделениями ГУВО МВД России на охрану более 580 музеев 52.

Конечно же, невозможно обеспечить каждый храм России вневедомственной охраной. Но можно использовать другие способы их защиты, не требующие больших затрат. К ним относятся: вывод сигнализации на телефоны квартир прихожан или участковых инспекторов милиции, монтаж автономной звуковой и световой сигнализации, реагирующей на проникновение на объект посторонних лиц.

Заслуживает внимания опыт работы сотрудников УВД Ивановской области. Из 26 музеев подразделениями вневедомственной охраны обслуживается 25, в том числе 17 с выводом на пульт централизованного наблюдения (ПЦН). В г. Иваново охрану музеев обеспечивает специализированное милицейское подразделение. Сигнализацией оборудовано 14 храмов. В результате число краж к 1994 году уменьшилось почти на 40% (с 34 до 21).

Многим   подразделениям   вневедомственной   охраны   в   России

51  См.: Сильванович М., Степанов Ю. Указ. соч.

52 См.: Преступные посягательства на культурные ценности в России. М., 2000. С. 3-4.

44

приходится устанавливать охранное оборудование за счет собственных средств безвозмездно или с последующей оплатой. Например, помещения Рязанского исторического музея-заповедника за счет средств охраны были оборудованы приборами-датчиками и источниками резервного питания на сумму 17,5 млн. руб. (по ценам 1997 г.). А в г. Клинцы Брянской области церковь Петра и Павла была оснащена сигнализацией в кредит и принята под охрану.

Можно искать новые формы расчетов за охрану культурных учреждений. Так, УВО при УВД Владимирской области заключило соглашение о порядке оплаты услуг и ответственности сторон с Главным финансовым управлением администрации области. Выделение целевых ассигнований для УВО при этом происходит, минуя комитет по культуре. А с подразделениями вневедомственной охраны Калужской области департамент культуры расплачивается векселями администрации и другими ценными бумагами.

В Свердловской области за счет меценатов в Музее изобразительных искусств был установлен охранный комплекс с извещателем «Гюрза-051». Благодаря настойчивости руководителей подразделений охраны в 1997 г. более 40 приборов объемного обнаружения стали применяться в Татарстане, Брянской, Московской, Пермской, Саратовской, Рязанской, Тюменской областях.

По данным ГУВД в целом по Челябинской области из 323 объектов, где находятся культурные ценности, с помощью ПЦН охраняются только 158, в том числе из 154 музеев и библиотек - 97, из архивов — 21. Всего 42 % объектов оборудовано так называемой двухрубежной защитой. Ситуация требует установки двух- или трехрубежной защиты в каждом музее хотя бы для особо ценных экспонатов. Необходимо также наличие в них кнопок сигнализации тревоги.

Сотрудники милиции, как показал их опрос, вполне оправданно, на наш взгляд, считают, что эффективным средством контроля сохранности

45

экспонатов во время работы музея являются приборы охранной сигнализации, предназначенные для защиты отдельных предметов, картин, витрин и другого экспозиционного оборудования, а также локальных зон выставочных залов, где находятся ценности. Для этих целей предметы, оборудование и локальные зоны блокируются охранными извещателями, сигналы тревоги от которых выводятся на приемно-контрольные приборы и/или местные оповещатели. Таким образом, формируется третий рубеж охраны экспозиционных и выставочных залов. В соответствии с нормативными документами МВД и Министерства культуры такая система

#                 должна функционировать круглосуточно.

Во многих музеях культурные ценности охраняются в основном только магнито-контактными извещателями типа СМК, извещателями типа «Вектор» и «Фотон». Однако данные приборы не лишены недостатков, например, при использовании магнитоконтактных извещателей СМК, устанавливаемых на рамы картин, нельзя надежно заблокировать полотно от вырезания. К тому же характеристики указанных извещателей известны большому числу лиц. Это дает возможность деблокирования охраняемого экспоната при совершении хищения подготовленным преступником, что подтверждено практикой (кража манускрипта из витрины, заблокированной извещателем СМК, в музее Российской государственной библиотеки).

На настоящий момент существует довольно широкий выбор охранных извещателей как импортного, так и отечественного производства. Например, среди продукции зарубежных фирм можно выделить малогабаритные инфракрасные пассивные извещатели фирмы «Visonic» (типа «Clip»), предназначенные для защиты витрин. Хорошо зарекомендовали себя охранные извещатели таких известных зарубежных фирм, как «Cerberus», «Crov», «Apollo» и т.д. Одним пьезоэлектрическим извещателем для защиты картин и отдельных предметов типа «Грифон» или «Эфа» разработки НИКИРЭТ (г. Пенза) можно заблокировать до двадцати

*                 отдельных экспонатов.  Среди российской  продукции также  отличаются

46

эффективностью: извещатели «Орт», разработанные и изготовленные СНПО «Элерон» и позволяющие производить блокирование до пятидесяти произведений живописи и получать при этом адресную информацию; извещатель типа «Гюрза» разработки ТОО «Паритет» (г. Серпухов); оптиковолоконный извещатель типа «Ворон» разработки Московского университета связи и информатики и др.

Несмотря на перечисленные преимущества, указанные приборы не могут быть допущены к применению, поскольку они не входят в «Перечень технических средств вневедомственной охраны, разрешенных к применению». Такая позиция службы вневедомственной охраны нам кажется неприемлемой. Названный Перечень целесообразно расширить, согласовав его положения со специалистами из МВД, Министерства культуры, разработчиками и изготовителями.

Постановлением Правительства РФ от 17 мая 1996 г. № 600 была утверждена Федеральная целевая программа по усилению борьбы с преступностью на 1996-1997 годы 53. В соответствии с ней на МВД, Минкультуры, ФСБ и ГТК России возложена обязанность в рамках специальных операций обеспечить реализацию комплексных оперативно-розыскных мероприятий по предотвращению всех видов хищений художественных, исторических и иных культурных ценностей из музеев, картинных галерей, частных коллекций, религиозных учреждений. В связи с этим, следует отметить, что важным аспектом предупреждения хищений культурных ценностей является контроль над процессом их реализации и перемещения. Материалы уголовных дел и оперативная информация свидетельствуют о том, что в 60 % случаев похищенный антиквариат сбывается через торговые организации, аукционы и на вернисажах.

30 мая 1994 г. Президентом Российской Федерации был издан Указ «О реализации предметов антиквариата и создании специального уполномоченного    органа    государственного    контроля    по    сохранению

53 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 22. Ст. 2696.

47

культурных ценностей» 54. Данный Указ определил порядок осуществления операций с культурными ценностями и утвердил образование Федеральной службы России по сохранению культурных ценностей. Так, согласно п. 1 названного Указа свободная реализация в виде промысла предметов антиквариата на территории Российской Федерации должна осуществляться предприятиями, зарегистрированными на территории Российской Федерации на основании специального разрешения (лицензии), выдаваемого Федеральной службой России по сохранению культурных ценностей по представлению органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

В соответствии с п. 2 рассматриваемого нормативного акта на Федеральную службу России по сохранению культурных ценностей были возложены следующие обязанности:

1) организация    и    проведение    искусствоведческой,    историко-культурной экспертизы и регистрация культурных ценностей, вывозимых из Российской Федерации и ввозимых на ее территорию, а также выдача соответствующих свидетельств физическим и юридическим лицам;

2) принятие    предусмотренных    законодательством    Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации мер по восстановлению законных прав собственников культурных ценностей при незаконном   вывозе   и   ввозе   культурных   ценностей   и   передаче   права собственности на них;

3) осуществление        контроля        за        соблюдением        правил внешнеэкономической деятельности, относящейся к культурным ценностям;

4) контроль за соблюдением установленного настоящим Указом порядка реализации  предметов  антиквариата на территории Российской Федерации.

Однако в августе 1996 г. данное ведомство было упразднено, и его функции были переданы Министерству культуры Российской Федерации

34 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 6. Ст. 587.

48

(Минкультуры РФ) 55. В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 6 июня 1997 г. «Об утверждении Положения о Министерстве культуры Российской Федерации» 56 основными задачами Минкультуры РФ, в частности, являются:

-   осуществление совместно с другими федеральными органами исполнительной власти контроля за соблюдением установленного порядка вывоза из Российской Федерации и ввоза на ее территорию культурных ценностей;

-   принятие решений о возможности вывоза и временного вывоза культурных ценностей из Российской Федерации, выдача юридическим или физическим лицам свидетельства на право вывоза и временного вывоза культурных ценностей, взимание в установленном порядке специальных сборов за право вывоза и временного вывоза культурных ценностей;

-   обеспечение в установленном порядке организации и проведения искусствоведческой и историко-культурной экспертизы заявленных к вывозу и временному вывозу культурных ценностей, а также при возврате после временного вывоза и передаче прав собственности на них;

-   осуществление   в  установленном   порядке   хранения,   учета  и экспертизы  культурных  ценностей,  а также  публикации  информации  о культурных ценностях, задержанных или конфискованных таможенными и другими правоохранительными органами;

-   принятие в установленном порядке решения о выдаче или об отказе    в    выдаче    юридическим    лицам    лицензий    на    осуществление деятельности,    связанной    с    реализацией    предметов    антиквариата   на территории    Российской   Федерации,    осуществление   выдачи   лицензий установленного образца;

-   принятие    предусмотренных    законодательством    Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации мер по

 55 См.: О структуре федеральных органов исполнительной власти: Указ Президента РФ от 14 августа 1996 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 34. Ст. 4082.

56 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 24. Ст. 2762.

49

восстановлению законных прав собственников культурных ценностей при незаконном вывозе и ввозе культурных ценностей и передаче права собственности на них.

Необходимым элементом успешной борьбы правоохранительных органов с посягательствами на культурные ценности является их сотрудничество между собой.

По некоторым данным, в сентябре 1995 г. УУР ГУВД в УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области была направлена оперативная информация в отношении консула Генерального консульства Японии в Санкт-Петербурге о том, что он, пользуясь дипломатическим иммунитетом, контрабандно вывозит из России в Финляндию предметы старины и искусства. Принятыми мерами 13 февраля 1996 г. на автопереходе «Торфяновка» российско-финской границы сотрудниками Выборгской таможни и ФСБ, Тоширо при попытке контрабандного вывоза за пределы Российской Федерации предметов, представляющих культурно-историческую ценность (вазы, фигурки верблюда, бронзовой фигурки орла, бронзовой фигурки фонарщика (Китай, конец IX в.), оцененных специалистами в 5 тыс. долларов), был задержан. Данный случай является примером удачного взаимодействия ГУВД, УФСБ и таможенных органов.

В настоящее время, несмотря на значительное расширение законодательной базы, затрагивающей правовой режим культурных ценностей, у значительной части населения отсутствуют знания о правовых аспектах охраны и использования историко-культурного наследия. О необходимости правовой пропаганды в России говорилось еще с того момента, когда всплеск преступных посягательств на культурные ценности только начинался (70-е годы) 57. Несмотря на это, данный вопрос до сих пор не потерял актуальности. Так, к примеру, диссертантом был проведен опрос

37 См., например: Кавалиерис А.Е. Использование средств информации в профилактике правонарушений // Выступления участников Всесоюзного совещания руководящих работников органов внутренних дел по проблемам совершенствования профилактической службы аппаратов уголовного розыска. М., 1974; Горбачев В. Г., Гуров А. И. Указ. соч. С. 19; Гучков В.В. Указ. соч. С. 18-19.

 50

студентов четвертого курса юридического факультета Челябинского государственного университета. Респондентам был задан вопрос о том, знают ли они о необходимости государственной регистрации движимых и недвижимых памятников истории и культуры, находящихся в частной собственности. Почти все студенты на поставленный вопрос ответили отрицательно. Около 4 % от всех опрашиваемых ответили, что о такой необходимости они знают, но только со слов знакомых, коллег и т.п. И лишь несколько человек назвали Закон об охране и использовании памятников истории и культуры, который устанавливает указанную обязанность.

 В связи с отсутствием у населения информации о положениях названного Закона данные о количестве культурных ценностей, находящихся в частной собственности, получаемые государственными органами, являются далеко не полными. Поэтому правоохранительным органам зачастую приходится расследовать хищения предметов или документов, имеющих особую ценность, владея только словесным описанием такого имущества.

Важную роль в предупреждении преступных посягательств на культурные ценности играют нормы административного законодательства. Принятый 30 декабря 2001 г. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях содержит четыре статьи, нацеленные на охрану объектов культурного наследия. Ст. 7.13 Кодекса предусматривает ответственность физических и юридических лиц за нарушение требований сохранения, использования и охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) федерального значения, их территорий и зон их охраны. Административное наказание за эти деяния дифференцировано в зависимости от ценности и значения (федерального или всемирного) таких объектов. На сохранение культурных ценностей направлено действие ст. 7.15 Кодекса, предусматривающей ответственность за ведение археологических разведок или раскопок без разрешения. Другие статьи Кодекса призваны противодействовать уничтожению или  повреждению культурных ценностей путем запрета проведения земляных,

51

строительных и иных работ без разрешения государственного органа охраны объектов культурного наследия (ст. 7.14) и установления наказания за незаконный отвод земельных участков на особо охраняемых землях историко-культурного назначения (ст. 7.16).

\

52

Глава II

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПОСЯГАЮЩИЕ НА КУЛЬТУРНЫЕ ЦЕННОСТИ

§ 1. Предмет преступлений, посягающих на культурные ценности

Несмотря на значительную общественную опасность и распространенность посягательств на культурные ценности, ни в нормативно-правовых актах российского законодательства, ни в юридической литературе нет единой точки зрения о понятии предмета этих преступлений. Между тем, «предмет преступления может иметь важное уголовно-правовое значение, особенно для квалификации преступления, в тех случаях, когда он является признаком соответствующего состава преступления» '.

В УК РФ 1996 г. говорится о следующих предметах преступных посягательств в рассматриваемой сфере:

1)   предметы или документы, имеющие особую историческую, научную, художественную или культурную ценность (ст. 164);

2)   культурные ценности (ст. 188);

3)   предметы художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран (ст. 190);

4)   памятники истории и культуры, предметы и документы, имеющие историческую или культурную ценность (ст. 243).

УК не дает толкования перечисленных понятий. Для того чтобы определить данные понятия, нужно обратиться к нормам других отраслей

' Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. М., 1996. С. 154.

53

российского права, а в некоторых случаях — к нормам международного права.

Целесообразно начать характеристику указанных предметов преступлений с выяснения содержания термина «культурные ценности», т.к. именно он наиболее часто употребляется как в международном праве, так и в настоящей работе.

В соответствии со ст. 7 Закона Российской Федерации от 15 апреля 1993 г. «О вывозе и ввозе культурных ценностей» культурными ценностями считаются следующие категории предметов:

1) исторические ценности, в том числе связанные с историческими событиями в жизни народов, развитием общества и государства, историей науки и техники, также относящиеся к жизни и деятельности выдающихся личностей    (государственных,    политических,    общественных    деятелей, мыслителей, деятелей науки, литературы, искусства);

2) предметы      и      фрагменты,      полученные      в      результате археологических раскопок;

3) художественные ценности, в том числе:

картины и рисунки целиком ручной работы на любой основе и из любых материалов;

оригинальные скульптурные произведения из любых материалов, в

том числе рельефы;

оригинальные художественные композиции и монтажи из любых материалов;

художественно оформленные предметы культового назначения, в частности иконы;

гравюры, эстампы, литографии и их оригинальные печатные формы;

произведения декоративно-прикладного искусства, в том числе художественные изделия из стекла, керамики, дерева, металла, кости, ткани и других материалов;

изделия традиционных народных художественных промыслов;

54

4) составные части  и  фрагменты  архитектурных,  исторических, художественных памятников и памятников монументального искусства;

5) старинные  книги,  издания,  представляющие  особый  интерес (исторический, художественный, научный и литературный), отдельно или в коллекциях;

6) редкие рукописи и документальные памятники;

7) архивы, включая фото-, фоно-, кино-, видеоархивы;

8) уникальные и редкие музыкальные инструменты;

9) почтовые марки, иные филателистические материалы, отдельно или в коллекциях;

10) старинные монеты, ордена, медали, печати и другие предметы коллекционирования;

11) редкие   коллекции   и   образцы   флоры   и   фауны,   предметы, представляющие   интерес   для   таких   отраслей   науки,   как   минералогия, анатомия и палеонтология;

12) другие движимые предметы,  в том числе копии,  имеющие историческое, художественное, научное или иное культурное значение, а также взятые государством под охрану как памятники истории и культуры .

Указанный Закон РФ от 15 апреля 1993 г. не дает определения понятия «культурные ценности», что является его недостатком. Однако, перечисление предметов, подпадающих под его действие, в какой-то мере упрощает применение этого нормативного акта. Вместе с тем Закон РФ от 15 апреля 1993 г. не дает исчерпывающего перечня предметов, имеющих культурную ценность. В связи с этим возникает вопрос о критерии отнесения той или иной вещи к культурной ценности.

Таким критерием могло бы быть определение культурных ценностей, данное в Законе РФ от 15 апреля 1998 г. «О культурных ценностях, перемещенных в СССР в результате Второй мировой войны и

2 См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. 29 июля. № 20. Ст. 718.

55

находящихся на территории Российской Федерации» 3. Статья 4 этого Закона определяет культурные ценности, как «имущественные ценности религиозного или светского характера, имеющие историческое, художественное, научное или иное культурное значение». Однако, во-первых, данное определение является не совсем удачным. В частности, в нем не решен вопрос о возможности отнесения к культурным ценностям некоторых природных объектов, тесно связанных с деятельностью человека. Во-вторых, в российском законодательстве существуют прямо противоположные вышеуказанному определению дефиниции культурных ценностей. Так, в «Основах законодательства Российской Федерации о культуре» от 9 октября 1992 г. культурные ценности понимаются как «нравственные и эстетические идеалы, нормы и образцы поведения, языки, диалекты и говоры, национальные традиции и обычаи, исторические топонимы, фольклор, художественные промыслы и ремесла, произведения культуры и искусства, результаты и методы научных исследований культурной деятельности, имеющие историко-культурную значимость здания, сооружения, предметы и технологии, уникальные в историко-культурном отношении территории и объекты» (ст. 3) 4. Если исходить из данного определения, то культурными ценностями можно считать не только имущественные, но и неимущественные ценности, что противоречит содержанию предыдущей дефиниции. В связи с этим остается неясным, какое из двух приведенных определений рассматриваемого предмета следует применять с точки зрения уголовного права? К сожалению, изучив российское законодательство, на этот вопрос дать какой-либо четкий ответ не представляется возможным.

В соответствии со ст. 15 Конституции Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные   договоры   Российской   Федерации   являются   составной

3 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 16. Ст. 1799.

4 Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. №46. Ст. 2615.

 

56

частью ее правовой системы. Кроме того, если международным договором России установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Следовательно, нельзя игнорировать определения культурных ценностей, закрепленные в следующих международных документах: Гаагской конвенции 1954 г. о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта; Конвенции о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности; Конвенции о похищенных или незаконно вывезенных культурных ценностях 1995 г.5

Анализ указанных международно-правовых актов позволяет сделать вывод о том, что и в них понятие рассматриваемого предмета определяется путем перечисления различных видов материальных ценностей. Так, в ст. 2 Конвенции о похищенных или незаконно вывезенных культурных ценностях 1995 г. они определяются как ценности, которые с точки зрения религиозной или светской обладают важностью для археологии, предыстории (антропологии), истории, литературы, искусства или науки. Эти вещи, в соответствии с данной статьей, должны принадлежать к одной из категорий, перечисленных в приложении к настоящей Конвенции. Поэтому вторую часть указанного определения опять же составляет описание разновидностей культурных ценностей:

1) редкие   коллекции   и   образцы   фауны,   флоры,   минералов   и анатомии и объекты палеонтологического интереса;

2) ценности,  относящиеся к истории,  включая историю наук и технологии, войн и социальной истории, жизни национальных лидеров, мыслителей,  ученых  и  художников,  артистов  и  событий  национальной важности;

3) предметы      археологических     раскопок     (регулярных     или подпольных) или археологических открытий;

1 См. подробнее об этих конвенциях в параграфе первом главы третьей настоящей работы.

\

57

4) элементы художественных или исторических памятников или археологических заповедников, которые были заново открыты;

5) древности возрастом более 100 лет, такие как надписи, монеты и гравюры;

6) объекты этнографического интереса;

7) ценности художественного интереса, такие как:

-   картины, полотна и рисунки, изготовление вручную на любом материале и с применением любого материала (исключая промышленные рисунки или ремесленные изделия, украшенные вручную);

-   оригинальные    лепные    работы    и    скульптуры    из    любого материала;

-   оригинальные резьба, чеканка и литография;

-   оригинальные художественные изделия и конструкции из любых материалов;

8) редкие рукописи и инкунабулы, старинные книги, документы и публикации    специального    характера    (исторические,    художественные, научные, литературные и т.д.), единичные или в коллекциях;

9) почтовые, акцизные и схожие с ними марки, единичные или в коллекциях;

10) архивы, включая фоно-, фото-, и киноархивы;

И) предметы мебели, созданные более 100 лет назад, и старинные музыкальные инструменты.

В связи с этим, исходя из содержания анализируемых международно-правовых актов, можно сделать следующие выводы. Во-первых, культурные ценности являются материальными предметами. Во-вторых, четкого и научного определения культурных ценностей данные конвенции не содержат.

Для того чтобы наиболее точно и полно определить понятие «культурные ценности», целесообразно обратиться к научным исследованиям в данной области.

58

СП. Щерба и С.А. Приданов считают, что объективных критериев безусловного отнесения тех или иных предметов к числу особо ценных или ценных не существует, что «приводит к тому, что этот вопрос каждый раз должен решаться в индивидуальном порядке» б. По существу дела, авторы предлагают отказаться от попыток дать определение понятию «культурные ценности». При этом «полностью избежать субъективной оценки исторических, научных или художественных достоинств того или иного объекта невозможно», - полагают они 7. Далее СП. Щерба и С.А. Приданов предлагают ряд критериев, в соответствии с которыми, предметы, в принципе, можно отнести к культурным ценностям, например, историческая давность предмета, уникальность, способ изготовления и т.д.

Такая позиция нам представляется противоречивой. Названные авторы считают, что объективных критериев отнесения каких-либо предметов к культурным ценностям не существует. Вместе с тем они предлагают совокупность подобных критериев, которыми должен руководствоваться следователь при решении вопроса о вынесении постановления о назначении искусствоведческой экспертизы в отношении этих предметов. Значит, СП. Щерба и С.А. Приданов предлагают пропускать следовательский субъективизм сквозь призму объективных установок в виде критериев определения культурных ценностей. Такие критерии как раз и содержатся в понятии «культурные ценности».

Данный термин можно понимать, по меньшей мере, в двух значениях: философском и правовом. Очевидно, что объем философского варианта рассматриваемого понятия не будет совпадать с правовым вариантом. Как справедливо отмечено в литературе, не все культурные ценности в их философском понимании могут поддаваться воздействию

о

правовых норм   . За пределами их воздействия остаются ценности морали,

6 Щерба СП., Приданов С.А. Преступления, посягающие на культурные ценности, и их квалификация по УК РФ // Журнал российского права. 1998. № 9. С. 70.

7 Там же.

8 См.: Сергеев А.П. Культурные ценности как правовая категория // Правоведение. 1990. № 4. С. 43-44.

эстетики, народных обычаев, традиций и т.п. В отличие от философского понимания культурных ценностей, с точки зрения права ими могут считаться только материальные ценности культуры.

Однако в литературе существуют иные позиции по данному вопросу. Например, А.П. Сергеев приводит мнение Е. Александрова, который, в свою очередь, считает, что с точки зрения права культурными ценностями должны считаться не только материальные предметы, но и любые произведения духовного творчества, независимо от того, имеют ли они материальный субстрат, или не имеют. Поэтому к международным Ш               договорам   о   защите   культурных   ценностей   Е.   Александров   относит

Конвенцию о международном обмене публикациями от 3 декабря 1958 г., Всемирную Конвенцию об авторском праве от 16 сентября 1952 г., Международную конвенцию о защите прав артистов, изготовителей фонограмм и организаций радиовещания от 16 октября 1961 г. и ряд других подобных конвенций 9.

А.П. Сергеев справедливо критикует Е. Александрова: «Такое расширительное толкование понятия «культурные ценности» представляется нам неоправданным. Во-первых, оно не находит подтверждение в международном законодательстве, так как ни одна из указанных автором конвенции названного понятия не содержит; во-вторых, это нарушает устоявшуюся в международном праве терминологию, и, в-третьих, такое

толкование никак не согласуется с определением культурных ценностей,

~ ю содержащимся в ряде посвященных их охране международных конвенции»  .

Помимо признака материальности при формулировании понятия «культурных ценностей» как правовой категории необходимо учесть следующие моменты.

9 См.: Александров Е. Международно-правовая защита культурных ценностей и объектов. София, 1978. С. 9-10, 14.

10 Сергеев А.П. Гражданско-правовая охрана культурных ценностей в СССР. Л., 1991. С. 20.

60

Во-первых, понятие «культура» происходит от латинского «cultura», что изначально означало возделывание, обработку, уход, улучшение ". Культура неразрывно связана с трудом человека, она имеет искусственное происхождение, это созданная, преобразованная человеком природа. При этом понятия «природа» и «культура» противопоставляются друг другу, т.к. «под культурой понимается нечто освоенное, возделанное, преобразованное человеком. Под природой же подразумевается то, что противостоит человеку, существуя по своим собственным, независимым от него основаниям и законам» '2. Из этого следует, что не являются  культурными ценностями природные объекты и комплексы.

Спорным в юридической литературе является вопрос о том, нужно ли включать в содержание правового понятия «культурные ценности» объекты окружающей среды, преобразованные человеком, или тесно связанные с его деятельностью. М.В. Васильева и И.В. Савельева считают такое включение нецелесообразным, подтверждая это фактом ориентации гражданско-правовых норм на товарно-денежные отношения 13. Но, учитывая то, что правовой режим культурных ценностей устанавливается не только гражданским, но также и уголовным законодательством, объекты окружающей среды, преобразованные человеком или тесно связанные с его  деятельностью, можно включить в указанное понятие.

Во-вторых, существует определенная обратная связь между человеком и объектом его воздействия, т.е. тем предметным миром, который носит свойства культурного богатства. Ведь в процессе культурного «возделывания» изменяется не только объект, но и развивается как личность, преобразуется в лучшую сторону сам человек. Так, коллекционер антиквариата своим бережным обращением к своей коллекции принесет немалую пользу не только государству, на учете у которого она находится,

" См.: Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 2. М., 1955. С. 217.

12 Введение в философию: Учебник для вузов. Ч. 2. / Под ред. И.Т. Фролова. М., 1990. С. 186.

13 См.: Васильева М.В., Савельева И.В. Памятники истории и культуры как объекты правовой охраны // Советское государство и право. 1985. № 10. С. 106.

61 но и себе, развивая себя, своих родных, знакомых культурно.

В-третьих, каждое новое поколение людей никогда не начинает «с нуля» свою культуру, а использует уже созданное предшественниками, внося в него свои изменения. «Через произведения культуры (литературу, искусство, науку и т.п.) человек связан со всей историей человечества, но конкретный индивид принадлежит конкретной исторической эпохе и должен стоять на вершине ее культуры, чтобы у него была возможность развивать ее дальше» |4. Поэтому культурные ценности служат связующим звеном между различными поколениями людей и носят конкретно-исторический характер.

В-четвертых, творец должен вложить свой труд в произведение, благодаря чему получается уникальный предмет культуры, воплощающий в себе черты создателя. Именно уникальность, неповторимость произведения искусства должны рассматриваться как необходимые компоненты его ценности. Не могут считаться культурными ценностями предметы искусства, которые были получены промышленным способом с последующим выпуском в широком тираже. Хотя культурной ценностью могут обладать первые оттиски некоторых графических изображений (линогравюры, офорты, и пр.), которые впоследствии были размножены.

В-пятых, общество высоко ценит творения, которые ему необходимы для культурного развития своих индивидов. В этом смысле творения могут иметь историческое, научное, художественное или иное культурное значение для общества. Обществом при этом является «сложная, саморазвивающаяся система связей и отношений между людьми, формирующаяся на определенной территории в экономической, духовной, политической и других сферах людей» 15.

Указанным признакам соответствует определение культурных ценностей, как правовой категории, данное А.П. Сергеевым. Он обоснованно,

14 Культурология: Теория и история культуры: Курс лекций. Ч. 1. Челябинск, 1994. С. 55.

15 Обществознание: Учебное пособие / Под ред. В.А. Лебедева и Г.В. Хашимова. Челябинск, 2000. С. 8.

на наш взгляд, считает, что в правовых нормах следовало бы закрепить понятие культурных ценностей, как «уникальных вещественных результатов человеческой деятельности, имеющих важное историческое, научное, художественное или иное культурное значение для общества» 16.

Такая формулировка позволит преодолеть излишний субъективизм при отнесении соответствующего имущества к культурным ценностям, четко определить предмет преступных посягательств.

Уголовная ответственность за хищение предметов или документов, #               имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную

ценность, установлена ст. 164 УК.

Под предметом следует понимать объект материального мира, вещь. Что касается понятия «документ», то оно в литературе определяется по-разному. Так, авторы одного из комментариев к УК РФ считают, что документом следует признать «надлежащим образом оформленный материальный носитель каких-либо сведений, предназначенный для удостоверения юридически значимых факта или события» 17. Толкование подобным образом понятия «документ» существенно ограничивает содержание предмета преступления, предусмотренного ст. 164 УК, поскольку таковым в данном случае не может являться носитель информации, оформленный без соблюдения надлежащей формы, но представляющий культурную ценность. Кроме того, указанное определение документа требует оформления только юридически значимых факта или события, что также сужает объем рассматриваемого понятия.

Другие авторы определяют документ как «любой предмет материального мира, на котором какими-то условными знаками (буквами, цифрами и др.) зафиксирована какая-то мысль или имеется изображение

16 Сергеев А.П. Гражданско-правовая охрана культурных ценностей в СССР. Л., 1991. С. 32.

17 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М., 1996. С. 734.

63

1 Я

какого-либо объекта» . В этом определении отсутствуют недостатки того определения понятия «документ», которое дают авторы вышеуказанного комментария к УК. Однако С. Андреев и В. Образцов справедливо считают, что «вряд ли правильно сводить знаковую информацию к характеру и содержанию фиксируемой мысли. Такая информация может нести в себе и иные знания, например, эмпирические и статистические данные, констатацию чего-либо» 19.

На международном уровне наиболее общим признано определение документа как записанной информации, которая может быть использована как единица в ходе осуществления информационной деятельности. Такое понятие разработано и утверждено Международной организацией по стандартизации (ИСО). Согласно стандарту ИСО, информация может быть зафиксирована любым способом, т.е. с помощью знаков письма, изображения, звука и т.д. Это понятие позволяет причислить к документам все материальные объекты, которые могут быть использованы для передачи информации в обществе (включая экспонаты музеев, архитектурные памятники и др.)20.

