МОСКОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ

На правах рукописи Стрельников Анатолий Иванович

"Ответственность за убийство, совершенное

при обстоятельствах, отягчающих наказание"

(ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса

Российской Федерации)

Специальность 12.00.08 -уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Ткаченко В.И.

Москва - 1997 год

Содержание

стр.

Введение...............................................   1-6

Глава 1. Юридический состав убийства.........................7-51

Параграф 1. Понятие убийства........................  7-14

Параграф 2. Объект как элемент состава убийства.........   15-20

Параграф 3. Объективная сторона как элемент состава

убийства...............................21-39

Параграф 4. Субъективная сторона состава убийства........40-47

Параграф 5. Субъект состава убийства...................47-51

Параграф 6. Виды убийств............................51

Глава II. Составы убийств при обстоятельствах, отягчающих

наказание..................................... 52-131

1.  Убийство двух и более лиц ( п. "а" ч. 2 ст. 105 УК) . . . .55-59

2.  Убийство лица и его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнени­ем общественного долга (п. "б" ч. 2 ст. 105 УК).......59-67

3.  Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с по­хищением человека или захватом заложника

(п. "в" ч. 2 ст. 105 УК)..........................67-71

4.  Убийство женщины, заведомо для виновного находя­щейся в состоянии беременности ( п. г" ч.2 ст.105 УК)  71-72

5.  Убийство, совершенное с особой жестокостью

(п. "д" ч. 2 ст. 105 УК)..........................73-80

6.  Убийство, совершенное общеопасным способом

(п. "е" ч. 2 ст. 105 УК)..........................80-87

7.  Убийство, совершенное группой лиц, по предваритель­ному сговору или организованной группой

(п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК).........................87-93

8.  Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством, бандитизмом ( п. "з" ч. 2 ст. 105 УК) . .'.............93-104

9  Убийство из хулиганских побуждений (п. "и" ч. 2

ст. 105 УК)..................................104-109

10.  Убийство с целью скрыть другое преступление или об­лепить его совершение, а равно сопряженное с изна­силованием или насильственными действиями сексу­ального характера.............................110-114

11.  Убийство по мотиву национальной, расопой, религи­озной ненависти или вражды либо кровной мести

(п. "л" ч. 2 ст. 105 УК).........................114-117

12.  Убийство с целью использования органов или тканей потерпевшего (п. "м" ч. 2 ст. 105 УК)..............117-118

13.  Убийство, совершенное неоднократно

( п. "н" ч. 2 ст. 105 УК).........................119-127

14.  Классификация обстоятельств, отягчающих наказание

в составе убийства.............................127-131

Глава III. Убийство и вопросы Общей части УК Российской

Федерации......................................131-172

Параграф 1. Покушение на убийство...................134-142

Параграф 2. Соучастие при убийстве..................143-153

Параграф 3. Совокупность при убийстве................154-158

Параграф 4. Наказуемость за убийство при обстоятельствах,

отягчающих наказание...................159-168

Выводы и предложения.....................................168-172

Законы, научная литература, разъяснения и практика высших органов судебной власти..........................................173-183

1. Литература, использованная при написании диссертации . 173-180

2.  Законы и другие нормативные акты.................180-181

3.  Разъяснения и практика высших органов судебной власти 181-182

4.  Материалы периодической печати..................183

Введение

Начавшаяся в 1985 году перестройка в России политической, экономической и социальных сторон жизни пробудили сепаратизм у националистически настроенных слоев общества. Руководящие структуры государства не хотели и не могли приоста­новить его развитие. В результате разрушился СССР. Вспыхнули межнациональные военные столкновения, начались гражданские войны (в Грузии, Таджикистане, на Северном Кавказе). В Россию хлынул поток беженцев. Многие из них не нашли ра­боты, жилье. Экономические связи между суверенными республиками стали ру­шиться. Последствиями оказались острый экономический кризис и колоссальная безработица, потрясающее падение жизненного уровня людей, появление массовой беспризорности, создающие условия для обвального роста преступности. Нестабиль­ность и слабость власти, коррумпированность чиновничества породили мафиозный передел собственности и кабинетов во властных структурах.

Общество оказалось расколото на две части. Этот раскол растет непрерывно. Идет имущественное расслоение населения, порождая пьянство, озлобленность, аг­рессивность, насилие среди малоимущих граждан, протест против  неравенства.1

Растет преступность, падает нравственность. Жестокость становится  нормой.

Расплодившиеся криминальные элементы стали пачковаться в организованные группы. По словам Министра МВД Российской Федерации, высказанным на парла­ментских слушаниях, в России в 1994 году действовало 200 тысяч преступных фор­мирований.2 Эта цифра вызывает сомнение. Другой Министр МВД Российской Фе­дерации в другое время назвал 9000 банд. Всю территорию нашей страны контроли­рует 6,5 тысяч ганстерских группировок. В Москве действует 30 враждующих между

1  Побегайло Э.Ф. Криминальное насилие в России. Социальные конфликты. Вып. № 8, М., 1995, с. 28

2  Российская газета, 1994, 25 ноября

2

собой преступных группировок, в том числе Долгопрудненская, Люберецкая, По­дольская, Чеченская , Грузинская, Азербайджанская, Армянская.1

Появились банды наемных убийц. В последнее время распространяются убийства групп военнослужащих их сослуживцами. Погибло 40 человек в 1995-96 гг.

Галопирует динамика убийств. Вот данные о ней:2

годы

1988

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

число убийств и покушений на убийство

10572

13543

155666

16122

23006

29213

32286

31703

30115

Следует заметить, что на долю убийств, совершенных при обстоятельствах, отяг­чающих наказание, приходится порядка 10%. А в данные за 1995 и 1996 г.г. не во­шли убийства в Чечне. По данным средств массовой информации там погибло не менее 100 тысяч человек и многие десятки тысяч ранены. В статистические данные не вошли до 30 тысяч человек ежегодно безвестно пропадающих и многие погибшие из числа бездомных, которые не учитываются и дела на них не расследуются! По словам Министра внутренних дел Российской Федерации, высказанным не пресс-конференции 4 июня 1996 года, статистические материалы не отражают фактическое положение дела.

Увеличивается число массовых убийств. По числу убийств Россия занимает

S

первое место в мире как в абсолютных, так и в относительных цифрах.4

Число убийств растет и в Москве. В середине 70-х годов их было до 100 слу­чаев в год, в 1991 году - 464, 1992 году - 886, в 1996 году - 1680 случаев. При убийстве широко применяются огнестрельное оружие,  взрывоустройства, в том чис-

1  Российская газета, 1995, 15 декабря

2  Статистические данные взяты из статистических сборников МВД Российской Фе­дерации, опубликованных отдельными сборниками

3  Правда, 1995, 23 мая

4  Российская газета, 1995, 13 июля

ле и радиоуправляемые. В Москве с применением огнестрельного оружия в 1985 году было убито 50 человек, а в 1995 году - 650 человек.' Убийцы до такой степе­ни обнаглели, что совершали преступления у стен МВД Российской Федерации и у 49 отделения милиции г. Москвы2, в помещении муниципального суда, у проку­ратуры одного из округов г. Москвы.

В Москве получили распространение заказные убийства, порожденные кон­куренцией в политической, экономической и мафиозных сферах. Гибнут из­вестные в стране люди (Листьев, Холодов, Мартемьянов). Преступный мир, по словам Президента Российской Федерации, по существу бросил вызов госу­дарству, вступив с ним в открытую конфронтацию3.

Само по себе катастрофическое состояние с убийствами делает актуальным их исследование с позиций права.

Обвальный рост преступности, в том числе и убийств, вынуждал высшие органы власти вести поиск путей борьбы с ней. С этой целью принимались постановле­ния по вопросам борьбы с преступностью: Верховным Советом СССР от 4 августа 1989 г.; Съездом народных депутатов Российской Федерации от 14 декабря 1992 г.; Советом Федерации Российской Федерации от 8 апреля 1994 г.; Государственной Думой от 22 июня 1994 г.; Советом безопасности Российской Федерации от 18 августа 1994 г.; Указом Президента Российской Федерации от 7 марта 1996 г. По­становлением Правительства Российской Федерации от 17 мая 1996 года принята Федеральная целевая программа по усилению борьбы с преступностью на 1996-1997 годы. Борьбе с преступностью уделялось внимание и в ежегодных посланиях Президента Российской Федерации. В законе о Федеральном бюджете на 1997 год финансовые отчисления на содержание МВД, прокуратуры и суда составляют

1 Аргументы и факты, 1996, № 7

2  Московский комсомолец, 1996, 23 декабря

3  Российская газета, 1997, 7 марта

4 громадную сумму - более 21 триллиона рублей. Для сравнения: на госуправление

ассигнуется 11,6 триллионов рублей1. Принимаются и меры организационного по­рядка. В частности, в Главном управлении Московской милиции создано два от­дела по раскрытию убийств. Одно - обычных, а другое - заказных. Однако поло­жение в борьбе с убийствами не изменяется.

В борьбе с данным видом преступлений важное значение имеет новый Уго­ловный кодекс Российской Федерации. Он усилил и расширил ответственность за убийства. В ст. 105 УК имеется ряд положений, которые введены впервые. Они нуждаются в детальном исследовании, что в свою очередь, обуславливает актуаль­ность диссертации.

Вопросы, вытекающие из практики применения законов, устанавливающих ответственность за убийство, были в центре внимания пленумов Верховного Суда СССР и пленумов Верховного Суда Российской Федерации. Следует отметить, что в постановлениях этих судов обнаруживаются противоречия. Их анализ является актуальным. Наука уголовного права уделяла существенное внимание законода­тельству об убийствах и практике его применения. Им посвящены крупные рабо­ты Бородина СВ., Аниянца М.К., Жижиленко А.А., Побегайло Э.Ф., Наумова А.В., Загородникова Н.И., Волкова Б.С, Сташис В.В., Бажанова М.И., Пионтков-ского А.А., Андреева А.В., Ткаченко В.И., Семернева Н.К. и др. Однако при всем обилии литературы не все вопросы, касающиеся квалификации убийств, рассмот­рены до конца и совершенно не исследовались новые обстоятельства, отягчающие наказание.

Исследование проводилось по ряду направлений. Прежде всего автор сделал попытку разобраться в понятии убийства. Оно в законе сформулировано с нару-

1 Российская газета, 1997, 4 марта

шением традиции изложения признаков преступления. Уделено значительное внимание выяснению вопроса о форме п содержании деяния при убийстве и другим признакам состава преступления.

Вторым направлением диссертации является критический анализ всех ука­занных в ч.2 ст. 105 УК Российской Федерации (далее УК) обстоятельств, отяг­чающих наказание, и соответствующих им разъяснений пленумов Верховного Су­да СССР и Верховного Суда Российской Федерации.

Третье направление диссертации посвяшено вопросам Общей части УК, ка­сающимся состава убийства. Здесь также высказаны замечания относительно та­ких институтов, как неоднократность, совокупность, рецидив, покушение на пре­ступление и преступная группа.

Проведенное исследование позволило высказать ряд новых положений, рас­считанных на более глубокое понимание положений, вытекающих из анализируе­мого состава преступления и выработать предложения по совершенствованию за­конодательства и судебной практики. В числе наиболее существенных новелл дис­сертации являются следующие:

1.  Дано новое определение убийства с включением содержания деяния и объекта.

2.  Формой деяния при убийстве названо только действие, а содержанием -насилие.

3.  Предложено из ст. 105 ч.2 УК исключить признаки, относящиеся к мотиву, цели и субъекту.

4.  Предложено исключить ст. 16 УК и признак неоднократности в соответ­ствующих составах преступлений, а преступления, совершенные  неоднократно, квалифицировать по совокупности преступлений.

6

5.  Предложено убийство, имеющее сложный состав, квалифицировать по со­вокупности преступлений. Например, убийство и разбой и т.д.

6.  Предложено в ст. 105 ч.2 УК в качестве обстоятельств, отягчающих наказа­ние за убийство, оставить лишь те, которые относятся к объекту и объективной стороне преступления.

7.  Предложено ст.ст. 8, 14, 30 ч.З УК изложить в редакции ст.ст. 3, 7, 15 УК РСФСР.

Диссертация выполнена на базе уголовного и уголовно-процессуального за­конодательства России, действующего с 1922 года. При ее выполнении было изу­чено 210 уголовных дел об убийствах, рассмотренных Московским городским и Московским областным судами по первой инстанции в 1991-1996г.г., и вся опу­бликованная с 1960 года судебная практика. Были изучены четыре обзора судеб­ной практики по делам об умышленных убийствах, составленных аналитическими группами Московского городского суда и Московского областного суда. Исполь­зовался большой объем литературных источников. При выполнении диссертации учитывался и десятилетний опыт работы в качестве судьи Московского городского и Московского областного судов по рассмотрению по первой инстанции дел об умышленных убийствах.

В процессе подготовки диссертации применялись методы: социологический, сравнительного анализа, обобщений судебной практики, статистических группи­ровок, историко-правовой.