Однако при такой трактовке рассматриваемого понятия теряется различие между предметами и документами, имеющими особую культурную ценность. Для целей ст. 164 УК приемлемо толкование документа, даваемое в федеральных законах. В ст. 2 Закона РФ от 20 февраля 1995 г. «Об информации, информатизации и защите информации» сказано, что документированная информация (документ) - это зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать. В ст. 1 Закона РФ от 29 декабря 1994 г. «Об обязательном экземпляре документов» документ определен как материальный носитель с зафиксированной    на   нем    информацией    в    виде   текста,    звукозаписи

18 Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. П.А. Лупинской. М., 1997. С. 197.

19 Андреев С, Образцов В. Документ как объект криминалистики и следственной практики // Уголовное право. 2000. № 2. С. 79.

20 См.: Кушнаренко Н.Н. Документоведение: Учебник. Киев, 2000. С. 20.

(фонограммы), изображения или их сочетания, предназначенный для передачи во времени и пространстве в целях общественного использования и хранения.

С учетом вышесказанного следует отметить, что документ:

1)  представляет собой предмет материального мира;

2)  является носителем информации в виде текста, звукозаписи или изображения;

3)  создан в результате человеческой деятельности, направленной на сохранение и передачу этой информации во времени и пространстве, а также

li               ее использование.

Именно целенаправленность документа, как правильно отмечают С. Андреев и В. Образцов, является его главным отличительным признаком 2|. Так, например, произведения живописи обладают первыми тремя из перечисленных признаков, поскольку они материальны, носят определенную информацию и созданы в результате целенаправленной деятельности человека. Однако конечной целью произведения живописи является не передача информации, а пробуждение в человеке эстетических чувств. Тот же самый признак целенаправленности отличает документ и от любого

другого предмета.

Щ

Следовательно, под документом следует понимать материальный

носитель информации, заключающейся как в виде отображения реального мира, так и в виде знаков или символов, созданный человеком в целях сохранения и передачи этой информации во времени и пространстве, а также ее использования.

Для того чтобы определить, какие предметы или документы могут иметь ту или иную культурную ценность, нужно обратиться к ст. 6 Закона РСФСР от 15 декабря 1978 г. «Об охране и использовании памятников истории и культуры» 22 и ст. 7 Закона РФ от 15 апреля 1993 г. «О вывозе и

21  См.: Там же. С. 80.

22 См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1978. N 51. Ст. 1387.

65

ввозе культурных ценностей», в которых культурные ценности сгруппированы в зависимости от их социальной значимости.

К историческим ценностям относятся здания, сооружения, памятные места и предметы, связанные с историческими событиями в жизни народов, развитием общества и государства, историей науки, искусства и техники, а также относящиеся к жизни и деятельности выдающихся личностей (государственных, политических, общественных деятелей, мыслителей, деятелей науки, литературы, искусства).

К культурным (художественным) ценностям относятся произведения монументального, изобразительного, декоративно-прикладного и иных видов искусства, их составные части и фрагменты.

Научную ценность могут иметь: акты органов государственной власти и государственного управления, другие письменные и графические документы; архивы, включая фото-, фоно-, кино-, видеоархивы; старинные книги, редкие рукописи и печатные издания; издания, представляющие особый научный интерес.

Для того чтобы указанные предметы или документы признавались предметом преступления, предусмотренного ст. 164 УК, необходимо наличие у них особой ценности. Г.Н. Борзенков, например, считает, что особая ценность выражается, прежде всего, в высокой стоимости такого предмета23. С этим мнением трудно согласиться, т.к. высокая стоимость предмета обусловливается его социальной значимостью, редкостью. Иными словами, высокая стоимость вторична по отношению к другим характеристикам этого предмета или документа. К тому же высокая стоимость не отражает всей специфики предмета преступления, предусмотренного ст. 164 УК.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 9 постановления от 25 апреля 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами   законодательства   об   ответственности   за   преступления   против

23 См.: Борзенков Г. Новое в уголовном законодательстве о преступлениях против собственности // Законность. 1985. № 2. С. 12.

66

собственности» разъяснил, что «особая историческая, научная или культурная ценность похищенных предметов или документов определяется на основании экспертного заключения с учетом не только их стоимости в денежном выражении, но и значимости для истории, науки, культуры» 24. На наш взгляд, данное положение недостаточно четко отвечает характеру ситуации, складывающейся в случаях определения социальной значимости того или иного предмета или документа. Указанная формулировка выглядела бы более удачной, если в ней сделать акцент на социальной значимости, а не на стоимости имущества. Тогда последняя часть предложения могла бы выглядеть следующим образом: «... с учетом не столько стоимости в денежном выражении, сколько значимости для истории, науки, культуры».

Учитывая вышесказанное, нельзя согласиться с утверждением, что «размер ущерба, причиняемого данным преступлением, должен быть не меньше крупного размера, т.е. пятисот минимальных размеров оплаты труда» 25. Этот ущерб может и не достигать пятисот минимальных размеров оплаты труда (МРОТ) в случаях, когда похищенные предметы или документы обладают высокой культурной ценностью. Данная ценность может не быть пропорциональной размеру хищения. Например, стоимость каменных изваяний, наскальных изображений, отдельных памятников истории не превышает пятисот МРОТ, но их значимость для науки и культуры очень велика.

Определение наличия у предметов или документов особой ценности упрощается в связи с существованием в России специального перечня таких объектов. Он дается в регистрационном реестре Государственного свода особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации. Порядок включения предметов или документов в Государственный свод регулируется Положением об особо ценных объектах культурного наследия народов Российской Федерации,

24  Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1997. С. 527.

25  Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В. И. Радченко. М., 1996. С. 268.

67

утвержденным Указом Президента РФ от 30 ноября 1992 г. «Об особо ценных объектах культурного наследия народов Российской Федерации» . Согласно Положению отнесение объектов к числу особо ценных осуществляется Указом Президента РФ по представлению Государственного экспертного совета при Президенте Российской Федерации. Все ценности, если они включены в Государственный свод, являются исключительно федеральной собственностью. К особо ценным объектам относятся расположенные на территории Российской Федерации историко-культурные и природные комплексы, архитектурные ансамбли и сооружения, предприятия, учреждения и организации культуры, а также другие объекты, представляющие собой материальные, интеллектуальные и художественные ценности эталонного или уникального характера с точки зрения истории, археологии, культуры, архитектуры, науки и искусства.

Авторы одного из комментариев к Уголовному кодексу РФ считают, что понятие «культурные ценности» является родовым по отношению к таким понятиям, как художественные, исторические и научные ценности 27. Это действительно так, поскольку все из перечисленных видов ценностей кроме узко специфической (художественной, исторической или научной) значимости, в конечном счете, имеют культурную ценность. В связи с этим А.В. Гайдашовым внесено предложение о замене в ст. 164 УК слов «предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность» на слова «культурные ценности» 28. Такую инициативу можно только поддержать, несмотря на то, что некоторые авторы приводят контраргументы. Так, СМ. Кочои ссылается на то, что «культурные ценности» в международном, как и в российском законодательстве, используются в достаточно широком значении. Например, согласно Конвенции ООН 1972 г. «Об охране всемирного культурного и природного наследия» к культурным ценностям относятся, в частности,

См.: Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1992. № 23. Ст. 1961.

26

27 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М., 1998. С. 50.

28  См.: Гайдашов А.В. Указ. соч. С. 43.

68

местности археологического, исторического или научного значения, исторические кварталы в населенных пунктах и т.п. Согласно же Основам законодательства РФ о культуре 1992 г., понятием «культурные ценности» охватываются также языки, диалекты, говоры, фольклор, нормы поведения и т.п.29

На наш взгляд, ссылки на указанные правовые акты не убедительны. В Конвенции ООН 1972 г., дано понятие культурного наследия, а не культурных ценностей, что не одно и то же. Об этом ясно свидетельствует ст. 3 Основ законодательства РФ о культуре 1992 г., где разграничиваются рассматриваемые понятия. Что касается понятия «культурных ценностей», данного в этом законе, то оно вообще не может рассматриваться как правовое, поскольку противоречит положению ст. 43 этого же закона, которое допускает «все формы собственности на культурные ценности». Если применить к содержанию этой статьи указанное понятие, то это означало бы, что в Российской Федерации допускаются все формы собственности на «нормы и образцы поведения, диалекты и говоры, национальные традиции и обычаи» и т.п. Следовательно, ссылка на то, что понятие «культурные ценности» достаточно широкое, нежели «предметы или документы, имеющие особую историческую, научную, художественную или культурную ценность», чтобы его не использовать в уголовном законе, не убедительна.

Памятники истории и культуры являются предметом преступления, предусмотренного ст. 243 УК. Для того чтобы раскрыть содержание данного предмета, необходимо обратиться к Закону РСФСР от 15 декабря 1978 г. «Об охране и использовании памятников истории и культуры».

Согласно ст. 1 указанного Закона «памятниками истории и культуры являются сооружения, памятные места и предметы, связанные с историческими    событиями    в    жизни    народа,    развитием    общества   и

29 См.: Кочои СМ. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М., 2000. С. 210-211.

69

государства, произведения материального и духовного творчества, представляющие историческую, научную, художественную или иную культурную ценность».

Упоминая о произведениях духовного творчества, законодатель, конечно же, имел в виду материально воплощенные произведения, о чем нетрудно догадаться по смыслу последующих статей (4, 5, 6 и др.).

Видами памятников, согласно ст. 6 Закона, считаются:

-   памятники истории - здания, сооружения, памятные места и предметы, связанные с важнейшими историческими событиями в жизни народа, развитием общества и государства, революционным движением, с Великой   Октябрьской   социалистической   революцией,   Гражданской   и Великой Отечественной войнами, социалистическим и коммунистическим строительством,   укреплением  международной  солидарности,   а  также   с развитием науки и техники, культуры и быта народов, с жизнью выдающихся политических   государственных,    военных   деятелей,    народных    героев, деятелей науки, литературы и искусства; захоронения погибших за свободу и независимость Родины;

-   памятники археологии - городища, курганы, остатки древних поселений,    укреплений,    производств,   каналов,   дорог,   древние   места захоронений,   каменные  изваяния,  лабиринты,  наскальные   изображения, старинные  предметы,  участки  исторического  культурного  слоя  древних населенных пунктов;

-   памятники градостроительства и архитектуры - архитектурные ансамбли и комплексы, исторические центры, кремли, кварталы, площади, улицы, набережные, остатки древней планировки и застройки городов и других   населенных   пунктов;   сооружения   гражданской,   промышленной, военной, культовой архитектуры, народного зодчества, а также связанные с ними   произведения   монументального,   изобразительного,   декоративно-прикладного, садово-паркового искусства, природные ландшафты;

70

-   памятники     искусства     -     произведения     монументального, изобразительного, декоративно-прикладного и иных видов искусства;

-   документальные  памятники  -  акты  органов  государственной власти   и   органов   государственного  управления,   другие   письменные   и графические документы, кинофотодокументы и звукозаписи, а также древние и другие рукописи и архивы, записи фольклора и музыки, редкие печатные издания.

К памятникам истории и культуры могут быть отнесены и другие объекты, представляющие историческую, научную, художественную или иную культурную ценность.

Среди памятников истории и культуры можно выделить памятники общероссийского, регионального и местного значения. Отнесение того или иного объекта к памятнику истории и культуры производится в соответствии с федеральным законодательством и законодательством субъектов Российской Федерации.

Следует отличать памятники истории и культуры от памятников природы, определение которых дает Закон РСФСР от 19 декабря 1991 г. «Об охране окружающей природной среды» 30. Памятниками природы, согласно ст. 64 данного Закона, «объявляются отдельные уникальные природные объекты и природные комплексы, имеющие реликтовое, научное, историческое, эколого-просветительское значение и нуждающиеся в особой охране государства». В ст. 25 Закона РФ от 14 марта 1995 г. «Об особо охраняемых природных территориях» дано несколько иное толкование этого понятия. «Памятники природы - уникальные, невосполнимые, ценные в экологическом, научном, культурном и эстетическом отношениях природные комплексы, а также объекты естественного и искусственного происхождения»   31.   Иными   словами,   природные   объекты   не  являются

См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 10. Ст. 457. 31 Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 12. Ст. 1024.

71

продуктом деятельности человека. По этому признаку и необходимо отличать памятники истории и культуры от памятников природы.

Довольно важным признаком рассматриваемого предмета преступления является охрана его государством, а, следовательно, и постановка его на государственный учет. Вывод об этом можно сделать, исходя из содержания Закона РСФСР от 15 декабря 1978 г. «Об охране и использовании памятников истории и культуры». Так, согласно ст. 16 этого Закона, памятники истории и культуры, независимо от того, в чьей собственности они находятся, подлежат государственному учету.

Кстати, по большому счету, именно по указанному признаку и следует отличать памятники истории и культуры от культурных ценностей. Все остальные (рассмотренные выше) признаки для них являются общими. К такому же выводу пришел А.П. Сергеев, который считает, что памятники истории и культуры являются разновидностью культурных ценностей. «Таким образом, памятниками истории и культуры являются не любые культурные ценности, а лишь те из них, которые признаны таковыми в установленном законом порядке», - справедливо делает вывод автор 32.

Учет рассматриваемых объектов ведется каждым субъектом Российской Федерации. В специальные охранные списки и реестры вносятся сведения обо всех находящихся на территории субъекта памятниках истории и культуры, которые охраняются государством.

Из сказанного можно сделать вывод, что памятники истории и культуры — это созданные человеческим трудом материальные ценности, которые имеют значительную научную, историческую, художественную или иную культурную ценность и взяты под охрану государства.

Термин «предметы художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран» употреблен в ст. 190 УК РФ. На наш взгляд, указанное понятие

32 Сергеев А.П. Гражданско-правовая охрана культурных ценностей в СССР. Л., 1991. С. 35.

72

является конкретизированным вариантом понятия «культурное наследие». Поэтому для разъяснения его содержания следует обратиться к «Основам законодательства Российской Федерации о культуре» от 9 октября 1992 г. Согласно ст. 3 Основ, культурное достояние народов Российской Федерации — это «совокупность культурных ценностей, а также организации, учреждения, предприятия культуры, которые имеют общенациональное общероссийское значение и в силу этого безраздельно принадлежат Российской Федерации и ее субъектам без права передачи иным государствам и союзам государств с участием Российской Федерации».

Ст. 25 Основ предусматривает создание перечня предметов, образующих достояние народов РФ, который определяется Правительством России по представлению ее субъектов. Такой перечень был утвержден по представлению Правительства Указом Президента РФ от 20 февраля 1995 г. и известен как «Перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения» 33. К объектам исторического и культурного наследия федерального значения, в соответствии с Указом, относятся памятники истории и культуры, подлежащие охране как памятники государственного значения.

Для того чтобы определить, какие художественные, исторические и археологические ценности относятся к культурному достоянию зарубежных стран, необходимо обратиться к нормам международного права. В ст. 4 Конвенции о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности, определено понятие культурного наследия. Поэтому при раскрытии содержания понятия «культурное достояние» можно обратиться к понятию «культурное наследие».

Согласно ст. 4 данной Конвенции (ст. 6 Закона РФ от 15 апреля 1993 г. «О вывозе и ввозе культурных ценностей») культурное наследие каждого государства включает:

33 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 9. Ст. 734.

1) культурные   ценности,   созданные   отдельными   лицами   или коллективами   лиц,   являющимися   гражданами   данного   государства,   и культурные ценности, имеющие важное значение для данного государства и созданные на территории этого государства иностранными гражданами или лицами    без    гражданства,    проживающими    на    территории    данного государства;

2) культурные     ценности,     обнаруженные     на     национальной территории;

3) культурные     ценности,     приобретенные     археологическими,  этнологическими    и    естественнонаучными    экспедициями    с    согласия компетентных властей страны, откуда происходят эти ценности;

4) культурные ценности, приобретенные в результате добровольных обменов;

5) культурные ценности, полученные в качестве дара или законно купленные с согласия компетентных властей страны, откуда происходят эти ценности.

Итак, под предметами художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран следует понимать созданные на их территории или приобретенные на законных основаниях предметы (памятники истории и культуры), обладающие художественной, исторической или археологической ценностью, имеющие общенациональное или международное значение и принадлежащие России или другим государствам.

Наряду с рассмотренными выше понятиями в некоторых нормативно-правовых актах и юридической литературе используются схожие с понятием «культурные ценности» термины. Таковым, например, является понятие «антиквариат». Оно в УК не используется, однако часто фигурирует в нормативных актах МВД, связанных с охраной культурных  ценностей, поэтому целесообразно определить содержание этого понятия.

74

Нормативно-правовые акты российского законодательства определения понятия «антиквариат» не дают. Однако в юридической литературе существуют попытки раскрыть его содержание. Так, К.С. Родионов считает, что «к антиквариату относятся предметы быта, художественных промыслов, украшения, красота и уникальность которых часто делают их объектом коллекционирования, бережного обращения, вследствие чего они надолго переживают свою эпоху» 34. Автор считает, что непременным достоинством антикварного предмета является его «преклонный возраст». При этом возрастной критерий может различаться у предметов разного бытового назначения.

На наш взгляд, с данными высказываниями целесообразно согласиться, тем более что перевод рассматриваемого слова с латинского языка (antiquus - древний, старинный) однозначно говорит о значительном возрасте предмета 5. Можно также согласиться с точкой зрения В.М. Первушина, который считает, что «предметами антиквариата являются предметы истории и культуры прошлого, имеющие различную материальную и иную культурную ценность, уникальность, редкость и неповторимость».

Они могут выступать как: «1) памятники истории и культуры, находящиеся под охраной государства; 2) как объекты, обладающие исторической, художественной, научной и иной культурной значимостью, могущие быть отнесены к категории памятников; 3) как предметы старины, не признанные памятниками, но имеющие определенную ценность и значимость для организаций, объединений и граждан» 36.

Довольно часто встречается также выражение «произведения искусства». Под ним можно понимать «картины (живопись, графика), скульптурные произведения малых и крупных форм, то есть предметы,

34 Родионов К.С. Интерпол: вчера, сегодня, завтра. М., 1990. С. 160.

35 См.: Крысин Л.П. Толковый словарь иноязычных слов. М., 1998. С. 65.

36 Первушин В.М. Расследование краж предметов антиквариата. СПб., 2001. С. 6.

75

содержание и форма которых воплощают художественный замысел и особенности стиля конкретного автора» 37.

В настоящее время во всем мире распространена подделка старинных шедевров. Впоследствии они выдаются за подлинники и продаются по соответствующей оригинальному произведению искусства цене. Такой вид деятельности существует и в России.

Сама подделка культурных ценностей по УК РФ не наказуема, несмотря на то, что в соответствии с уголовным законодательством некоторых государств, например, УК штата Пенсильвания (США), такие действия считаются преступлением. Ввиду отсутствия общественной опасности в копировании произведений искусства подход российского законодателя к данному вопросу представляется правильным. Копирование, например, произведений живописи и графики старых мастеров даже входит в процесс обучения в некоторых художественных учебных заведениях. Однако если подделка шедевра стала средством обмана приобретателя, то содеянное следует квалифицировать как мошенничество по ст. 159 УК. Если подделка предмета, представляющего культурную ценность, осуществлена с целью его подмены, то такие действия должны квалифицироваться как приготовление к преступлению, предусмотренному ст. 164 УК.

Культурные ценности могут выступать в качестве предмета преступления в сфере экономической деятельности, предусмотренного ст. 175 УК «Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем». Пунктом «б» ч. 2 указанной статьи предусмотрен квалифицирующий признак, заключающийся в совершении тех же деяний в отношении автомобиля или иного имущества в крупном размере. В данном пункте, на наш взгляд, также необходимо выделить приобретение или сбыт культурных ценностей.

Во-первых, несмотря на то, что культурные ценности, как правило, имеют высокую денежную оценку, их основная ценность представляется не в

37

Родионов К.С. Указ. соч. С. 160.

76

материальном выражении. Поэтому словосочетание «в крупном размере» не совсем удачно определяет общественную опасность приобретения или сбыта культурных ценностей, заведомо добытых преступным путем.

Во-вторых, объектом рассматриваемого преступления является сфера экономической деятельности, что настраивает законодателя на измерение причиняемого вреда в материальном (денежном) эквиваленте. Однако в ст. 188, находящейся в той же главе УК «Преступления в сфере экономической деятельности», что и ст. 175, специально предусмотрена повышенная ответственность за контрабанду культурных ценностей. Это свидетельствует не только о важности их для отечественной экономики, но и о рассмотренном выше своеобразии предмета преступления.

Учитывая эти обстоятельства, предлагаем изложить п. «б» ч. 2 ст. 175 УК в следующей редакции: «б) в отношении автомобиля, культурных ценностей или иного имущества в крупном размере».

Существует мнение, что культурные ценности могут быть предметом некоторых преступлений против общественной безопасности и

ТО

общественного порядка, например, предусмотренных ст. ст. 213 и 214 УК . Что касается ст. 214 УК «Вандализм», то культурные ценности могут быть предметом данного преступного посягательства. Для этого необходимо наличие нескольких условий: а) в качестве предмета преступления должно выступать здание или иное сооружение, имеющее культурную ценность; б) объективная сторона состава преступления должна выражаться в осквернении указанного предмета, т.е. в нанесении на нем надписей или рисунков непристойного, циничного характера; в) отсутствует состав другого деяния, предусмотренного, например, статьями 213 или 243 УК. Если осквернение, в частности, здания или иного сооружения, являющегося памятником истории и культуры, повлекло его уничтожение или повреждение, то данное деяние необходимо квалифицировать по ст. 243 УК.

38 См.: Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право. М., 1999. С. 179.

I

77

Из сказанного следует вывод, что круг предметов преступления, предусмотренного ст. 214 УК, может охватывать только произведения зодчества, оставляя за своими пределами творения других видов искусства, в том числе скульптуры. В результате имеет место ситуация, при которой осквернение, к примеру, памятника Ленину не считается криминальным, в то время как нанесение непристойных надписей на стене жилого дома уголовно наказуемо.

Таким образом, понятиями «уничтожения» или «повреждения» памятников истории и культуры не охватываются случаи их осквернения, поэтому такого рода действия нельзя квалифицировать по статьям 213 и 243 УК. Вместе с тем эти действия не могут быть квалифицированы и по ст. 214 УК как вандализм, за исключением случаев осквернения зданий или иных сооружений, являющимися памятниками истории и культуры. Поскольку осквернение памятников истории и культуры представляет большую опасность, чем осквернение обычных зданий или иных сооружений, необходимо за такие деяния предусмотреть более строгую ответственность, чем в настоящее время установлено за вандализм. На основании изложенного предлагаем ст. 214 УК дополнить частью второй следующего содержания:

«2. Те же действия, совершенные в отношении культурных ценностей, -

наказываются штрафом в размере от ста до пятисот минимальных размеров оплаты труда, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев».

Культурные ценности не могут быть предметом преступления, предусмотренного ст. 213 УК «Хулиганство». Хулиганство есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, которое также может сопровождаться уничтожением или повреждением чужого имущества. Однако если в роли такого имущества окажутся культурные ценности, то налицо совершение преступником деяния, содержащего        признаки        специального        состава        преступления,

78

предусмотренного ст. 243 УК РФ. При этом преступник должен осознавать, что посягает на предметы, особо значимые для общества. Иначе говоря, вред в результате его действий должен причиняться общественной нравственности, а не общественному порядку.

Хищение оружия, имеющего особую культурную ценность, по нашему мнению следует квалифицировать по ст. 164 УК. Оно не образует состава преступления, предусмотренного ст. 226 УК, т.к. ст. 164 УК содержит специальный по отношению к указанной статье состав и содеянное наказывается более строго. Нельзя полностью согласиться и с мнением В.В. Векленко, о том, что хищение оружия, имеющего особую ценность, должно всегда квалифицироваться по ст. 164 и 226 УК по совокупности преступлений 39. На наш взгляд, квалификация хищения раритетного оружия по совокупности возможна в тех случаях, когда это деяние создает угрозу общественной безопасности и подпадает под квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки состава хищения оружия (лицом с использованием своего служебного положения; с применением насилия, не опасного или опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия; лицом, два или более раза судимым за хищение либо вымогательство), не предусмотренные ч. 2 ст. 164 УК. Здесь при квалификации содеянного учитываются санкции, которые в ч. 3 и 4 ст. 226 УК более высоки, чем в ч. 1 ст. 164 УК. В остальных случаях хищение раритетного оружия следует квалифицировать только по ст. 164 УК, поскольку наличие в предмете преступления двух разных свойств не может служить основанием для квалификации содеянного как двух преступлений. В такой ситуации необходимо выбрать главный признак вещи, который и будет определяющим для квалификации хищения по одной статье УК. Согласно ч. 3 ст. 17 УК здесь совокупность отсутствует и ответственность должна наступать по специальной норме, т.е. по ст. 164 УК.

39 См.: Векленко В.В. Квалификация хищений чужого имущества: Автореф. ... док. юрид. наук. Екатеринбург, 2001. С. 21.

79

Схожим с рассматриваемым в настоящем параграфе является предмет преступления, предусмотренного ст. 244 УК «Надругательство над телами умерших и местами их захоронения». Дело в том, что некоторые места захоронения, надмогильные сооружения или кладбищенские здания обладают значительной культурной ценностью. На этот счет авторы одного из учебников справедливо считают, что «раскопка древних захоронений не образует рассматриваемого состава преступления (предусмотренного ст. 244 УК. - Т.С.), однако при определенных условиях может квалифицироваться по ст. 243 УК как уничтожение или повреждение памятников истории и культуры» 40. Стоит добавить, что «определенными условиями» здесь являются древность захоронения, характер и степень повреждений и др.

Предмет преступления, предусмотренного ст. 262 УК РФ «Нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов», следует отличать от предмета, в качестве которого выступают культурные ценности. Сложность отграничения здесь состоит в том, что согласно Федеральному закону от 14 марта 1995 г. «Об особо охраняемых природных территориях» особо охраняемые природные территории также могут обладать научной или культурной ценностью. Однако, как уже было сказано выше, памятники природы не могут признаваться культурными ценностями, потому что они являются творением природы, а не человека.

Во время войны культурное наследие страны может быть предметом разграбления. В соответствии со ст. 356 УК РФ разграбление национального имущества (в качестве которого могут выступать и культурные ценности) на оккупированной территории является преступлением против мира и безопасности человечества. В соответствии с международным правом данное деяние считается разновидностью военных международных преступлений.

Таким образом, разграничение составов преступлений, предусмотренных статьями 164, 190, 243 и ч. 2 ст. 188 УК, и схожих составов

40 Уголовное право. Особенная часть / Под ред. А.И. Рарога. М., 1996. С. 280.

80

производится, как правило, в зависимости от предмета посягательства. Однако оно может происходить и по объективной стороне (статьи 243 и 214, 164 и 256 УК).

Итак, диспозиция ст. 243 УК охватывает круг предметов (памятники истории и культуры; предметы или документы, имеющие историческую или культурную ценность), входящих в понятие «культурные ценности». Фактически этот же круг предметов охватывается диспозицией ст. 190 УК, поскольку в ней речь идет о невозвращении движимых предметов художественного, исторического и археологического достояния народов России и зарубежных стран. Следовательно, ст. 190 УК предусматривает ответственность за невозвращение именно культурных ценностей.

Интересно отметить тот факт, что предметы художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран с 15 июля 1994 г., до вступления в силу УК РФ 1996 г., считались предметом контрабанды (ст. 78 УК РСФСР). Но в новом УК законодатель заменил указанное понятие термином «культурные ценности». Такие действия законодателя следует признать вполне обоснованными. Основания замены формулировки предмета преступления, предусмотренного ст. 78 УК РСФСР, на термин «культурные ценности» в ст. 188 УК РФ «Контрабанда» аналогичны основаниям необходимости такой же замены в ст. 190 УК РФ, поскольку в обоих случаях, по сути дела, речь идет о культурных ценностях.

Таким образом, вместо единого и четкого понятия в статьях 164, 188,   190   и   243   УК   фигурируют   различные   формулировки   предмета          I

преступлений, в конечном счете, обозначающие понятие «культурные ценности». Значит, для законодателя имеет смысл унифицировать терминологию, используемую в статьях 164, 190 и 243 УК, заменив употребляемые в них понятия предмета преступления на термин «культурные ценности», который более универсален. Такое изменение значительно   упростило   бы   работу   правоприменителей,   одновременно

81

устранив излишний субъективизм при отнесении того или иного предмета к культурным ценностям, позволило бы избавиться от путаницы, связанной с определением предмета преступных посягательств.

В качестве предмета преступлений, предусмотренных перечисленными выше статьями, в настоящей работе будут рассматриваться культурные ценности.

§ 2. Уголовная ответственность за хищение предметов, имеющих особую ценность

Уголовная ответственность за хищение предметов, имеющих особую ценность, существует в уголовном законодательстве России с момента вступления в силу Закона РФ от 1 июля 1994 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР», т.е. с 15 июля 1994 г. В настоящее время она предусмотрена ст. 164 УК РФ.

Данное преступление считается одним из наиболее опасных преступлений против собственности. Специфика его предмета, заключающаяся в особой важности последнего для общества, побудила законодателя к выделению хищения предметов, имеющих особую ценность, в специальный состав преступления. Высокая степень общественной опасности подобных деяний не вызывает сомнений. Однако представляется спорным подход законодателя к определению объекта посягательства.

Исходя из местоположения ст. 164 в УК, родовым объектом рассматриваемого вида хищения является сфера экономики, видовым — отношения собственности. А.В. Гайдашов выделяет также дополнительный объект - «комплекс общественных отношений, затрагивающих материальную

82

и духовную культуру общества, так как вред наносится не только отношениям собственности, но и всему культурному достоянию страны» 41.

СМ. Кочои не оспаривает необходимость выделения дополнительного объекта названного преступления, но считает таковым общественную нравственность. По его мнению, «основанием для такого вывода может служить решение законодателя о включении уничтожения или повреждения памятников истории и культуры (ст. 243 УК РФ) -преступления, наиболее близкого по своему предмету к хищению, предусмотренному ст. 164 УК РФ, - в главу «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» 42. СМ. Кочои также выразил сомнение в целесообразности разграничения законодателем основных объектов этих двух преступлений.

С последним выводом названного автора стоит согласиться. Но реальный ущерб от хищений предметов или документов, имеющих особую ценность, причиняется в первую очередь не экономике страны и не отношениям собственности, а комплексу общественных отношений в области духовной культуры общества. Поэтому указанные отношения следует считать основным объектом данных хищений. Такое утверждение можно сделать на основе выводов из проведенного исследования в параграфе первом главы первой настоящей работы.