Глава 1. Юридический состав убийства

Состав преступления - правовая категория. Словосочетание "состав пре­ступления" названо в ст.16 УК РСФСР, ст.ст. 8. 29 УК Российском Федерации. ст.5 УПК РСФСР. Однако в законе не дано определения состава преступления. В юридической литературе под составом преступления принято считать сово­купность предусмотренных УК признаков, характеризующих данное деяние как преступление. Стало быть, состав преступления - это его описательная часть. Юридическое значение состава преступления определено в ст.8 УК. Он является основанием уголовной ответственности. Однако описание преступле­ния не может быть основанием ответственности. Им может быть правовое со­бытие - преступление. Именно так оно и понимается в ст.93 ч.1 Конституции Российской Федерации и считалось по ст.З УК РСФСР. Кроме того, считать основанием уголовной ответственности состав преступления представляется неточным. Ведь говорится о том, что в деянии имеются признаки состава. Но деяние - один из признаков состава. Что же тогда означает "деяние" по ст. 8 УК Российской Федерации? Наверное, недействие и бездействие. А что? Неяс­но. Что бы исключить указанные противоречия и неясность, было бы целесо­образным в УК восстановить формулу об основании уголовной ответствен­ности, изложенную в ст.З УК РСФСР.

Параграф 1. Понятие убийства

Уголовные кодексы РСФСР  1926 и  I960 гг. не содержали определения убийства, а лишь предусматривали составы умышленного  и  неосторожного

убийства (ст.ст. 102-103, 109, 106 УК. РСФСР). Отсутствие определения убийства породило неоднозначные суждения относительно содержания и фор­мы деяния при убийстве, что не могло не сказаться на судебной практике.

Пробел в законе восполняли ученые. Они предложили несколько опреде­лений убийства. По мнению Н.И. Загородникова,убийство есть противоправ­ное умышленное или неосторожное лишение жизни другого лица, когда лише­ние жизни является основанием уголовной ответственности1 . В этом определе­нии противоправность названа неконкретно. Такое определение позволяло тер­рористический акт назвать убийством. Кроме того, введение в определение убийства умысла и неосторожности противоречило ст.7 УК Российской Феде­рации.

СВ. Бородин определял убийство как предусмотренное Особенной час­тью УК РСФСР виновное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть2.

Аналогичное определение убийства дал и Ю.А.Красиков3 . Указание на общеправовой характер деяния позволяло отнести к убийству многие другие преступления, которые состояли в лишении жизни (ст.ст. 77, 140, 211, 214 УК РСФСР). Необоснованным оказывалось и указание на вину. Однако нельзя смешивать признак преступления с признаком состава преступления.

М.Д. Шаргородский определял убийство как неправомерное лишение жизни другого человека4 . Здесь также указано на общеправовой характер ли­шения жизни.

1 Загородников Н.И. Преступления против жизни. М., 1961, с.24

2 С.В.Бородин. Квалификация убийства по действующему законодательству. М., 1966, сб. Ответственность за убийство. Квалификация и наказание по Российскому праву. М., 1994, с.8

3 Уголовное право России. М., 1993, с.94

4 Курс советского уголовного права. Часть Особенная. Л., 1973, т.З, с.476

9 По словам В.И.Ткаченко убийство - это предусмотренное главой третьей

Особенной части УК общественно опасное деяние, повлекшее смерть другого человека1 . Недостатком приведенного определения является отсутствие указа­ния на объект преступления, форму и содержание деяния.

Согласно ст. 105 УК убийство - это умышленное причинение смерти дру­гому человеку. Введение в УК понятия убийства является значительным шагом вперед в развитии законодательства о преступлениях против жизни. Указание на умышленный характер действия четко провело границу между убийством и другими преступлениями, сопряженными с неосторожным причинением смер­ти (ст.ст. 263, 264, 266, 268, 349, 350 УК). Они и называются иначе.

Определение убийства в определенной мере согласуется с определением преступления, данным в ст.14 УК и имеющим общий характер. Оно включает в себя такие признаки: общественно опасный характер поведения, его противо­правность, вину и наказуемость. Определение преступления, приведенное в ст.7 УК РСФСР, не содержало признака вины2. Кроме того, в ст.7 УК РСФСР кон­кретизирована общественная опасность деяния путем перечня общественных отношений, на которые оно направлено. Этого в ст.14 УК нет. Для уяснения содержания общественной опасности деяния надо обращаться к ст.2 УК.

Наличие различий в законодательном определении понятия преступле­ния ничем нельзя объяснить. Ведь преступление - объективная категория, ко­торая такой остается всегда. Введение в ст.14 УК дополнительного признака -вины сомнительно. Вина - субъективный признак состава преступления и по­этому вряд ли может быть одновременно признаком другой категории - пре­ступления.

1 Ткаченко В.И. Квалификация преступлений против жизни и здоровья по советскому уголовному праву. М., 1977, с.5

2  Как и во всем уголовном законодательстве России в XX веке.

10

Но дело не только в этом. Вина устанавливается только судом. Значит, деяние становится преступлением только после вступления приговора в закон­ную силу. Чем же оно является до этого? Ведь ст.38 УК допускает причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании задолго до выне­сения приговора и при этом деяние называется преступлением. Введение в по­нятие преступления признака вины делает невозможным применение ст.38 УК. Наличие вины в ст. 14 УК противоречит и другим статьям УК. В ст.ЗОЗ УПК РСФСР говорится, что наказание назначается лицу, признанному винов­ным в совершении преступления. В этой статье вина и преступление считаются самостоятельными категориями. По ней вина не входит в преступление.

Вина как признак преступления не вошла в институты, предусмотренные ст.ст. 22, 23, 37, 39, 40, 41, 75-78 УК. Что же касается норм Особенной части, то вина вошла в понятие только убийства. Значит, законодатель отверг вину как признак абсолютного числа конкретных преступлений. Если в некоторых статьях Особенной части и введена вина, то только в качестве субъективного признака состава преступления (ст.ст.Ш, 112, 113, 115, 118, 168, 215-220 УК). Следует также иметь в виду и то, что ст. 11 Всеобщей декларации прав человека и ст.ст.47, 48, 49 Конституции Российской Федерации вину и преступление считают самостоятельными категориями и не включают ее в преступление.

Приведенное позволяет сказать, что вина не может входить в понятие преступления.

Определение убийства включает в себя три признака: умысел, деяние -причинение и последствия - смерть. Динамическая часть преступления не рас­крыта, т.е. не указано ни формы ее выражения, ни содержания. Во многих других составах преступления законодатель назвал форму деяния - действие

11

(ст.357 УК) или бездействие (ст.ст. 124, 125, 157, 192 УК и др.). В ряде случаев форма деяния вытекает из содержания: оскорбление, клевета, изнасилование, терроризм и др. Из ст. 105 УК Российской Федерации не вытекает форма дея­ния. Так было и по УК РСФСР. Это породило суждение о том, что убийство может быть совершено как действием, так и бездействием.

Деяние в ст. 105 УК названо причинением. В общесмысловом значении причинение означает произвести, послужить причиной чего-то1. Так что и из общесмыслового значения никак не вытекает форма деяния при убийстве.

Вопрос о содержании деяния или убийства можно выяснить из анализа других преступлений, связанных с причинением вреда жизни и здоровью. Взять, к примеру, изнасилование, разбой, истязание, похищение человека, применение насилия в отношении представителя власти, захват заложника и др., в которых в качестве признака состава названо насилие2. Таких составов в УК свыше шестидесяти. Стало быть, деянием при убийстве следует назвать на­силие. Оно вытекает из п.п. "д" и "е" ст. 105 УК и из судебно-медицинской практики, которая наступление смерти делит на насильственное и ненасиль­ственное.

Каждая глава Особенной части УК именуется по объекту преступления. Глава 16 УК называется "Преступления против жизни и здоровья". В содержа­ние многих составов преступления введен объект. Так, в ст.ст. 111, 112, 113, 114, 115, 118 УК им названо здоровье, в ст. 127 УК - свобода, в ст.ст. 129, 130 УК - честь и достоинство.

1  Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1960, с.593

2  Насилие - это болезнетворное воздействие на ткани человека

12

Следуя господствующему приему формулирования диспозиций статей Особенной части УК, полагаю, что было бы полезным ввести указание на объ­ект убийства - жизнь.

Умышленное убийство предусматривается не только ст.ст. 105, 106, 107, 108 УК. Ответственность за убийство фактически установлена и ст.ст. 277, 295, 317 УК. Террористический акт по ст.66 УК РСФСР так и назывался - убий­ством. Правда, предусмотренные им преступления назывались не убийством, а посягательством на жизнь государственного и общественного деятеля, лица, осуществляющего правосудие, сотрудника правоохранительного органа. По­скольку эти преступления караются и смертной казнью, а она на основании ст.59 УК и ст. 20 Конституции Российской Федерации может быть назначена только за тяжкие преступления, посягающие на жизнь, то они фактически яв­ляются видами убийств. Признак посягательства ныне не может иметь расши­рительного толкования.

Посягательство по смыслу ст.2 УК РСФСР и ст.2 УК предполагает окон­ченное преступление, покушение на него, приготовление на него, а также все формы соучастия. На этой основе Пленумом Верховного Суда СССР в поста­новлении от 3 июля 1963 г. "О судебной практике по применению законода­тельства об ответственности за посягательство на жизнь работника милиции и народного дружинника" указано, что посягательство на жизнь предполагает как убийство, так и покушение на него. При этом покушение должно считаться оконченным преступлением, предусмотренным ст.1912 УК РСФСР. При таком толковании признака состава посягательства на жизнь... было возможно осуж­дение виновного к смертной казни. В настоящее время на основании ст.66 УК за покушение на преступление смертная казнь и пожизненное лишение сво-

13

боды не назначаются. В этой связи представляется ошибочным убийство назы­вать посягательством на жизнь, т.е. иначе, чем оно есть на самом деле. Ведь террористический акт по ст.66 УК РСФСР состоял в убийстве, а не в посяга­тельстве на жизнь. Менять формулировку одного и того же акта не только не обоснованно, но и ошибочно. Кроме того, непонятно зачем ответственность за убийство части должностных лиц выделять из ст. 105 п."б" УК и вопреки ст.ст. 17 и 20 Конституции Российской Федерации помещать на задворки УК. При­веденное позволяет убийство определить, как предусмотренное ст.ст. 105. 106-107. 108. 277. 295. 317 УК насильственное лишение жизни другого человека. В этом определении есть все необходимые объективные признаки преступления. Оно служит основанием для отграничения данного преступления от само­убийства и исполнения наказания в виде смертной казни.

В социальном отношении убийство имеет самую высокую степень обще­ственной опасности. Оно отнимает у человека жизнь. Человеческая жизнь -уникальное явление природы. Она - источник всего того, что сделано разумом и руками на земле. Жизнь - высшее благо. Ей нет эквивалента. Она не зани­мается и не покупается. Со смертью человек теряет все: радости и печали, зори и закаты, любовь и ревность, обязанности и права, богатство и бедность, на­слаждение многообразными гранями жизни, само бытие.

Смерть, как брошенный камень в водоем, поднимает эмоциональную волну. Она захватывает сердце родных и близких, вызывая душевные страда­ния, и оставляет болезненный след на многие годы. И не только страдания. Если погибает муж или жена, мать или отец, то резко нарушаются условия и быт всей семьи. Жена и муж остаются вдовыми, а создать новую семью всегда проблематично. Дети лишаются родительской ласки, заботы, воспитания. Не-

14

полные семьи часто источник беспризорности со всеми вытекающими из этого последствиями. Нередко смерть одного ич супругов серьезно уменьшает мате­риальный достаток семьи. Нельзя не иметь в виду тот факт, что каждый чело­век является как бы аккумулятором народных средств, израсходованных на его содержание, воспитание, образование. Эти средства при лишении жизни утра­чиваются безвозвратно.

Человек - творец материальных и духовных ценностей общества, труженик, защитник отечества. Поэтому лишение жизни человека - большой ущерб обществу. Социальная сторона убийства определяет и его правовую сущность: убийство, совершенное умышленно, всегда считалось и считается тяжким преступлением. Хотя не всегда каралось не менее сурово, чем другие тяжкие преступления.

При СССР человеческая жизнь охранялась менее надежно, чем социали­стическая собственность. По УК РСФСР до апреля 1954 г. за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет, в то время как по закону от 7 августа 1932 г. за хищение социалистического имущества предусматривалась и смерт­ная казнь, а по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. -до двадцати пяти лет лишения свободы. УК такую несправедливость устранил. Он поставил умышленное убийство при отягчающих наказание обстоятельствах в ряд особо тяжких преступлений и только за него предусмотрел в качестве на­казания пожизненное лишение свободы, а также смертную казнь. Кроме того, Особенная часть УК начинается со стЛ05 УК, которая предусматривает ответ­ственность за убийство.