К такому же выводу пришли и другие авторы. Они убеждены, что отношения нравственности имеют приоритет перед другими объектами -отношениями собственности и поэтому юридическая оценка хищения памятников истории и культуры, в принципе, должна определяться именно этим объектом . По тем же причинам аналогичным будет основной объект и у состава уничтожения или повреждения памятников истории и культуры. Следовательно, учитывая положения действующего УК, главным объектом

41  Гайдашов А.В. Указ. соч. С. 20.

42 См.: Кочои СМ. Указ. соч. С. 210.

43 См.: Михальцевич В.А., Сабитов Р.А. Конституция СССР об охране культурных ценностей и уголовная ответственность за их хищение // Социально-экономические аспекты борьбы с правонарушениями: Сборник научных трудов. Омск, 1980. С. 75.

83

хищения, а также уничтожения или повреждения культурных ценностей будет одна и та же сфера - общественная нравственность.

Следует отметить, что хищение оружия и наркотиков в свое время квалифицировалось как одно из преступлений против собственности. Очевидность специфики объектов каждого из данных посягательств побудила законодателя отнести хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 226 УК) к преступлениям против общественной безопасности, а хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229 УК) - к преступлениям против здоровья населения и общественной нравственности. В настоящее время во всем мире, в том числе и в России, хищения культурных ценностей по степени общественной опасности ставятся в один ряд с незаконными операциями с оружием и наркотиками.

В связи с этим считаем целесообразным поместить статью, предусматривающую уголовную ответственность за хищение предметов, имеющих особую ценность, в главу 25 УК «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности».

В соответствии со ст. 164 УК уголовная ответственность наступает за хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность. Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 25 апреля 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности», особая историческая, научная, художественная и культурная ценность похищенных предметов или документов должна определяться на основании экспертного заключения с учетом не только стоимости в денежном выражении, но и значимости для истории, науки, культуры 44. Следовательно, если искусствоведческая экспертиза похищенных культурных ценностей не признает их особой исторической, научной, художественной или культурной

44 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. № 7. С. 3.

84

ценности, то ответственность наступает по статьям 158-162 УК, в зависимости от способа хищения.

На практике достаточно часто уголовные дела возбуждаются не по ст. 164 УК, а по статьям Уголовного кодекса, предусматривающим ответственность за простое хищение (статьи 158-162 УК). Причиной этому служит отсутствие в некоторых городах, районах экспертных работников, которые могли бы подтвердить особую ценность предмета или документа. Между тем отсутствие экспертного заключения об особой ценности предмета является основанием для отмены судебного приговора или возвращения дела для производства дополнительного расследования.

Органами следствия Леонов обвинялся в совершении хищения предметов, имеющих особую историческую и культурную ценность. Постановлением судьи Архангельского областного суда уголовное дело по обвинению Леонова по ст. 15, ч. 2 ст. 144, ст. 1472, ч. 1 ст. 218 УК РСФСР возвращено прокурору Архангельской области для производства дополнительного расследования. Суд возвратил уголовное дело, в частности, в связи с нарушением его прав при назначении искусствоведческой экспертизы и проведением ее с нарушением требований ст. 189 УПК РСФСР. Прокурор в частном протесте поставил вопрос об отмене постановления судьи. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 23 января 1996 г. протест оставила без удовлетворения, указав следующее.

В резолютивной части обвинительного заключения говорилось о хищении предметов, имеющих особую ценность, но это не соответствовало ссылке на экспертное заключение, где было сказано, что похищенные Леоновым иконы имеют историко-культурную ценность. В нарушение ст. 68 УПК РСФСР, в ходе предварительного следствия не была проведена экспертиза для решения вопроса, имели ли похищенные предметы особую историческую или культурную ценность, хотя в постановлении суд указал на необходимость проведения такой экспертизы. При таких обстоятельствах

85

Судебная коллегия по уголовным делам постановление судьи Архангельского областного суда оставила без изменения 4Л

Объективная сторона преступления выражается в совершении с корыстной целью противоправных безвозмездного изъятия и (или) обращения чужих предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, в пользу виновного или других лиц, если указанные действия причинили ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Хищение может быть совершено в любой форме - путем кражи, грабежа, разбоя, мошенничества, присвоения или растраты. Если хищение совершалось несколькими способами, то причиненный ущерб оценивается в совокупности.

Пример кражи культурных ценностей, совершенной отдельным лицом с проникновением в помещение: в ночь на 24 апреля 2000 г. С, разбив стекло балконной двери, проник в квартиру одного из домов Городецкого района Нижнего Новгорода, из которой тайно похитил пять икон, трехстворчатый складень и крест «Распятие». В ходе проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий С. был задержан, а похищенное изъято из подвала его дома 46.

Пример грабежа, предметом которого стали культурные ценности: в г. Златоусте Челябинской области 14 сентября 1995 г. двое неизвестных ворвались в дом по улице Рабочей и, связав хозяйку дома - пенсионерку, похитили у нее две иконы 47.

Примером разбойного нападения, в результате которого преступники похитили культурную ценность, может послужить следующий случай: в июне 1995 г. неизвестные злоумышленники вошли в помещение АО «Реставратор» в г. Санкт-Петербурге. Угрожая физической расправой 74-летней  женщине-сторожу,  связали  ее,  после  чего  похитили  старинную

45 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. № 6. С. 8.

46 См.: Архив следственного отдела ГУВД г. Нижнего Новгорода за 2000 г. Уголовное дело № 180824.

47 См.: Сигнал на пульте // Челябинский рабочий. 1995. 19 сентября.

86

люстру, стоимостью 1,5 миллиона рублей, находившуюся на реставрации и принадлежавшую дворцу Бобринских. Люстра состояла на учете в Государственной инспекции по охране памятников. После совершения преступления злоумышленники скрылись 48.

Были случаи хищений предметов искусства и старины путем присвоения или растраты. Так, заведующий районным отделом культуры одного из районов Вологодской области А. Савичев унес несколько икон, временно хранящихся по его распоряжению в одной из школ его района, к себе домой, чтобы, по его словам, передать их приходу, который должен быть открыться. Вскоре Савичев уволился из отдела культуры. Передавая дела, он никому не сказал про эти иконы. Новая заведующая отделом культуры произвела обследование временного хранилища икон в школе. Оказалось, что не хватает 19 икон. Возбудили уголовное дело. При проведении обыска на квартире Савичева были изъяты иконы «Богоматерь всех скорбящих радость», «Сретение», «Николай Чудотворец», «Архангел Михаил, попирающий сатану». Суд приговорил Савичева к трем годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора с частичной конфискацией имущества 49.

Если похищенные предметы или документы не имеют особой исторической, научной, художественной или культурной ценности, но относятся к культурным ценностям в широком понимании этого термина, то их хищение должно быть квалифицировано в зависимости от способа как кража, грабеж, разбой, мошенничество, присвоение или растрата.

В 1996 г. в городе Бакале Челябинской области из музея «Рудный», работающего на общественных началах, группой лиц были украдены ордена и медали времен Великой Отечественной войны, патефон с набором грампластинок, баян, аккордеон, приклад со штыком, ружье, ракетница. Сотрудниками музея похищенное было оценено в 1 миллион рублей 5 . При

48 См.: Похищена старинная люстра // Челябинский рабочий. 1995. 28 июня.

49 См.: Сазонов Г. Святотатство // Труд. 1996. 17 декабря.

50 См.: Айзенберг О. Музейные воры //Челябинский рабочий. 1996. 16 мая.

87

этом оценка похищенных предметов выглядит заниженной, т.к. только ордена времен Великой Отечественной войны на аукционе «Сотби» в Лондоне оцениваются от 100 до 700 фунтов стерлингов, то есть от 896 тысяч до 6 миллионов 275 тысяч рублей за один орден. Медали того же периода оцениваются от 15 до 30 долларов США 51.

Возникает вопрос, может ли вымогательство предметов, имеющих особую ценность, квалифицироваться по ст. 164 УК РФ? По данной статье может быть квалифицировано только хищение, а вымогательство к таковым не относится ввиду отсутствия у него, главным образом, материального признака (наступление общественно опасных последствий деяния). Поэтому на поставленный вопрос следует ответить отрицательно.

Однако остается непонятной логика законодателя относительно оставления им без внимания возможности квалифицировать вымогательство культурных ценностей по ст. 164 УК. Во-первых, специальными составами хищений (ст. 221, 226, 229 УК) предусматривается совершение, как хищения, так и вымогательства имущества. Во-вторых, если вымогательство культурных ценностей совершено без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 163 УК) то верхний предел наказания в виде лишения свободы осужденному составит не более четырех лет. В сравнении с ним нижний предел наказания в виде лишения свободы за кражу, мошенничество, присвоение или растрату, грабеж или разбой в соответствии со ст. 164 УК составляет шесть лет. Указанная разница представляется нам неоправданной. В-третьих, хищение оружия, имеющего особую культурную ценность, согласно общепринятым правилам квалифицируется по ст. 164 УК (максимальное наказание по ч. 1 указанной статьи составляет десять лет лишения свободы). Вымогательство того же предмета может квалифицироваться уже только по ст. 226 УК (максимальное наказание по ч. 1 этой статьи равняется семи годам лишения свободы).   Выходит,  что  кража  оружия,  имеющего  особую  культурную

51 См.: Горбачев В. Г., Растопчин В. Г., Тищенко В. Н. Культурные ценности. Понятие, порядок приобретения, хранения и обращения: Справочное пособие. Ч. II. М., 1994. С. 224.

88

ценность, оценивается законодателем более строго, чем вымогательство, совершенное в отношении того же предмета. Это противоречит законодательной позиции, согласно которой вымогательство (ст. 163 УК) признается преступлением, имеющим более высокую степень общественной опасности, чем тайное хищение чужого имущества (ст. 158 УК). Данная ситуация вступает в противоречие с принципом справедливости, закрепленном в ст. 6 УК.

В связи с вышеизложенным считаем необходимым включить вымогательство предметов, имеющих особую ценность, в состав преступления, предусмотренного ст. 164 УК. Тем самым эта статья УК будет приведена в соответствие с положениями ст. 248 Модельного уголовного кодекса (принятого Межпарламентской Ассамблеей государств-участников СНГ 17 февраля 1996 г.), предусматривающей ответственность за хищение предметов, имеющих особую ценность, и содержащей квалифицирующий признак «вымогательство с целью завладения предметами, указанными в части первой настоящей статьи» 52.

Некоторые авторы предлагают квалифицировать хищение предметов, имеющих особую ценность, совершенное путем разбойного нападения, по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 164 и 162 УК 53. Другие авторы считают, что указанное деяние следует квалифицировать только по ст. 164 УК 54.

На наш взгляд, хищение культурных ценностей, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, требует квалификации по совокупности со ст. 162 УК только в тех случаях, когда содеянное подпадает под квалифицирующие или особо квалифицирующие признаки разбоя, не указанные в ч. 2 ст.  164 УК (с незаконным проникновением в жилище,

52 См.: Правоведение. 1996. № 1.

53 См.: Комментарий к изменениям и дополнениям Уголовного кодекса Российской Федерации. М., 1994. С. 123.

54 См.: Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. В.Н. Петрашева. М., 1999. С. 201.

89

помещение либо иное хранилище; с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия; в целях завладения имуществом в крупном размере; с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство). Дело в том, что в квалификации преступления должна быть отражена его общественная опасность, мерилом которой является санкция нормы. Если хищение культурных ценностей совершено при перечисленных обстоятельствах, то оно квалифицируется по ч. 1 ст. 164 УК и наказывается лишением свободы на срок до десяти лет. Совершение разбоя при тех же обстоятельствах влечет наказание по ч. 2 ст. 162 УК до двенадцати лет лишения свободы, а по ч. 3 этой статьи — от восьми до пятнадцати лет лишения свободы. Если же хищение культурных ценностей осуществлено группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, неоднократно, повлекло за собой их уничтожение, порчу или разрушение, то оно квалифицируется по ч. 2 ст. 164 УК и наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет. Следовательно, в этом случае нет необходимости действия виновного дополнительно квалифицировать по ч. 2 или ч. 3 ст. 162 УК. Аналогичным образом должен решаться вопрос о квалификации хищения предметов, имеющих особую ценность, совершенного путем грабежа.

Более дискуссионным в юридической литературе является вопрос о том, на какой стадии умышленной преступной деятельности следует считать хищение оконченным, если оно совершено путем разбойного нападения, - на этапе нападения с целью его хищения или в момент незаконного завладения им.

Сторонники первой точки зрения утверждают, что при совершении рассматриваемого хищения путем разбойного нападения преступление окончено в момент завладения похищенным имуществом, т.е. как и при

90

краже, грабеже, мошенничестве и т.п. 55 Они ссылаются на то, что в примечании 1 к ст. 158 УК сказано, что под хищением в статьях УК понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Следовательно, для квалификации по ст. 164 УК необходимо наличие ущерба, причиненного завладением имущества.

Приверженцы другой точки зрения считают, что данное преступление окончено в момент нападения, независимо от того, смог ли виновный изъять предметы, имеющие особую ценность, так как состав разбоя является формальным 56.

Пленум Верховного Суда РСФСР в п. 16 своего постановления от 22 марта 1966 г. «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» разъяснил, что «грабеж признается оконченным с момента завладения имуществом, а разбой - с момента нападения с целью завладения имуществом, соединенного с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, или с угрозой применения такого насилия» 57. Действительно, высокая степень общественной опасности разбоя, наличие дополнительного объекта, в качестве которого выступает здоровье человека, не позволяют оформить его состав как материальный. Поэтому данное преступление в любом случае необходимо признавать оконченным с момента, указанного в названном выше разъяснении Пленума Верховного Суда РСФСР.

В диспозиции ст. 164 УК говорится о хищении предметов или документов, имеющих особую ценность, значит, речь идет также о разбое, поскольку разбой считается хищением (см. примечание 4 к ст. 158 УК).

В данном случае, на наш взгляд, законодатель условно отнес разбой

55  См.: Уголовное право России. Особенная часть / Под ред. А. Н. Игнатова, 10. А. Красикова. М., 1999. С. 212.

56  См.: Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой, Г.П. Новоселова М, 1997. С. 238.

57 Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1997. С. 352.

91

к одной из разновидностей хищений. Реально же разбой нельзя считать хищением, поскольку им, в соответствии со ст. 162 УК, считается лишь «нападение в целях хищения», а наличие завладения имуществом для квалификации по данной статье не требуется. Однако можно предположить, что законодатель, употребляя формулировку «хищение предметов или документов» в ст. 164 УК, с той же долей условности допускал «хищение путем разбоя» без завладения имуществом. С этой точки зрения совершение преступления, предусмотренного ст. 164 УК, путем разбойного нападения можно считать оконченным с момента такого нападения (с момента угрозы применения насилия).

СМ. Кочои предложил предусмотреть уголовную ответственность не за хищение, а за незаконное завладение предметами, имеющими особую ценность. «Интересы борьбы с посягательствами в отношении предметов, имеющих особую ценность, требуют не оставлять безнаказанными не только их хищение, но и те общественно опасные действия, которые не подпадают под законодательное определение хищения», - полагает автор . Конечно, данная постановка вопроса позволила бы решить проблему определения момента окончания разбоя с целью хищения предметов или документов, имеющих особую ценность.

С другой стороны, автор не учел, что незаконным также можно признать завладение культурными ценностями в результате проведения несанкционированных археологических раскопок. Степень общественной опасности таких раскопок оценивается на порядок меньше, чем хищений предметов, имеющих особую ценность. Главным образом это объясняется тем, что ценные предметы, полученные из археологических раскопок, не имеют собственника. Следовательно, приведенное мнение об объединении преступлений с различной степенью общественной опасности в один состав представляется необоснованным.

58 Кочои СМ. Указ. соч. С. 217.

 92

Субъективная сторона хищения характеризуется прямым умыслом, направленным на завладение именно предметами и документами, имеющими особую историческую, научную, художественную или культурную ценность. Если сознанием виновного не охватывался факт похищения указанных предметов и документов, содеянное не может быть квалифицировано по ст. 164 УК.

Субъектом преступления признается лицо, способное на общих основаниях нести уголовную ответственность, т.е. физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет. По УК РСФСР за такое же преступление,  предусмотренное ст. 147 , уголовная ответственность наступала с 14 лет. Однако с вступлением в силу УК РФ возраст наступления уголовной ответственности за рассматриваемое преступление стал определяться на общих основаниях.

Может возникнуть мнение, что повышение возраста уголовной ответственности по ст. 164 УК до 16 лет не оправданно в связи с высокой общественной опасностью рассматриваемого преступления. Данное мнение представляется достаточно спорным. Во-первых, критерием для установления ответственности с 14 лет является не сама степень общественной опасности преступления, упомянутого в ст. 20 УК, а способность ее осознания подростком. Во-вторых, подросток 14-15 лет, как правило, не способен осознать особую историческую, научную, художественную или культурную ценность предмета или документа в силу его моральных и психофизиологических характеристик, которую, кстати, зачастую определить под силу только эксперту. Наконец, в-третьих, санкция ч. 1 ст. 164 УК (не говоря уже о квалифицированном составе преступления) будет чрезмерно высока для подростка, для которого образец морального поведения еще не сформировался. В связи с этим, наступление ответственности по ст. 164 УК на общих основаниях предполагается для виновного целесообразным.

0                                                                            93

Существует также мнение, что если преступление, предусмотренное ст. 164 УК, совершено путем кражи, грабежа или разбоя, то ответственность за него наступает по достижении лицом 14 лет 59. Эта точка зрения также не выдерживает критики, поскольку в ч. 2 ст. 20 УК нет прямого указания на то, что за хищение предметов или документов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК), несут ответственность лица, достигшие к моменту совершения этого преступления 14 лет. Расширительному же толкованию норма, содержащаяся в ст. 20 УК, не подлежит.

#                              Лица,  не достигшие к моменту совершения ими преступления,

предусмотренного ст. 164 УК, 16-летнего возраста, подлежат уголовной ответственности по другим статьям за хищение чужого имущества, в зависимости от способа его совершения (ст. 158-162 УК).

Дифференциацию уголовной ответственности, закрепленную в ст. 164 УК, нельзя признать удачной. Например, как уже было отмечено выше, уголовная ответственность по ст. 164 УК наступает независимо от способа хищения. Данное положение вызывает определенные возражения. Так, согласно санкции указанной статьи, лицу, похитившему предметы или документы путем кражи, и лицу, совершившему данное преступление путем разбоя, в принципе может быть назначено одинаковое наказание - в виде лишения свободы на срок от шести до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой. Таким образом, для законодателя безразлично, что в отличие от кражи, например разбой, имеет дополнительный объект, поскольку преступному посягательству в этом случае подвергается также и здоровье человека. О разной степени общественной опасности говорят и санкции, предусмотренные за различные способы совершения хищений. Например, максимальный срок наказания в виде лишения свободы за кражу в основном составе равняется трем годам, за грабеж — четырем годам, а за

59 См.: Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. П. Н. Панченко. Т. 1. Нижний Новгород, 1996. С. 440.

94

разбой - восьми годам.

Отсутствие необходимой дифференциации уголовной ответственности по ст. 164 УК позволяет некоторым авторам утверждать, что хищение предметов или документов, имеющих особую ценность, содержащее признаки, указанные в п. «в» ч. 3 ст. 161 УК, либо п.п. «б», «в» или «г» ч. 2, либо п.п. «в» или «г» ч. 3 ст. 162 УК, нужно квалифицировать по совокупности преступлений. Обоснованием этому служит то обстоятельство, что санкции указанных статей по сравнению с санкцией ч. 1 ст. 164 УК являются более строгими 60.

Другие авторы считают, что в данном случае содеянное квалифицируется как одно преступление. По их мнению, если «совершено нападение в целях хищения предметов, имеющих особую ценность, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, то ... имеет место одно преступление, предусмотренное п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ» 61. Приведенное мнение обосновывается тем, что в данном случае преступник имеет умысел на совершение одного хищения, поэтому нет законных оснований для привлечения его к ответственности за два преступления.

В последнем случае аргументация нам кажется более убедительной. Однако существование ситуации, при которой возникают подобные противоречия, нельзя считать нормальным явлением.

Новая редакция предложенной статьи предполагает дифференциацию уголовной ответственности в зависимости от степени общественной опасности хищения культурных ценностей и лица его совершившего. Эта дифференциация осуществляется посредством введения новых квалифицирующих признаков и использования уже указанных в ст. 164 УК. Квалифицирующими являются такие признаки состава преступления,   которые   свидетельствуют   о   повышенной   общественной

60 См.: Гаухман Л.Д., Максимов СВ. Ответственность за преступления против собственности. М., 1997. С. 111-112.

61  Кочои СМ. Указ. соч. С. 213.

95

опасности деяния по сравнению с той, которая выражена признаками основного состава   .

Наукой уголовного права выработаны определенные правила конструирования квалифицированных составов 63. Эти правила относятся к содержанию квалифицированных составов. В частности, квалифи­цированными могут признаваться обстоятельства, которые свидетельствуют о значительном изменении степени общественной опасности деяний определенного вида; они должны быть относительно распространенными (типичными), не являясь «нормой» для абсолютного большинства преступлений определенного вида; они должны характеризовать деяние либо одновременно содеянное и личность виновного.

Другие правила относятся к форме изложения квалифицирующих и особо квалифицирующих обстоятельств. Они должны быть описаны в других частях той же статьи, в которой сформулирован основной состав преступления. При их описании необходимо стремиться к унификации законодательных построений, избегать повторения признаков основного состава преступления, соблюдать однозначность терминологии, ограничить использование оценочных признаков и т.д.

Руководствуясь названными правилами, в первую очередь отберем квалифицирующие обстоятельства, прямо относящиеся к хищению культурных ценностей и к личности виновного, а затем опишем их в соответствующих частях ст. 164 УК.

В связи с тем, что преступление, предусмотренное ст. 164 УК, относится к группе хищений чужого имущества и может быть совершено любым способом, при определении круга квалифицирующих обстоятельств следует   использовать   типичные   сочетания   признаков,   содержащиеся   в

62 См.: Кругликов Л.Л., Савинов В.Н. Квалифицирующие обстоятельства: понятие, виды, влияние на квалификацию преступлений: Учебное пособие. Ярославль, 1989. С. 8.; Козаченко И.Я., Костарева Т.А., Кругликов Л.Л. Преступления с квалифицированными составами и их уголовно-правовая оценка. Екатеринбург, 1994. С. 9.

63  См.: Кругликов Л.Л., Савинов В.Н. Указ. соч. С. 21-34; Козаченко И.Я., Костарева Т.А., Кругликов Л.Л. Указ. соч. С. 18-30; Лесниевски-Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика. М., 1998. С. 180-224.

96

статьях об этих преступлениях. Для описания квалифицированных составов хищений и вымогательства законодатель использовал устойчивое сочетание признаков: «группой лиц по предварительному сговору», «неоднократно», «с причинением значительного ущерба гражданину». В описании особо квалифицированных составов этих преступлений участвуют признаки: «организованной группой», «в крупном размере», «лицом, два или более раза судимым за хищение либо вымогательство».

В ч. 2 ст. 164 УК квалифицирующие признаки включены законодателем без достаточно продуманного криминологического и логического анализа. Так, в одном ряду оказались признаки «группа лиц по предварительному сговору» и «организованная группа», хотя они отражают различную степень общественной опасности содеянного и должны быть разведены по различным частям статьи УК, как это сделано в статьях 226 и 229 УК.

А.В. Шеслер правильно отметил, что способность преступных групп влиять на общественную опасность групповых преступлений во многом зависит от вида этих общностей. Они бывают устойчивыми, с отдельными элементами устойчивости и неустойчивыми. Совершение корыстных и корыстно-насильственных преступлений устойчивой группой увеличивает их общественную опасность через повышение их результативности и прецедентности 64.

Устойчивые преступные группы отличаются от других прежде всего стойкостью преступных намерений их участников, их стремлением постоянно или длительное время заниматься преступной деятельностью. Объективными признаками этой устойчивости являются: длительный период преступной деятельности группы; значительное число преступлений, совершенных ее участниками; соорганизованность участников группы и ее

64 См.: Шеслер А.В. Групповая преступность: криминологические и уголовно-правовые аспекты: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Екатеринбург, 2000. С. 23-24.

97

относительно стабильный состав; способность группы продолжать преступную деятельность при воздействии на нее субъектов профилактики б5.

То, что преступления, совершаемые организованными группами, представляют большую общественную опасность, нежели преступления, совершаемые по предварительному сговору группой лиц, отмечают и другие ученые 66.

Наконец, в составах преступлений против собственности совершение деяния группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 159, п. «а» ч. 2 ст. 160 УК и т.д.) является квалифицирующим признаком, а совершение того же деяния организованной группой — особо квалифицирующим признаком (п. «а» ч. 3 ст. 158, п. «а» ч. 3 ст. 159, п. «а» ч. 3 ст. 160 УК и т.д.).

На наш взгляд, законодатель без достаточных к тому оснований признал квалифицирующим обстоятельством совершение хищения культурных ценностей, повлекшее их уничтожение, порчу или разрушение (п. «в» ч. 2 ст. 164 УК).

Уничтожение означает такое внешнее воздействие на предмет или документ, имеющий особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, в результате которого он прекращает свое физическое существование как единое целое, либо приводится в полную непригодность для использования по целевому назначению. Уничтожение может заключаться в полном истреблении указанного предмета или документа посредством сожжения, растворения в кислоте, разрушения и тому подобных способов, либо означает превращение его в такое состояние, когда он полностью утрачивает свою качественную определенность и полезные свойства.   Особенность   уничтожения   состоит   в   том,   что   предмет   или

65 См.: Там же. С. 15.

66 См., например: Базаров Р.А., Никитин Е.В. Уголовно-правовая характеристика насильственных хищений чужого имущества: Учеб. пособие. Челябинск, 2001. С. 52-54; Галиакбаров P.P. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации. Краснодар, 2000. С. 20-21; Ковалев МИ. Соучастие в преступлении. Екатеринбург, 1999. С. 196-197; Козлов А.П. Соучастие: традиции и реальность: Учеб. пособие. Красноярск, 2000. С. 190-191.

98

документ не может быть восстановлен путем ремонта или реставрации.

Под разрушением понимается такое изменение свойств предметов или документов, при котором они становятся частично непригодными для целевого использования. Предмет или документ, подвергшийся разрушению, может быть восстановлен (например, путем реставрации). Порча в данном случае выступает как разновидность разрушения.

В марте 1994 г. из Государственного исторического архива исчезли уникальные документы на сумму 24 миллиона долларов США. Расследование показало, что во время своих дежурств один из сотрудников вневедомственной охраны А. Беспамятнов запускал в хранилище В. Файнберга и его сообщников, за что получал денежные подачки по 300-500 тыс. р. В спешке воры варварски вырвали из документов целые листы, в результате чего были испорчены уникальные кожаные переплеты, множество ценных бумаг. Реставраторы дали заключение, что восстановить материалы не удастся. Только этот ущерб оценивается в 18 млн долларов США. На многочисленных квартирах В. Файнберга было обнаружено восемь спортивных сумок, битком набитых документами. Всего было украдено 57 полных дел и 4021 документ: коллекция высочайших повелений императора, коллекция императорских указов 67.

Действия лица, похитившего чужое имущество, а затем его уничтожившего или повредившего, Верховный Суд стабильно квалифицировал только по соответствующим статьям УК, предусматривающим ответственность за хищение, и отменял приговоры нижестоящих судов в части осуждения виновных еще и по статье об уничтожении или повреждении похищенного имущества. Так, по делу Гаязова, который путем вооруженного нападения завладел чужим автомобилем, а затем, обнаружив, что в результате выстрелов автомобиль поврежден, отогнал его в балку и сжег с целью сокрытия убийства владельца,

67 См.: Сопрыкина О. Почему выпущен на свободу организатор "кражи века" Владимир Файнберг? // Коме, правда. 1997. 30 января.

Военная коллегия Верховного Суда РФ отменила приговор в части осуждения Гаязова по ч. 2 ст. 167 УК РФ и дело по этому обвинению прекратила за отсутствием состава преступления. В определении Военной коллегии указано, что Гаязов совершил разбойное нападение с целью завладения автомобилем. Преступный замысел им был осуществлен, и он получил возможность пользоваться этим автомобилем. Поэтому последующее после хищения распоряжение имуществом, в том числе и уничтожение путем поджога, дополнительной уголовно-правовой оценки не требует . Аналогичное решение приняла Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу Архипова, который украл автомашину, разобрал ее на запасные части, а оставшийся кузов сжег, скрывая следы преступления 69.

В обоих случаях Верховный Суд РФ основывался на том положении, что хищение считается оконченным, если имущество изъято, и виновный имеет реальную возможность им распоряжаться по своему усмотрению или пользоваться им 70.

Таким образом, признание законодателем хищения предметов, имеющих особую ценность, повлекшего их уничтожение или повреждение, отягчающим обстоятельством противоречит теории и практике квалификации такого рода деяний. На наш взгляд, уничтожение, порча или разрушение лицом похищенных им предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, охватывается составом их хищения и не может служить основанием для усиления наказания. Поэтому из п. «в» ч. 2 ст. 164 УК названный квалифицирующий признак необходимо исключить.

Б.В. Волженкин считает, что использование неоднократности и судимости в качестве квалифицирующих признаков в статьях Уголовного

68 См.: Судебная практика по уголовным делам: Тематический сборник. М., 2001. С. 264-265.

69 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. № 6. С. 8.

70 См.: Пункт 10 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1999. С. 78.

100

кодекса противоречит принципу справедливости, закрепленному в ст. 6 УК. Поэтому автор предлагает полностью отказаться от них, наказание назначать за каждое из совершенных преступлений, а итоговое наказание определять по правилам его назначения по совокупности 71. За последние годы кроме Б.В. Волженкина и другие ученые высказывались с критикой по поводу множественности преступлений и справедливости санкций за совершение преступлений с ее признаками 72.

Принцип справедливости определяется в УК следующим образом:

1.    Наказание    и    иные    меры   уголовно-правового    характера, применяемые    к    лицу,    совершившему    преступление,    должны    быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности   преступления,   обстоятельствам   его   совершения   и   личности виновного.

2.  Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.

Следует согласиться с Б.В. Волженкиным в том, что наказание за совершение некоторых преступлений (например, против собственности) при наличии признака множественности находится в явном противоречии с названным принципом. Например, виновный совершил разбой, а через некоторое время кражу. Несправедливо, руководствуясь положениями ч. 3 ст. 16 УК, квалифицировать оба преступления как кражу, совершенную неоднократно, поскольку за разбой предусмотрено законом более строгое наказание, чем за кражу. Следовательно, в этом и аналогичных случаях содеянное должно квалифицироваться по совокупности с вменением признака неоднократности при квалификации второго преступления 73.

Вместе     с     тем     отказ     от     квалифицирующих     признаков

71  См.: Волжеикин Б. Принцип справедливости и проблемы множественности преступлений по УК РФ // Законность. 1998. № 12. С. 5.