15

Параграф 2. Объект как элемент1 состава убийства

Под объектом преступления принято считать охраняемое законом обще­ственное отношение. Теория уголовного права различает общий, родовой , ви­довой и непосредственный объект. Родовые объекты преступлений названы в ст.2 УК и названиях глав УК.

Среди родовых объектов ст.2 УК названы права и свободы человека и гражданина, а также личность. Если иметь в виду, что носителем прав и свобод является человек, то он по ст.2 УК и является объектом преступления. Одно­временно объектом преступления названа и личность, под которой в науке по­нимается совокупность общественных отношений. В то же время глава 18 УК названа "Преступления против половой неприкосновенности и половой сво­боды личности", глава 17 УК - "Преступления против свободы, чести и досто­инства личности", а глава 19 - "Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина". Статья 239 УК предусматривает ответствен­ность за организацию объединения, посягающего на личность и права граждан. Сравнение указанных названий показывает, что личность понимается, прежде всего, как человек. То же вытекает и из ст.21 Конституции Российской Феде­рации. Она провозглашает, что достоинство личности охраняется государством. Понятно, что личность как общественное отношение не имеет достоинства.

Оно само общественное отношение. Достоинство свойственно человеку. Оно представляет собой сознание лицом наличия у него высоких моральных качеств.

1 Элемент - понятие научное. В УК этот термин не употребляется.

16

В общесмысловом значении человек является субъектом общественно-исторической деятельности и культуры' , создание, одаренное разумом, сво­бодной волей и словесной речью2, живое существо, обладающее даром мышле­ния и речи, способное создавать орудия и пользоваться ими в процессе обще­ственного труда3.

Следует иметь в виду, что деятельность, как способ существования чело­века, является источником отношений между людьми и их группами, кстати, и личность понимается, как субъект отношений и сознательной деятельности4.

В общесмысловом значении гражданин - это лицо, обладающее устано­вленными законом правами и обязанностями и обеспечивающие их государ­ственной защитой5 , это член общины или народа6 , это лицо, принадлежащее к постоянному населению данного государства, пользующееся всеми правами, обеспеченными Конституцией, и исполняющее все установленные Конститу­цией обязанности7.

Согласно ст.2 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Права и свободы, входящие в понятие фажданина и являющиеся неотъемлемыми благами человека, превращают че­ловека и фажданина в объект уголовно-правовой защиты, а в случае посяга­тельства  на него -  в объект преступления.    Непосредственным объектом

1 Большая Советская энциклопедия. М., 1972, т.29, с. 137

2Даль В. Толковый словарь русского живого языка, П.М., 1982, т.4, с.588

3  Ожегов СИ. Названные сочинения, с.865

4 Философский энциклопедический словарь. М., 1983, с.314

5 Большая Советская энциклопедия. М., 1972, т. 1, с.704

6 Даль В. Названные сочинения, т.2, с.389

7 Ожегов СИ. Названные сочинения, с. 138

17

убийства является жизнь другого человека. С биологической точки зрения жизнь есть непрерывный обмен вешсств и функционирование систем организ­ма, в том числе головного и спинного мозга. Но жизнь не сводится к биологи­ческой стороне существования человека. Человек - член общества и гражданин, он - носитель многих прав и обязанностей, участник общественных отноше­ний. "Сущность человека, - писал К.Маркс, - не есть абстракт, присущий от­дельному индивиду. В своей деятельности она есть совокупность всех обще­ственных отношений"1 . Человек и его жизнь - продукт общественных отноше­ний. Вне общества не может быть человека. Вспомним детей, воспитанных жи­вотными. Они после их возвращения в человеческое общество не стали людьми. Они так и остались животными. Сотен тысяч лет эволюции как не бывало! В том и состоит ахиллесова пята человека. Вне общества нет и не мо­жет быть человека. Поэтому непосредственным объектом убийства является жизнь человека как совокупность общественных отношений, связанных с пра­вами и обязанностями человека в обществе и с охраной его жизни. Видовым объектом можно считать телесную неприкосновенность человека.

Общественные отношения имеют объективный характер. Жизнь - тоже. Ее начало, существование как социально биологический процесс не зависят от государства и законодателя. Между тем ст.20 Конституции Российской Федера­ции провозглашает, что каждый имеет право на жизнь. Другими словами Кон­ституция указывает на правовой, а не на естественный характер жизни, с чем трудно согласиться. В ст.21 Конституции Российской Федерации сказано, что

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.З, с.З

18

достоинство личности охраняется государством. Об охране же жизни нигде не сказано. А надо было бы хотя бы это сделать в ст.21 Конституции Российской Федерации.

Жизнь имеет начало. С какого момента плод превращается в человека? Существует мнение, разделяемое многими учеными о том, что убийством сле­дует считать действия против плода в самом процессе рождения, при прохож­дении им родовых путей роженицы. Более того, отдельные авторы говорят, что жизнь начинается с момента появления родовых схваток1.

Однако такая точка зрения вызывает возражения, т.к. она не согласуется с медицинской наукой.

В медицине считается, что роды - физиологический процесс изгнания плода, плаценты с плодными оболочками и околоплодными водами из матки через родовые пути после достижения плодом жизнеспособности. Роды имеют три периода: 1) схватки, которые могут занимать много часов; 2) разрыв плод­ного пузыря с изливанием околоплодных вод с последующим изгнанием плода; 3) отделение плаценты и рождение плода2 . Пока плод находится в утробе ро­женицы, обмен веществ в нем происходит через ее кровь. Плод превращается в человека с момента начала самостоятельного обмена веществ. Это по данным медицины происходит после полного отделения плода от тела роженицы. Тогда срабатывают особые нервные механизмы у матери и ребенка. В результате от матери прекращается подача ребенку крови, и ребенок делает первый вздох, который сопровождается криком, начинает дышать, образуя самостоятельный кислородный обмен.

1  Уголовное право БССР, Особенная часть. Минск, 1978, с. 107 Курс советского уголовного права. М., 1971, т.5, с.22

2  Большая медицинская энциклопедия, т.22, с.962, 978

19

В качестве признака объекта выступает потерпевши!!. По УПК РСФСР потерпевшим признается любое лицо, которому преступлением причинен фи­зический, материальный или моральный вред как непосредственно, так и опо-средственно. Например, родственники убитого. В уголовном праве потерпев­шим является лицо, указанное в соответствующей статье Особенной части УК и которому непосредственно причинен вред. Эти лица следующие:

1.   Лицо,   занимающееся   служебной  деятельностью   в   государственных, коммерческих и других организациях.

2.  Лицо, выполняющее общественный долг (народный дружинник, ин­спектор на общественных началах, член домкома, жилищного комитета, садо­вого кооператива, свидетель и т.д.).

3.  Лицо, близкое тому, кто занимается служебной деятельностью или вы­полнением общественного долга. В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РСФСР от 4 мая 1990 года "О судебной практике по делам о вымогательстве" под близкими следует понимать близких родственников, пере­численных в ст.34 УПК РСФСР (родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабушка, внуки, супруги), а также иные лица, ко­торые в силу сложившихся жизненных обстоятельств дороги тому (сожитель, любимый человек, племянница). Такое суждение подходит и к потерпевшему от убийства.

4.  Лицо, находящееся в беспомощном состоянии. Беспомощным по по­становлению Пленума Верховного Суда СССР от 25 марта 1964 года "О судеб­ной практике по делам об изнасиловании" признается лицо, которое в силу

20

своего физического или психического состояния (физические недостатки, рас­стройство психической деятельности, бессознательное состояние, малолетство) не могло понимать значения совершаемых с ним действий либо не могло ока­зать сопротивление. Такое понимание беспомощности потерпевшего соответ­ствует и убийству.

5.  Женщина, находящаяся в состоянии беременности.

6.  Новорожденный ребенок.

7.  Государственный, общественный деятель.

8 Судья, присяжный заседатель, иное лицо, участвующее в отправлении правосудия, прокурор, следователь, дознаватель, защитник, эксперт, судебный пристав, судебный исполнитель.

9.  Близкие перечисленным выше лицам.

10.   Сотрудник  правоохранительного  органа,   военнослужащий,   выпол­няющий обязанности по охране общественного порядка.

11.  Близкие сотрудникам правоохранительных органов.

Отмечу, что состав террористического акта не предусматривает в качестве потерпевших близких государственного или общественного деятеля, что не со­гласуется с тенденцией, занятой в ст.ст. 295, 317 УК.

В преступлениях, предусмотренных ст.ст. 277, 295 и 317 УК, наряду с жизнью объектом преступления выступает соответственно: государственная власть, правосудие, порядок управления. Согласно ст.2 Конституции Россий­ской Федерации и ст. 105 УК жизнь является основным объектом преступления. Остальные - дополнительные.

21

Параграф 3. Объективная сторона как элемент состава убийства

Вторым элементом состава убийства является объективная сторона. Из много­численных ее определений как научной категории представляется наиболее томным такое: объективная сторона преступления - это предусмотренная законом внешняя его сторона, заключающаяся в общественно опасном деянии, его последствиях и в условиях, в которых оно протекает. Такое определение вытекает из ст. 14 УК, в кото­рой в качестве признака преступления названо деяние, из ст.ст.25, 26 УК, в которых психические процессы лица обращены к последствиям общественно опасного дея­ния.

Из сказанного следует, что в объективную сторону преступления входят сле­дующие признаки: деяние, последствие, причинная связь между деянием и послед­ствием, место, способ, обстановка. Деяние является обязательным признаком любого состава преступления. Вследствие этого оно описано почти в каждой норме. Лишь в статьях, в которых деяние очевидно, исходя из содержания преступления (убийство, кража), оно не раскрыто.

Другие признаки состава являются факультативными. В тех нормах, в которых они описаны, они выполняют роль основных. Если в соответствующей статье они не указаны, то тогда выполняют роль обстоятельств, смягчающих наказание (ст.61 УК), и обстоятельств, отягчающих наказание (ст.63 УК).

Первым признаком объективной стороны преступления является деяние. Под ним понимается внешняя динамическая часть преступления. Деяние - обязательный признак любого состава преступления. Это вытекает из сущности преступления, то есть из того, что оно есть деяние.

22 Чтобы деяние считалось признаком объективной стороны преступления оно

должно быть общественно опасным, осознанным и волевым. Правда, отдельные ав­торы признаком деяния называют противоправность.1 Однако с таким суждением согласиться нельзя, так как противоправность является согласно ст.14 УК признаком преступления, а не его части.

Формами деяния в законе названы действие и бездействие. Они отличаются друг от друга своей динамической частью и юридическим содержанием. Для бездей­ствия требуется невыполнение правовой обязанности. Для действия такого условия не требуется.

Имея в виду важное значение формы деяния в содержании конкретного соста­ва преступления во многих случаях она четко определена. В составах же убийства она, к сожалению, ранее не названа. В этой связи многие ученые высказывают суж­дение о том, что убийство может быть совершено как действием, так и бездействием. Указывается, что последнее может состоять в случаях, когда:

-  мать не кормит своего новорожденного ребенка2;

-  сигнальщик не предупреждает потерпевшего о начале взрывных работ3;

-  машинист не останавливает машину, не отключает ток, газ4;

-  пожарный не принимает мер к   спасению лиц, находящихся в горящем по-

-  лицо оставляет другого человека в беспомощном состоянии на морозе6 ;

1   Уголовное право, Общая часть, М, 1994, стр.131.

2   Загородников Н.И., Уголовное право. Общая и Особенная части, М., 1969, с.323;    Совет­ское уголовное право. Часть Особенная, М., 1979, с. 173; Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР, М., 1980, с.222.

3  Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР, М., 1980, с.222

4 Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР, М., 1971, с.258

5 Аниянц М.А. Ответственность за преступления против жизни. М., 1964, с.21; Уголовное пра­во Российской Федерации. Часть Особенная, М., 1996, с.22

6 Уголовное право Казахской ССР. Особенная часть. Алма-Ата, 1979, с. 141

23

-  лицо оставляет своего близкого родственника в неотопленной квартире и без

пищи1 ;

-  врач, желая смерти пациента, умышленно не принимает мер для лечения2;

-  лицо не предотвращает наступление смерти3 .

Аналогичные суждения высказаны и о форме деяния в преступлениях, пред­усмотренных ст.ст. 108, 109, 112 УК РСФСР.4

Отмечается, что эти преступления могут быть совершены путем бездействия, если телесные повреждения возникли вследствие того, что, например, лицо не от­ключило какой-то механизм или прибор.5

М.Шолохов в своем романе "Поднятая целина" описывает такой литературный случай лишения жизни путем бездействия. У Островного Я. поселились два руково­дителя повстанческой организации. Их видела мать Островного. Она была лежачая больная и находилась в горенке. К ней иногда приходили ее подружки. Опасаясь, что старуха проговорится своим знакомым о подозрительных постояльцах, Остров-нов запер горенку и лишил мать пищи и воды. На четвертый день она умерла.6

Однако приведенные суждения не являются единственными. Часть ученых счи­тает, что преступления против жизни и здоровья могут быть совершены только пу­тем действия.7 Эта точка зрения нам представляется предпочтительней по следую­щим основаниям.

1  Уголовное право БССР, Часть Особенная, Минск, 1981, с.107

2  Курс Советского уголовного права, т.4, ЛГУ, 1973, с.484

3  Уголовное право Российской Федерации, М., 1996, с.21

4  Загородников Н.И. Преступления против жизни. М., 1969, с.20; Читлов Д.С. Охрана здоровья граждан от тяжких телесных посягательств. М., 1974, с.34

5  Советское уголовное право. Часть Особенная. М., 1983, с.141; Комментарий к Уголовному Кодексу РСФСР, М., 1980, с.236

6  Шолохов М., Собрание сочинений, т.7, с.20

7  Горелик И.И. Ответственность за оставление в опасности. М., 1959, с.21-24;Федотов МИ. Некоторые во­просы теории и практики квалификации преступлений против личности. Ученые записки Пермского государ­ственного университета, Пермь, 1966, № 150, с.46; Ткаченко В.И. Квалификация преступлений против жизни и здоровья. М, 1977, с.6-7.

24

О возможности лишения жизни путем бездействия в юридической литературе говорится, в общей форме. Отсюда можно предположить, что бездействие является формой любого убийства. Между тем не вызывает сомнения, что убийство в состоя­нии аффекта и при превышении пределов необходимой обороны может быть совер­шено путем действия. Убийство из зависти, ревности, при драке (ст. 105 ч.1 УК), а также при наличии отягчающих обстоятельств, указанных в п.п. "б", "д", "е", "ж", "з", "и", "к", "л", "м" ст. 105 УК совершается только действием. Для разговоров об убийстве путем бездействия остается только детоубийство, убийство лица, находяще­гося в беспомощном состоянии.

Однако бездействие - это невыполнение правовой обязанности, то есть обязан­ности, предусмотренной законом или подзаконным актом.

Источниками правовой обязанности являются нормативные акты: Конституция Российской Федерации (ст.50), Уголовный кодекс (ст. 125), иные законы, например, налоговые (ст.ст. 198, 199 УК), клятва российского врача, текст которой утвержден законодателем (ст. 124 УК), договор (ст. 143, 293 УК), правила дорожного движения, утвержденные Правительством Российской Федерации (ст.264 УК) и др.

Преступление - это деяние. А оно конкретно. В этой связи содержание бездей­ствия всегда описывается в законе или в подзаконных актах. В соответствующих статьях УК оно называется так: уклонение от уплаты средств на содержание несо­вершеннолетних (ст. 157 УК), уклонение от уплаты кредиторской задолженности (ст. 177 УК), уклонение от уплаты таможенных платежей (ст. 194 УК), уклонение гражданина от уплаты налога (ст. 198 УК) и др.

В составах преступлений, в которых деяние состоит в нарушении установлен­ных компетентными органами правил, содержание бездействия описано в уставах, правилах, инструкциях. В них указывается, что должно лицо делать или не делать. Невыполнение должного и будет составлять бездействие.

25

В нормах, предусматривающих ответственность за убийство, нет указаний о возложении на кого бы то не было каких-то обязанностей. А это устраняет утверж­дение о том, что деянием при убийстве может быть и бездействие. Раз в законе тако­го нет, то и не о чем говорить.

Форма деяния при убийстве вытекает из других статей УК. В частности, ст. 124 ч.2 УК предусматривает ответственность за неоказание помощи больному, по­влекшее по неосторожности его смерть. Напомню, что по ст.106 УК РСФСР причи­нение по неосторожности смерти считалось неосторожным убийством. В УК изме­нилось название преступления. Но суть то осталась прежней. Неоказание помощи больному - бездействие. Оно - как деяние, не убийство. Статья 124 ч.2 УК пред­усматривает ответственность за неоказание помощи больному, повлекшее по неосто­рожности его смерть. А как быть, если соответствующее лицо сознательно не оказы­вает помощь больному, желая его смерти, которая и наступила. Считаю, что такое бездействие не есть убийство. И не только потому, что в ст.ст. 105, 106, 107, 108, 277, 295, 317 УК бездействие не названо в качестве признака состава, а возложение обязанности соответствующим образом действовать по сохранению жизни не указан в других нормативных актах, что, конечно же, является решающим при определе­нии формы деяния.

Следует иметь в виду и то, что бездействие не может побудить силы природы и общества усилить уже действующие силы и придать им другое направление. Без­действие само ничего не разрушает, не причиняет вреда. Оно непосредственно не оказывает вредоносного воздействия на имущество, природу, человеческий орга­низм.1 Оно не приводит в движение механизмы, машины, силы природы. Оно в чистом виде не способно причинить вред жизни и здоровью, не причастно к созда­нию самой опасности. Силами, обусловливающими причинение вреда, являются не

1 Глистин  В If.   Проблемы уголовно-правовой  охраны  общественных отношений. ЛГУ, 1979, с.89

26

бездействие, а болезнь, действие других лиц и животных, природные факторы. Без­действующее лицо лишь не вмешивается в развитие событий и процессов, возник­ших от иных факторов. Его роль сводится лишь в ненредотвращении обшестпеипо опасных последствий. Непредотвращение же вреда неравнозначно его причинению, а неравнозначно вследствие наличия разного места в причинно-следственном ряду. Действия при причинении вреда являются его непосредственной причиной, а без­действие - лишь его условием. Связь бездействия с причинением вреда опосред-ственная, через нарушение других отношений, например, через причинение вреда общественной безопасности. Вот почему законодатель устанавливает ответственность не за наступление в результате бездействия вредных последствий, а за невыполнение конкретных обязанностей и обязательных правил, повлекших причинение физиче­ского и имущественного вреда (ст.ст. 125, 191, 282, 289 УК).

Суждение о том, что убийство может быть совершено пугем бездействия, не соответствует и здравому смыслу. Ведь неправильно считать убийцей лицо, которое не оказало помощи потерпевшему, раненому хулиганом. Было бы заблуждением счи­тать убийцей того, кто не подал руку утопающему, кто не вытащил из огня детей, кто не дал голодающему, замерзающему или нуждающемуся пищи, одежды или во­ды, кто не предупредил пострадавшего о начале взрывных работ, стрельб, прибли­жении машины. Во всех этих случаях смерть наступает в результате действия других людей, сил природы, биологических и других факторов, не созданных бездействую­щим. При неприостановлении действия этих явлений, конечно, же нет убийства. Это очевидно. Ранее такие действия квалифицировались по ст. 127 УК РСФСР.

Если врач не оказал помощи лицу с инфарктом и тот умер, то его смерть на­ступила от болезни, а не потому, что его не лечили. Врач лишь не предотвратил воз­можное наступление смерти. Однако непредотвращение вреда не равнозначно его причинению. Поэтому такое деяние должно квалифицироваться по ст. 124 УК. Кста­ти, в ст. 128 ч.2 УК РСФСР, предусматривающей ответственность за неоказание по

2.7

мощи больному, повлекшее его смерть, в качестве признака состава предполагался и умысел. Он вытекал из того, что в норме говорилось о завеломостп наступления смерти. Отмечу, что не в воли законодателя превращать умышленное преступление в неосторожное и наоборот. Вот почему было бы целесообразно в ст. 124 УК исклю­чить признак состава - вину.

- Характер деяния при убийстве вытекает и из ст. 125 УК. Она устанавливает ответственность за заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни состоянии и лишенного принять меры к самосохранению по малолетству и т.д. Данное преступление совершается путем бездействия. Оно может быть сопря­жено со смертью потерпевшего. Но оно считается убийством. Аналогичное утверж­дение касается и преступления, описанного в ст.270 УК, предусматривающего от­ветственность за неоказание капитаном помощи лицам, терпящим бедствие в море или на ином водном пути.

Вывод о форме деяния при убийстве вытекает и из ряда других статей УК РСФСР. Я обращаюсь к ним по той причине, что ничто на пустом месте не возни­кает, что при составлении УК авторы во многом придерживаются традиции и что законы, отражающие объективные положения, не могут быть игнорированы в буду­щем.

Ст. 108 УК РСФСР предусматривала ответственность за умышленное тяжкое телесное повреждение. Судя по ч.2 ст. 108 УК РСФСР, оно может быть совершено только действием, о чем четко сказано. Но ст. 108 ч.2 УК имеет сложный состав, слагающийся из 2-х преступлений, - умышленного тяжкого телесного повреждения и неосторожного убийства. Последнее согласно диспозиции ст. 108 ч.2 УК РСФСР может быть совершено только действием. Поскольку же эта статья о форме деяния носит общий характер, то она для всех убийств считалась действием.

По ст.15 УК РСФСР покушением на преступление признавалось умышленное

действие, непосредственно направленное на преступление... По закону покушение на преступление не могло быть совершено бездействием. Из этого вытекает, что без

28

действие, если оно специально не предусмотрено п норме Особенной части УК. но может считаться формой убийства. Р;п оно не может Оыгь покушением на iipcciyn ление, то не должно быть и оконченным преступлением.

Попутно скажу, что по ст.ЗО УК покушение возможно как путем действия, так и путем бездействия. Расширение характера покушения по сравнению со ст. 15 УК РСФСР вряд ли можно считать оправданным.

Нельзя говорить о покушении на умышленное преступление, совершенное путем бездействия, так как оно по соответствующим нормам само является преступ­лением. Да и трудно себе представить, что надо еще не делать, если само неделание и есть преступление. Что же касается других умышленных преступлений, то покуше­ние на них путем бездействия невозможно потому, что оно непосредственно не на­правлено на совершение преступления, так как не связано с выполнением описан­ного в норме деяния.

Следуя за законодателем, суды и спою очередь не признают возможность со­вершения убийства путем бездействия. Пьяные О.,И., Л. и М. обнаружили в подъез­де одного из домов находящуюся в нетрезвом состоянии Ф., которую решили изна­силовать. С этой целью они перенесли Ф. в сарай, по очереди изнасиловали ее и скрылись. От переохлаждения Ф. умерла. За указанные действия все четверо были осуждены по ст.103 и ст. 117 ч.З УК РСФСР. Президиум Верховного Суда РСФСР действия осужденных, связанных со смертью потерпевшей, переквалифицировал на ст.127ч.2 УК РСФСР.1

Алкоголичка Б. часто оставляла своего маленького сына без пищи. Иногда его забирали соседи, подкармливали. Но он тощал и умер от истощения. Б. была осуж­дена по ст.103 УК РСФСР. Московский городской суд переквалифицировал ее дей­ствия на ст. 127 ч.2 УК РСФСР.2 Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от

1  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1473, № 16, с.9

2  Московский комсомолец, 1996, 18 сентября

29

06 октября 1970 года "О судебной практике по делам об автотранспортных преступ­лениях" указал, что действия граждан, виновных в нарушении правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшем причинение потер­певшему телесных повреждений и заведомо оставившего без помощи потерпевшего, находящегося в опасном для жизни состоянии, надлежит квалифицировать по сово­купности преступлений, предусмотренных ст.ст. 211 и 127 УК РСФСР.1 Исходя из этого указания суды квалифицировали действия виновных и в том случае, когда по­терпевший, не получив медицинской помощи, умер.2

В ст. 105 УК деянием названо "причинение". В общесмысловом значении причинение означает "произвести"3. Стало быть причинение - это действие. На это прямо указано в ст. 117 УК. При таком положении ныне споры о форме деяния при убийстве не имеют оснований.

По моему мнению, содержанием действия в составе убийства является насилие как болезнетворное воздействие на ткани организма. Оно как уголовно правовая катего­рия названа в одной статье Общей части УК и 63-х статьях Особенной части УК. Под насилием следует считать болезнетворное воздействие на ткани человеческого организма, то есть на мышцы, кости, слизистые оболочки внутренних органов, на нервную ткань. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 05 сентября 1986 года "О судебной практике по делам о преступлениях против личной собствен­ности" указал, что под насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, предусмотренном ч.2 ст. 145 УК РСФСР, следует понимать причинение легкого те­лесного повреждения, не повлекшего за собой кратковременного расстройства здо-

1  Бюллетень Верховного Суда СССР, 1970, № 11

2 Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1972, № 1, с.15; 1974, № 6, с.11; 1974, № 7, с.8; 1980, № 4, с.5; 1984, № 10, с.15)

3  Ожегов СИ. Названное сочинение, с.593.