72  См., например: Кауфман М. Уголовное право и уголовный закон (вопросы теории) // Уголовное право. 2001. № 4. С. 35; Кочои СМ. Указ. соч. С. 147, 171; Давыдов А., Малков В. Неоднократность преступлений и ее уголовно-правовое значение // Российская юстиция. 2000. С. 49.

73 См.: Волженкин Б.В. Указ. соч. С. 3.

101

неоднократности и судимости не должен касаться тождественных хищений. В противном случае, если лицо совершит хищение предметов, имеющих особую ценность (ч. 1 ст. 164 УК), а затем хищение подобных предметов в группе лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2 ст. 164 УК), то при полном сложении наказаний оно может быть осуждено к двадцати пяти годам лишения свободы. Нетрудно заметить, что это наказание даже для такого опасного преступления, как хищение предметов, имеющих особую ценность, является чрезмерно суровым. В данном случае оно не будет соответствовать ни характеру, ни степени общественной опасности содеянного, что явно противоречит принципу справедливости, закрепленному в ст. 6 УК. Поэтому максимальный предел наказания за неоднократное совершение преступления, предусмотренного ст. 164 УК, должен быть ограничен и указан в названной статье. Это возможно, если в качестве квалифицирующего признака предусмотрено неоднократное совершение хищения. Такой признак в ч. 2 ст. 164 УК предусмотрен и нет смысла от него отказываться. То же самое касается и такого квалифицирующего признака, как совершение хищения лицом ранее два и более раза судимым за хищение либо вымогательство, который необходимо включить в ч. 3 ст. 164 УК.

СМ. Кочои предлагает включить в п. «в» ч. 2 ст. 164 УК слова «по неосторожности», т.к. считает, что речь в данном случае идет о преступлении с двойной формой вины 74. Не являясь выходом из сложившейся ситуации, данная позиция не выдерживает критики по следующим причинам.

Исходя из смысла ст. 27 УК, преступлением с двумя формами вины считается умышленно совершенное деяние, в результате которого причиняются тяжкие последствия, влекущие по закону более строгое наказание и характеризующиеся по отношению к ним виной в форме неосторожности по отношению к содеянному.

74 См.: Кочои СМ. Указ. соч. С. 216.

102

По-видимому, законодатель умышленно не включил в рассматриваемый квалифицирующий признак слова «по неосторожности». Дело в том, что на практике помимо неосторожного уничтожения или повреждения предметов или документов, имеющих особую ценность, при их хищении довольно часто встречаются случаи, когда преступники используют повреждение данных предметов как способ совершения хищения.

Так, к приведенному выше примеру можно добавить аналогичный случай, когда 6 апреля 1999 г. злоумышленники проникли в Русский музей, и в это время сработала сигнализация. В спешке похитители вырезали из рамы одну картину, в результате чего шедевр оказался поврежден, другую картину они сняли целиком. На улице преступники затеяли перестрелку с милиционером. Но все-таки им удалось скрыться. Похищенными оказались две картины В. Перова: «Бобыль-гитарист» и эскиз к знаменитому полотну «Тройка». Впоследствии картины были обнаружены в камере хранения Варшавского вокзала75.

В данном случае вину преступников по отношению к повреждению картин нельзя назвать неосторожной, поскольку они осознавали общественную опасность своих действий, предвидели возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желали их наступления либо не желали, но сознательно допускали эти последствия или относились к ним безразлично. Следовательно, эти общественно опасные деяния можно квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 164 УК. Дополнительной квалификации по ст. 243 УК в данном случае не требуется, потому что предусмотренное этой статьей деяние полностью охватывается п. «в» ч. 2 ст. 164 УК.

Если принять указанное выше предложение СМ. Кочои о дополнении п. «в» ч. 2 ст. 164 УК словами «по неосторожности», то подобные деяния, содержащие признаки хищения предметов, имеющих особую   ценность,   связанного   с   их   умышленным   уничтожением   или

75 См.: Алехин С. Питерские сыщики нашли украденные картины // Российская газета. 2000. 10 февраля.

103

повреждением, нельзя будет квалифицировать по названному пункту ч. 2 ст. 164 УК.

Поскольку общественная опасность хищения культурных ценностей значительно повышается в случае его совершения с применением физического или психического насилия, о чем свидетельствуют строгие санкции, предусмотренные за совершение насильственного грабежа, вымогательства и разбоя, то и в ст. 164 УК следовало бы это обстоятельство учесть в качестве квалифицирующего или особо квалифицирующего. К первому необходимо отнести совершение преступления с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, ко второму - совершение хищения либо вымогательства с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Таким же способом решен вопрос об отборе и группировке квалифицирующих обстоятельств в статьях УК, предусматривающих ответственность за хищение либо вымогательство ядерных материалов, радиоактивных веществ (ст. 221), огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств (ст. 226), наркотических средств и психотропных веществ (ст. 229). Отметим, что и в ст. 248 Модельного уголовного кодекса, предусматривающей ответственность за хищение культурных ценностей, разбой выделен в качестве квалифицирующего признака.

Кстати, в перечисленных статьях в качестве квалифицирующего обстоятельства фигурирует совершение преступления лицом с использованием своего служебного положения. Законодатель признал это обстоятельство квалифицирующим, поскольку, используя свое служебное положение для совершения преступления, лицо не только причиняет вред основному объекту, но вместе с тем нарушает отношения доверия, нормальную работу организации, в которой он служит. В связи с тем, что хищение      культурных      ценностей      нередко      совершается      лицами,

104

ответственными за их хранение и оборот, рассматриваемый квалифицирующий признак необходимо указать в ч. 2 ст. 164 УК.

Анализ статистических данных показал, что за период с 1994 по 1999 г.г. в России в среднем регистрировалось 92 преступления, предусмотренного ст. 1472 УК РСФСР и ст. 164 УК РФ, при этом выявлено в среднем 76 лиц, совершивших указанное преступление 76. За тот же промежуток времени в России зарегистрировано в среднем 3028 случаев хищения культурных ценностей, квалифицируемых по статьям 158-162, 164 УК и выявлено 1377 лиц, совершивших эти хищения 77. Сопоставляя полученные данные, можно составить процентное соотношение между ними. Таким образом, среднее количество зарегистрированных за указанные годы преступлений, предусмотренных ст. 164 УК, составляет 3,0 % от всех хищений культурных ценностей.

Однако из приведенных в настоящем параграфе примеров видно, что немалый вред причиняется обществу и в результате хищений предметов и документов, не имеющих статуса особо ценных. Таких преступлений, согласно проведенному выше исследованию, с 1994 по 1999 г. в среднем зарегистрировано 97,0 %.

Не следует забывать, что каждая икона, полотно или статуя являются частью культурного достояния любой страны, которой они принадлежат, а иногда и всего мира. Некоторые предметы или документы приобретают особую ценность лишь со временем. Так, полотнам Ван Гога при жизни автора попросту не придавали значения, а сейчас они просто бесценны. Поэтому хищение культурных ценностей, не имеющих статуса особо ценных, также должно быть выделено в специальный состав преступления, как и хищение особо ценных предметов. Совершение последнего же необходимо признать отягчающим обстоятельством.

76  См.: Власть: криминологические и правовые проблемы. Российская криминологическая ассоциация. М., 2000. С. 371; Преступность, статистика, закон. М., 1997.

77 См.: Преступные посягательства на культурные ценности в России. М., 2000. С. 7, 23; Преступные посягательства на культурные ценности в России. М., 1997. СП, 27.

105

Подобным образом производилась дифференциация уголовной ответственности в ст. 230 УК РСФСР, где наличие особой ценности у предмета преступления признавалось отягчающим обстоятельством.

Таким образом, к квалифицирующим признакам хищения либо вымогательства культурных ценностей следует отнести: а) совершение преступления в отношении рассматриваемых предметов, имеющих особую ценность; б) группой лиц по предварительному сговору; в) неоднократно; г) лицом с использованием своего служебного положения; д) с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья либо с угрозой применения такого насилия; е) с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище. Особо квалифицирующими признаками должны быть признаны: а) совершение преступления организованной группой; б) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия; в) лицом, два или более раза судимым за хищение либо вымогательство.

При описании признаков квалифицированного состава в ч. 2 ст. 164 УК использовано словосочетание «то же деяние». Аналогичная конструкция использована в статьях 221, 226 и 229 УК. Однако она нам представляется неточной, ибо, как видно из примечания 1 к ст. 158 УК, составы хищений являются материальными. Поэтому говорить о совершении того же деяния по предварительному сговору группой лиц или неоднократно - значит игнорировать конструкцию состава преступления, последствия деяния и вопреки основному составу объявлять наказуемым совершение только деяния при указанных обстоятельствах. Но понятие деяния не охватывает его последствия. Понимая это, законодатель в квалифицированных и особо квалифицированных составах преступлений, предусмотренных статьями 158, 159, 161, 162 УК, говорит о совершении соответственно кражи, мошенничества, грабежа и разбоя при обстоятельствах, повышающих степень их общественной опасности, а не о тех же деяниях. Из этого следует, что в ч. 2 ст. 164 УК нужно было писать о том же хищении, но не деянии.

106

А.В. Шульга предлагает в ст. 164 УК включить третью часть, которая предусматривала бы уголовную ответственность за хищение чужой собственности, стоимостью в тысячу раз превышающей минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации на момент совершения преступления, независимо от способа

78

хищения . Данное предложение представляется неприемлемым. Исходя из смысла ст. 164 УК, предметом преступления являются культурные ценности, а не дорогостоящие предметы. Поэтому ценность их должна определяться, в первую очередь, не денежной суммой, а значимостью для науки, истории, культуры.

Конструирование санкций за совершение преступлений, в том числе имеющих квалифицированные составы, также подчиняется определенным правилам. В задачи нашего исследования не входит подробный анализ правил их конструирования, поэтому воспользуемся уже имеющимися рекомендациями.

Исследуя санкции за преступления против жизни и здоровья, И.Я. Козаченко пришел к выводу, что уголовная санкция и ее законодательное оформление зависят от следующих факторов: социальной значимости (ценности) охраняемого уголовным правом блага; политических моментов, влияющих на характер борьбы с определенными видами преступлений уголовно-правовыми средствами; места, которое занимает конкретная санкция в системе других санкций; структурно-содержательной особенности той нормы, элементом которой санкция является; юридико-технической конструкции санкции 79.

По мнению М.И. Ковалева, при установлении вида, характера и размеров санкций за отдельные преступления следует учитывать: 1) ущерб, причиняемый объекту посягательства; 2) субъективную сторону состава преступления    и    особенно    формы    вины;    3)    особенности    субъекта

78 См.: Шульга А.В. Присвоение или растрата в условиях становления рыночных отношений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2000. С. 7.

79 См.: Козаченко И.Я. Санкции за преступления против жизни и здоровья. Томск, 1987. С. 87.

ш                                                                                                  107

преступления (несовершеннолетние, рецидив и т.п.). Он сформулировал некоторые правила построения санкций: а) пределы между высшими и низшими размерами наказания должны быть прямо пропорциональны степени формализации признаков состава преступления. Чем они формализованнее, тем уже должны быть пределы санкции; б) если норма содержит различные градации степени общественной опасности преступления, то санкция должна иметь более широкие пределы; в) санкции должны быть согласованы между собой, т.е. санкции за преступления относительно   одинаковой   общественной   опасности,   но   посягающие   на

#               разные   объекты,   должны   ориентировочно   совпадать;    г)   за   деяния,

совершенные по неосторожности, и за те преступления, где последствия могут быть разнообразными, необходимо предусмотреть альтернативные санкции   .

С М.И. Ковалевым по существу согласен В.В. Мальцев, дополнив сказанное им следующими положениями: а) санкция должна соответствовать содержанию деяния, от которого охраняет общество уголовно-правовая норма; б) санкция должна быть оптимальной, т.е. ее содержание и размер в наибольшей степени должны соответствовать достижению целей наказания и

Q 1

максимально отвечать требованиям принципа экономии репрессии    .

А.П. Козлов считает, что построение санкций зависит от объектов посягательств, их ценностной классификации, вида преступлений, их общественной опасности, степени выраженности их признаков и других обстоятельств 82.

Изложенные рекомендации ученых вполне применимы к построению санкций ст. 164 УК в новой редакции. При этом нужно исходить из следующих положений.

80 См.: Ковалев М.И. Роль законодательной техники в конструировании норм уголовного законодательства// Вопросы совершенствования уголовно-правовых норм на современном этапе. Свердловск, 1986. С. 9. ' См.: Мальцев В.В. О правилах построения уголовно-правовых санкций // Вопросы совершенствования  уголовно-правовых норм на современном этапе. Свердловск, 1986. С. 23-33; Он же. Проблема уголовно-правовой оценки общественно-опасных последствий. Саратов, 1989. С. 100-124. 82 См.: Козлов А.П. Механизм построения уголовно-правовых санкций. Красноярск, 1998. С. 95-405.

108

Во-первых, в ст. 164 УК сформулирована специальная норма, которая создана в целях усиления уголовной ответственности по сравнению с мерами государственного принуждения, свойственными санкциям общих норм (ст. 158-163 УК).

Во-вторых, усиление наказания базируется на высокой ценности охраняемых уголовным правом предмета и объекта посягательства.

В-третьих, санкции ст. 164 УК должны соответствовать содержанию указанного в ней деяния. Хищение культурных ценностей может быть совершено разными по степени общественной опасности способами - тайно, открыто, путем обмана, злоупотребления доверием, присвоения, растраты, применения насилия опасного или не опасного для жизни и здоровья. Из санкций статей 158, 159 и 160 УК видно, что законодатель в основном одинаково оценил опасность указанных в них способов хищения. При грабеже и вымогательстве, в том числе соединенном с насилием, наказание по сравнению с соответствующими санкциями вышеназванных статей, увеличено на один год лишения свободы. Особое место в ряду хищений занимает разбой, который наказывается более строго, чем остальные способы завладения чужим имуществом. Поскольку норма ст. 164 УК содержит различные градации степени общественной опасности хищения культурных ценностей в зависимости от его способа, то и санкция должна иметь достаточно широкие пределы.

В-четвертых, при построении санкций ст. 164 УК необходимо учитывать санкции статей 221, 226 и 229 УК, в которых содержатся специальные составы хищений ядерных материалов, радиоактивных веществ, оружия, наркотических средств и психотропных веществ. Следуя сформулированному М.И. Ковалевым правилу, санкции в этих статьях требуется согласовать между собой. Очевидно, речь должна идти не только о санкциях в статьях 164, 221, 226 и 229 УК, но и о санкциях в статьях 158-163 УК, а также о соответствующих им квалифицирующих и особо квалифицирующих обстоятельствах.

109

В-пятых, одно и то же отягчающее обстоятельство должно оцениваться в уголовном законе одинаково вне зависимости от тяжести преступления, что вовсе не обозначает одинаковости санкций. Разность медиан санкций простой и квалифицированной норм при одном и том же отягчающем обстоятельстве должна быть одинаковой 83. Медиана рассчитывается путем сложения минимума и максимума наказания и последующего деления суммы пополам.

На основании изложенного представляется целесообразным название ст. 164 УК переименовать, включить ее в главу 25 УК, а саму статью изложить в следующей редакции:

«Статья 243 . Хищение либо вымогательство культурных ценностей

1. Хищение либо вымогательство культурных ценностей -наказываются лишением свободы на срок от трех до девяти лет.

2. Те же хищение либо вымогательство, совершенные:

а)  в отношении предметов, указанных в части первой настоящей статьи, имеющих особую ценность;

б) группой лиц по предварительному сговору;

в) неоднократно;

г) лицом с использованием своего служебного положения;

д)  с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, -

наказываются лишением свободы на срок от шести до двенадцати лет с конфискацией имущества или без таковой.

3.    Хищение   либо   вымогательство,   предусмотренные   частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены:

а) организованной группой;

б) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия;

83 См.: Козлов А.П. Указ. соч. С. 213-214.

по

в) лицом, два или более раза судимым за хищение либо вымогательство, -

наказываются лишением свободы на срок от девяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества».

Во всех частях предполагаемой новой редакции ст. 164 УК медиана санкции составляет шесть лет, а разница между нижними и верхними пределами санкций различных частей составляет три года.

§ 3. Уголовная ответственность за иные виды преступлений, предметом которых являются культурные ценности

Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры (ст. 243 УК) - одно из преступлений против общественной нравственности. Общественная опасность указанных деяний состоит в том, что этими деяниями не только причиняется имущественный ущерб государству, но и наносится вред предметам национальной гордости, символам исторических и культурных традиций. Общественная опасность данного преступления усугубляется еще и тем, что в связи с уникальностью многих памятников восстановить их крайне трудно, а иногда и невозможно. В связи с этим норма, содержащаяся в ст. 243 УК, призвана усилить уголовную ответственность за уничтожение или повреждение имущества, предусмотренную статьями 167 и 168 УК.

Видовым объектом преступления является общественная нравственность. Непосредственным объектом рассматриваемого преступления является установленный порядок пользования культурными и историческими памятниками, гарантирующий их сохранность, т.е. общественные  отношения,  обеспечивающие  сохранность  и  эффективное

Ill

использование памятников для развития науки и культуры 84. В связи с этим дополнительным объектом рассматриваемого преступления следует признать отношения собственности. Таким образом, уничтожение или повреждение памятников истории и культуры является двухобъектным преступлением.

В диспозиции ч. 1 рассматриваемой статьи говорится, в частности, об уничтожении или повреждении природных комплексов или объектов, взятых под охрану государства. Следовательно, законодатель признает основным объектом этого посягательства общественную нравственность. На наш взгляд, это не верно. Указанные комплексы и объекты имеют природное происхождение в отличие от культурных ценностей, которые могут быть созданы только человеком. Это и является основным препятствием для выделения этих комплексов и объектов в качестве предмета преступления, предусмотренного ст. 243 УК.

Общепризнанно, что понятие «нравственность» является синонимом понятия «мораль» 85. Вопрос об отличии этих понятий друг от друга носит дискуссионный характер . Мораль же определяется как «нравственные нормы поведения, отношений с людьми, а также сама нравственность» 87. Следовательно, нарушение норм морали (нравственности) является нарушением норм поведения, отношений с людьми. Негативные изменения в данном случае происходят в общественной, а значит, надприродной сфере. «Общество возникает с того момента, когда человек, оставаясь частью единой природы, выделяется из животного мира, и его жизнь начинает подчиняться не только законам

84 См.: Бородак А. Ответственность за умышленное уничтожение, разрушение или порчу памятников культуры // Социалистическая законность. 1979. № 10. С. 31-32.

8 Под синонимами здесь следует понимать слова, обозначающие одно и то же понятие, следовательно, тождественные или предельно близкие по значению. См.: Словарь синонимов русского языка / Под ред. щ                    А.П. Евгеньевой. М., 2001. С. 3, 298.

86См: Словарь по этике / Под ред И

 

См.: Словарь по этике / Под ред. И.С. Кона. М., 1981. С. 215-216. Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. С. 365.

112

природы, но и законам социальным, законам, которые создает сам человек, познавая себя и окружающий мир» 88.

Таким образом, необходимо констатировать, что уничтожение или повреждение людьми природных комплексов или объектов относится, главным образом, к сфере отношений человека с природой и лишь косвенно к области отношений «человек - общество». Из сказанного следует, что основным объектом преступных посягательств на природные комплексы или объекты, взятые под охрану государства, является не общественная нравственность, а экологическая безопасность общества.

В ст. 262 УК предусмотрена уголовная ответственность за нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов. Следует согласиться с Э.Н. Жевлаковым, в том, что нарушение режима охраны памятников природы может выражаться в уничтожении,

fid

повреждении или иной порче природных объектов . Следовательно, существование нормы об ответственности за уничтожение или повреждение природных комплексов или объектов, взятых под охрану государства, в ст. 243 УК представляется бессмысленным. С данным выводом по сути согласен Э.Н. Жевлаков, который считает, что указанная норма «находится в УК не на месте, ибо включена в статью, не имеющую, ... , отношения к охране природы, перенесена автоматически без достаточных к тому оснований из соответствующей статьи прежнего УК РСФСР 1960 г.» 90

На основании вышеизложенного предлагаем слова «природных комплексов или объектов, взятых под охрану государства» из ч. 1 ст. 243 УК исключить.

Подобным образом поступил белорусский законодатель, отделив умышленное уничтожение либо повреждение особо охраняемых природных объектов (ст. 263 УК Беларуси) от умышленного разрушения, уничтожения

Обществознание: Учебное пособие / Под ред. В.А. Лебедева и Г.В. Хашимова. С. 8.

89 См.: Жевлаков Э.Н. Уголовно-правовая охрана природной среды в Российской Федерации. М., 1997. С. 125.

90  Жевлаков Э.Н. Указ. соч. С. 224.

113

или повреждения памятников истории и культуры (ст. 344 УК) и разрушения, уничтожения или повреждения историко-культурных ценностей по неосторожности (ст. 345 УК) 91.

Необходимо отметить специфику предмета данного преступного посягательства. Огромная значимость культурных ценностей для общества побудила законодателя при конструировании состава анализируемого преступления отказаться от признания в качестве его предмета только чужих культурных ценностей. Тем самым обозначен приоритет общечеловеческих ценностей над собственностью конкретного лица.

В качестве предмета преступления может выступать памятник истории и культуры, одним из обязательных признаков которого является постановка его на государственный учет (см. параграф первый настоящей главы). В связи с этим возникает вопрос, могут ли признаваться памятниками истории и культуры, а, следовательно, выступать в качестве предмета преступления, предусмотренного ст. 243 УК, памятники, не состоящие на учете у государства?

Межрайонная Угличская прокуратура Ярославской области в 1986 г. прекратила уголовное дело по факту сноса здания кожевенного завода, являющегося уникальным памятником промышленной архитектуры XVII века. Постановление о прекращении уголовного дела было мотивировано тем, что здание не состояло на государственном учете. Однако вопрос о признании этого здания в качестве памятника находился в стадии рассмотрения 92.

В данном случае постановление о прекращении уголовного дела было вынесено не в соответствии со ст. 22 Закона СССР «Об охране и использовании памятников истории и культуры», действовавшего на тот момент. Согласно положениям этой статьи, здание, сооружение, выявленное как памятник, до решения вопроса о его принятии на государственный учет

91  См.: Уголовный кодекс Республики Беларусь. Минск, 2001.

92 См.: Яни С. А., Сырых В. М. Эффективность уголовного законодательства об охране памятников // Советское государство и право. 1990. № 3. С. 77.

114

подлежит охране в том же порядке, что и памятники истории и культуры. Поэтому уничтожение или повреждение предмета, обладающего культурной ценностью, не состоящего на государственном учете, может квалифицироваться как уничтожение или повреждение памятника истории и культуры, если вопрос о его постановке на учет государства находится в стадии рассмотрения. Аналогичные требования содержит ст. 39 действующего в настоящий момент Закона РСФСР от 15 декабря 1978 г. «Об охране и использовании памятников истории и культуры».

Если какому-либо предмету, обладающему культурной ценностью, в силу каких-либо причин государством не был присвоен статус памятника истории и культуры, то он в принципе может рассматриваться в качестве предмета преступления, предусмотренного ст. 243 УК, как «предмет или документ, имеющий историческую или культурную ценность». При этом в юридической литературе правильно подчеркивается, что «предметом преступления, предусмотренного ст. 243 УК, могут быть как движимые, так и недвижимые вещи» 93. Поэтому понятие «предмет» может одинаково распространяться как на произведения изобразительного искусства, так и на творения архитектуры.

Объективную сторону преступления составляют действия, направленные на уничтожение или повреждение объектов, имеющих специальный статус памятников истории, культуры, либо природных комплексов или объектов, взятых под охрану государства, а также предметов или документов, имеющих историческую или культурную ценность.

Понятия «уничтожение» и «повреждение» были рассмотрены во втором параграфе настоящей главы, поэтому нет необходимости раскрывать их содержание повторно.

Преступление считается оконченным с момента наступления указанных в законе вредных последствий (уничтожения или повреждения

93 Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой, Г.П. Новоселова. М., 1997. С. 479.

115

памятника истории и культуры).

Во время очередной инвентаризации, проводимой в 1994 г. сотрудниками Брянского центра охраны памятников истории и культуры, не был обнаружен курган. Как выяснилось, его использовали при добыче грунта во время строительства дороги от поселка Рассуха к сепараторному пункту. По оценкам специалистов, более 360 миллионов рублей должно было потребоваться для раскопок насыпи дороги, чтобы восстановить если не само древнее городище, то хотя бы утраченную научную информацию. Прокурором Брянской области было возбуждено уголовное дело по факту

94

уничтожения археологического памятника   .

В марте 1997 г. неизвестные лица перепилили медный постамент памятника погибшим воинам-афганцам в Ашинском городском парке. Памятник был разрушен 95.

Статья 230 УК РСФСР предусматривала ответственность за умышленное уничтожение, разрушение или повреждение культурных ценностей. В действующей редакции ст. 243 УК РФ слово «умышленное» исключено. Тем самым, как отмечается в литературе, такое исключение придает норме более широкое толкование 96. Действительно, в ч. 2 ст. 24 УК говорится о том, что деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части. Уничтожение или повреждение культурных ценностей фактически может быть совершено не только по неосторожности, но и умышленно. Неосторожная вина, также как и умышленная, при совершении указанного общественно опасного деяния в ст. 243 УК специально не предусмотрена, следовательно, положения ч. 2 ст. 24 УК к нему не применимы. В связи с этим, субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется как умыслом, так и неосторожностью.

94 См.: Украли курган // Комсомольская правда. 1994. 19 февраля.

95 См.: ЛошкареваН. Погиб памятник//Челябинский рабочий. 1997. 21 марта.

96 См.: Преступность, статистика, закон. М., 1997. С. 151.

116

Некоторые авторы считают, что субъективная сторона уничтожения или повреждения памятников истории и культуры характеризуется только прямым умыслом 7. Данное утверждение представляется весьма спорным. На практике довольно часто встречаются случаи посягательства на указанный предмет преступления с косвенным умыслом.

Например, в 1993 г. вблизи поселка Рассуха Брянской области во время строительства дороги рабочие использовали грунт с кургана. В результате был уничтожен памятник, представляющий значительную археологическую    ценность.    Суд    признал    строителей    виновными    в

98

умышленном уничтожении памятника истории и культуры . В данном случае их вина характеризуется косвенным умыслом, поскольку строители не желали уничтожения археологического памятника, а лишь преследовали цель получения грунта с его поверхности. Земляная насыпь, хотя и является частью кургана, не имеет какой-либо археологической ценности. Однако, несмотря на это, строители осознавали общественную опасность своих действий, предвидели возможность уничтожения или повреждения памятника истории и культуры и сознательно допускали такие последствия или относились к ним безразлично.

Для признания в действиях виновного умысла необходимо наличие у него осведомленности об особых свойствах предмета посягательства, позволяющих отнести его либо к памятнику истории и культуры, либо к предмету или документу, имеющему историческую или культурную ценность.

Известны случаи уничтожения и повреждения памятников гражданами в целях обогащения.

В поселке лесохимиков г. Аши (Челябинская область) с обелиска памяти павших на полях сражений в годы Великой Отечественной Войны было   буквально   содрано   знамя,    изготовленное ■ из   меди.   Благодаря

97 См.: Уголовное право России. Часть особенная: Учебник для вузов / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. М., 1999. С. 509.

98 См.: Украли курган //Комсомольская правда. 1994. 19 февраля.

оперативной работе городской милиции вандалы были задержаны при попытке сдать «железо» скупщикам. Ими оказались шестнадцатилетний нигде не работающий М. и двенадцатилетний школьник Г. Отец одного из

99

подростков помогал разламывать медь   .

Часть 2 ст. 243 УК предусматривает как квалифицирующее обстоятельство уничтожение или повреждение особо ценных объектов или памятников общероссийского значения. Указанный предмет преступления был рассмотрен в первом параграфе настоящей главы.

На глазах у посетителей Государственного Эрмитажа 15 июня 1985  г. невысокий человек дважды ударил ножом по картине Рембрандта «Даная». Затем он три раза плеснул концентрированной кислотой на полотно так, чтобы побежавшие струйки краски, кислоты и грунта испортили шедевр. По счастливой случайности не пострадало лицо Данаи, уцелел кусочек драпировки. Все остальное представляло собой одно большое черное пятно. Десять лет понадобилось реставраторам для восстановления шедевра Рембрандта 10°.

Прежняя редакция рассматриваемого состава преступления предусматривала в качестве квалифицирующего признака умышленное разрушение, повреждение либо уничтожение памятников истории и культуры, предметов или документов, имеющих особую историческую, научную или культурную ценность (ч. 2 ст. 230 УК РСФСР). Однако, законодатель, видимо, счел такую формулировку недостаточно определенной, в связи с чем, в новой редакции состава уничтожения или повреждения культурных ценностей он указал квалифицирующий признак «те же деяния, совершенные в отношении особо ценных объектов или памятников общероссийского значения» (ч. 2 ст. 243 УК). В самом деле, занесение определенных объектов в Государственный свод особо ценных объектов    культурного   наследия   народов   Российской   федерации   или

99

100 См.: Пинчук М. Судьба "Данаи" // Наука и жизнь. 1988. № 7.

См.: Лошкарева Н. Ашинские вандалы // Челябинский рабочий. 1996. 10 июля.

118

присвоение памятнику истории и культуры статуса общероссийского значения помогает избавиться, в частности, от проведения дополнительных искусствоведческих экспертиз. Однако, тем самым в ч. 2 ст. 243 УК оставлен без внимания признак уничтожения или повреждения предметов или документов, имеющих особую культурную ценность, что противоречит логике этой же нормы. В связи с этим предлагаем предусмотреть в качестве отягчающего обстоятельства совершение деяний в отношении предметов, комплексов или объектов, указанных в ч. 1 ст. 243 УК, имеющих особую ценность.

Уничтожение или повреждение особо ценных объектов или памятников общероссийского значения является единственным квалифицирующим признаком состава преступления, предусмотренного ст. 243 УК. Однако законодательный опыт показывает, что уничтожение или повреждение любого имущества, совершенное общеопасным способом или повлекшее какие-либо тяжкие последствия, гораздо опаснее, чем те же действия, но без наличия этих признаков. Это объясняется тем, что в данном случае происходит посягательство еще на два объекта - жизнь и здоровье человека, а также общественную безопасность.

О высокой степени общественной опасности уничтожения или повреждения имущества, совершенного общеопасным способом или повлекшего какие-либо тяжкие последствия, свидетельствуют санкции статей 167, 168 и 346 УК. Например, максимальный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный санкцией ч. 1 ст. 167 УК, составляет два года. При совершении преступления путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом либо если деяния, указанные в ч. 1 статьи, повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, согласно ч. 2 статьи, предельный срок лишения свободы составляет уже пять лет.

В УК Республики Болгария предусмотрена уголовная ответственность за уничтожение или повреждение культурных ценностей общеопасным способом. Так, согласно ч. 2 ст. 330 УК Болгарии виновный

119

наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет, если подожженное им имущество имеет историческую, научную или художественную ценность или если в подожженном помещении хранятся предметы, имеющие историческую, научную или художественную ценность101.

В связи с этим представляется целесообразным предусмотреть в ст. 243 УК квалифицирующие признаки, заключающиеся в совершении деяний: 1) путем неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности либо повлекших тяжкие последствия; 2) путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом либо повлекшего по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия.

Законодатель в целом одинаково оценивает общественную опасность умышленных уничтожения или повреждения чужого имущества указанными выше путями и уничтожения или повреждения памятников истории и культуры, совершенных в отношении особо ценных объектов или памятников общероссийского значения. Так, санкции за те и за другие деяния, включая преступные последствия, предусматривают для виновного наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет. Поэтому квалифицирующие признаки совершения преступления общеопасным способом и в отношении особо ценных предметов, комплексов или объектов можно включить в одну и ту же часть ст. 243 УК.

Выше было указано, что уничтожение или повреждение культурных ценностей может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности. Логика построения УК предполагает различную строгость наказания за преступления с разными формами вины. Следовательно, совершение названных деяний при наличии неосторожной вины должно наказываться менее строго, чем совершение того же деяния, но с умыслом. Поэтому уголовная ответственность за неосторожное уничтожение или повреждение культурных ценностей должна предусматриваться специальной

101 См.: Уголовный кодекс Республики Болгария. СПб., 2001.

120

статьей. Аналогичный принцип использован при построении составов преступлений, предусмотренных статьями 167 и 168 УК.

При конструировании санкций анализируемой нормы необходимо учесть следующие обстоятельства.

Во-первых, в ст. 243 УК предусмотрена специальная по отношению к статьям 167 и 168 УК норма, следовательно, в ней необходимо предусмотреть более строгое наказание за совершение преступления.

Во-вторых, усиление наказания обусловливается высокой ценностью охраняемых уголовным законом предмета и объекта посягательства.

В-третьих, норма, предусмотренная ст. 243 УК, имеет различные градации степени общественной опасности преступления. Так, посягательство может иметь разные общественно опасные последствия, заключающиеся как в незначительном повреждении, так и в полном уничтожении предмета, представляющего культурную ценность. Неоднороден и сам предмет преступления, в качестве которого может выступать имущество, имеющее различную степень культурной ценности. Учитывая это, в ст. 243 УК следует предусмотреть санкции с достаточно широкими пределами, а также альтернативные меры наказания.

Представляется, что наказание, как за умышленное, так и за неосторожное уничтожение или повреждение памятников истории и культуры должно быть строже, чем за те же деяния с соответствующими формами вины в отношении обычного имущества (статьи 167 и 168 УК). Это обусловливается тем, что в данном случае совершается посягательство на несколько объектов - общественную нравственность и отношения собственности. Факультативным объектом могут быть жизнь и здоровье человека.

На основании вышеизложенного предлагаем:

1) изложить ст. 243 УК в следующей редакции:

121

«Статья 243. Умышленные уничтожение или повреждение культурных ценностей

1.  Умышленные    уничтожение    или    повреждение    культурных ценностей, то есть уникальных вещественных результатов человеческой деятельности, имеющих важное историческое, научное, художественное или иное культурное значение, -

наказываются штрафом в размере от семисот до одной тысячи минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от девяти месяцев до одного года либо лишением свободы на срок до трех лет.

2.   Те же деяния:

а) совершенные в отношении предметов, указанных в части первой настоящей статьи, имеющих особую ценность, либо памятников истории и культуры общероссийского значения;

б)  совершенные путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом;

в) повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, -

наказываются лишением свободы на срок до шести лет»;

2) выделить из ст. 243 УК новый состав преступления и представить его в следующем виде:

«Статья 243'. Уничтожение или повреждение культурных ценностей по неосторожности

1. Уничтожение или повреждение культурных ценностей, если они совершены в отношении памятников истории и культуры общероссийского значения или предметов, имеющих особую ценность, по неосторожности -

наказываются штрафом в размере от ста до четырехсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до пяти месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года.

122

2. Те же деяния, совершенные путем неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности либо повлекшие тяжкие последствия, -

наказываются штрафом в размере от четырехсот до семисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до девяти месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет».

Ответственность за контрабанду предусмотрена ст. 188 УК. Контрабанда культурных ценностей представляет квалифицированный состав этого преступления (ч. 2 ст. 188 УК).

Общественная опасность контрабанды культурных ценностей состоит не только в том, что преступными действиями причиняется вред в сфере экономической деятельности государства, но и в нанесении значительного ущерба культурному наследию России. Из страны нелегально вывозятся тысячи художественных, исторических и других бесценных предметов культурного наследия. В розыске находятся десятки полотен Айвазовского, Васнецова, Левитана, Шишкина и других выдающихся русских художников. На настоящий момент из России нелегальным путем уже вывезено около 80 процентов всех икон, представляющих историческую и художественную ценность. Только в 1998 г. в России при попытке контрабандного вывоза задержано 7,5 тысяч предметов антиквариата и искусства, общая стоимость которых составляет 26% стоимости всех предметов контрабанды в неторговом обороте 102.

Контрабанда культурных ценностей, как правило, сопряжена с их хищениями. Довольно значительный процент хищений культурных ценностей совершается в России ради того, чтобы вывезти ценности за границу для продажи. Существование за рубежом легальных точек сбыта предметов искусства и старины, таких, как аукционы «Кристи» и «Сотби»,

102 См.: Щерба СП. Проблемы уголовно-правовой охраны исторических, научных, художественных и культурных ценностей государств СНГ от преступных посягательств //Уголовное право. 1999. № 1. С. 109.

только усугубляет проблему.

В крупных европейских городах российским достоянием торгуют целые улицы. Например, в Берлине на Кейтштрассе можно купить буквально все: от русской матрешки до бесценной иконы XVI-XVIII веков |03. При этом со стороны иностранного государства, где осуществляется подобная торговля, для такого бизнеса нет препятствий, если только этим не нарушается законодательство данного государства.

Для того чтобы вернуть незаконно вывезенные из России предметы культуры и искусства, без содействия Интерпола обойтись невозможно.

 Учитывая вышеизложенное, законодатель счел нужным отнести контрабанду культурных ценностей к обстоятельствам, отягчающим уголовную ответственность.

Непосредственный объект рассматриваемого преступления -отношения по поводу порядка и условий перемещения через таможенную границу Российской Федерации культурных ценностей и связанных с этим законных прав и интересов государства, физических и юридических лиц.

Объективная сторона контрабанды культурных ценностей состоит в перемещении их через таможенную границу Российской Федерации помимо или с сокрытием от таможенного контроля, либо с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации, либо с не декларированием или с недостоверным декларированием.

В 2000 г. в Хабаровской области при досмотре теплохода «Аэропорт» у гражданина США Дерби Андерсена таможенниками был обнаружен старообрядческий крест, не заявленный в декларации. По данному факту было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 188 УК 104.

Схожее определение контрабанды дает ст. 219 Таможенного кодекса РФ: контрабандой признается перемещение через таможенную границу России помимо или с сокрытием от таможенного контроля либо с

103 См.: Мукомолов А. Ищите иконы на Кейтштрассе // Российская газета. 1994. 14 апреля.

104 См.: Архив следственного отдела ГУВД г. Хабаровска за 2000 г. Уголовное дело № 601255.

124

обманным использованием документов или средств таможенной идентификации, либо сопряжено с недекларированием или с недостоверным декларированием различных товаров, в том числе предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран.

Существование разных определений контрабанды в УК и Таможенном кодексе РФ представляется неоправданным. Необходимо унифицировать указанные понятия, для чего нужно использовать в Таможенном кодексе дефиницию, данную в УК. Последняя более универсальна и лаконична.

В соответствии с п. 4 ст. 3 Таможенного кодекса РФ, таможенной границей России являются пределы таможенной территории России, а также периметры свободных таможенных зон и свободных складов.

Под перемещением через таможенную границу Российской Федерации, согласно ст. 18 Таможенного кодекса РФ, понимается совершение действий по ввозу на таможенную территорию и вывозу с этой территории товаров или транспортных средств любым способом, включая пересылку в международных почтовых отправлениях, использование трубопроводного транспорта и линий электропередач.

Действиями по ввозу или вывозу считаются:

при ввозе товаров или транспортных средств на таможенную территорию России, включая ввоз с территории свободных таможенных зон и со свободных складов - фактическое пересечение таможенной границы Российской Федерации;

при вывозе товаров или транспортных средств с таможенной территории Российской Федерации и при их ввозе с остальной части таможенной территории Российской Федерации на территорию свободной таможенной зоны или свободного склада - подача таможенной декларации или иное действие, непосредственно направленное на реализацию намерения соответственно вывезти или ввезти товары или транспортные средства.

•                                                                                                              125

В соответствии со ст. 5 Закона РФ от 15 апреля 1993 г. «О вывозе и ввозе культурных ценностей» вывоз культурных ценностей - перемещение любыми лицами в любых целях через таможенную границу Российской Федерации, без обязательства их обратного ввоза. Ввоз культурных ценностей - перемещение любыми лицами в любых целях через таможенную границу Российской Федерации культурных ценностей, находящихся на территории иностранного государства, без обязательства их обратного вывоза.

В соответствии с ч. 1 ст. 9 упомянутого Закона вывозу не подлежат

♦                 следующие категории культурных ценностей:

движимые предметы, представляющие историческую, научную, художественную или иную культурную ценность и отнесенные в соответствии с действующим законодательством к особо ценным объектам культурного наследия народов России, независимо от времени их создания;

движимые предметы, независимо от времени их создания, охраняемые государством и внесенные в охранные списки и реестры в порядке, установленном законодательством Российской Федерации;

культурные ценности, постоянно хранящиеся в государственных и муниципальных музеях, архивах, библиотеках, других государственных хранилищах культурных ценностей Российской Федерации;

культурные ценности, созданные более 100 лет назад, если иное не предусмотрено этим Законом.

В июне 1995 года таможенники пограничного автомобильного перехода Троицкого таможенного поста при проверке автомобиля «КамАЗ», следовавшего в Кокчетав, в документах водителя на вывоз автопокрышек увидели приписку от руки: «культурные ценности» вместо свидетельства на право вывоза культурных ценностей. В кузове автомобиля под автопокрышками таможенники обнаружили свертки картин, папки с рисунками, картины в подрамниках и без них, вазы, статуэтки из камня и

126

бронзы. Подсчет показал, что была предпринята попытка вывезти за пределы России одних только картин 2400 105.

Контрабандные действия могут осуществляться путем перемещения культурных ценностей помимо таможенного контроля. Перемещение может быть осуществлено вне определенных таможенными органами мест или вне установленного времени производства таможенного оформления.

Под сокрытием предметов контрабанды от таможенного контроля понимается их утаивание, совершенное как с использованием различного рода тайников, так и без такового.

В 1985-1987 г.г. преступная группа в составе гражданина Республики Бенин Эммануэля Тотина и гражданина СССР Юлия Фанда, занималась контрабандой икон в ФРГ. Иконы переправлялись владельцу антикварного магазина - гражданину ФРГ Валерию Харпасу. В качестве «челноков» использовались иностранные дипломаты, например, второй секретарь посольства Республики Чад в СССР Том Якуб. Если икона не помещалась в чемодан, где было устроено второе дно, и могла привлечь внимание таможенников своими размерами, то ее распиливали и переправляли кусками. За период с 1985 по 1987 г.г. через руки Тотина прошла контрабанда на общую сумму 1597190 рублей. Деятельность группы была пресечена, преступники осуждены 106.

В г. Пскове 21 мая 1999 г. сотрудниками Себежского РОВД и Псковской таможни были задержаны два жителя Латвии, которые в микроавтобусе пытались вывезти 65 икон в обход таможенного поста. Возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 188 УК РФ. Иконы изъяты 107.

Преступление считается оконченным в момент ввоза или вывоза товаров или транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации.

105 См.: Столяров А. Художники ахнули // Челябинский рабочий. 1995. 30 июня.

106 См.: Белозерская Е. Связной // Совершенно секретно. 1990. № 2. С. 23.

107 См.: Архив следственного отдела ГУВД г. Пскова за 1999 г. Уголовное дело № 199244350.

127

Субъективная сторона контрабанды культурных ценностей характеризуется прямым умыслом: лицо осознает общественную опасность своих действий и желает их совершения. Субъектом преступления является любое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

В соответствии со ст. 190 УК РФ уголовная ответственность наступает за невозвращение на территорию России предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран.

Объект преступления - исключительное право государства на владение и распоряжение культурными ценностями, постоянно находящимися на его территории. Исключительность этого права для Российской Федерации определяется международными нормами права. Например, актом, содержащим такие нормы права, является международная Конвенция о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности, от 14 ноября 1970 г. (см. параграф первый главы третьей).

В связи с обоснованием в параграфе первом настоящей главы необходимости изменения формулировки предмета преступления, предусмотренного ст. 190 УК, предлагаем понятие «предметы художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран» в указанной статье заменить понятием «культурные ценности».

Объективная сторона рассматриваемого преступления заключается в бездействии, а именно в невозвращении в установленный срок на территорию Российской Федерации культурных ценностей, вывезенных за ее пределы, если такое возвращение является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Исходя из содержания объективной стороны, речь идет о невозвращении в установленный срок на территорию России временно вывезенных культурных ценностей.

128

В ст. 5 Закона РФ от 15 апреля 1993 г. «О вывозе и ввозе культурных ценностей» временный вывоз культурных ценностей понимается как перемещение любыми лицами в любых целях через таможенную границу Российской Федерации культурных ценностей, находящихся на территории Российской Федерации, с обязательством их ввоза в оговоренный срок.

Вывоз культурных ценностей с территории России должен быть законным, иначе это деяние должно рассматриваться как контрабанда.

В соответствии со ст. 27 Закона РФ от 15 апреля 1993 г. временный вывоз культурных ценностей осуществляется музеями, архивами, библиотеками, другими юридическими, а также физическими лицами:

-   для организации выставок;

-   для     осуществления     реставрационных     работ     и     научных исследований;

-   в   связи   с   театральной,   концертной   и   иной   артистической деятельностью;

-   в иных необходимых случаях.

При принятии решения о возможности временного вывоза культурных ценностей Министерством культуры выдается свидетельство на право вывоза культурных ценностей. Это свидетельство является основанием для пропуска указанных ценностей через таможенную и государственную границы Российской Федерации.

Вывоз предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран может осуществляться только законным собственником предметов либо лицом, уполномоченным на то собственником в установленном законом порядке.

Преступление окончено, когда после наступления срока возвращения предмета на территорию России, лицо не возвратило предмет, хотя имело реальную возможность сделать это.

*                                                                                                   129

Часть 2 ст. 27 Закона РФ от 15 апреля 1993 г. запрещает рассматривать ходатайства о временном вывозе движимых предметов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность и отнесенных в соответствии с действующим законодательством к особо ценным объектам культурного наследия народов России, охраняемым государством и внесенным в охранные списки и реестры в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, независимо от их создания.

В соответствии с ч. 2 ст. 219 Таможенного кодекса, контрабандой Ш               признается также и невозвращение на таможенную территорию Российской

Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран, вывезенных за ее пределы, если такое возвращение является обязательным. А Уголовный кодекс выделяет невозвращение на территорию России предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран из состава контрабанды в самостоятельное преступление. В связи с коллизией норм УК и Таможенного кодекса необходимо провести разграничение между составами контрабанды культурных ценностей (ч. 2 ст. 188 УК) и невозвращения на территорию России предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран (ст. 190 УК). Основное отличие между ними состоит в том, что преступление, предусмотренное ст. 190 УК, считается оконченным, когда после наступления срока возвращения вывезенных законным путем предметов культурного достояния на территорию Российской Федерации, лицо не возвратило предметы, хотя имело реальную возможность сделать это. Действия по контрабандному вывозу или ввозу культурных ценностей считаются оконченным преступлением в момент их незаконного вывоза или ввоза.

130

Обманным использованием документов при контрабандном вывозе культурных ценностей, на наш взгляд, следует считать также представление в таможенный орган фиктивного заявления о намерении лица осуществить временный вывоз культурных ценностей (без цели их обратного ввоза). В данном случае целесообразно согласиться с точкой зрения, согласно которой «такие противоправные действия подлежат квалификации по ч. 2 ст. 188 УК РФ по признаку перемещения товаров через таможенную границу РФ с обманным использованием документов» . Наличие в данном случае признаков состава преступления, предусмотренного ст. 190 УК, не меняет квалификации. Иначе говоря, дополнительной квалификации по этой статье перечисленные общественно опасные деяния не требуют, даже если в последствии лицо противоправно не возвратило культурные ценности на территорию России в обусловленный срок.

§ 4. Об установлении уголовной ответственности за незаконное завладение культурными ценностями, не имеющими собственника, либо собственник которых неизвестен

Проблема борьбы с незаконным присвоением культурных ценностей, не имеющих собственника, либо собственник которых не известен, имеет' глубокие корни. Гробницы, курганы, другие захоронения обворовывали с момента их создания. Причем в древности это происходило не только с корыстными, но и со всякого рода культовыми целями.

В России основными объектами для воров служили курганы. Курган представляет собой сооружение, включающее в себя могильную яму

108 Корчагин А.Г., Иванов A.M., Щербаков А.В. Экономические преступления (политико-правовые аспекты). Владивосток, 1999. С. 219.

131

и деревянные конструкции, покрытые земляной насыпью. Встречаются малые курганы, размерами около 10 сантиметров высотой и диаметром 10 метров, небольшие курганы - 30-50 см высотой и диаметром 20-30 м, большие курганы - до 10 м высотой и до 100 м диаметром. Как правило, в курганах содержался сопровождающий инвентарь в виде оружия, сосудов, бус, изделий из драгоценных металлов и других предметов. Именно завладение им и является главной целью похитителей.

В XVIII-IX в.в. в основном курганы разворовывались местным населением. Целые деревни жили за счет указанной деятельности. Существовали даже профессионалы («бугровщики») — грабители курганов. В то время уже был рынок антикварных вещей, поэтому сбыт их не представлял особой проблемы. По действовавшему законодательству раскопки и обворовывание курганов не наказывалось.

В советское время в России организованной преступности и рынка сбыта культурных ценностей не существовало. Незаконные раскопки курганов в основном осуществлялись местным населением на любительском уровне. Еще в начале 80-х г.г. XX в. продать какую-либо вещь, приобретенную в результате археологических раскопок, было довольно трудно. Однако с конца 80-х г.г. в России начинает формироваться рынок археологических находок. В начале 90-х этому начинает способствовать открытие границ государства. Предметы, полученные из незаконных археологических раскопок, все больше повышаются в цене. Так, антикварный нож из бронзы на «черном рынке» может стоить около 1000 долларов, керамический сосуд — около 50 долларов.

В настоящее время поиск сокровищ постепенно превращается в мощную отрасль индустрии обогащения не только в России, но и во всем мире. Так называемая «черная археология», по данным ООН, входит в десятку самых прибыльных занятий бизнесом. Нелегальные раскопки предметов   старины,   многие   из   которых   впоследствии   экспортируются,

 132

являются одной из форм проявления преступности, связанной с хищением и незаконным экспортом культурных ценностей 109.

Через руки кладоискателей проходит во много раз больше находок, чем через руки ученых. По данным Британского музея, 99 % всех археологических находок совершаются любителями. Многие из них действуют совершенно открыто, не подпуская к своим раскопкам археологов. У них могут иметься организационные структуры, квалифицированные специалисты-консультанты, современная поисковая техника, транспорт, огнестрельное оружие.

 География незаконных археологических раскопок в России включает в основном Крым, Сибирь, Алтай. Встречаются такие раскопки и на Урале, но они осуществляются крайне редко, в основном местными жителями. Более активно незаконная археологическая деятельность осуществляется в Крыму. Приток искателей сокровищ в Крым объясняется тем, что именно там, в древности происходил контакт с греческим миром, о чем свидетельствуют скифские курганы.

Например, летом 2000 г. в Крыму милицейский патруль задержал двух граждан, нелегально производивших изъятие ценностей из склепа. Эти лица за одну ночь добыли 182 предмета из серебра и бронзы, в том числе несколько украшенных гранатами и агатами орлиноголовых пряжек с боевых поясов воинов. Приблизительная стоимость одной такой пряжки составляет две тысячи долларов. Против указанных лиц было возбуждено уголовное дело, но спустя несколько недель прекращено за отсутствием состава преступления ио.

Все большее распространение получает незаконная деятельность в рассматриваемой сфере организованными группами. Если раньше они в большинстве случаев проявляли себя на западе России, то за последние годы такие группы начинают встречаться и в ее центре.

109 См.: Global Report on Crime and Justice. New York, 1999.

110 См.: Прохоров А. Клады ищет браконьер//Совершенно секретно. 2000. № 12. С. 34.

133

В своей незаконной деятельности данные формирования часто опираются на карты археологических памятников, составленные в научных целях. Подобными группами используются (нанимаются) лица, имеющие археологическое образование и необходимую подготовку. Вероятно, таковыми являются лица, не занимающиеся археологией профессионально, но когда-то получившие археологическое или историческое образование и прошедшие практику.

Специалисты-археологи утверждают, что подобная группа действует в Оренбургской области (в основном в глухих районах). При раскопках члены группы пользуются бульдозером, что значительно ускоряет вскрытие курганов. Если для того, чтобы извлечь из земли ценные в научном плане предметы, не повреждая их, археологам требуется до одного месяца, то незаконной группой ценности изымаются за один - три дня. В результате гибнет вся научная информация, содержащаяся в подобных объектах.

При этом для лиц, производящих незаконные раскопки, ценными являются сами извлеченные из земли предметы. Археологов же интересуют не столько вещи, сколько та информация, которая в них заложена. В научном отношении указанные вещи без информационного контекста не обладают ценностью. Цель археолога - порой по еле уловимым следам осуществить реконструкцию жизни древнего человека. При нелегальных раскопках, людей, их производящих, как правило, интересует материальная выгода, поэтому почти вся научная информация утрачивается.

Незаконно приобретенные археологические ценности часто сбываются через вещевые рынки. Например, в Москве таким рынком является антикварно-художественный вещевой рынок в Измайлово. Однако в основной своей массе находки переправляются за рубеж, где впоследствии выставляются на аукционах. По приблизительным данным сотрудников музея, только из Крыма за границу вывезено археологических ценностей минимум на 50-60 миллионов долларов '". Это объясняется тем, что спрос на

См.: Прохоров А. Указ. соч. С. 34.

134

экзотические ценности за рубежом, особенно на Западе, чрезвычайно высок. Предметы старославянской культуры все больше интересуют частных иностранных коллекционеров.

Обычно на поиски археологических ценностей отправляются во время отпусков и, как правило, летом. Так, летом 1997 года неизвестными злоумышленниками незаконно вскрыты и разворованы семь древнеславянских захоронений VIII-X веков на Лысой горе в Воронежской области. Следы вскрытия были обнаружены также на многих степных курганах "2.

Многие «черные археологи» занимаются поисками ценностей вполне профессионально. Некоторые из них имеют хорошую подготовку в области истории, археологии, этнографии. Встречаются люди с несколькими высшими образованиями. Довольно часто в «черном археологическом рынке» бывают замешаны сами археологи. Низкая заработная плата вынуждает их консультировать торговцев древностями, а иногда и самостоятельно заниматься такой торговлей.

Разворовыванию ценностей зачастую способствует отсутствие финансовых средств для археологии и бездействие местных властей. Так, по той и другой причине уже сорок лет не ведутся официальные раскопки памятника археологии «Древнее Белоозеро». Тем временем ценности с объекта добывают «черные археологи» и туристы. Древности с Белоозера в настоящее время можно увидеть в частных коллекциях, находящихся в США, о чем открыто говорится в археологических журналах.

Пять лет назад в Череповце был создан некий «Союз русских православных традиций», зарегистрированный отделом юстиции администрации области в качестве общественного объединения. Этот союз открыто занимается незаконными поисками древностей на Белоозере и содержит свой антикварный магазин.

112

См.: Литвинцев Г. На бульдозере в Золотую Орду // Российская газета. 1997. 31 января. С. 25.

ф                                                                                                   135

При этом милиция в незаконную деятельность «черных археологов» практически не вмешивается. Обращения археологов в правоохранительные органы (в данном случае - ФСБ по Вологодской области) не привели к каким-либо результатам. Сотрудники указанного ведомства при отказе сослались на отсутствие в УК РФ статьи, предусматривающей уголовную ответственность за незаконные раскопки. Они также пояснили, что пресечь подобные деяния могут только в момент попытки перевоза исторических ценностей за рубеж "3.

Как видно из приведенных примеров, деятельность по проведению •               незаконных археологических раскопок в настоящее время поставлена на

вполне  профессиональную  основу.  Однако  в  значительной  степени это касается деятельности по подъему драгоценностей со дна морей и океанов.

Такого рода бизнес, особенно в зарубежных государствах, поставлен на довольно солидный базис. Там создаются акционерные общества для накопления капитала, необходимого для проведения глубоководных работ. Ценности, поднятые со дна водных объектов, также как и полученные из земляных раскопок считаются археологическими памятниками, поскольку главным критерием отнесения предметов к данным памятникам служит их древность. Искателей сокровищ привлекает то, что за многовековую историю немало судов стало жертвами кораблекрушений или войн на море. По данным специалистов, сейчас под водой во всем мире находится более трех миллионов затонувших кораблей. Трюмы некоторых из них содержали значительные богатства - драгоценные камни, благородные металлы и изделия из них, обладающие не только материальной, но и большой художественно-исторической ценностью. При этом затонувшие сокровища почти не подвергаются влиянию времени и воздействию морской воды. Поэтому их поиски становятся все более распространенным занятием.

Летом 1963 года австрийские аквалангисты провели обследование Наваринской бухты, на дне которой лежали остовы нескольких десятков

1 См.: Филиппов В. Неприкаянные артефакты // Известия. 2000. 11 октября. С. 8.

                                                                                                              136

турецких кораблей, перевозивших ценности и потопленные в 1827 году русско-англо-французской эскадрой. Данные о том, сколько и что именно удалось поднять, публично не распространялись. Официально было объявлено, что австрийцы добыли лишь пушечные ядра и «сувениры».

С XIX века ведутся попытки как легально, так и нелегальным путем поднять сокровища общей стоимостью 70 млрд. лир также и с затонувшего парусника «Гросвенор» .

Таким образом, незаконные археологические раскопки, незаконное поднятие ценностей со дна объектов гидросферы (морей, рек, озер и т.п.) и другие подобные деяния (например, нелегальное присвоение клада, содержащего предметы, представляющие культурную ценность) наносят культурному наследию любого государства непоправимый ущерб. Для России он заключается в первую очередь в безвозвратной утрате ее культурного достояния, которое либо мигрирует за рубеж, либо становится объектом бесконечной купли-продажи в целях обогащения. Если вред, причиненный России в результате исчезновения с ее территории предметов культурного достояния, оценить в денежном эквиваленте, то придется иметь дело с суммой в миллионы долларов.

Возникает вопрос, каким образом следует бороться с описанными общественно опасными деяниями?

Непосредственную охрану культурных ценностей, не имеющих собственника, или собственник которых не известен, обеспечить довольно трудно. Это объясняется ограниченностью соответствующих государственных органов в финансовом и кадровом отношениях. Поэтому, как предполагается, основную роль в деле охраны вновь выявляемых предметов культурного наследия, по крайней мере, в ближайшее время должен сыграть правовой аспект.

Международная Конвенция Международного института унификации частного права (УНИДРУА) по похищенным или незаконно

1 См.: Горбачев В. Г. Похищение сокровищ//Советская юстиция. 1986. № 11. С. 30.

щ                                                                                                       137

вывезенным культурным ценностям 1995 г. устанавливает, что культурная ценность, происходящая из неразрешенных раскопок или законно происходящая из раскопок, но незаконно изъятая, рассматривается как похищенная, если это соответствует праву государства, где вышеуказанные раскопки имели место (ст. 3). Данное положение не требует, но допускает установление уголовной ответственности за названные общественно опасные деяния в национальных законодательствах стран-участниц Конвенции (см. параграф первый главы третьей настоящего исследования).

В УК Испании, например, установлена уголовная ответственность ^               за    присвоение    с    целью    наживы    вещи,    имеющей    художественную,

историческую, культурную или научную ценность, которая была потеряна или собственник которой неизвестен (ст. 253). Это деяние, согласно данному УК, наказывается тюремным заключением на срок от шести месяцев до двух лет "5. Таким образом, Испания с помощью уголовно-правовых методов оградила свое культурное достояние от незаконных археологических раскопок и других видов преступного присвоения культурных ценностей.

Схожая норма предусмотрена в ст. 328 УК КНР. В соответствии с ней, откапывание и разграбление памятников древней культуры, древних захоронений, представляющих историческую, культурную и научную ценность, наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет и штрафом "6. Аналог существует и в УК Украины - присвоение найденного или случайно оказавшегося у виновного чужого имущества, имеющего особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, а также клада, наказывается штрафом до пятидесяти необлагаемых минимумов доходов граждан или исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.

УК Российской Федерации подобной статьи не содержит. В УК РСФСР   1960   г.   ст.   97  предусматривала  уголовную  ответственность  за

115 См.: Уголовный кодекс Испании. М., 1998.

116 См.: Уголовный кодекс Китайской Народной Республики. СПб., 2001.

138

присвоение найденного или случайно оказавшегося у виновного ценного имущества, заведомо принадлежащего государству или общественной организации. Однако, Законом РФ от 29 апреля 1993 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР» данная статья была исключена ш.

Поскольку первоначального собственника культурных ценностей, приобретенных, например, в результате незаконно проведенных археологических раскопок, определить не представляется возможным, совершение таких раскопок нельзя квалифицировать как хищение. Следовательно, привлечь лицо, незаконно изъявшее культурную ценность из места раскопок, к уголовной ответственности по ст. ст. 158-162 или 164 УК РФ невозможно.

Рассматриваемые деяния также по причине отсутствия собственника не образуют состава вымогательства (ст. 163 УК), причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК).

Отсутствие уголовной ответственности за незаконные археологические раскопки позволяет оставлять такие деяния безнаказанными. Так, осенью 1998 г. от главы администрации совхоза Зингейский Кизильского района Челябинской области археологам поступила информация о том, что в шести километрах от совхоза разрушен большой курган. На это место выехала группа археологов. Незаконно вскрытый объект оказался курганом эпохи кочевников (первое тысячелетие до н.э.) размером 40 см в высоту и 4 м в диаметре. Правонарушители действовали с помощью экскаватора, автопогрузчика и самосвала. Раскопки происходили в выходные дни (в субботу или воскресенье). При этом они тщательно маскировали свою работу. Для этого в земле была прорыта траншея, в

117 См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 22. Ст. 789.