30

ровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, а под насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, предусмотренного ст. 146 УК РСФСР, следует понимать причинение потерпевшему менее тяжкою телесного повреждения, либо легкого телесного повреждения, повлекшего за собой кратковременное рас­стройство здоровья, либо незначительную уфату трудоспособности.1 Форм насилия бесчисленное множество. Среди них можно назвать удушение, утопление, повеше­ние, сожжение, сбрасывание с высоты, с помощью каких-то предметов, взрьтных устройств, тепла, холода, электротока, наркотиков, ядов, газов, ядовитых змей, ра­диации, животных, путем избиения и т.д. В связи с ослаблением контроля за оборо­том оружия и массовой его утечкой из армии многие граждане имеют пистолеты, автоматы и используют их при убийстве. И не только их, но и гранаты, армейские взрывные устройства, в том числе и радиоуправляемые, пластиковую взрывчатку. Более того, в Чечне армия для убийства людей использовала современное вооруже­ние: установки залпового огня, авиацию, снабженную лазерным прицелом и ком­пьютерами для тогечной наводки. О состоянии использования оружия при убийствах свидетельствуют такие данные. В 1985 голу в Москве было совершено около 50 убийств с применением огнестрельного оружия. В 1995 году - уже 650 и 17 из них с - с применением взрывных устройств2.

В последнее время стали появляться случаи убийства с использованием огня. Трое вооруженных бандитов в масках поздно ночью вошли в помещение одной из московских дискотек и под угрозой расстрела уложили гостей па пол. Затем облили мебель, стены и пол из канистр бензином и подожгли его, закрыв двери. Погибло в результате этого 14-ть человек3. М. облил свою квартиру бензином и поджег ее. За­тем выскочил, закрыв на ключ входную дверь. В огне погибли жена и дочь4. Гремят также взрывы, при которых гибнут люди. В 1996 году в Москве был совершен 71 акт терроризма.

1  Бюллетень Верховного Суда СССР, 1986, № 6

2 Аргументы и факты, 1996, № 7

3 Московский комсомолец, 1996, 18 ноября

4 Московский комсомолец, 1997, 18 января

31

В литературе многие авторы утверждают, что убийство может быть совершено и путем психического насилия. Термин "психическое насилие" в УК не употребля­ется. Есть психическое принуждение (ст.ст. 40, 61 п. "е" УК), психотравмирующая ситуация (ст.ст. 106, 107 УК). Какой смысл в них вкладывается в законе не раскрыто. Отсюда они становятся оценочными понятиями, устанавливаемыми судом по своему усмотрению. Однако это противоречит ст. 14 УК.

Остановлюсь на психическом насилии как производном от психического принуждения. Оно вырабатывалось в литературе как научная категория, поскольку в УК РСФСР термина "психическое принуждение" не было.

Психическое насилие, по мнению Л.В.Сердюка, - это умышленное и обще­ственно опасное внешнее, со стороны других лиц, воздействие на психику человека, осуществляемое против или помимо его поли информационным или внеинформапи-онным путем, способное подавить свободу его волеизъявления или причинить ему психическую травму'. В этом определении в качестве признака введена вина, что не соответствовало положению, указанному в ст.7 УК РСФСР.

Суть психического насилия по приведенному определению заключается в пси-действии на психику информационным и внеинформационным путем. Понятие ин­формационного пути ясно, поскольку он состоит в сообщении о чем-то2. А вот что следует понимать о внеинформационном пути воздействия на психику - не ясно. Третий признак анализируемого определения психического насилия заключается в способности воздействия причинить психическую травму. Последняя в общесмысло­вом значении - это психическое потрясение3, к которому можно отнести физиологи­ческий аффект страха, горя, отчаяния, гнева. Названный признак исключает воз­можность признать психическим насилием угрозу, которая вызвала просто страх

1  Сердюк Л.В. "Психическое насилие как предмет уголовно-правовой оценки". Ав­тореферат кандидатской диссертации. М., 1979, с.9

2 Ожегов СИ. Словарь русского языка, М., I960, с.246

3 Ожегов СИ., там же, с.793

32

или опасение, несильную душевную боль, причиненную оскорблением. Но в таком

случае приведенное определение психического насилия не может быть удачным, тем более, что травма - это последствие.

Другими авторами психическое насилие определяется как воздействие на пси­хику человека путем запугивания, угроз, чтобы сломить волю потерпевшего к сопро­тивлению и отстаиванию своих прав и интересов1. В приведенном определении в числе признаков психического насилия значится его цель, что противоречит поло­жениям, указанным в ст. 14 УК. Кроме того, запугивание - не действие, а цель угро­зы.

По мнению Л.Д. Гаухмана, психическое насилие состоит в угрозе применения физического насилия2. Такое определение является неполным, так как не охватывает всех признаков, указанных в ст.ст. 119, 162 УК.

Я ограничиваюсь лишь воспроизведением определений психического наси­лия, приведенных в юридической литературе, их критикой и не ставлю себе задачу выработать собственное представление о понятии психического насилия по той при­чине, что применительно к УК оно не является уголовно-правовой категорией и по­этому любое суждение о нем лишено практического значения, хотя и имеет право на существование.

В литературе отмечается, что видом действия при убийстве может быть пси­хическое насилие, выраженное в оскорблении, клевете, обмане, угрозе, выступающее для потерпевшего психической травмой3, если оно совершено в отношении лица, страдающего сердечным недугом4, с целью лишения его жиши5. Загородников НИ. и Дубовец П.А. аналогичное суждение высказывают и в отношении причинения те-

1  Юридический экциклопедическнй словарь, М, 1484, с. 187

2  Гаухман Л.Д. "Борьба с насильственными посягательствами", М, 1968, с.З

3  Сташис В.В., Бажанов МИ. Преступление против личности в УК УССР и судеб­ной практике. Харьков, 1981, с.7

4 Советское уголовное право. Часть Особенная  М, 1979, с. 173

5  Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР, 1980, с.222. Бородин СВ. Квалифи­кация   убийства   по   действующему   законодательству.    М,    1966,   с.21.   Загород­ников Н.И. Преступления против жизни по советскому уголовному праву, М, 1961, с.47

6 Дубовец П.А. Ответственность за телесные повреждения по советскому уголовному праву. М, 1964, с.9. Загородников Н.И. Преступления против   здоровья. М, 1969, с.21

33

Основанием для такого суждения являются имеющие в жизни случаи смерти от эмоционального перенапряжения, причиной которого были неприятные слова и события. У B.C. были сложные отношения с коллективом сотрудников. Когда ему исполнилось 60 лет, ему предложили пойти на пенсию. Он согласился. На проща­нии ему подарили книгу "Время жип, и время умирать". Подарок настолько сильно расстроил B.C. , что он дома после проводов умер1. В декабре 19% года был обворо­ван офис адвокатской конторы. По подозрению в краже на утро следователь вызвал на допрос сторожа офиса Б. Вскоре после начала беседы Б. от перенапряжения умер2. Пьяница Б. потребовал от своей матери продать квартиру. Та отказалась. Тогда он стал ее избивать, а затем веревочной петлей душить. Все происходило на глазах матери потерпевшей. От сильного волнения у нее возник инфаркт, повлек­ший смерть3. А что произошло после смерти Сталина? Многие поддались всеобщему психозу и кое-кто умер.

По данным судебной медицины сильное психическое воздействие - это пси­хическая травма, глубокие психические переживания у человека, страдающего забо­леванием сердца и сердечно-сосудистой системы, которые могут вызвать смерть'1.

Наступление тяжких последствий, например, от слова или действия, не пред­ставляющего большой опасности для жизни и здоровья, происходит от того, что, как пишет Б.Ф. Поршнев "для человека самым сильным раздражителем является чело­веческий фактор. Можно сказать суперраздражителем, отличающимся от всех других не только количественно, сколько силой воздействия на нервную систему. Человече­ские слова способны опрокинуть то, что выработала "первая сигнальная система",

созданные   высшей   нервной  деятельностью  условно-рефлекторные  связи  и  лаже врожденные, наследственные, безусловные рефлексы"5.

1  Российская газета, 1996, 22 декабря

2  Московский комсомолец, 1996, 8 декабря

3  Московский комсомолец, 1996, 01 ноября

4 Авдеев М.И. Судебная медицина. М. 1953, с.213. Его же: Курс судебной медицины. М, 1959, с.429-433

5 Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. М, 19М>, с. 128

34

В судебной истории встречаются дела с осуждением за умышленное убийство оскорблением. Композитор Л.Алябьев, авгор знаменитою "Соловья", во время кар­точной игры уличил партнера К. в жульничестве и за это влепил ему пощечину. После возникшей драки столкновение уладилось миром. Через две недели К. умер от апоплексического удара. Следователь, а позже и суд пришли к убеждению, что смерть К. наступила от чувства оскорбления, вызванного пощечиной. А. Алябьев был осужден за умышленное убийство.

Психическое воздействие может привести к смерти потерпевшего, либо при­чинить ему расстройство здоровья. Однако для признания действия, вызвавшего психическую травму, признаком объективной стороны преступления, предусмотрен­ного ст. 105 УК, следует иметь в виду следующее. Во-первых, словом нельзя совер­шить преступления, предусмотренные ст.ст.|07, 108, 114, 115 УК, так как потерпев­шие сами действуют общественно опасно и у них вследствие этого существует со­знание возможности ответной реакции, которое исключает возникновение в их пси­хике сильного волнения от факта противодействия. Во-вторых, психика человека обладает большой прочностью и исключительной надежностью даже в состоянии стресса. Особенность психики позволяет ему управлять своими чувствами, не допус­кать возникновения сильных эмоциональных переживаний, а также иметь возмож­ность уменьшать их степень.

Маршал Жуков в зените славы, почитания, авторитета и власти был внезапно в возрасте 60-ти лет уволен на пенсию. И хотя он был человеком железной воли, это событие вызвало у него тяжелую болезнь сердца. Он не сумел пережить падения'. Но не до конца. Собрался и не погиб. Воля и надежда уберегают человека от смерти даже после такого воздействия на психику как объявление приговора, которым он осуждается к смертной казни.

' Е.Цветаев. Последний подвиг Г.К.Жукова. Маршал Жуков. М, 1989, с.317

35

Кроме того, природа наделила человека способностью к саморазрядке путем плача, крика, агрессии. Слово или другое действие может приобрести значение психиче­ского и привести к смерти лишь в случаях, когда потерпевший страдает отдельными тяжелыми сердечными недугами, при этом является невероятно самолюбивым или считающим себя безупречным, либо исключительным и т.д.человеком, да и то при стечении других неблагоприятных условий, в том числе при нежелании потер­певшего мобилизовать свою волю и взять себя в руки, т.е. при обстоятельствах, ко­торые зависят от него самого. Другими словами, отрицательное воздействие слова в отличие от насилия может привести к смерти далеко не каждого человека.

В тех случаях, когда возникновение психической травмы зависит от здоровья потерпевшего, индивидуальности его психики и от собственного отношения к не­приятному поведению другого лица и нежеланию контроля над эмоциями, т.е. от обстоятельств, которые не зависят от третьего лица, признание угрозы оскорбления, клеветы и т.п. видом действий при убийстве вряд ли обоснованно. Вот почему в су­дебной практике не встречаются случаи осуждения по ст.ст.111, 112, 115 УК за сло­ва, повлекшие у потерпевших расстройство здоровья, и не встречаются случаи осуж­дения за такие же действия по ст. 105 УК. Если и имели отдельные случаи осуждения за наступление смерти, возникшей от психического воздействия, то приговоры по таким делам отменялись, как вынесенные необоснованно. П. был осужден судом за убийство из хулиганских побуждений своего тестя Г., совершенного при следующих обстоятельствах. П., находясь в нетрезвом состоянии, учинил дебош. Чтобы унять его, родственники П. свалили его на пол и держали за руки и за ноги. У Г., имевшего возраст 70 лет и страдавшего артеросклерозом с поражением сосудов сердца и головного мозга, от волнения, вызванного хулиганскими действиями и на-

36

пряжением, произошел паралич сердца, повлекший его смерть. Верховный Суд Тад­жикской ССР, рассматривая дело по жалобе осужденного, признал обвинение в убийстве необоснованным1.

Суды придерживаются мнения о недопущении осуждения как за убийство случаев наступления смерти от психического воздействия не только с учетом выше­сказанного, но и потому, что виновные могут не знать о болезнях потерпевшего, о чертах его характера и о том, к каким последствиям могут привести, например, оскорбительные слова и действия. Вспомним стихи Ф.Тютчева: Нам не дано приуга-дать как наше слово отзовется. Кроме того, учитывается, что допущение признания убийства путем слов и оскорбительных действий, вызывающих у потерпевшего пси­хическое напряжение, должно сделать невозможным критику, дачу замечаний, со­вершение законных действий, существенно нарушающих интересы потерпевшею, сообщение о неприятностях, которые могут у отдельных лиц вызвать сильные ду­шевные переживания и смерть от них, осуждение.

Сказанное не только ставит под сомнение введение научного понятия "психическое насилие", но и указывает на те отрицательные последствия, к которым оно может привести.

. Для преступлений, совершаемых путем насилия, обязательным признаком со­става является способ. Под ним, как признаком объективной стороны преступления, понимается определенная форма выражении преступного деяния.2 В этой связи он принадлежит самому деянию, присущему ему, и указывает на то, какие приемы и методы применило лицо.3 Способы совершения насильственных преступлений описа

1  Бюллетень Верховного Суда СССР. 1960, № 4, с.51

2 Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и основание в советском уголовном пра­ве. М., 1963, с. 18; Пономарева Н.П. Уголовно-правовое значение способа соверше­ния  преступления. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандида­та юридических наук. М., 1970, с. 3-4; Сухарев Е.А. Оптимальное отражение способа совершения преступления в конкретных составах. Сборник научных   трудов Сверд­ловского юридического института. 1974, СВП. 29, с. 57-62

3  Панов Н.И. Способ совершения преступления и уголовная ответственность. Харь­ков, 1982, с.20

37

ны в диспозициях уголовно-правовых норм. При этом они относятся к самому на­сильственному действию как признаку состава. В составе убийства - это лишение жизни с особой жестокостью (п. "д" ст. 105 УК) или способом, опасным для жизни многих людей (п. "е" ст. 105 УК). Особая жестокость состоит в причинении потер­певшему в момент насилия особо сильных мучений и страданий. При убийстве это может выразиться в применении пытки, истязания, нанесения большого количества телесных повреждений, использования мучительно действующего яда.1

Убийство относится к преступлениям с так называемым материальным соста­вом, для которого обязательным является общественно опасное последствие. В ст. 105 УК таким последствием названа смерть другого лица. Смерть - это биологиче­ский процесс прекращения обмена веществ, составляющий основу жизни. В меди­цинской литературе смерть определяется как необратимое прекращение жизнедея­тельности организма.2 Различается клиническая и биологическая смерть.

Клиническая смерть - обратимый процесс. Протекает несколько минут. Она связывается с прекращением сердцебиения и подачей крови во весь организм.

От клинической смерти следует отличать состояние анабиоза, при котором жизненные процессы резко замедляются. Он возможен и у человека. Вот пример. Глубокой осенью на полевой дороге Ш. нанес В. монтировкой сильный удар по го­лове. Полагая, что В. мертв, Ш. оттащил того на убранное поле кукурузы и забросал его стеблями. В. был обнаружен через 35 дней людьми, собиравшими стебли на топ­ливо. Найденное тело было доставлено в морг, где врач по каким-то признакам признал, что человек находится в состоянии анабиоза. Принятыми мерами потер­певший был спасен. Близкое к анабиозу состояние может наступить при быстром

1  Бюллетень Верховного Суда СССР. 1975, № 4; 1968, № 2, с.9; Бюллетень Верхов­ного Суда РСФСР, 1973, № 2, с.12; 1977, № 4, с.7; 1981, № 4, с.З; Социалистическая законность, 1981, № 10, с.67

2 Большая медицинская энциклопедия, т.23, с.449

38

охлаждении (замораживании) организма. Вот описанный в средствах массовой ин­формации случай. В сильный мороз в Германии молодой парень налегке шел по до­роге из одного населенного пункта в другой. В пути он упал в сугроб. Был он обна­ружен через 18 часов после падения поисковой группой. Тело его было как глыба льда. В морге специалисты по определенной методике оттаяли тело и через какое-то время потерпевший ожил.

Вслед за клинической смертью наступает биологическая. Она начинается со спонтанного разрушения клеток головного мозга, следуемых после прекращения притока в них крови, то есть после прекращения обмена веществ в мозговом ве­ществе. Смерть констатируется, как правило, судебно-медицинским или медицин­ским персоналом. Убийство считается оконченным с момента наступления биологи­ческой смерти.

Как и в другом преступлении с материальным составом обязательным приз­наком состава убийства является причинная связь между насилием и наступившей смертью1. Она предполагает, что насилие было причиной смерти и что она оказалась неизбежным следствием насилия.

В отдельных составах убийства признаками объективной стороны названы об­становка, время, оружие.

Под обстановкой совершения преступления можно понимать совокупность предусмотренных уголовным законом объективных обстоятельств, характеризующих внешние условия, в которых возникает и развивается деяние и которые влияют на степень его общественной опасности. В отдельных случаях обстановка совершения преступления совпадает с его поводом.

Для убийства, предусмотренного ст. 106 УК, обстановка состоит в психотрав-мирующей ситуации. Ее образует отсутствие условий для  содержания   ребенка

1 Причинная связь глубоко раскрыта в специальных сочинениях, поэтому ее я не касаюсь.

39

(одежда, обувь, питание, жилье), недоброжелательное, осуждающее и даже враждеб­ное отношение к рождению ребенка и его матери со стороны близких родственни­ков, отсутствие мужа, официального отца ребенка.

В убийстве, предусмотренном ст. 107 УК, обстановка преступления склады­вается из насилия, издевательства, тяжкого оскорбления, иного противоправного или аморального поведения потерпевшего, а равно с длительной психотравмирую-щей ситуации, возникшей в связи с систематическим противоправным или амораль­ным поведением потерпевшего.

Для убийства, предусмотренного ст. 108 УК, обстановка совершения преступ­ления образуется за счет общественно опасного действия потерпевшего, непосред­ственно направленного на причинение вреда жизни, здоровью, свободе, собствен­ности, общественной безопасности, общественному порядку.

Время как признак объективной стороны убийства характерно преступлению,

предусмотренному ст. 106 УК. Время ограничено процессом родов или коротким от­резком после них. Обусловлено это фактом переживания роженицей сильных эмо­ций (страх, боль), которые срывают материнский инстинкт.

Пункт "з" ст.105 УК предусматривает ответственность за убийство, сопря­женное с бандитизмом. Банда согласно ст.209 УК - это устойчивая вооруженная группа, созданная в целях нападения на граждан или организации. Признаком бан­ды является ее вооруженность. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 17 января 1997 года "О практике применения судами законода­тельства об ответственности за бандитизм" разъяснил, что вооруженность предпола­гает наличие у участников банды огнестрельного или холодного, в том числе и мета­тельного оружия, как заводского изготовления, так и самодельного изготовления, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия1. Пере­чень предметов, отнесенных к оружию, соответствует ст.ст. 3, 4, 5 Закона Россий­ской Федерации "Об оружии", принятого 13 декабря 1996 года.

1 Российская газета, 1977, 30 января

40 Параграф 4. Субъективная сторона состава убийства

Под субъективной стороной состава убийства принято считать психическую деятельность, связанную с совершением преступления. Она слагается из четырех признаков: вины, мотива, цели, аффекта.

Вина - категория правовая. Она, как таковая, названа в ст. 49 Конституции Российской Федерации, ст.ст. 5, 14, 24, 27, 60 УК Российской Федерации, ст.ст. 303, 314 УПК Российской Федерации, ст. 404 Гражданского кодекса, ст. 10 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях. Но ни в одном из перечисленных законов не приведено ее определения. Правда, в ст. 3 УК РСФСР 1960 г. вина по­нималась как умысел и неосторожность. Однако не сама вина, а ее виды, разновид­ности, категории. В этом смысле в УК говорится о видах наказаний (ст. 24), видах соучастников (ст. 33), категориях преступлений (ст. 57).

Поскольку в УК нет определения вины, оно стало предметом изысканий уче­ных. По мнению некоторых авторов, вина - это умысел или неосторожность, выра­женные в преступлении1 . Однако понятие вины вряд ли удачно сводить к ее видам, для каждой из которых свойственны собственные признаки, относящиеся к интел­лектуальным и волевым процессам.

Другие авторы определяют вину как психическое отношение лица к совер­шаемому им общественно опасному деянию и его последствиям в виде умысла и не­осторожности2 . Здесь в понятие вины вводится не только его виды, но и психиче­ское отношение лица к действию и последствию.

1   Курс советского уголовного права, Часть общая. ЛГУ, 1968, т.1 с. 405 Курс советского уголовного права М., 1970, т.1, с.36

2  Советское уголовное право. Часть Общая. М., 1977, с. 172; Уголовное право БССР. Часть Общая. Минск, 1978, с. 78

3  Уголовное право. Часть Общая. М., 1994, с. 160

■-.'   a,.   ;.~ЛШ'

Вина определяется как психическое отношение лица к действию и ею по­следствию.' Между тем отношение к деянию и последствию является признаком только умысла.

Считается также, что вина - это психическое отношение, проявленное в пре­ступлении2 . Однако преступление - это деяние. Отношение к деянию - это один из признаков умысла, но не неосторожности. Под виной понимается и совокупность психических отношений ко всем признакам состава преступления3.

Поскольку психика слагается из трех блоков: психические процессы (сознание, предвидение, память, воля), психические состояния (чувства, эмоции, аффекты), психические особенности (таланты, способности, темперамент, характер), а при совершении преступления сознаются и объективные обстоятельства, укачан­ные в ст.63 УК, то вину определяют и как совокупность интеллектуального и воле­вого процессов относительно всех объективных признаков преступления'*.

Я присоединяюсь к последнему определению понятия вины. Ведь лицо при совершении преступления осознает и те объективные обстоятельства, которые опи­саны в ст.63 УК. Их осознание охватывается виной. А поскольку сознание - приз­нак, по крайней мере, умысла, то их осознание органически входит в вину.

Убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. В науке считается общепринятым, что если в составе преступления в качестве приз­наков названы способ, цель и мотив, то преступления совершаются с прямым умыс­лом. В этой связи убийство, предусмотренное п.п."б", "д", "е", "з", "и", "к", "м"

' Уголовное право. Часть Общая. М., 1994, с. 160

2  Рарог А.И. Общая теория вины в уголовном праве. М., 1980, с.12

3  Рарог А.И. Общая теория вины в уголовном праве. М., 1980, с.16

4 Ткаченко В.И. Вина, понятие, признаки. Груды Вильнюсского государственного университета. 1989, № 22

42 ч. 2 ст. 105 УК совершаются с прямым умыслом. С таким же умыслом совершается

убийство по мотиву ревности, мести, зависти. Вот пример убийства с прямым умыс­лом: Л. считал, что его жена забеременела от связи с их общим знакомым. Это собы­тие вызвало у него решимость убить ее. Реализуя замысел, Л. пригласил жену в лес за грибами. Там он задушил ее, а труп закопал в яме, замаскировав могилу ветками и бурьяном.

С прямым умыслом совершаются убийства, сопряженные с терроризмом.

Для косвенного умысла характерно предвидение возможности наступления общеопасных последствий, сознательное их допущение или безразличное к ним от­ношение. Примером убийства с косвенным умыслом может служить следующий слу­чай. Д., чтобы не допустить проникновения посторонних людей в свой огород, оце­пил грядку с луком проволокой и подключил ее к электросети напряжением 220 вольт. Чуть позже два подростка подошли к грядке и при перелезании через прово­лочное ограждение были смертельно травмированы. Верховный Суд РСФСР в своем определении указал, что Д., устанавливая в огороде электроустройство, предвидел наступление тяжких последствий, но безразлично относился к ним, то есть действо­вал с косвенным умыслом1.

Косвенный умысел имеет место при убийстве в драке. Введение в понятие косвенного умысла предвидения возможности наступления общественной опасности последствий и безразличное к ним отношение допускает признание отдельных авто­транспортных преступлений, совершенных с косвенным умыслом. На садовом коль­це г.Москвы водитель автомашины К. допустил нарушение правил движения. Авто­инспектор остановил нарушителя и вместе с напарником на перекрестке стали раз­бираться с ним. В это время пьяный Д. на автомашине, имеющей очень большую скорость движения, выехал на красный свет светофора и наехал на стоявший авто-

1 Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1982, № 6, с.6

43

мобиль К. и четырех людей, находившихся у него. При наезде погибли два работни­ка милиции и К. Другой случай. Автомобилист 3. допустил нарушение правил до­рожного движения и не остановился по приказу автоинспектора. Тогда работники ГАИ стали его преследовать. Чтобы уклониться от задержания, 3. стал объезжать ав­томобильный поток по тротуару. Там он сбил несколько женщин, продававших цве­ты и сигареты, двое из которых умерли на месте. В приведенных случаях наличе­ствует у виновных предвидение реальной возможности наступления смерти потер­певших и безразличное к ним отношение.

Обязательным признаком субъективной стороны отдельных видов убийства является мотив. Мотив как правовая категория называется в ст.ст. 63, 64, п."л" ч.2 ст.105 УК. Одновременно употребляется термин побуждение (п.п."з", "и" ч.2 ст.105 УК).

В общесмысловом значении мотив означает побудительную причину, повод к какому-нибудь действию1. Стало быть, мотив и побуждение - синонимы. Побужде­ние же в общесмысловом значении - это желание, намерение действовать2. В этой связи в юридической литературе указывается, что мотив является: стимулом к дея­нию3, субъективной причиной4, непосредственным побуждением, которое определя­ет постановку цели и обусловливает переход к реальному преступному поведению5,

1  Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1960, с.353.

2  Ожегов СИ., там же, стр. 517.

3 Антонян Ю, Самовичев Е. Отражение в приговоре мотивов насильственного преступления. "Советская юстиция", 1982, № 20, с.8.

4 Дагель П. Уголовно-правовое значение мотива и цели преступления. "Социалистическая законность", 1969,№ 5, с.41

5  Бароновский Н. Исследование мотивов преступлений. "Советская юстиция", 1978, № 19, с.21

44 неопределенным влечением, стремлением, исходным побуждением к действию'.