139

которой работал автопогрузчик. Вырытая земля (объем ее составил до двадцати самосвалов) отвозилась в лесополосу и маскировалась соломой. Судя по месту вскрытия кургана, правонарушители не имели специальных археологических знаний: была повреждена деревянная конструкция кургана, изъяты наиболее ценные предметы, но до погребальной камеры они так и не добрались.

Археологи попытались добиться возбуждения уголовного дела по факту разрушения памятника истории и культуры общероссийского значения (ч. 2 ст. 243 УК), написав заявление на имя начальника РУВД Кизильского района. Сотрудники милиции в возбуждении уголовного дела отказали, осмотр места происшествия также производить не стали, мотивируя это нехваткой бензина для выезда автотранспорта на указанное место. Однако все же через прокуратуру археологам удалось привлечь внимание милиции к случившемуся. Начальник РУВД провел осмотр места происшествия, опросил местных жителей, но уголовного дела возбуждать не стал в связи с отсутствием достаточных к этому оснований.

При применении ст. 243 УК к незаконным археологическим раскопкам почти всегда возникает проблема доказывания уничтожения или повреждения именно памятника истории и культуры. С одной стороны, снос выступающей над поверхностью земли части кургана уже как минимум считается повреждением памятника. С другой стороны, курганы в 90 % случаев не имеют знаков охраны, что дает повод ссылаться на незнание лицом, совершившим такое повреждение или уничтожение, того, что оно имеет дело с культурными ценностями. Привлечь же злоумышленников по статьям 167 или 168 УК невозможно, поскольку, во-первых, определить собственника зарытых в земле вещей нельзя и, во-вторых, зачастую к данному случаю невозможно применить понятия «значительный ущерб» или «крупный размер». Дело в том, что памятники археологии интересуют ученых больше с исторической или научной точки зрения, что порой трудно выразить в денежном эквиваленте.

140

Санкции за нарушение правил охраны и использования памятников истории и культуры предусмотрены административным законодательством. Так, ст. 87 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях за нарушение указанных правил установлена ответственность в виде:

-   предупреждения;

-   или    наложения    штрафа    на    граждан    в    размере    до    0,5 минимальных размеров оплаты труда (МРОТ) и предупреждения;

-   или наложения штрафа на должностных лиц в размере до одного МРОТ.

Между тем проведение незаконных археологических раскопок и других подобного рода деяний характеризуется немалой степенью общественной опасности, что подтверждается приведенными выше фактами.

В связи с этим возникает вопрос, соответствуют ли приведенные выше административно-правовые санкции характеру и степени общественной опасности незаконных археологических раскопок, которые также являются разновидностью нарушения правил охраны и использования памятников истории и культуры? В.В. Мальцев считает, что «если причиняемый деянием социальный ущерб превосходит издержки криминализации, а его предотвращение (конечно, сообразуясь с требованиями гуманизма) не уголовно-правовыми средствами неэффективно, то криминализация возможна 118. Ситуация, сложившаяся в сфере, связанной с незаконной деятельностью по присвоению найденных культурных ценностей, на настоящий момент однозначно свидетельствует о необходимости установления в Российском законодательстве более строгих санкций за указанные правонарушения, нежели санкции в виде административных штрафов и предупреждений. На наш взгляд, справедливым будет привлечение лиц, незаконно присвоивших найденные культурные ценности, к уголовной ответственности.

118 Мальцев В.В. Принципы уголовного законодательства и общественно опасное поведение // Государство и право. 1997. №2. С. 99-100.

♦                                                                                                    141

Основной вред при рассматриваемой незаконной деятельности, как уже было доказано выше, причиняется национально-культурному достоянию государства. Материальный ущерб при этом необходимо признать вторичным по отношению к нравственному аспекту данной проблемы. Поэтому основным объектом преступления, ввиду его важности, в данном случае будет считаться общественная нравственность. Дополнительным объектом следует признать установленный законом порядок проведения археологических раскопок, подводных изысканий и прочей археологической деятельности, направленной на поиск и изъятие культурных ценностей.

*                                  В   соответствии   с   вышеизложенным,   считаем   целесообразным включить в главу 25  УК РФ ст.  2433, предусматривающую уголовную ответственность  за  незаконное завладение  культурными  ценностями,   не имеющими собственника, или собственник которых неизвестен.

«Статья 2433. Незаконное завладение культурными ценностями, не имеющими собственника, или собственник которых неизвестен

1.  Незаконное завладение культурными ценностями, не имеющими собственника, или собственник которых неизвестен, -

наказывается штрафом в размере до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух месяцев либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное:

а)  группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) неоднократно;

в) лицом с использованием своего служебного положения;

г)  в отношении предметов, указанных в части первой настоящей статьи, имеющих особую ценность, -

наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или

f                                                                            142

иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев либо лишением свободы на срок до четырех лет».

О незаконности завладения указанными культурными ценностями может свидетельствовать завладение ими в результате проведения археологических раскопок в нарушение положений ст. 47 Закона РСФСР от 15 декабря 1978 г. «Об охране и использовании памятников истории и культуры». В соответствии с данной статьей ведение раскопок и разведок памятников археологии допускается только при наличии разрешений (открытых листов), выдаваемых и регистрируемых в установленном порядке. •                               Открытые   листы   выдаются   Российской   академией    наук   на

исследование памятников археологии общероссийского значения, а также памятников археологии на уровне субъекта РФ и памятников местного значения. Открытые листы регистрируются в государственных органах охраны памятников по месту ведения археологических работ. Формы открытых листов и условия их выдачи устанавливаются Российской академией наук по согласованию с Министерством культуры РФ "9.

Открытый лист выдается только государственным организациям на право проведения археологических исследований конкретного памятника сроком до одного года. После того, как работы проведены, а лист утратил силу, археологами составляется отчет, который включает, в частности, справку о сдаче археологических ценностей в государственное учреждение (музей), опись найденных предметов. Право государственной собственности на предметы, происходящие из археологических раскопок, возникает с момента принятия государственным учреждением этих предметов по описи.

О незаконности завладения также может свидетельствовать нарушение ст. 4 Закона РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры». В соответствии с ней, вновь выявляемые объекты, представляющие   историческую,    научную,   художественную   или   иную

'|9 См.: Об утверждении Положения об охране и использовании памятников истории и культуры: Постановление Совета Министров СССР от 16 сентября 1982 г. № 865 // Собрание постановлений Правительства СССР. 1982. № 26. Ст. 133.

#                                                    .                                      143

культурную ценность, которые не имеют собственника, или собственник которых неизвестен, поступают в собственность государства.

Аналогичное положение содержит ст. 233 ГК РФ: в случае обнаружения клада, содержащего вещи, относящиеся к памятникам истории и культуры, они подлежат передаче в государственную собственность. При этом кладом признаются зарытые в земле или сокрытые иным способом деньги или ценные предметы, собственник которых не может быть установлен либо в силу закона утратил на них право.

Передача      памятников      в      государственную      собственность

^               оформляется соответствующим актом передачи имущества государству. Но

до момента составления такого акта собственник данных вещей отсутствует

либо   неизвестен.   В   противном   случае   незаконное   изъятие   найденных

ценностей можно было бы квалифицировать как хищение.

С 1 июля 2002 года вступает в силу Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. Ст. 7.15 этого Кодекса предусматривает административную ответственность за ведение археологических разведок или раскопок без полученного в установленном порядке разрешения (открытого листа) в случаях, если наличие разрешения (открытого листа) обязательно, либо с нарушением условий, предусмотренным разрешением (открытым листом). Как видно из диспозиции данной статьи, для наличия состава административного правонарушения не требуется завладения предметами, полученными из раскопок. Предлагаемый нами состав преступления в качестве обязательного признака объективной стороны содержит признак завладения культурными ценностями. В данном случае это и является главным основанием для разграничения уголовной и административной ответственности.

Таким образом, по нашему мнению, криминализация незаконного завладения культурными ценностями, не имеющими собственника, либо собственник которых неизвестен, в настоящий исторический момент для

144

российского общества является необходимостью, обусловленной широким рядом факторов.

145

Глава III

ОХРАНА КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ ПО МЕЖДУНАРОДНОМУ ПРАВУ И УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ НЕКОТОРЫХ

ГОСУДАРСТВ

§ 1. Международно-правовая охрана культурных ценностей

Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. В связи с этим большое значение имеет определение степени и характера влияния указанных принципов, норм и договоров на российское уголовное законодательство, касающееся охраны культурных ценностей.

Прежде чем перейти к характеристике принятых в рассматриваемой сфере международных правовых актов, необходимо сделать два замечания '. Во-первых, целесообразно согласиться с точкой зрения тех авторов, которые считают, что нормы международного права являются источниками уголовного права России лишь в определенных случаях. Одним из таких случаев считается непосредственная отсылка положений уголовного закона к нормам международного права; второй из них - это рецепция либо имплементация международно-правовых норм в Уголовный кодекс. При этом под отсылкой здесь понимается непосредственное (то есть без приведения   в  тексте   уголовного   закона)  указание   на  действие   нормы

1 Поскольку ч. 4 ст. 15 Конституции РФ предусматривает в качестве источников российского права не только нормы и договоры, но и принципы международного права, то можно предположить и возможность влияния последних на уголовно-правовую охрану культурных ценностей в России. Однако в целях выявления наиболее характерных связей между международным и национальным законодательством, в настоящем параграфе будет уделено внимание только изучению норм международного права и международных договоров.

146

международного права, имеющей уголовно-правовое значение; «рецепция» -акт международного права как источник уголовного права полностью включается в уголовный закон без каких-либо изменений, при этом может вводиться новая норма или изменяться существующая; «имплементация» — уже существующая уголовно-правовая норма или (чаще) вводимая новая норма уголовного закона адаптируется внутренним законодательством во исполнение международного договора2.

Во-вторых, необходимо отнести преступления, связанные с посягательством на культурные ценности, к одной из двух известных науке групп международных преступных деяний (международные преступления, преступления международного характера). Этот момент имеет важное значение, поскольку влияет на наступление правовых последствий.

Необходимость в международно-правовой регламентации охраны культурных ценностей в большей мере возникла в связи с тем, что к последней трети XX столетия преступность в названной сфере приобрела международный характер. В чем он проявляется?

Прежде чем ответить на этот вопрос, необходимо дать определение понятию «преступление международного характера». Под преступлениями международного характера следует понимать деяния, предусмотренные международными договорами, не относящиеся к преступлениям против человечества, мира и безопасности, но посягающие на нормальные отношения между государствами, наносящие ущерб мирному сотрудничеству в различных областях отношений (экономической, социально-культурной, имущественной и т.п.), а также организациям и гражданам, наказуемые либо согласно нормам, установленным в международных договорах, либо согласно нормам национального уголовного законодательства в соответствии с этими договорами . Из этого определения следует, что преступления международного характера нужно отличать как от

2 См.: Шибков О.Н. Принципы и нормы международного права как источник уголовного права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ставрополь, 2000. С. 12-14.

3 См.: Международное уголовное право. М., 1995. С. 116.

147

международных преступлений, которые направлены против человечества, мира и безопасности, так и от общеуголовных преступлений 4.

Международный характер преступности, связанной с посягательствами на культурные ценности, очевиден. Кроме того, он становится все более выраженным. На это ссылается, в частности, Интерпол. Это подтверждают результаты проведенного этой международной организацией полиции исследования. Из 39 стран на запрос Интерпола о состоянии указанных посягательств 27 ответили, что эти преступления в какой-то мере затрагивают интересы их государств, а 17 стран назвали их главной проблемой в борьбе с преступностью (речь идет о странах, обладающих большим художественным и археологическим наследием) 5. В юридической литературе выделяется двадцать групп транснациональных преступлений, заслуживающих особого внимания, среди которых также фигурирует кража произведений искусства и предметов культуры 6.

Все больший размах приобретают кражи произведений искусства и их незаконное перемещение из одной страны в другую. Объем международной торговли похищенными и вывезенными контрабандным путем произведениями искусства оценивается от 4,5 до 6 миллиардов долларов ежегодно. Нелегальный рынок произведений искусства и предметов старины в настоящее время имеет хорошо организованную транснациональную природу. Все чаще преступное взаимодействие происходит по схеме, включающей в себя связь между отдельными жителями в местностях, где находятся предметы старины, и дилерами, контрабандно вывозящими их в другие страны. После нелегального перемещения через границу предметы старины приобретаются другими дилерами   или   частными   коллекционерами.   Так,   за   последние   годы

4 О различии международных преступлений и преступлений международного характера см., например: КарпецИ.И. Международная преступность. М, 1998. С. 96-105.

5 См.: Горбачев В.Г., Гуров А.И. Борьба с преступными посягательствами на культурные ценности в зарубежных странах: Учебное пособие. М., 1992. С. 31.

6 См.: Современные проблемы борьбы с транснациональной преступностью: Материалы международной научно-практической конференции. Краснодар, 2000. С. 21.

148

значительно возросло количество хищений нигерийских произведений искусства для поставок дилерам в Лондоне и Нью-Йорке. Аналогичная ситуация сложилась в Южной Африке, Азии, Латинской Америке и некоторых других странах 7.

Таким образом, основным признаком наличия международного (транснационального) характера у преступлений, связанных с посягательствами на культурные ценности, следует считать совершение этих преступлений исполнителями и их соучастниками, являющимися гражданами нескольких государств. В качестве транснационального признака у какого-либо преступления в юридической литературе выделяют также наличие в его составе объекта, который может не всегда совпадать с

о

местом совершения преступного деяния . Данный признак также может распространяться на преступления, связанные с посягательствами на культурные ценности. Ярким примером тому служит контрабандный ввоз картин, принадлежащих Италии и похищенных из этой страны, на территорию Франции. При этом деяние (контрабанда) признается преступным в соответствии с уголовным законом Франции, а ущерб причиняется культурному достоянию Италии.

А.Н. Трайнин считал, что уничтожение национальной культуры является геноцидом. Однако, как вполне обоснованно считают авторы одного из учебников по международному уголовному праву, посягательства на национально-культурное достояние следует отличать от геноцида . Во-первых, геноцид подразумевает посягательство на всю культуру в целом, в отличие от другого рассматриваемого вида преступлений; во-вторых, он совершается не тайно, а с открытыми намерениями.

Что касается уголовной ответственности за посягательства на культурные ценности, то в отличие от ответственности за международные преступления, ее несут не государства, а физические лица. Кроме того, она

7 См.: Global Report on Crime and Justice. New York, 1999.

8 См.: Панов В.П. Международное уголовное право. М.. 1997. С. 68.

9 См.: Международное уголовное право. М., 1995. С. 130.

 149

наступает на основе международных договоров, но по национальным уголовным законодательствам. Это значит, что для наступления уголовной ответственности за рассматриваемые преступления необходима рецепция или имплементация (инкорпорация) норм международного права во внутреннее законодательство.

В.П. Панов выделяет также третий признак транснациональности преступления - закрепление объективной стороны его состава в международных договорах, конвенциях 10. В связи с этим необходимо исследовать те международные документы, в которых могут содержаться  какие-либо признаки деяний, направленных против установленного порядка охраны культурных ценностей.

К сожалению, всеобъемлющего международного документа, регулирующего вопросы охраны культурных ценностей, сейчас в мире нет. Правовая база в данной области распадается на ряд самостоятельных международных правовых актов, которые, как правило, не носят определенной отраслевой, в том числе и уголовно-правовой направленности. В основном эти акты ограничиваются общими и диспозитивными, а подчас противоречивыми положениями в отношении установления уголовной ответственности за те или иные деяния во внутренних законодательствах стран. Поэтому сделать вывод об определенном влиянии конкретного международного акта на уголовное законодательство России практически невозможно.

Однако задачу систематизации международных актов, касающихся правового режима культурных ценностей, облегчает то, что подавляющая их часть была принята под эгидой Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО). В сферу деятельности этой межгосударственной организации входит решение широкого круга проблем международного научного и культурного сотрудничества. В соответствии с п. 2 ст. 1 своего устава, ЮНЕСКО «помогает сохранению,

10 См.: Там же.

150

прогрессу и распространению знаний, заботясь о сохранении и об охране всеобщего наследия человечества - книг, произведений искусства и других памятников исторического и научного значения, а также рекомендуя заинтересованным народам заключение соответствующих международных конвенций» ".

С момента своего образования (1945 г., Лондон) ЮНЕСКО ведет активную нормотворческую деятельность, заключающуюся в разработке и принятии конвенций и рекомендаций по вопросам охраны культурных ценностей. На ее счету принятие практически всех самых важных международно-правовых актов, касающихся рассматриваемой темы, например, Гаагской конвенции 1954 г., Конвенции об охране культурного и природного наследия 1972 г. и др.

Наряду с ЮНЕСКО вопросами сохранения культурных ценностей занимаются также сотрудничающие с ней международные неправительственные организации. Таковыми являются: Международный совет по вопросам памятников и достопримечательных мест (ИКОМОС), Международный центр по исследованию вопросов, касающихся охраны и восстановления культурных ценностей (т.н. Римский центр) и др.

Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта (Гаагская конвенция) разработана и принята с участием советской

1 О

стороны на международной конференции ЮНЕСКО в Гааге 14 мая 1954 г. Она является первым международным документом, одобренным на всемирном уровне, основная цель которого - сохранение культурного наследия народов. Достоинство этого акта заключается в том, что в нем были объединены многие нормы, содержащиеся в различных международных договорах и предусматривающие охрану культурных ценностей в случае вооруженного конфликта.

1' Свод нормативных актов ЮНЕСКО. М.. 1991. С. 25.

12 См.: Свод нормативных актов ЮНЕСКО. М., 1991. С. 258.

151

Одной из составляющих защиты культурных ценностей согласно Гаагской конвенции 1954 г. является обязательство Высоких Договаривающихся Сторон «уважать культурные ценности, расположенные на их собственной территории, также на территории других Высоких Договаривающихся Сторон» (ст. 2, п. 1 ст. 4). Под «уважением» в данном случае подразумевается обязанность государств запрещать такое использование культурных ценностей, которое может привести к их разрушению или повреждению в случае вооруженного конфликта.

Другая составляющая защиты культурных ценностей - это их охрана (ст. ст. 2, 3). Страны-участницы Конвенции обязуются подготовить еще в мирное время охрану культурных ценностей, расположенных на их собственной территории, от возможных последствий вооруженного конфликта, принимая меры, которые они считают необходимыми.

Конвенция 1954 г. обязывает государства «запрещать, предупреждать и, если необходимо, пресекать любые акты кражи, грабежа или незаконного присвоения культурных ценностей в какой бы то ни было форме, а также любые акты вандализма в отношении указанных ценностей» (п. 3 ст. 4).Можно считать, что в большей мере положения указанной статьи в уголовном законодательстве России учтены. В УК РФ установлена ответственность за хищение (ст. 164), уничтожение или повреждение (ст. 243) культурных ценностей. В соответствии со ст. 214 УК последние также могут быть предметом вандализма. Однако, что касается незаконного присвоения культурных ценностей в форме несанкционированных археологических раскопок, то в этой части требование ст. 4 Гаагской конвенции относительно России следует признать невыполненным.

Статья 28 этой Конвенции определяет, что «Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются принимать в рамках своего уголовного законодательства все меры, необходимые для того, чтобы были выявлены и подвергнуты уголовным или дисциплинарным санкциям лица, независимо от их гражданства, нарушившие или приказавшие нарушить

152

настоящую     Конвенцию».     Цитируемое     положение     страдает     двумя недостатками.

Во-первых, изучив содержание данной нормы, читатель войдет в заблуждение относительно отраслевой принадлежности устанавливаемых в национальных законодательствах санкций. Рассматриваемое положение Конвенции предполагает закрепление в рамках уголовных законодательств стран санкций не только уголовного, но и дисциплинарного характера. Это невозможно, поскольку порядок установления дисциплинарных санкций регулируется трудовым правом, но никак не уголовным. В связи с этим возникает противоречие, которое нуждается в устранении путем четкого указания в ст. 28 на уголовно-правовой характер санкций за нарушение положений Конвенции.

Во-вторых, слишком общий характер содержания ст. 28 Конвенции не позволяет трактовать его однозначно. Так, неясным остается вопрос о субъекте преступлений, о которых идет речь в данной норме. Распространяется ли действие ст. 28 только на физических лиц, или в соответствии с ней ответственности могут подвергаться и государства?

Л.Н. Галенская, например, считает, что «в ст. 28 Конвенции речь идет об уголовном законодательстве государств, но из этого еще нельзя сделать четкого вывода, что Конвенция предусматривает только уголовную ответственность виновных лиц» 13. Она ссылается на то, что «государства как субъекты международно-правовой ответственности могут быть подвергнуты наказаниям» либо в материальной (нематериальной) форме, либо в виде привлечения должностных лиц его органов к уголовной ответственности. Из всего сказанного Л.Н. Галенская делает вывод: «Установления ст. 28 Конвенции следует понимать в контексте общих положений современного

14

международного права, не трактовать их узко»    .

13 Галенская Л.Н. Музы и право. Правовые вопросы международного сотрудничества в области культуры. Л, 1987. С. 191.

14 Там же.

153

Учитывая мнение Л.Н. Галенской, можно сделать вывод о том, что в соответствии со ст. 28 Конвенции ответственности за нарушение ее положений подлежат как физические лица, так и государства. Однако М.М. Богуславский считает, что в Конвенции (в том числе и в ст. 28) наблюдается «отсутствие положений об ответственности государств за нарушение принятых на себя обязательств по защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта» |5.

С этим можно согласиться, т.к. ранее в настоящей работе было отмечено, что посягательство на культурные ценности считается преступлением международного характера, а поэтому субъектом его может быть только физическое лицо. Однако это не снимает вопроса о необходимости включения в текст данного документа норм об ответственности государств за невыполнение предписаний Конвенции. Кроме того, недостатком указанного акта является отсутствие в нем уголовных санкций за конкретные виды преступлений. Между тем, как показывает история, были попытки обосновать необходимость включения таких санкций, окончившиеся неудачей 16.

Другим важным международным актом ЮНЕСКО, затрагивающим уголовно-правовую охрану культурных ценностей, является Конвенция о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности. Эта конвенция была принята на шестнадцатой сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО в Париже 14 ноября 1970 г. |7 Ратификационная грамота СССР была передана генеральному директору ЮНЕСКО в 1988 г.

В ст. 2 Конвенции определена основная направленность действия данного акта. Прежде всего, государства-участники Конвенции «признают, что незаконные ввоз, вывоз и передача права собственности на культурные

15 Богуславский М.М. Международная охрана культурных ценностей. М., 1979. С. 101.

16 См.: Там же.

17 См.: Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных с иностранными государствами. М., 1967. Вып. XXIII. С. 595.

154

ценности являются одной из главных причин обеднения культурного наследия стран происхождения этих ценностей и что международное сотрудничество является одним из наиболее действенных средств обеспечения охраны принадлежащих им культурных ценностей от всех связанных с этим опасностей». Поэтому «государства-участники обязуются противодействовать имеющимися в их распоряжении средствами подобной практике, искореняя ее причины, прекращая ее осуществление и помогая производить необходимое возмещение».

Конвенция также устанавливает основание незаконности ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности. Им является совершение указанных действий «в нарушение правил, принятых государствами-участниками в соответствии с настоящей Конвенцией» (ст. 3). Незаконными также считаются «принудительные вывоз и передача права собственности на культурные ценности, являющиеся прямым или косвенным результатом оккупации страны иностранной державой» (ст. 11).

Конвенция 1970 г. имеет ряд основных положений, согласно которым подписавшие ее государства обязуются:

-   создать на своей территории, с учетом каждой страны, одну или несколько национальных служб охраны культурного наследия (ст. 5);

-   запретить вывоз со своей территории культурных ценностей, к которым    не   приложено   специальное    свидетельство,    удостоверяющее разрешение государства-экспортера на вывоз указанных ценностей (ст. 6);

-   принимать     все     необходимые     меры,     направленные     на предотвращение     приобретения     музеями     и     другими     аналогичными учреждениями, расположенными на их территориях, культурных ценностей, происходящих и незаконно вывезенных из другого государства - участника Конвенции (п. «а» ст. 7);

-   запрещать ввоз культурных ценностей, похищенных из музея или религиозного   или   светского   исторического   памятника,   или   подобного учреждения другого государства — участника Конвенции (п. «в» ст. 7);

155

- по требованию государства-участника предпринимать соответствующие шаги для обнаружения и возвращения любой похищенной из музея или религиозного или светского исторического памятника и впоследствии вывезенной вещи, обладающей культурной ценностью (п. «в» ст. 7).

Таким образом, указанная Конвенция предусматривает не только меры предотвращения незаконного перемещения культурных ценностей, но и мероприятия по их розыску и возврату. Но, как отмечается в литературе, возникают трудности в связи с применением принципа добросовестного приобретения, который характерен для внутреннего законодательства многих

1 Я

стран . Согласно этому принципу, если владелец вещи, которая была украдена, во время приобретения не знал о ее хищении, то вернуть вещь прежнему законному владельцу невозможно. На этот счет Конвенция 1970 г. гарантирует лишь право каждого государства - ее участника «классифицировать и объявлять некоторые культурные ценности неотчуждаемыми, которые ввиду этого не должны вывозиться» (ст. 13). В связи с этим сам факт их вывоза уже является незаконным.

Что касается санкций в данном соглашении, то ст. 8 обязывает государства, участвующие в Конвенции, «подвергать уголовному или административному наказанию всех лиц, ответственных за нарушение запрещений, предусмотренных выше, в статьях 6 (Ь) и 7 (Ь)» (ст. 8). В соответствии с указанными статьями, наказуемыми фактически являются: 1) вывоз культурных ценностей с территории государства без соответствующего свидетельства-разрешения; 2) ввоз культурных ценностей, похищенных из музея или религиозного или светского исторического памятника, или подобного учреждения, на территорию другого государства. Непременным условием нарушения должно быть наличие таких ценностей в описи предметов, принадлежащих данному учреждению.

18 См.: Богуславский М.М. Современные правовые вопросы возвращения культурных ценностей в страну их происхождения //Государство и право. 1992. № 11. С. 123-124.

 156

Содержание второго из указанных положений не выдерживает критики, поскольку из поля его действия выпадает ряд немаловажных объектов, например, произведения искусства, похищенные из частных коллекций. Между тем, как показывает статистика, такие коллекции довольно часто подвержены посягательствам со стороны преступников. Так, за десять лет (начиная с восьмидесятых годов XX века) в Италии было обворовано: 75 музеев, 170 художественных галерей, 1700 церквей и 1800 квартир коллекционеров. Всего украдено 27 тыс. картин и более 58 тыс. других произведений искусства 19.

 В настоящее время в России запрещен вывоз культурных ценностей без специального свидетельства, что соответствует положениям Конвенции 1970 г. С 1994 г. в УК РСФСР установлена уголовная ответственность за контрабанду предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран 2 .

К сожалению, не только хищения и незаконный вывоз культурных ценностей наносят урон культурному достоянию многих стран. Этому также способствуют разрушающие факторы: воздействие времени и пагубная деятельность человека. При этом государства, на территории которых сосредоточиваются данные ценности, зачастую сами не справляются с трудной задачей их охраны. Ответом на необходимость международного сотрудничества в рассматриваемой сфере стало принятие ЮНЕСКО 16 ноября 1972 г. Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия 2|. СССР начал участвовать в ней с 1989 г.

Конвенция регулирует вопросы международной охраны культурного и природного наследия, сотрудничества государств - ее участников, осуществления национальной охраны наследия.

19 См.: Горбачев В.Г., Гуров А.И. Указ. соч. С. 15.

20  См.: О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР: Федеральный закон от 1 шоля 1994 г. № 10-ФЗ //Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 10. Ст. 1109.

21 См.: Свод нормативных актов ЮНЕСКО. М., 1993. С. 290.

 157

Соотношение мер национальной и международной охраны культурного (а также и природного) наследия раскрывает ст. 4 Конвенции 1972 г. Согласно ей, исходным принципом является обязательство государства «обеспечивать выявление, охрану, сохранение, популяризацию и передачу будущим поколениям культурного и природного наследия», которое ложится, прежде всего, на это государство. Но, в случае необходимости, данная страна может рассчитывать на международную помощь, в частности, «в финансовом, художественном, научном и техническом отношениях».

 Положения ст. 5 Конвенции об обеспечении более эффективной охраны культурного наследия не являются императивными для стран-участниц. Так, например, согласно этой статье, стороны данного соглашения, по возможности, стремятся: проводить общую политику, направленную на придание культурному и природному наследию определенных функций в общественной жизни, и включать охрану этого наследия в программы общего планирования; принимать соответствующие юридические, научные, технические, административные и финансовые меры для выявления, охраны, сохранения, популяризации и восстановления этого наследия; и др.

На наш взгляд, диспозитивность формулировки, закрепленной в ст. 5 данной Конвенции, значительно ослабляет императивные начала ст. 4. По смыслу этих статей, государства - стороны, хоть и обязаны обеспечивать охрану своих культурных ценностей в первую очередь сами, попыток форсировать такую деятельность они могут и не предпринимать, если сошлются на невозможность этого. Указанный недостаток делает роль государств-участников Конвенции (особенно со слабо развитой экономикой) довольно пассивной.

Достаточно весомые шаги к обеспечению охраны всемирного культурного наследия были предприняты в связи с созданием Межправительственного комитета по охране всемирного культурного и  природного наследия. Созданы: «Список всемирного наследия», в который

158

включаются объекты выдающегося значения; «Список всемирного наследия, находящегося под угрозой», в который включаются объекты, для спасения которых требуются значительные работы и для которых была запрошена помощь; а также Фонд всемирного наследия.

Наиболее поздним международным соглашением всемирного масштаба является Конвенция о похищенных или незаконно вывезенных культурных ценностях. Она была принята под эгидой Международного института по унификации частного права (УНИДРУА) 24 июня 1995 г. в Риме . Данный документ разрабатывался с участием российской стороны и был подписан Министерством иностранных дел по поручению Президента РФ в 1996 г.

Если упомянутая ранее Конвенция ЮНЕСКО 1970 г. направлена на борьбу с незаконными действиями по ввозу, вывозу и передаче права собственности на культурные ценности, то целью Конвенции УНИДРУА 1995 г. является возврат уже похищенных и незаконно вывезенных ценностей.

Обращает на себя внимание п. 2 ст. 3 данного акта, который гласит, что «в смысле настоящей Конвенции культурная ценность, происходящая из неразрешенных раскопок или законно происходящая из раскопок, но незаконно изъятая, рассматривается как похищенная, если это соответствует праву государства, где вышеуказанные раскопки имели место».