В психологии при раскрытии мотива в основу берутся следующие слова Ф.Энгельса: "Люди привыкли объяснять свои действия из своемышления вместо того, чтобы объяснять их из своих потребностей (которые при этом, конечно, отра­жаются в голове, осознаются)2; никто не может сделать что-нибудь, не делая это, вместе с тем, ради какой-либо из своих потребностей и ради органа этих потребно­стей"3.

На основании этого в психологии указывается, что если эмоции - есть отра­жение какой-либо значимой для нас потребности и возможности ее удовлетворения, то потребность - исходный пункт нашего поведения, генеральный штаб наших дей­ствий4.

С учетом высказанных положений мотив в литературе, на мой взгляд, наибо­лее удачно определяется как отраженная в человеческом сознании и эмоционально пережитая потребность, служащая исходным побуждением к общественно опасному действию или бездействию5.

В ст. 105 ч.2 УК мотивами убийства названы или вытекают следующие по­буждения:

-  корыстные побуждения;

-  хулиганские побуждения;

-  недовольство служебной деятельностью потерпевшего или выполнение им общественного долга;

1  Гольдинер В.Д. Мотив преступления и его значение в советском уголовном праве. "Советское государство и право", 1958, № 1, с.44.

2  Маркс К., Энгельс Ф., Соч., т.20, с.493.

3  Маркс К., Энгельс Ф., Соч., т.З, с.245.

4 Симонов П. "Будьте страстны в ваших исканиях ! Советская Россия", 1985, № 19.

5  Волков Б.С. Проблемы воли и уголовная ответственность. Казань, 1965, с.57-58.

45

-  сексуальная потребность, половая страсть;

-  национальная, расовая ненависть, вражда, кровная месть.

Для детоубийства мотивом выступает чувство безысходности, гнев, вызванный физическими, моральными страданиями, которыми сопровождаются роды.

В преступлении, предусмотренном ст. 108 УК, мотивом является потребность в пресечении общественно опасного посягательства.

Убийство, предусмотренное ст. 105 ч,1 УК, совершается по мотивам ревности, мести, зависти, злобы, отчаяния, ненависти.

Мотивом посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа названа месть за законную деятельность по охране общественного порядка.

В составах преступлений, предусмотренных ст.ст.105 ч.2, 277, 295, 317 УК, обязательным признаком состава, относящегося к субъективной стороне преступле­ния, названа цель.

Цель, равно как и мотив, являются обязательными внутренними компонента­ми любого акта поведения. На этот счет Ф.Энгельс писал: "В истории общества дей­ствуют люди, одаренные сознанием, поступающие обдуманно или под влиянием страсти, стремящиеся к определенным целям. Здесь ничего не делается без созна­тельного намерения, без желаемой цели"1. Основываясь на марксистко-ленинской философии в советской психологии также считалось, что всякое действие человека исходит из определенных мотивов и направлено на определенные цели2.

В общесмысловом значении цель - это то, к чему стремиться, что надо осу­ществить3; - это заранее мыслимый результат сознательной деятельности, представ-

1   Энгельс Ф, Людвиг Файербах и конец немецкой классической философии, М., 1972, с.42.

2 Теплое Б. Психология, М., 1946, с. 164.

3  Ожегов СИ. Названное сочинение, с.859

46

ление о преобразованном предмете как результате своей еще несовершенной дея­тельности'. В юридической литературе цель преступления определяется как создан­ная в сознании лица модель той ценности, которую он стремился получить посред­ством совершения преступления2, как то, чего виновный стремился достигнуть, со­вершая преступления3. Цель, таким образом, - это осознанная ценность для винов­ного, ради которой он совершает преступление. Поскольку мотив и цель связаны между собой и взаимно обусловлены, так как потребность определяет направлен­ность действий для ее удовлетворения, то целью можно назвать интерес, т.е. то, что составляет благо для кого-то, служит для удовлетворения потребности4. Как интерес цель прямо названа в ст.285 УК.

Целью как признаком состава убийства в ст. 105 4.2 УК названы:

-  скрыть другое преступление или облепить его совершение;

-  использование органов или тканей потерпевшего. Целью являются:

-  в преступлении, предусмотренном ст. 277 УК, - прекращение государствен­ным или общественным деятелем его государственной или политической деятель­ности;

-  в преступлении, предусмотренном ст.295 УК, - воспрепятствование закон­ной деятельности судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в от­правлении правосудия, прокурора, следователя и др.;

-  в преступлении, предусмотренном ст.317 УК, - воспрепятствование закон­ной деятельности сотрудника правоохранительного органа и военнослужащего по охране общественного порядка.

1  Большая Советская энциклопедия, т.46, с.498

2  Советское уголовное право. Общая часть, М., 1977, с. 171.

3  Уголовное право БССР. Часть Общая, с.97.

4 Словарь русского языка, М., 1981, т. 1, с.672.

47

Обращает на себя внимание тот факт, что п составе преступления, предусмот­ренного ст.317 УК, названы и мотив,и цель. В составах преступлении, предусмот­ренных ст.ст.277 и 295 УК, назван только мотив. Все эти преступления разнятся субъектами преступлений. Остальное у них одинаковое. Стало быть, оно должно ка­саться мотива и цели.

Параграф 5. Субъект состава убийства

Субъект преступления - это физическое лицо, вменяемое и достигшее ука­занного в законе минимального возраста. Для убийства по ст. 105 УК таким возрас­том является 14 лет (ст.20 ч.2 УК). Пункт "з" ст. 105 УК предусматривает ответствен­ность за убийство, сопряженное с бандитизмом. Ответственность за бандитизм уста­новлена с 16 лет. Это означает, что бандитом не может быть лицо моложе 16 лет, и что убийство, совершенное лицом, моложе 16 лет, хотя и состоящее в банде, долж­но квалифицироваться по п."з" ст.105 УК, как совершенное при разбое.

О квалификации таких случаев Пленум Верховного Суда Российской Федера­ции в постановлении от 17 января 1997 года "О практике применения судами зако­нодательства об ответственности за бандитизм" указал, что лица в возрасте от 14 до 16 лет, совершающие различные преступления в составе банды, подлежат ответ­ственности за конкретные преступления, ответственность за которые предусмотрена с 14-летнего возраста (ст. 20 УК). Известно, что банды создаются не только для со­вершения корыстных преступлений, но и для терроризирования населения, изнаси­лований, хулиганства. Из этого следует, что действия убийцы-участника банды сле­дует квалифицировать по п.п. "б", "ж", "з", "и", "л", "м" ст. 105 УК.

Квалифицирующим признаком бандитизма является его совершение лицом с использованием своего служебного положения. Однако данное положение никак не

48

влияет на квалификацию убийства, совершенного бандитом с использованием своего служебного положения.

Отдельные убийства имеют сложный состав по признаку дпуобъектности.

К ним относятся убийство:

-   в связи с осуществлением потерпевшим служебной деятельности или вы­полнением общественного долга;

-  сопряженное  с похищением человека;

-  сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом;

-  из хулиганских побуждений;

-  сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуаль­ного характера;

-  по мотиву национальной, расовой или религиозной принадлежности.

При совершении таких убийств причиняется вред не только жизни, но и сво­боде человека, собственности, общественной безопасности, общественному порядку, половой свободе, укладу половых отношений, равенству независимо от их расы, ве-роисповедования, национальности.

При убийствах, предусмотренных ст.ст.277, 295, 317 УК, преступление посяга­ет также на власть, правосудие, порядок управления.

Поскольку в перечисленных преступлениях состав является сложным, то он исключает их совокупность. Правда, применительно к убийству, сопряженному с изнасилованием (ст.102 п."е" УК РСФСР) Пленум Верховного Суда Российской Фе­дерации в постановлении от 22 декабря 1992 гола "О судебной практике по делам об умышленном убийстве" указал, что при убийстве, сопряженном с изнасилованием, совершается два самостоятельных преступления, поэтому содеянное следует квали­фицировать по п."е" ст.102 УК РСФСР и в зависимости от конкретных обстоя­тельств дела по соответствующей части ст. 117 УК РСФСР.1 Аналогичные указания

1 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1993, № 2.

49

дал и Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 27 июня 1975 года "О су­дебной практике по делам об умышленном убийстве"1. Однако в судебной практике на этот счет есть и другая точка зрения. Пленум Верховного Суда СССР в поста­новлении от 04 июня 1960 года "О судебной практике по делам об умышленном убийстве" указал, что умышленное убийство, сопряженное с изнасилованием, под­лежит квалификации по ст.102 п."е" УК РСФСР2.

В настоящее время получил распространение терроризм. Гремят взрывы. Гибнут лю­ди. В г.Каспийске при взрыве дома, принадлежащем погранвойскам, погибло 84 че­ловека. От взрыва радиоуправляемого устройства во время проведения панихиды на Котляковском кладбище в г.Москве погибли 14 человек3. В 1996 году в г.Москве преступники взорвали более 60 взрывных устройств с целью убийства предпринима­телей и других лиц. Такие действия квалифицируются по ст. 105 ч. 2 п."е" и ст.205 УК. Аналогичное положение возникает и при убийстве с превышением должностных полномочий, например, у работников милиции. Сейчас они применяют очень жест­кие меры при задержании людей, которые иногда заканчиваются смертью задержи­ваемого. Кроме того, в милиции существует неписанное правило: за убийство ра­ботника милиции следует лишение жизни убийцы. И это не особенно скрывается. В декабре 1996 года в г.Москве бандиты расстреляли трех работников милиции. После их установления в печати появилась заметка, в которой бандиты уведомлялись, что они могут себя считать трупами. Через несколько дней они были убиты при задер­жании4. Киллер С, убивший нескольких преступных авторитетов, утром 5 июля 1995 года был случайно задержан на Петровско-Разумовском рынке г.Москвы. После до­ставления его в дежурную комнату и начала личного обыска С. застрелил четырех

1  Бюллетень Верховного Суда СССР, 1975, № 4.

2  Бюллетень Верховного Суда СССР , 1960, № 4, с.44.

3  Российская газета, 1996, 12 ноября.

4  Московский комсомолец, 1996, 4 декабря

50 милиционеров и еще одного при дальнейшей перестрелке. С. был ранен и помещен

в следственный изолятор "Матросская тищина". Оттуда он совершил побег и укрыл­ся за границей. В МВД была организована группа по его поимке. Члены группы по­являлись в тех странах, откуда поступали сигналы о С. В январе 1997 года С. в Афи­нах был убит путем удушения удавкой. На встрече с журналистами начальник Глав­ного управления уголовного розыска МВД Российской Федерации многозначитель­но умолчал о том, чьих это было рук дело1.

По словам Министра МВД Российской Федерации А.Куликова к ответствен­ности в 1996 году было привлечено 35 тысяч работников милиции, в том числе ка­кая-то часть и за убийство.

Разный подход к квалификации убийства, сопряженного с бандитизмом, раз­боем, вымогательством, и убийства, сопряженного с терроризмом или превышением служебных полномочий, вряд ли обоснован.

При совершении убийства, сопряженного с разбоем, бандитизмом, вымога­тельством, похищением человека, изнасилованием, терроризмом, превышением слу­жебных полномочий, как правильно отметил Пленум Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 1992 года "О судебной практике по делам об умышленных убийствах" совершается два преступления. В таком случае имеет место идеальная их совокупность. Объединение двух преступлений в одно со сложным составом обосно­ванно, если одно из них выступает средством для совершения другого. Ничего тако­го нет при указанных убийствах.

Образование сложного состава убийства находится в противоречии со ст. 17 УК, посвященной совокупности преступлений. Кстати, в ней никаких исключений не сделано. Собственно, исключения, касающиеся квалификации преступлений, вряд ли допустимы.

1 Российская газета, 1997, 6 февраля

51 Предполагаемый мораторий на смертную казнь, который должен последовать

в связи с вступлением России в Совет Европы за убийство, наказанием в виде ли­шения свободы на срок до 25-ти лет или пожизненным лишением свободы вряд ли оправдан.

В то же время уместно в данном случае заметить, что распоряжением Прези­дента Российской Федерации от 27 февраля 1997 года МИДу России было поручено подписать от имени Российской Федерации протокола № 6 от 28 апреля 1983 года к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года.Этим же распоряжением Президента Российской Федерации было поручено Министерству юстиции Российской Федерации разработать комплекс мер по поэтапному реше­нию проблем, связанных с ратификацией протокола № 6, ранее отклоненного Госу­дарственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации.

Между тем, при совокупности преступлений согласно ст.69 УК наказание в виде лишении свободы может быть назначено до двадцати пяти лет. И выходит, что превращение совокупности убийства и бандитизма в одно преступление со сложным составом ведет к понижению ответственности, что вряд ли обоснованно и справед­ливо. В этой связи представляется целесообразным исключить из ст. 105 ч.2 УК такие отягчающие наказание обстоятельства, как убийство, как сопряженное с бандитиз­мом, разбоем, вымогательством, изнасилованием, хищением человека.