В российском уголовном законодательстве в настоящее время нет уголовной ответственности за вышеназванные раскопки. Означает ли это, что проведение незаконных раскопок, в соответствии со ст. 3 Конвенции 1995 г., в России не должно быть криминализированным? По нашему мнению, это значит лишь то, что если Россия участвует в данной Конвенции, то на ее уголовном законодательстве не может не отразиться сам факт преступности незаконных  раскопок,   поскольку,   согласно  ст.   3,   культурная  ценность,

22 Текст Конвенции официально опубликован не был. См.: Московский журнал международного права. 1996. №2. С. 223-237.

159

происходящая из таких раскопок, «рассматривается как похищенная». Исходя из этого, даже если указанный факт не «соответствует праву государства», то данное право необходимо привести в соответствие со ст. 3 Конвенции 1995 г. В противном случае существование нормы ст. 3 бессмысленно.

Помимо конвенций на уголовно-правовую охрану культурных ценностей в России оказали влияние международные акты рекомендательного характера. Международные рекомендации не носят обязательного характера и направлены на осуществление мер по охране и использованию культурных ценностей в каждом отдельном государстве. Появление некоторых из них, например, Рекомендации о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности от 19 ноября 1964 г., предшествовало появлению конвенций с аналогичными им названиями.

Наиболее полезными можно считать также следующие рекомендации ЮНЕСКО:

-   Рекомендация,       касающаяся       принципов       международной регламентации археологических раскопок, от 5 декабря 1956 г.;

-   Рекомендация,     касающаяся     наиболее     эффективных     мер обеспечения общедоступности музеев, от 14 декабря 1960 г.;

-   Рекомендация о защите культурных ценностей, подвергающихся опасности в результате проведения общественных или частных работ, от 19 ноября 1968 г.;

-   Рекомендация о сохранении и современной роли исторических ансамблей от 26 ноября 1976 г.;

-   Рекомендация      о     международном      обмене      культурными ценностями от 26 ноября 1976 г.

Россия участвует также в ряде соглашений регионального характера, например, в Конвенции об охране архитектурного наследия Европы     1985    г.    Разрабатываются    многосторонние    соглашения    для

                                                                                                              160

определенного круга стран, например, Соглашение о сотрудничестве и взаимной помощи по вопросам задержания и возврата культурных ценностей, незаконно провозимых через государственные границы (Пловдив, 1986 г.).

Региональным международно-правовым актом также является Европейская конвенция об охране археологического наследия (Лондон, 6 мая 1969 г.) 23. Для СССР данный акт вступил в силу 14 февраля 1991 г. Указанная Конвенция не содержит норм, касающихся уголовно-правового режима культурных ценностей. Однако она касается незаконных f               археологических раскопок, которые, на наш взгляд, в российском уголовном

праве должны быть криминализированы. Поэтому рассмотрение ее в настоящем параграфе целесообразно считать уместным.

Согласно ст. 1 анализируемой Европейской конвенции «археологическими объектами считаются все остатки и предметы или любые другие следы существования человека, являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций, основным или одним из источников информации, о которых являются раскопки или открытия».

Конвенция в целях охраны мест, в которых находятся археологические объекты, обязывает принимать меры по определению границ и охране мест и районов, представляющих интерес с археологической точки зрения. Государства - участники Конвенции обязуются также принимать меры для создания заповедных зон с целью сохранения материальных свидетельств, которые будут извлечены в результате раскопок последующими поколениями археологов (ст. 2).

Каждая Договаривающаяся Сторона обязуется, насколько это возможно: запрещать и предотвращать незаконные раскопки; принимать необходимые меры для обеспечения того, чтобы проведение археологических раскопок по специальному разрешению поручалось только

См.: Сборник международных договоров СССР. М., 1994. Вып. XLVII. С. 420.

161

квалифицированным    лицам;     обеспечивать     контроль     и     сохранение полученных результатов (ст. 3).

В России формально положение ст. 3 выполняется: археологические раскопки допускается проводить только компетентным лицам, числящимся в государственных организациях, на основании специального разового разрешения (открытого листа), и предусмотрены строгие меры отчетности о выполненной работе. Однако на практике в связи с недостатком финансирования и, как следствие, отсутствием достаточного количества профессиональных кадров, очень часто указанные раскопки производят и некомпетентные лица.

Резюмируя исследование всех вышеперечисленных международных документов, следует возвратиться к высказанному В.П. Пановым мнению о том, что признаком транснациональности преступления является закрепление объективной стороны его состава в международном правовом акте. Анализируемые нами документы четкого указания на то не имеют, что на наш взгляд следует признать их недостатком. Данный факт значительно ослабляет влияние соответствующих норм международного права на законодательства государств.

В 1990 г. VIII Конгрессом по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями было предложено в рамках ООН разработать и принять единый международно-правовой акт, который регламентировал бы международно-правовую ответственность за посягательства на культурные ценности. С учетом вышесказанного такую инициативу следует оценить только положительно.

Итак, анализ международно-правовых актов, предусматривающих охрану культурных ценностей, позволяет сделать вывод о широте урегулирования проблемных вопросов в указанной сфере. Однако более полное представление об охране культурных ценностей в международном плане сформируется после рассмотрения в настоящем параграфе практических   мер,    направленных   на   борьбу   с   посягательствами   на

^                                                                                                   162

культурные ценности. Данный аспект будет рассмотрен в свете основных тенденций совершенствования деятельности правоохранительных органов в рассматриваемой сфере. Поскольку большинство хищений произведений искусства и других ценностей совершается в Европе, следует обратиться именно к работе правоохранительных органов Европы.

1. Согласно ст. 5 Конвенции о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности, от 14 ноября 1970 г., государства-участники обязуются создать на своей территории, с учетом условий каждой *               страны,  одну  или  несколько  национальных  служб  охраны  культурного

наследия, обеспеченные квалифицированным персоналом, если такие службы еще не созданы.

Что касается выполнения государствами предписания, содержащегося в ст. 5 Конвенции о создании национальных служб охраны культурного наследия, то в настоящее время практически в каждой европейской стране они уже созданы и постоянно функционируют. Как правило, подобные службы входят в состав либо министерства культуры и искусства, либо в состав министерства внутренних дел. В России, например, в настоящее время функции службы охраны культурного наследия возложены на Министерство культуры Российской Федерации 24. Более интересным для России все же является опыт формирования квалифицированного персонала таких служб.

Как показывает практика, при разрешении данной проблемы невозможно обойтись без сотрудничества правоохранительных органов с учреждениями культуры. Причем такое взаимодействие обычно происходит двумя путями. Если функцию по охране культурных ценностей несут правоохранительные органы, то в целях повышения уровня компетентности им на помощь приходят работники культурных учреждений. Если охрану

24 См.: Об утверждении Положения о Министерстве культуры Российской Федерации: Постановление Правительства РФ от 6 июня 1997 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 24. Ст. 2762.

»                                                                                                  163

культурных ценностей осуществляет негосударственная (гражданская) служба, то посильную помощь ей оказывает уже полиция (жандармерия, карабинеры и т.п.). При этом функционирование таких служб в какой-либо стране может происходить параллельно.

Примером сотрудничества по первому из указанных типов является деятельность Центрального бюро по борьбе с кражами произведений искусства, находящегося в Париже . Центральное бюро, являясь подразделением французской полиции, постоянно направляет на работу в Министерство культуры и информации своих сотрудников. Контакты *               поддерживаются также и с администрацией сакральных объектов, Высшим

институтом искусства и др. Необходимость получения полицейскими знаний в области культуры продиктована сложившейся ситуацией, согласно которой наличие у полицейских соответствующей информации о ценном предмете порой имеет решающее значение.

Сотрудничество правоохранительных органов стран Европы по второму типу можно представить на примере деятельности Министерства внутренних дел Венгрии. В соответствии с предложением МВД Венгрии Министерством просвещения организована вооруженная гражданская служба охраны. Данная служба призвана охранять подчиненные Министерству просвещения национальные музеи и галереи. Сотрудники МВД организуют подготовку работников данных подразделений, в чем заинтересованы обе стороны 26. Указанные меры вносят реальный вклад в предупреждение хищений культурных ценностей в Венгрии.

Определенную пользу также приносит сотрудничество между правоохранительными органами различных стран. Так, 24-29 мая 1998 года в Польше были проведены французско-польские занятия по теме «Защита культурного наследия» 2?. В ходе занятий полицейские Польши и Франции

25  См.: Борьба с кражами и контрабандой культурных ценностей: Обзорная информация. Зарубежный опыт.-М, 1999. Вып. 13. С. 5.

26 См.: Горбачев В.Г., Гуров А.И. Указ. соч. С. 41.

27 См.: Борьба с кражами и контрабандой культурных ценностей: Обзорная информация. Зарубежный опыт.

М, 1999. Вып. 13. С. 9.

164

ознакомились с правовым регулированием охраны культурных ценностей в обеих из стран. Помимо этого участниками занятий были рассмотрены средства и методы совершенствования охраны культурного достояния, было уделено внимание изучению методов и тактики борьбы с кражами культурных ценностей. В результате стороны обменялись не только опытом работы, но и информацией о похищенных произведениях искусства, что способствовало их розыску.

Постановлением Правительства РФ от 10 марта 1999 г. № 270 утверждена Федеральная целевая программа по усилению борьбы с преступностью на 1999-2000 годы 28. В соответствии с ней на ряд министерств и ведомств страны возложена задача принять участие в работе по заключению Российской Федерацией международных договоров, в частности, о сотрудничестве в сфере борьбы с незаконным оборотом культурных ценностей.

2. В соответствии с Конвенцией УНИДРУА о возврате на международном уровне похищенных или незаконно вывезенных культурных ценностей от 24 июня 1995 г. истцы из стран — участниц данной Конвенции имеют возможность возбудить дело в судах другой страны, подписавшей Конвенцию 29. В целях способствования раскрытию преступлений, связанных с хищением и незаконным вывозом культурных ценностей за рубеж, а также выполнения        положений        указанного        соглашения,        некоторыми

- 30

международными организациями ведутся реестры похищенных ценностей . Так, в Нью-Йорке функционирует Международный Реестр утраченных произведений искусства и антиквариата, который содержит в своей базе около 80 тысяч наименований похищенных произведений искусства. Коэффициент возврата похищенного составляет от 10 до 15 процентов, но он значительно повышается, если произведение искусства хорошо известно.

30

См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. № 12. Ст. 1484.

См.: Global Report on Crime and Justice. New York, 1999.

Таковыми являются: ЮНЕСКО, Международный Совет музеев, Международный Фонд исследований по искусству, Трейс (Trace) и Международный Реестр утраченных произведений искусства и антиквариата (в Лондоне и Нью-Йорке).

165

Реестры похищенных произведений искусства имеются также внутри отдельных стран Европы. Наиболее эффективной на сегодняшний день признана функционирующая во французской полиции компьютеризированная система учета похищенных культурных ценностей «TREIMA». Заслуживает внимания простота обслуживания, четкость и ясность системы, в базе которой без особых затрат труда можно отыскать необходимый пропавший объект. Наличие в базе системы описания похищенных произведений искусства способствует раскрытию французскими полицейскими такого рода преступлений. В России подобной системой учета похищенных культурных ценностей является АИПС «Антиквариат».

Таким образом, к настоящему времени в странах Европы, а также в мире в целом наметились три основные тенденции совершенствования деятельности правоохранительных органов по охране культурного достояния:

-   специализация подразделений и служб по охране культурных ценностей и повышение уровня их квалификации;

-   сотрудничество между ними как на межведомственном, так и на международном уровне;

-   централизация   деятельности   по   получению   информации   о похищенных  культурных ценностях,  как  на государственном,  так  и на международном уровнях.

§ 2. Ответственность за посягательства на культурные ценности по уголовному законодательству некоторых государств

Проблема борьбы с преступностью, связанной с посягательствами на культурные ценности, приобрела особую актуальность не только в России,

166

но и во всем мире еще с 60-х годов XX столетия. Начиная с этого периода, наблюдается значительный рост таких посягательств. В настоящее время во всем мире ежедневно похищаются сотни произведений искусства на суммы, измеряемые миллионами долларов. При этом большинство такого рода преступлений совершается в Западной Европе. Так, во Франции с 1954 года похищено свыше 12 тысяч произведений искусства, в Италии - свыше 40 тысяч . Похищенное имущество незаконно вывозилось ранее и вывозится из этих стран сейчас с целью последующего сбыта или помещения капитала в украденные ценности. Причина незаконного вывоза ценностей известна -это продажа похищенного за рубежом, а также надежное помещение своих капиталов в украденные ценности. Например, значительное количество великих творений итальянских мастеров оседает в банках Швейцарии и американских музеях32.

В связи с этим возникает вопрос, как решается проблема борьбы с посягательствами на культурные ценности в уголовных законодательствах некоторых других государств? Ответ на данный вопрос, с точки зрения усвоения положительного опыта стран дальнего зарубежья, а также СНГ, в российском уголовном законодательстве, будет небезынтересен.

Говоря об Италии, следует сказать, что она наиболее страдает от преступных посягательств на культурные ценности среди стран Западной Европы. Это обусловлено тем, что в Италии находится свыше 60 процентов всех произведений искусства. Каждый год в этой стране совершается около 18 тысяч краж картин, статуй, археологических ценностей 33. Активную деятельность на рынке произведений искусства осуществляют итальянские мафиозные организации. Именно они привели к опустошению ресурсов

31  См.: Щерба СП. Проблемы уголовно-правовой охраны исторических, научных, художественных и культурных ценностей государств СНГ от преступных посягательств // Уголовное право. 1999. № 1. С. 109.

32 См.: Горбачев В.Г., Гуров А.И. Указ. соч. С. 8.

33 См.: Ильинский М. Преступники «тянутся» к искусству// Известия. 1992. 20 февраля.

167

древнего итальянского искусства, в частности, касающегося культуры этрусков 34.

Указанные причины объясняют принятие Италией, а также Англией, ФРГ, Индией, Мексикой и рядом других стран законов о вывозе памятников культуры, которые устанавливают уголовную ответственность за их нарушение. Цель законов - не допустить вывоза из соответствующей страны ценных предметов культуры. В них установлены особые экспортные правила в отношении объектов культурной собственности, которые отличаются подробной регламентацией и определенной жесткостью.

В указанных странах вывоз культурных ценностей осуществляется в основном по специальному разрешению (лицензии), но условия получения лицензий во всех государствах различны. Например, в Мексике вообще не выдаются разрешения на вывоз археологических памятников. В Индонезии разрешение на экспорт выдается только на зарегистрированные памятники. В Великобритании установлены следующие правила: необходима лицензия на вывоз с территории страны рукописей любого назначения, документов, архивов, фотографий и негативов, сделанных не менее чем за 70 лет. Открытая лицензия предусмотрена для древностей любого назначения, датируемых не менее чем за 100 лет (включая и произведения искусства), если их стоимость менее 4 тысяч фунтов стерлингов. Из этого правила есть и исключения. Допускается вывоз культурных ценностей в целях научных исследований, обмена и для экспонирования на выставках.

Германское законодательство также предусматривает наличие специального разрешения на вывоз культурных ценностей за границу. Такое разрешение выдается министерством культуры, либо министерством высшего и среднего образования, либо не выдается вообще, если вывоз

34 См.: Борьба с кражами и контрабандой культурных ценностей: Обзорная информация. Зарубежный опыт. М., 1999. Вып. 13. С. 3.

168

культурных ценностей из ФРГ может нанести серьезный ущерб национальному наследию или науке. Вывоз из ФРГ охраняемых предметов за границу без разрешения наказывается тюремным заключением и штрафом или одним из этих наказаний; одновременно производится конфискация вещей, независимо от того, являются они собственностью виновного или третьих лиц.

В Польше вывоз памятника за границу без разрешения или невозвращение его в установленный срок караются лишением свободы и штрафом. Продажа или посредничество при продаже памятников с целью вывоза их за границу наказываются лишением свободы и штрафом.

В законодательствах многих стран установлена уголовная ответственность за уничтожение либо повреждение культурных ценностей. Например, по УК Франции уничтожение, повреждение и порча имущества, представляющего культурную ценность, является даже единственным составом преступления, в качестве предмета которого выступают культурные ценности 35. Так, согласно ст. 322-2 УК Франции повреждение, поломка имущества наказываются тремя годами тюремного заключения и штрафом в 300 тыс. франков, если это имущество:

-   представляет   собой   недвижимое   или   движимое   имущество, зарегистрированное или состоящее на учете, археологическую находку или предмет, сохраняемый или находящийся в музеях, библиотеках или архивах, принадлежащих   государственному   лицу,   лицу,   на   которое   возложены функции публичной службы или признанному приносящим общественную пользу (п. 3);

-   представляет    собой    предмет,    демонстрируемый    во    время выставки      исторического,      культурного      или      научного     характера,

35 См.: Новый уголовный кодекс Франции. М., 1993. Ситуация, при которой статья, предусматривающая уголовную ответственность за уничтожение или повреждение культурных ценностей, в уголовном кодексе является единственной статьей, в которой предметом являются культурные ценности, напоминает обстановку, сложившуюся в уголовных законодательствах союзных республик до распада СССР. В УК некоторых бывших союзных республик до сих пор аналогичные статьи так же остаются единственными. См., например: Уголовный кодекс Эстонской республики. СПб., 2001.См. также: Уголовный кодекс Дании. СПб, 2001;

169

организованной государственным лицом, лицом, на которое возложены функции публичной службы или признанному приносящим общественную пользу (п. 4).

Учитывая тот факт, что новый УК Франции был принят сравнительно недавно (22 июля 1992 г.), нельзя сказать, что он в достаточной мере отвечает обстановке, сложившейся в сфере борьбы с преступными посягательствами на культурное наследие этой страны. По количеству хищений культурных ценностей среди стран Европы Франция практически находится на втором месте. Больше, чем в ней таких преступлений совершено только в Италии.

Несмотря на это, уголовная ответственность за хищение предметов, представляющих культурную значимость для Франции, в соответствии с ее УК наступает на общих основаниях. Так, в соответствии со ст. 311-1 УК Франции, преступник, похитивший культурную ценность, будет приговорен к трем годам тюремного заключения и штрафу в размере 300 тыс. франков. А если бы он похитил, например, картину Рембрандта, то получил бы пять лет тюремного заключения с выплатой штрафа в размере 500 тыс. франков, да и не потому, что совершил кражу произведения, имеющего особую ценность. Квалифицирующим обстоятельством здесь послужило бы, в соответствии со ст. 311 -4, совершение хищения в месте, используемом или предназначенном для хранения ценностей.

В отличие от УК Франции Уголовный кодекс ФРГ предусматривает в качестве квалифицирующих признаков кражи (§ 243) случаи, когда лицо:

- крадет вещь из церкви или другого предназначенного для отправления религиозных обрядов здания или помещения, если эта вещь предназначена для проведения богослужения или является объектом религиозного почитания (п. 4);

170

- крадет вещь, имеющую значение для науки, искусства, истории или технического развития, если эта вещь находится в общедоступной коллекции или публично экспонируется (п. 5)    .

Однако данная формулировка, на наш взгляд, не лишена недостатков. Так, под сферу ее действия не подпадают вещи, имеющие значение для науки, искусства, истории или технического развития, не находящиеся в общедоступных коллекциях или не экспонируемые публично (например, частные коллекции). Культурная ценность вещи не может уменьшаться или увеличиваться в зависимости от того, в чьей собственности в какой-либо промежуток времени она находится. Значит, охранять такие ценности следует одинаково.

Именно такой законодательный подход прослеживается при анализе ст. 264 УК Китайской Народной Республики, предусматривающей ответственность за хищение государственного или частного имущества. Одним из квалифицирующих признаков китайский законодатель признал совершение указанного деяния в отношении ценных памятников культуры, сопровождающееся отягчающими обстоятельствами. За это санкция ст. 264 УК предусматривает наказание в виде бессрочного лишения свободы или смертной казни с конфискацией имущества 37. Очевидно, что данные меры являются довольно суровыми, что можно объяснить особенностями китайского менталитета. Однако в них просматривается акцент законодателя на значимости борьбы с преступлениями, посягающими на культурное наследие Китайской Народной Республики.

Сказанное также подтверждается наличием в УК КНР специального параграфа, включающего в себя шесть статей, предусматривающих ответственность за «преступления против контроля за культурными ценностями». Некоторые из них содержат составы преступлений, не имеющих аналогов в российском УК. Так, УК КНР устанавливает уголовную

36 См.: Уголовный кодекс ФРГ. М., 1996.

37 См.: Уголовный кодекс Китайской Народной Республики. СПб., 2001.

 171

ответственность: за незаконную продажу или дарение иностранному гражданину коллекционных, запрещенных государством к вывозу из страны культурных ценностей в нарушение Закона об охране культурных ценностей (ст. 325); продажу в целях получения прибыли культурных ценностей, которые в соответствии с государственными законами не могут являться объектами хозяйственной деятельности, при отягчающих обстоятельствах (ст. 326); продажу или самовольную передачу негосударственным организациям или частным лицам коллекционных культурных ценностей, находящихся под охраной государства, государственными музеями,  библиотеками и иными организациями (ст. 327); откапывание и разграбление памятников древней культуры, древних захоронений, представляющих историческую, культурную и научную ценность (ст. 328); кражу, самовольную продажу и присвоение архивных документов, являющихся государственной собственностью (ст. 329).

Отличительной чертой УК Испании также является то, что в нем больше, чем в уголовных кодексах многих других стран, уделено внимания

то

проблеме преступлений, посягающих на культурные ценности . В нем сформулировано девять составов подобных преступлений. В некоторых из них криминализированы те деяния, относящиеся к посягательствам на культурные ценности, которые в законодательствах большинства других стран не являются уголовно наказуемыми.

Например, согласно ст. 253 УК Испании наказывается тюремным заключением на срок от шести месяцев до двух лет присвоение с целью наживы вещи, имеющей художественную, историческую, культурную или научную ценность, которая была потеряна или собственник которой неизвестен. А в соответствии со ст. 319 данного УК, уголовно наказуемым считается неразрешенное строительство на местах, которые имеют признанную законом или в административном порядке пейзажную, экологическую, художественную, историческую или культурную ценность

38 См.: Уголовный кодекс Испании. М., 1998.

172

либо по таким же мотивам имеют особую защиту. Совершение такого деяния наказывается вплоть до назначения тюремного заключения на срок до трех лет.

Круг предметов преступлений, посягающих на культурные ценности, в УК Испании также многообразен. В соответствии с данным кодексом, такими предметами являются:

-   предметы    художественной,    исторической,    культурной    или научной (или выдающейся) ценности (ст.ст. 236, 253, 625);

-   предметы,   относящиеся   к   художественному,   историческому, культурному или научному достоянию (ст. 250);

-   места,     которые     имеют     признанную     законом     или     в административном порядке пейзажную, экологическую, художественную, историческую или культурную ценность либо по таким же мотивам имеют особую защиту (ст. 319);

-   здания,   имеющие   особую   защиту  в   силу   их   исторической, художественной, культурной или выдающейся ценности (ст.ст. 321, 322.1);

-   архив, реестр, музей, библиотека, учебное заведение, научный кабинет (лаборатория), аналогичный институт или имущество, имеющее историческую, художественную, научную, культурную или мемориальную ценность, а равно археологические раскрпки (ст.ст. 323, 324);

Привлекает внимание стремление испанского законодателя подробно урегулировать все возможные аспекты уголовно-правовой охраны культурных ценностей. Однако, с точки зрения законодательной техники, в УК Испании не совсем эффективно используется принцип экономии места в законе. Например, уголовная ответственность за умышленное разрушение или причинение ущерба культурным ценностям при практически одинаковых санкциях в нем установлена, по сути дела, в двух отдельных составах преступления (ст.ст. 321 и 323). Различие в них заключается лишь в наличии разных вариантов трактовки предмета преступления.

173

В настоящее время в мире получила широкое распространение деятельность преступных группировок по подделке произведений искусства. Нередко в различных государствах проявляют себя в действии организации, работающие на заказ 39. Сказанное относится также и к США, власти которых пытаются адекватно реагировать на ситуацию, сложившуюся на рынке произведений искусства. Например, в Уголовном кодексе штата Пенсильвания установлена уголовная ответственность за подделку антикварных предметов, раритетов и т.п. Согласно § 4102 УК Пенсильвании, лицо признается виновным в совершении преступления, если «с намерением обманет любое лицо или, сознавая, что облегчает обман, совершаемый любым другим лицом, оно производит, изменяет или пускает в оборот любой предмет, который выглядит ценным, как антикварный, раритетный, первоисточник или авторский, хотя данными качествами не обладает» Совершение данного деяния (мисдиминор первой степени) влечет наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет.

Уголовный кодекс Республики Польша отличается тем, что положительное посткриминальное поведение виновного в преступлении, посягающем на культурные ценности, лица напрямую влияет на уголовно-правовую оценку содеянного. Так, в случае если виновный, совершивший одно из перечисленных в ст. 295 УК преступлений, «добровольно возместил вред либо возвратил в неповрежденном состоянии вещь, имеющую особое значение для культуры, суд может применить чрезвычайное смягчение наказания и даже отказаться от его назначения» 41.

Уголовные кодексы не всех цивилизованных государств содержат составы преступлений, в качестве предмета которых специально предусмотрены культурные ценности. Например, в УК Голландии, Швейцарии, Швеции такие составы не включаются.

39  См.: Борьба с кражами и контрабандой культурных ценностей. М., 1999. С. 3.

40 Соединенные Штаты Америки. Конституция и законодательные акты / Под ред. О.А. Жидкова. М., 1993. С. 682-683.

41 Уголовный кодекс Республики Польша. СПб., 2001.

174

Злободневной является борьба с преступными посягательствами на культурные ценности также в государствах СНГ.

В Западной Европе действует около 50 преступных группировок, специализирующихся на криминальном бизнесе антикварными ценностями государств СНГ. В США, Италии, Израиле, Франции, Великобритании существует более 1000, а в Германии около 6000 магазинов, основным видом деятельности которых является торговля культурными ценностями народов стран Содружества 42.

Характеризуя законодательство стран СНГ, устанавливающее уголовную ответственность за посягательства на культурные ценности, нужно отметить следующее.

Генезис уголовного законодательства стран СНГ характеризуется двумя противоположными чертами. С одной стороны, намечается тенденция к усвоению нормотворческого опыта других стран. С другой стороны, распад СССР дал странам СНГ большую, чем раньше, возможность вольно и независимо криминализировать или декриминализировать те или иные деяния.

Ярким примером к сказанному является Уголовный кодекс Республики Казахстан. Содержание ст. 180 УК Республики Казахстан «Хищение предметов, имеющих особую ценность» полностью совпадает с содержанием ст. 164 УК Российской Федерации. Однако в названном УК состав этого преступления является единственным, где в качестве предмета преступления предусмотрены культурные ценности . Несмотря на международные рекомендации об установлении в национальных законодательствах уголовной ответственности за невозвращение в установленный срок на территорию определенного государства вывезенных за его пределы предметов и документов художественного, исторического, культурного и археологического достояния народов этого государства и

42 См.: Щерба СП. Указ. соч. С. 109.

43 См.: Уголовный кодекс Республики Казахстан. Челябинск, 1997.

175

зарубежных стран, если такое возвращение является обязательным, УК Казахстана такой ответственности не устанавливает.

Как подчеркивается в юридической литературе, отрицательным моментом является существенный разнобой в УК государств-участников СНГ, заключающийся в установлении уголовной ответственности за преступления, посягающие на культурные ценности . Например, только в УК России (ст. 164), УК Туркменистана (ст. 233) и УК Казахстана (ст. 180) закреплены специальные составы преступлений, предусматривающие уголовную ответственность за хищение культурных ценностей. В УК других государств СНГ уголовная ответственность за рассматриваемое преступление наступает либо как за хищение любого другого имущества (УК Узбекистана, Украины и др.)5 либо как за хищение чужого имущества, совершенное в особо крупных размерах, независимо от способа хищения (УК Киргизии).

Ответственность за невозвращение в установленный срок на территорию определенного государства вывезенных за его пределы предметов и документов художественного, исторического, культурного и археологического достояния народов этого государства и зарубежных стран, если такое возвращение является обязательным, предусмотрена только в УК России, Беларуси и Киргизии. УК других стран СНГ, вопреки рекомендациям ООН, не содержат норм, устанавливающих ответственность за указанное преступное бездействие.

Продолжается процесс реформирования уголовного законода­тельства государств-участников СНГ. Так, в 1999 г. был принят новый Уголовный кодекс Республики Беларусь, вступивший в действие с 1 января 2001 г., а с 1 сентября того же года вступил в силу Уголовный кодекс Украины, принятый 5 апреля 2001 г. В связи с этим необходимо отметить основные черты УК этих государств в части установления ответственности за

44 См.: Щерба СП. Указ. соч. С. 111.

176

посягательства на культурные ценности за исключением рассмотренных выше составов преступлений.

Положительным явлением следует признать размещение составов умышленного и неосторожного уничтожения или повреждения культурных ценностей по различным статьям в УК Беларуси 1999 г. (статьи 344 и 345 соответственно) 45. Очевидно, что не следует отождествлять степень общественной опасности преступлений при наличии разных форм вины -умысла и неосторожности, что, в свою очередь, влияет на назначение наказания за содеянное. Умышленное уничтожение либо повреждение особо охраняемых природных объектов теперь включено в главу, предусматривающую ответственность за преступления против экологической безопасности и природной среды, что, по нашему мнению, является верным, поскольку объектом этого преступления в первую очередь следует считать не общественную нравственность, а экологически безопасную обстановку на территории государства и за ее пределами.

Ст. 346 УК Беларуси устанавливает ответственность за надругательство над памятниками истории и культуры при отсутствии признаков их уничтожения или повреждения. Наличие этой нормы в новом УК Беларуси свидетельствует о стремлении законодателя криминализировать круг деяний, посягающих на культурные ценности, на которые действие ст. 344 УК не распространяется.

Недостатком конструкции состава контрабанды, предусмотренного ст. 228 УК Беларуси, следует признать отсутствие специального указания на культурные ценности как на предмет преступления и квалифицирующее обстоятельство. Между тем на мировом уровне контрабанда культурных ценностей признана одним из опаснейших преступлений транснацио­нального характера. Поэтому совершение контрабандных действий в отношении рассматриваемого предмета значительно повышает степень общественной  опасности.  На  это,   как  нам  кажется,   необходимо  было

45 См.: Уголовный кодекс Республики Беларусь. Минск, 2001.

177

обратить внимание белорусскому законодателю при конструировании состава данного преступления.

Не является квалифицирующим обстоятельством контрабанда культурных ценностей и в ст. 201 УК Украины, несмотря на специальное выделение их в качестве предмета преступления в ч. 1 указанной статьи.

Ст. 193 УК Украины предусматривает ответственность за присвоение найденного или случайно оказавшегося у виновного чужого имущества, имеющего особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, а также клада. Состав данного преступления является схожим с предлагаемым нами в параграфе четвертом главы второй настоящей работы составом преступления. Поэтому, на наш взгляд, следует признать положительным явлением установление украинским законодателем уголовной ответственности за указанное деяние.

Таким образом, анализ уголовно-правовых мер борьбы с общественно опасными посягательствами на культурные ценности, используемых рядом зарубежных государств, показал, что некоторые из них могут быть включены в УК РФ. Так, российскому законодателю следовало бы учесть опыт Испании, Китая и Украины в области установления уголовной ответственности за незаконные археологические раскопки и присвоение найденных культурных ценностей. Необходимо изучить возможность дополнения ст. 164 УК РФ поощрительной нормой, подобной той, которая согласно ст. 296 УК Польши предусматривает смягчение наказания или освобождение от его отбывания лица, добровольно возвратившего в неповрежденном состоянии похищенную культурную ценность. Заслуживает внимания решение вопроса об ответственности за надругательство над памятником истории и культуры, умышленное или неосторожное уничтожение или повреждение культурных ценностей в УК Беларуси.

178

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Резюмируя результаты анализа поставленных в работе проблем, можно сделать некоторые обобщенные выводы.

1.    Специфика        предмета        рассматриваемых        преступных посягательств состоит в том, что культурные ценности имеют особый статус среди другого имущества за счет наличия в них исторической, научной, художественной или иной культурной (нематериальной) ценности. Утрату предмета, имеющего один из указанных признаков, следует рассматривать главным образом не как материальный ущерб собственнику, а как потерю небольшой    частицы    культуры    России,    как    вред    всему    обществу. Следовательно,     основная     общественная     опасность     исследованных преступлений состоит в неоценимой и практически невосполнимой утрате культурного наследия, резервы которого не бесконечны. Такие деяния могут привести     к     постепенной     деградации     российского     общества,     что непозволительно, особенно для настоящего переломного периода российской истории.

2.    Несмотря на некоторое снижение темпов роста преступности, связанной с культурными ценностями, количество посягательств на данный предмет остается чрезвычайно большим. Культурное наследие России все еще    продолжает    подвергаться    разорению,    а    уникальные    ценности продолжают    вывозиться    за   границу    нелегальным    путем.    Здесь    же необходимо отметить, что хищение и последующая контрабанда культурных ценностей на сегодняшний день являются самыми распространенными и самыми      опасными      посягательствами      на      культурное      наследие. Предупреждение названных и других подобных преступлений возможно путем устранения недостатков в сфере государственного учета имеющихся в стране культурных ценностей, сфере обеспечения охраны объектов, где находятся   культурные   ценности,   в   деятельности   правоохранительных

органов по борьбе с указанным видом преступности. Необходима также пропаганда в области, связанной с правовым режимом культурных ценностей в России.

3.    Различная трактовка предмета преступления в статьях УК РФ, предусматривающих   ответственность   за   посягательства   на   культурные ценности, вносит путаницу в определение предмета и объекта преступлений. Необходимо унифицировать терминологию УК РФ путем ввода в оборот единого   для   всех   соответствующих   составов   преступлений   термина «культурные ценности». В статье УК, предусматривающей ответственность  за хищение культурных ценностей, следует закрепить их определение как уникальных     вещественных     результатов     человеческой     деятельности, имеющих   важное   историческое,   научное,   художественное   или   иное культурное значение для общества.

4.    В ходе исследования обозначилась необходимость изложить статьи   164,   175,   190,  214 и 243  УК в новой редакции. Неосторожное уничтожение   или   повреждение   культурных   ценностей   из   ст.   243   УК необходимо   выделить  в   самостоятельный  состав.   Поскольку  основным объектом     хищения     культурных     ценностей     является     общественная нравственность, целесообразно перенести указанную норму в главу 25 УК. Основным объектом уничтожения или повреждения природных комплексов или   объектов,   взятых  под   охрану   государства  (ст.   243   УК),   является экологическая безопасность. Уголовная ответственность за это же деяние предусмотрена в ст. 262 УК. В связи с этим указанную норму из ст. 243 УК необходимо исключить.

5.    Сложная  ситуация,  существующая в  сфере  археологических раскопок, требует включения в главу 25 УК ст. 2433, предусматривающей уголовную    ответственность    за    незаконное    завладение    культурными ценностями,    не    имеющими    собственника,    или    собственник   которых неизвестен.   Диссертант  не   исключает   возможности   расширения   сферы действия приведенной нормы в дальнейшем путем выделения в качестве

180

предмета незаконного завладения каких-либо других специфических предметов материального мира. Однако обоснование такой необходимости не входит в задачи настоящего исследования.

6.    К настоящему времени в странах Европы, а также в мире в целом наметились три основные тенденции совершенствования деятельности правоохранительных    органов    по    охране    культурного    достояния:    а) специализация подразделений и служб по охране культурных ценностей и повышение уровня их квалификации; б) сотрудничество между ними как на межведомственном,  так  и  на международном уровне;  в) централизация деятельности   по   получению   информации   о   похищенных   культурных ценностях, как на государственном, так и на международном уровне.

7.    К последней трети XX столетия преступность,  связанная с незаконным оборотом культурных ценностей, приобрела транснациональный характер. В связи с этим возникла необходимость в международно-правовой регламентации их охраны. Всеобъемлющего международного документа, регулирующего вопросы охраны культурных ценностей, сейчас в мире нет. Правовая  база  в  данной  области  распадается  на ряд  самостоятельных международных    правовых    актов,    которые,    как    правило,    не    носят определенной отраслевой, в том числе и уголовно-правовой направленности. В основном эти акты ограничиваются общими и диспозитивными, а подчас противоречивыми,   положениями   в   отношении   установления   уголовной ответственности за те или иные деяния во внутренних законодательствах стран.   Поэтому   сделать   вывод   об   определенном   влиянии   конкретного международного акта на уголовное законодательство России практически невозможно. Диссертантом рекомендовано разработать и принять единый международный      документ      об      охране      культурных      ценностей, предусматривающий отдельную совокупность уголовно-правовых норм.

8.    В отличие от уголовного законодательства стран СНГ, УК РФ выглядит   более   конструктивным   в   плане   выполнения   Россией   своих международных обязательств по вопросам охраны культурных ценностей и

181

принятия к исполнению Рекомендаций ЮНЕСКО. Анализ международных договоров, в которых в качестве стороны участвует Россия, позволяет сделать вывод о том, что требования соответствующих международных актов в российском уголовном законодательстве в большей мере учтены. Так, например, Россией учтены требования Конвенции о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности, 1970 г., согласно которым вывоз культурных ценностей за пределы государства должен разрешаться только при наличии специального свидетельства. Между тем Россией не в полной мере реализованы отдельные предписания некоторых Конвенций. Так, формирование Федерального реестра произведений старины и изобразительного искусства в настоящее время происходит слишком медленно, поэтому в России до сих пор отсутствует единый банк данных культурных ценностей. В УК РФ отсутствует ответственность за незаконные археологические раскопки, что позволяет оставлять данные общественно опасные деяния безнаказанными. В связи с этим считаем целесообразным учесть законодательный опыт Испании. В УК этого государства установлена уголовная ответственность за присвоение с целью наживы вещи, имеющей художественную, историческую, культурную или научную ценность, которая была потеряна или собственник которой неизвестен.

182

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ И ОФИЦИАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

1.1.     Конституция Российской Федерации. - М., 1999.

1.2.     Устав   Организации   Объединенных   Наций   по   вопросам образования, науки и культуры // Свод нормативных актов ЮНЕСКО. - М., 1991.

1.3.     Конвенция   о   защите   культурных   ценностей   в   случае вооруженного конфликта от  14 мая  1954 г. // Свод нормативных актов ЮНЕСКО. -М., 1991.

1.4.     Конвенция    о    мерах,    направленных    на    запрещение    и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности, от 14 ноября  1970 г. // Сборник действующих договоров,    соглашений   и   конвенций,   заключенных   с   иностранными государствами. - М., 1967. - Вып. XXIII.

1.5.     Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия от 16 ноября 1972 г. // Свод нормативных актов ЮНЕСКО. - М., 1993.

1.6.     Конвенция    УНИДРУА    о    похищенных    или    незаконно вывезенных культурных ценностях от 24 июня 1995 г. // Московский журнал международного права. - 1996. - № 2.

1.7.     Рекомендация,    касающаяся    принципов    международной регламентации археологических раскопок, от 5 декабря 1956 г. // ЮНЕСКО. Акты Генеральной конференции. 9-я сессия. Резолюции.

1.8.     Рекомендация,    касающаяся    наиболее    эффективных    мер обеспечения общедоступности музеев, от 14 декабря 1960 г. // ЮНЕСКО. Акты Генеральной конференции. 11-я сессия. Резолюции.

1.9.     Рекомендация       о       защите       культурных       ценностей, подвергающихся опасности    в результате проведения общественных или

183

частных работ,  от   19  ноября   1968  г.  // ЮНЕСКО.  Акты  Генеральной конференции. 15-я сессия. Резолюции.

1.10.   Рекомендация     о     сохранении     и     современной     роли исторических ансамблей от 26 ноября 1976 г. // Информационный бюллетень Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ. - 1997. - № 12.

1.11.   Рекомендация    о    международном    обмене    культурными ценностями   от   26   ноября   1976   г.   //   ЮНЕСКО.   Акты   Генеральной конференции. 19-я сессия. Резолюции.

1.12.   Европейская культурная конвенция от 19 декабря 1954 г. // Сборник международных договоров СССР. - М., 1994. - Вып. XLVII.

1.13.   Европейская конвенция об охране археологического наследия от 6 мая 1969 г. // Сборник международных договоров СССР. - М., 1994. -Вып. XLVII.

1.14.Уголовный кодекс Российской Федерации. - М., 1999.

1.15.Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации // Российская газета. - 2001. - 22 декабря.

1.16.Уголовный кодекс РСФСР. - М, 1995.

1.17.Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М., 1997.

1.18.Кодекс РСФСР об административных правонарушениях. - М., 1997.

1.19.Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях // Российская газета. - 2001. - 31 декабря.

1.20.Гражданский кодекс Российской Федерации. I часть. - М., 1999.

1.21.Гражданский кодекс РСФСР. - М., 1991.

1.22.Таможенный кодекс Российской Федерации // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. - 1993. - № 32. - Ст. 1275.

1.23.Основы законодательства Российской Федерации о культуре: Закон Российской Федерации от 9 октября  1992 г. // Ведомости Съезда

народных    депутатов    Российской    Федерации    и    Верховного    Совета Российской Федерации. - 1992. - № 46. - Ст. 2615.

1.24.Основы законодательства Российской Федерации об архивном фонде Российской Федерации и архивах: Закон Российской Федерации от 7 июля 1993 г. // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. - 1993. - № 33. - Ст. 1311.

1.25.   О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР,    Уголовно-процессуальный    кодекс    РСФСР   и    Исправительно- трудовой кодекс РСФСР: Закон Российской Федерации от 29 апреля 1993 г. // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. - 1993. - № 22. - Ст. 789.

1.26.   О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР  и  Уголовно-процессуальный  кодекс  РСФСР:   Закон  Российской Федерации от 1 июля 1994 г. //   Собрание законодательства Российской Федерации. - 1994. - № 10. - Ст. 1109.

1.27.   Об охране окружающей природной среды: Закон РСФСР от 19 декабря 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. - 1992. - № 10. - Ст.

1.28.   О вывозе и ввозе культурных ценностей: Закон Российской Федерации от 15 апреля 1992 г. // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. - 1993. -№20.-Ст. 718.

1.29.   Об обязательном экземпляре документов: Закон Российской Федерации от 29 декабря 1994 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1995. - № 1. - Ст. 1.

1.30.   Об  информации,  информатизации  и  защите  информации: Закон   Российской   Федерации   от   20   февраля    1995    г.   //   Собрание законодательства Российской Федерации. - 1995. - № 8. - Ст. 609.

185

1.31.   Об    особо    охраняемых    природных   территориях:    Закон Российской Федерации от 14 марта 1995 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1995. - № 12. - Ст. 1024.

1.32.   О  культурных  ценностях,  перемещенных  в  Союз  ССР  в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации: Закон Российской Федерации от 15 апреля 1998 г. // Российская газета. - 1998. - 21 апреля.

1.33.   Об охране окружающей среды: Закон Российской Федерации от 10 января 2002 г. // Российская газета. - 2002. - 12 января.

1.34.   О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об обязательном экземпляре документов»: Закон Российской Федерации от 11 февраля 2002 г. // Российская газета. - 2002. - 14 февраля.

1.35.   Об особо ценных объектах культурного наследия народов Российской  Федерации:  Указ Президента Российской Федерации от 30 ноября 1992 г. // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. - 1992. - № 23. - Ст. 1961.

1.36.   О реализации предметов антиквариата и создании специально уполномоченного    органа    государственного    контроля    по    сохранению культурных ценностей: Указ Президента Российской Федерации от 30 мая 1994 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1994. - № 6. -Ст. 587.

1.37.   О Федеральной службе России по сохранению культурных ценностей: Указ Президента Российской Федерации от 28 ноября 1994 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1994. - № 32. - Ст. 3331.

1.38.   О структуре федеральных органов исполнительной власти: Указ Президента Российской Федерации от 14 августа 1996 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1996. - № 34. - Ст. 4082.

1.39.   Об утверждении Положения о Государственном своде особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации:

186

Постановление Правительства Российской Федерации от 6 октября 1994 г. // Российская газета. - 1994. - 6 октября.

1.40.   О федеральной целевой программе «Развитие и сохранение культуры    и    искусства    Российской    Федерации    (1997-1999    годы)»: Постановление Правительства Российской Федерации от 19 июня 1996 г. // Российская газета. - 1996. - 27 июля.

1.41.   Об   утверждении   Положения   о   Министерстве   культуры Российской     Федерации:     Постановление     Правительства     Российской Федерации от 6 июня  1997 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1997. - № 24. - Ст. 2762.

1.42.   О Федеральной целевой программе по усилению борьбы с преступностью     на     1999-2000     годы:     Постановление    Правительства Российской Федерации от 10 марта 1999 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1999. - № 12. - Ст. 1484.

1.43.   Об общероссийском мониторинге состояния и использования памятников истории и культуры, предметов Музейного фонда Российской Федерации, документов библиотечных фондов, Архивного фонда Российской Федерации, а также кинофонда: Постановление Правительства Российской Федерации от 5 июля 2001  г. // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2001. - № 29. - Ст. 3015.

1.44.   Об охране и использовании памятников истории и культуры: Закон  РСФСР  от   15  декабря   1978  г.  // Ведомости Верховного  Совета РСФСР.- 1978. - № 51. - Ст. 387.

1.45.   Об  утверждении  Положения   об  охране   и  использовании памятников истории и культуры: Постановление Совета Министров СССР от 16 сентября 1982 г. // Собрание постановлений Правительства СССР. - 1982. -№26.-Ст. 133.

1.46.   Новый уголовный кодекс Франции. - М., 1993.

1.47.   Соединенные       Штаты       Америки.        Конституция       и законодательные акты / Под ред. О.А. Жидкова. - М., 1993.

187

1.48. Уголовный кодекс Голландии. - СПб., 2001.

1.49. Уголовный кодекс Дании. - СПб., 2001;

1.50. Уголовный кодекс Испании. - М., 1998.

1.51. Уголовный кодекс Китайской Народной Республики. - СПб., 2001.

1.52. Уголовный кодекс Республики Беларусь. - Минск, 2001.

1.53. Уголовный кодекс Республики Болгария. - СПб., 2001.

1.54. Уголовный кодекс Республики Казахстан. - Челябинск, 1997.

1.55. Уголовный кодекс Республики Польша. - СПб., 2001.

1.56. Уголовный кодекс Украины. - СПб., 2001.

1.57. Уголовный кодекс ФРГ. - М., 1996.

1.58. Уголовный кодекс Швейцарии. - М., 2000.

1.59. Уголовный кодекс Швеции. - М., 2000.

1.60. Уголовный кодекс Эстонской республики. - СПб., 2001.

2. СУДЕБНО-СЛЕДСТВЕННАЯ    ПРАКТИКА,    СТАТИСТИЧЕС­КИЕ МАТЕРИАЛЫ

2.1.  Архив следственного отдела ГУВД г. Владивостока за 2000 г.

2.2.   Архив следственного отдела ГУВД г. Владимира за 2000 г.

2.3.   Архив следственного отдела ГУВД г. Москвы за 1999-2000 г.г.

2.4.   Архив следственного отдела ГУВД г. Нижнего Новгорода за 2000 г.

2.5.   Архив следственного отдела ГУВД г. Пскова за 1999 г.

2.6.   Архив следственного отдела ГУВД г. Хабаровска за 2000 г.

2.7.  Архив Тракторозаводского федерального районного суда г. Челябинска за 1998-2000 г.г.

2.8.   Архив федерального суда Центрального района г. Челябинска. 1996-2000 г.г.

188

2.9.Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1993. -№6.

2.10.Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1993. -№11.

2.11.Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1995. -№7.

2.12.Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1996. -№6.

2.13.Бюллетень Верховного Суда РСФСР. - 1981. - № 6.

2.14.0 некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 апреля 1995 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1995. - № 7.

2.15.0 судебной практике по делам о грабеже и разбое: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 марта 1966 г. // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации (1961 - 1993). - М, 1994.

2.16.Преступные посягательства на культурные ценности в России: Статистический сборник. 1991-1993. - М., 1994.

2.17.Преступные посягательства на культурные ценности в России: Статистический сборник. 1991-1995. - М., 1996.

2.18.Преступные посягательства на культурные ценности в России: Статистический сборник. 1992-1996. - М., 1997.

2.19.Преступные посягательства на культурные ценности в России: Статистический сборник. 1995-1999. - М, 2000.

2.20.Преступные посягательства на культурные ценности в России: Статистический сборник. 1996-2000. - М., 2001.

2.21.Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации 1961 - 1993. - М., 1994.

 . 189

2.22.Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М., 1997.

2.23.Судебная статистика: Преступность и судимость (современный анализ данных уголовной статистики России 1923-1997 годов). - М., 1998.

3. УЧЕБНИКИ И НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОММЕНТАРИИ

3.1.  Базаров Р.А., Никитин Е.В. Уголовно-правовая характеристика насильственных хищений чужого имущества: Учеб. пособие. - Челябинск,  2001.

3.2.   Введение в философию: Учебник для вузов. В 2 ч. / Под ред. И.Т. Фролова. - М., 1990.

3.3.   Козлов А.П. Соучастие: традиции и реальность: Учеб. пособие. - Красноярск, 2000.

3.4.   Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко. - М., 1996.

3.5.   Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. - М., 1996.

3.6.   Криминалистика: Учеб. для вузов / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. - М., 1994.

3.7.   Криминология: Учебник для юридических вузов / Под ред. В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова и СВ. Степашина. - СПб., 1999.

3.8.   Культурология: Теория и история культуры: Курс лекций. 4.1.-Челябинск, 1994.

3.9.   Кушнаренко Н.Н. Документоведение: Учебник. - Киев, 2000. З.Ю.Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право.-

М, 1999.

З.П.Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. - М., 1996.

*                                                                                                   190

3.12.Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. П. Н. Панченко. Т. 1. - Нижний Новгород, 1996.

ЗЛЗ.Обществознание: Учебное пособие / Под ред. В.А. Лебедева и Г.В. Хашимова. - Челябинск, 2000.

З.Н.Панов В.П. Международное уголовное право. - М., 1997.

3.15. У головное право Российской Федерации:  Особенная часть: Учебник / Под ред. А.И. Марцева. Омск, 2000.

3.16. У головное право России. Часть особенная: Учебник для вузов / '*>               Отв. ред. Л.Л. Крутиков. - М., 1999.

3.17. У головное право России: Учебник для вузов. Т. 2. Особенная часть / Под ред. А.Н. Игнатова и Ю.А. Красикова. - М., 1999.

3.18. У головное  право.   Общая часть:  Учебник / Под ред.  В.Н. Петрашева. - М., 1999.

3.19. У головное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. А.И. Рарога.-М., 1996.

3.20.Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой и Г.П. Новоселова. - М., 1997.

3.21. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. П.А. Лупинской. - М., 1997.

4. СПЕЦИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

4.1.     Александров Е. Международно-правовая защита культурных ценностей и объектов. - София, 1978.

4.2.     Андреев     С,     Образцов     В.      Документ     как     объект криминалистики и следственной практики // Уголовное право. - 2000. - № 2.

4.3.     Баландкж В.Н. Экологические преступления. - Омск, 1998.

4.4.     Барчукова Н.К. Конвенция ЮНИДРУА по похищенным или незаконно   вывезенным   культурным   ценностям   //   Московский   журнал международного права. - 1996. - № 2.

4.5.     Богуславский   М.М.   Международная   охрана   культурных ценностей. - М., 1979.

4.6.     Богуславский     М.М.     Современные     правовые     вопросы возвращения   культурных   ценностей   в   страну   их   происхождения   // Государство и право. - 1992. - № 11.

4.7.     Борзенков    Г.    Новое    в    уголовном    законодательстве    о  преступлениях против собственности // Законность. - 1985. - № 2.

4.8.     Бородак А. Ответственность за умышленное уничтожение, разрушение    или    порчу    памятников    культуры    //    Социалистическая законность. - 1979. - № 10.

4.9.     Борьба с  незаконным  оборотом  культурных  ценностей  в странах Западной и Восточной Европы. Обзорная информация. Зарубежный опыт. Выпуск № 13. - М., 1995.

4.10.   Васильева   М.В.,   Савельева   И.В.   Памятники   истории   и культуры как объекты гражданско-правовой охраны // Советское государство и право. - 1985. -№ 10.

4.11.   Векленко В.В. Квалификация хищений. - Омск, 2001.

4.12.   Власть:      криминологические      и      правовые      проблемы. Российская криминологическая ассоциация. - М., 2000.

4.13.   Волженкин    Б.    Принцип    справедливости    и    проблемы множественности преступлений по УК РФ // Законность. - 1998. - № 12.

4.14.   Волженкин Б.В. Экономические преступления. - СПб., 1999.

4.15.   Галенская Л.Н. Музы и право. - Л., 1987.

4.16.   Галенская     Л.Н.     Правовые     проблемы     сотрудничества государств в борьбе с преступностью. - Л., 1978.

4.17.   Галиакбаров   P.P.   Борьба   с   групповыми   преступлениями. Вопросы квалификации. - Краснодар, 2000.

 192

4.18.   Гаухман     Л.Д.,     Максимов     СВ.     Ответственность     за преступления против собственности. - М., 1997.

4.19.   Гаухман    Л.Д.,    Максимов    СВ.    Преступления    в    сфере экономической деятельности. - М., 1998.

4.20.   Горбачев В. Г. Похищение сокровищ // Советская юстиция.-1986.-№ 11.

4.21.   Горбачев    В.Г.,    Гуров    А.И.    Борьба    с     преступными посягательствами на культурные ценности в зарубежных странах: Учебное пособие. -М., 1992.

 4.22.   Горбачев В.Г., Гуров А.И. Предупреждение и раскрытие краж культурных ценностей: Учебное пособие. - М., 1983.

4.23.   Горбачев В.Г., Растопчин В.Г., Тищенко В.Н. Культурные ценности.    Понятие,    порядок   приобретения,    хранения    и    обращения: Справочное пособие. - М., 1994.

4.24.   Гуров   А.И.   Профессиональная   преступность:   прошлое   и современность. - М., 1990.

4.25.   Гучков  В.В.   Предупреждение  преступлений,   связанных  с незаконным   приобретением   и   сбытом   историко-культурных   ценностей: Лекция.-М., 1983.

4.26.   Жевлаков Э.Н. Уголовно-правовая охрана природной среды в Российской Федерации. - М., 1997.

4.27.   Зданович  Г.Б.,  Хабдулина М.К.  Курган  Темир  // Ранний железный     век     и     средневековье     Урало-иртышского     междуречья: Межвузовский сборник. - Челябинск, 1987.

4.28.  Как провезти через границу культурные ценности, оружие и боеприпасы, растения и животных / Сост. Н.Т. Краснолуцкая. - М., 1998.

4.29.   Карпец И.И. Международная преступность. - М., 1988.

4.30.   Клейменов     М.П.,     Харитонов     А.Н.     Прогнозирование преступности. - Омск, 1995.

if                                                                                                  m

4.31.   Ковалев М.И.  Соучастие в преступлении. - Екатеринбург,

1999.

4.32.   Корчагин А.Г., Иванов A.M., Щербаков А.В. Экономические преступления (политико-правовые аспекты). - Владивосток, 1999.

4.33.   Кочои  СМ.   Ответственность за корыстные  преступления против собственности. - М., 2000.

4.34.   Кражи   произведений   искусства.    Обзорная   информация. Зарубежный опыт. Вып. № 2. - М., 1994.

4.35.   Куражов А.В. Особенности хищений культурных ценностей в k               современных условиях: Лекция. - М., 1993.

4.36.   Мальцев   В.В.   Принципы   уголовного   законодательства   и общественно опасное поведение // Государство и право. - 1997. - № 2.

4.37.   Марцев А.И. Общие вопросы учения о преступлении. - Омск, 2000.

4.38.   Международное  уголовное  право  // И.П.   Блищенко,  Р.А. Каламкарян, И.И. Карпец и др. / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев. - М., 1995.

4.39.   Методическое пособие по осмотру и описанию предметов антиквариата   (иконы,   церковная   утварь,   помещения,   одежды).   ГУВД Челябинской области. - Челябинск, 1999.

4.40.   Михайлов И. Барышники от антиквариата // Человек и закон.-1978.-№5.

4.41.   Михальцевич  В.А.,   Сабитов  Р.А.   Конституция   СССР   об охране культурных ценностей и уголовная ответственность за их хищение // Социально-экономические аспекты борьбы с правонарушениями: Сб. науч. тр. - Омск, 1980.

4.42.   Молчанов     С.Н.     К     вопросу     об     использовании     в законодательстве понятий «культурное наследие» и «культурное достояние» //Юрист.- 1999.-№3.

4.43.   Налоговые и иные экономические преступления:  Сборник научных статей / Под ред. Л.Л. Кругликова. - Ярославль, 2000.

АЛА. Орлов   И.   На   бога   надейся...   //   Щит   и   меч:   еженед. общественно-политическая газета МВД СССР. - 1991. - 14 марта.

4.45.   Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. B.C. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. - М., 1996.

4.46.   Первушин В.М. Методика расследования уголовных дел о хищениях антиквариата. - М., 1993.

4.47.   Первушин В.М. Расследование краж предметов антиквариата: Пособие / Под ред. А.И. Гурова. - СПб, 2001.

4.48.   Преступность, статистика, закон. - М., 1997.

■->                               4.49. Преступность   -   угроза   России.   Обозреватель:   информа-

ционно-аналитический еженедельник. - 1993. - № 2 (6).

4.50.   Растопчин В.Г., Кузнецова Н.И., Иванова Л.Е. Культурные ценности.    Понятие,    порядок    приобретения,    хранения    и    обращения: Справочное пособие. Часть V. - М., 1998.

4.51.   Рахманов Ю. Остановить маховик разрушения // Социали­стическая законность. -1988.-№10.

4.52.   Родионов К.С. Интерпол: миф и действительность. - М., 1986.

4.53.   Сборник   действующих   нормативных   правовых   актов   и наиболее значимых работ по проблемам сохранения культурных ценностей (по состоянию на 1 августа 1999 г.). - М., 2000.

4.54.   Сергеев   А.П.   Виды   памятников   истории  и  культуры   по советскому законодательству // Советское государство и право. - 1990.

4.55.   Сергеев    А.П.    Гражданско-правовая    охрана    культурных ценностей в СССР. - Л., 1991.

4.56.   Сергеев А.П. Культурные ценности как правовая категория // Правоведение. - 1990. - № 4.

4.57.   Современные    проблемы    борьбы    с    транснациональной преступностью:       Материалы       международной       научно-практической конференции. - Краснодар, 2000.

 195

4.58.   Стешенко Л.А. Правовые вопросы охраны и использования

памятников истории и культуры // Советское государство и право. - 1977. -№6.

4.59.   Щерба СП., Приданов С.А. Преступления, посягающие на культурные ценности, и их квалификация по УК РФ // Журнал российского права.- 1998.-№ 9.

4.60.   Щерба   СП.,   Приданов   С.А.   Уголовно-правовая   охрана предметов      и      документов,      имеющих      историческую,      научную, художественную или культурную ценность / Под ред. СП. Щербы. - М.,  2000.

4.61.   Щерба СП. Проблемы уголовно-правовой охраны истори­ческих, научных, художественных и культурных ценностей государств СНГ от преступных посягательств // Уголовное право. - 1999. - № 1.

4.62.  Яни С.А., Сырых В.М. Эффективность уголовного законода­тельства об охране памятников // Советское государство и право. - 1990. -№3.

4.63.   Global Report on Crime and Justice. - New York, 1999.

4.64.   Jeff Ferrell. Culture, Crime, and Cultural Criminology // Journal of Criminal Justice and Popular Culture. - 1995. - № 3(2).

5. ДИССЕРТАЦИИ И АВТОРЕФЕРАТЫ ДИССЕРТАЦИЙ

5.1.   Булатов Р.Б. Культурные ценности: правовая регламентация и юридическая защита: Дис. ... канд. юрид. наук. - СПб., 1995.

5.2.   Векленко  В.В.  Квалификация  хищений  чужого  имущества: Автореф. дис. ... док. юрид. наук. - Екатеринбург, 2001.

5.3.   Гайдашов   А.В.    Уголовная    ответственность    за   хищения предметов,   имеющих   особую   историческую,   научную   или   культурную ценность: Дис. ... канд. юрид. наук. - М., 1997.

196

5.4.  Горбачев   В.Г.    Организация   и   тактика   раскрытия   краж культурных ценностей: Дис. ... канд. юрид. наук. - М., 1983.

5.5.  Кочои   СМ.   Ответственность   за   корыстные   преступления против собственности по законодательству России: Дис. ... док. юрид. наук. -М., 1999.

5.6.  Приданов С.А. Расследование преступлений, посягающих на предметы и документы, имеющие историческую, научную, художественную и культурную ценность: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 1997.

5.7.  Савельев    Д.В.    Преступная    группа    в    сфере    уголовной ответственности: Дис. ... канд. юрид. наук. - Екатеринбург, 2000.

5.8.  Хашимов     Д.А.     Уголовно-правовая     охрана     природных территорий и объектов: Дис. ... канд. юрид. наук. - Челябинск, 1998.

5.9.  Шеслер А.В. Групповая преступность: криминологические и уголовно-правовые   аспекты:   Автореф.   дис.    ...    докт.   юрид.   наук.    -Екатеринбург, 2000.

5.10.Шибков О.Н. Принципы и нормы международного права как источники уголовного права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. -Ставрополь, 2000.

5.11.Шульга А.В. Присвоение или растрата в условиях становления рыночных отношений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Краснодар, 2000.

 

Обратно