Параграф б. Виды убийств

Статьи 105, 106, 107, 108 УК предусматривают ответственность за разные ви­ды убийств. В теории уголовного права принято выделять убийство без смягчающих и отягчающих обстоятельств (ст. 103 УК РСФСР), убийство при смягчающих обстоя­тельствах (ст.ст.104, 105, 106, 107, 108 УК РСФСЕ1, убийство при отягчающих об­стоятельствах (ст.102 УК РСФСР). Часть 2 ст.105 УК названия не имеет. Однако ст.63 УК называется "обстоятельства, отягчающие наказание". В этой связи преступ­ление, предусмотренное ст.105 ч.2 УК, можно назвать убийством при обстоя­тельствах, отягчающих наказание.1

1 Следует заметить, что данное преступление ряд ученых и практиков называют и как убийство с квалифицирующими признаками.

52

ГЛАВА 2. Составы убийств при обстоятельствах, отягчающих наказание

Уголовное законодательство Российской Федерации всегда предусматривало составы убийств с обстоятельствами, отягчающими ответственность или наказание. В ст. 136 УК РСФСР 1926 года таких обстоятельств было десять. Среди них называ­лись ревность, низменные побуждения, совершение убийства лицом, ранее судимым за умышленное убийство или тяжкое телесное повреждение, лицом, на обязанности которого лежит особая забота об убитом, с использованием беспомощного состояния убитого. В УК 1926г. среди отягчающих обстоятельств не оказалось убийства двух лиц, повторного убийства, убийства, сопряженного с изнасилованием, действительно имеющих повышенную общественную опасность.

Статья 102 УК РСФСР 1960 года предусмотрела 12-ть отягчающих убийство обстоятельств, в том числе девять новых. Они были описаны в одиннадцати пунктах. В 1993 году ст.102 УК РСФСР была дополнена двумя отягчающими обстоятельства­ми: убийство по предварительному сговору группой лиц и убийство на почве расо­вой или национальной вражды или розни.

В ст. 105 УК введено 28-мь обстоятельств, отягчающих наказание. Они объ­единены в 13-ти пунктах. При этом пункты "б" и "ж" содержат по два отягчающих обстоятельства, пункт "в" - три; пункты "к" и "л" - четыре, а пункт "з" - пять. В отдельных случаях в соответствующие пункты внесены ничем не связанные и не родственные отягчающие обстоятельства. Так, в п. "в" названы отягчающими об­стоятельствами беспомощное состояние потерпевшего, похищение человека, захват заложника.

Увеличение числа обстоятельств, отягчающих наказание, по сравнению с УК РСФСР в два раза не вызывалось объективными основаниями, о чем я скажу ниже.

53 Приступая к анализу убийств с обстоятельствами, отягчающими наказание,

отмечу, что почти каждому из них Пленум Верховного Суда СССР и Пленум Вер­ховного Суда Российской Федерации дали толкование.

Толкование закона - это разъяснение его содержания. Поскольку содержание есть совокупность признаков, то толкование закона представляет собою разъяснение признаков уголовно-правовых категорий и составов преступлений. Толкование зако­на не есть функция Пленумов Верховных Судов. На основании п.6 ст. 114 Конститу­ции РСФСР 1978г. и п.5 ст.121 Конституции СССР 1977г. толкование законов было отнесено к компетенции Президиумов Верховных Советов СССР и РСФСР. И они нередко давали толкование отдельных признаков составов преступлений. Действую-щая Конституция Российской Федерации на основании ст. 125 предоставляет Кон­ституционному Суду Российской Федерации право давать толкование Конституции Российской Федерации и решать по запросам компетентных органов дела о соот­ветствии Конституции федеральных законов и нормативных актов перечисленных в ней органов. Других постановлений о предоставлении кому-то права толкования за­конов в Конституции Российской Федерации нет.

Из УК вытекает, что толкование уголовных законов является компетенцией Государственной Думы. Это видно из того, что в примечаниях к ряду статей Осо­бенной части УК законодатель дает разъяснение понятиям и признакам составов преступлений. Так, в примечании к ст. 158 УК дано определение хищения чужого имущества, определен размер крупного ущерба, разъяснено содержание неоднократ­ности хищения. Понятие крупного размера дано в примечаниях к ст.ст.191, 192, 143, 194, 198, 290 УК. Признаки субъекта преступления раскрыты в примечаниях к ст.ст.201, 285 УК.

Несмотря на предельную ясность вопроса о том, кому принадлежит право толкования уголовного закона, Пленум Верховного Суда Российской Федерации продолжает присваивать себе такое право. В частности, в постановлении от 25 июня

1996 года "О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия. боеприпасов и взрывчатых веществ" Пленум Верховного Суда Российской Федера­ции дал разъяснения относительно содержания предметов: оружия, боеприпасов, хо­лодного оружия1. Толкование чакона дано и в постановлении Пленума Верховного

Суда Российской Федерации от 17 января 1997 года "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм". В нем дано толкование банды, ее вооруженности2.

Согласно ст.56 Закона о судоустройстве РСФСР Верховный Суд РСФСР дает руководящие разъяснения судам по вопросам применения законодательства, возни­кающим при рассмотрении судебных дел, а на основании ст.58 этого же закона Пленум Верховного Суда РСФСР вправе входить в Президиум Верховного Совета РСФСР с представлениями о толковании закона.

Из Закона о судоустройстве РСФСР видно, что толкование закона и его разъ­яснение не одно и тоже. Разъяснение не касается признаков уголовно-правовых ка­тегорий и составов преступлений. Оно обращено к их практическому применению. Для ясности назову указания Верховного Суда Российской Федерации, которые но­сят характер разъяснения. Так, Пленум Верхопного Суда Российской Федерации в постановлении от 22 декабря 1992 года "О судебной практике по делам об умыш­ленных убийствах" обратил внимание судов на то, какие обстоятельства надо учиты­вать при решении вопроса о направленности умысла, что важно для разграничения убийства от телесного повреждения, повлекшего смерть потерпевшего. В поста­новлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 января 1997 гола "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм"'

1  Российская газета, 1996, 30 июля.

2  Российская газета, 1997, 30 января.

55 разъяснено, что   сг.209 УК Российской Федерации не предусматривает в качестве

обязательного   элемента   состава   бандитизма   каких-либо   конкретных   целей   осу­ществляемых вооруженной бандой нападений.

Приведенные замечания дают основания отнестись к разъяснениям Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации, имеющих характер тол­кования, как к судебным суждениям, не имеющим бесспорного характера. Тем бо­лее, что между ними есть существенные противоречия.

1. Убийство двух и более лиц (п."а" ч.2 ст.105 УК)

На долю такого обстоятельства, отягчающего наказание1, пришлось 15-ть изу­ченных дел. Однако подобные убийства в последние 2-3 года совершаются довольно часто. Они - следствие экономической конкуренции, мафиозных и бандитских раз­борок из-за сферы контроля и преступного промысла. О таких убийствах очень часто сообщают средства массовой информации, особенно газета "Московский ком­сомолец". Убийство двух и более лиц нередко бывает сопряженным с разбоем, хули­ганством, бандитизмом, с терроризмом. Приведу несколько примеров. 25 августа 1996 года двое вооруженных автоматическим оружием в масках вошли в один из мо­сковских биллиардных клубов. Угрожая расстрелом, уложили присутствующих на пол, облили его из принесенных канистр бензином и подожгли его. Затем они вы­скочили из помещения, заперев его снаружи. Погибло 11 человек2. В 1995 году но­чью были расстреляны в квартире замминистра МВД Удмуртии и члены его семьи -всего 4 человека. В Тимошевске, Краснодарского края, 27 февраля 1996 года в квар тире были расстреляны восемь человек - членов семьи предпринимателя Г.2 Четыр-

1  В науке их называют и квалифицирующими признаками

2  Московский комсомолец, 1996, 15 ноября.

3  Российская газета, 1996, 28 марта.

56

надцать человек 10 ноября 1996 года было убито взрывом на Котляковском кладби­ще в г.Москве во время панихиды1. В следственном изоляторе № 2 г.Москвы нахо­дится один из самых молодых арестантов такого рода - Вадим Г., 1975г.р. На момент совершения преступления ему исполнился всего двадцать один год. Приговором Московского городского суда он был осужден за убийство трех человек, шесть раз выстрелил из пистолета ТТ и для верности бросил гранату РГ-42 в машину коммер­санта г.Бокия. Тот умер на месте, еще двое, сидевших в машине, скончались позже. Киллер попытался скрыться на автомобиле "подельника", но нарвался на патруль­ную машину милиции... Или же сидящий в другой камере того же следственного изолятора Борис Голубев, тридцатилетний убийца, который убил отца с дочерью во время ограбления квартиры2.

Двойные убийства носят провокационный характер. К ним относятся убий­ство в Грозном летом 1996 года шестерых сотрудников международного Красного креста3, взрывы в троллейбусах и метро в г.Москве летом 1996 года, повлекшие ги­бель ряда людей; убийство в г.Грозном 18 декабря 1996 года двух русских семей из семи человек4.

Двойные убийства своих сослуживцев были совершены пограничниками на Сахалине и солдатом конвойных войск в Камышинском военном училище. 8 марта 1997 года на Находкинской погранзаставе трое пограничников открыли огонь по со­служивцам. 2-х убили, пытались скрыться. В завязавшейся перестрелке двое пре­ступников было убито.

Имели место случаи двойного убийства, сопряженного с самоубийством. Ди­ректор Казанского филиала Московского института проблем информации РАН дома застрелил жену, а в своем кабинете - приглашенных четырех руководящих сотрудни-

1 Российская газета, 1996, 12 ноября. Российская газета, 1977, 30 апреля.

3  Российская газета, 1996, 25 декабря.

4  Московский комсомолец, 1996, 21 декабря.

57 ков1. Некто Б. пронес в Мавзолей Ленина взрывное устройство и у гроба пзорвал

его. В результате погибло 6 человек и сам Б.2

Поскольку убийство - это лишение жизни другого человека, то убийство двух предполагает наступление двух и более смертей. Для убийства двух лиц характерно и намерение лишить жизни двух и более лиц. Такое преступление совершается, как правило, одновременно, хотя возможно и в разное время. Л. подозревал свою жену в супружеской измене. Для проверки своего подозрения он объявил ей, что уезжает в командировку, хотя никуда не уехал. Поздно ночью он явился домой. Предвари­тельно убедившись, что жена находится в спальне со своим любовником С, он в са­рае взял топор и с ним ворвался в спальню. Там он зарубил жену. Ее любовник су­мел отбить удар и ныекочить на улицу. Л. после совершения убийства скрылся в ле­су, а через несколько дней ночью он подкараулил С. и ударом металлического прута убил его.

В жизни встречаются случаи убийства одного человека и покушение на жизнь другого. Ныне такое часто встречается при актах терроризма при взрыве. При взрыве взрывного устройства, установленного в автомашине банкира Березовского, его во­дитель погиб, а сам он получил легкое ранение. Наемник заложил радиоуправляемое взрывное устройство в водосливную уличную трубу у подъезда дома. Когда автома­шина предпринимателя подъехала к подъезду, прогремел взрыв. Предприниматель был убит, а двое его охранников были тяжело ранены.

Убийство одного человека и покушение на жизнь других возможно одним действием, как при терроризме, так и разномоментно разными действиями, когда, например, используется холодное оружие. При этом последовательность действий

1  Московский комсомолец, 1996, 10 ноября.

2  Российская газета, 1997, 18 января.

58 виновного в случае одновременного убийства одного лица и покушение на убийство

другого для квалификации содеянного на имеет значения1.

Следует отметить, что единства в квалификации оконченного убийства и по­кушения на него, совершенных по единому умыслу, в судебной практике не отмеча­лось. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 04 июня 1960 года "О судебной практике по делам об умышленном убийстве" указано, что при уста­новлении того, что умысел виновного был направлен на жизнь двух и более лиц, убийство одного человека и покушение на жизнь другого следует квалифицировать как оконченное преступление по ст.102 п. "з" УК РСФСР2. Такое же суждение было высказано и в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 03 июля 1963 года "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике по делам об умышлен­ном убийстве"3.

Иную точку зрения высказал Пленум Верховного Суда СССР в постановле­нии  от  27   июня   1975   года  "О  судебной  практике   по  делам  об  умышленном убийстве". В постановлении указано, что убийство одного и покушение на жизнь другого не может рассматриваться как оконченное преступление - убийство двух и более лиц, поскольку преступное намерение - убийство двух лиц - не было осущест­влено по причинам, не зависящим от воли виновного. В этих случаях содеянное следует квалифицировать по ст.ЮЗ или ст.102 и ст.15, п."з" ст.102 УК РСФСР4. Точно также высказался и Пленум Верховного Суда Российской Федерации   в   по­становлении от 22 декабря 1992 года "О судебной практике по делам об умышлен­ных убийствах5.

1  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1981, № 8, с.З.

2  Бюллетень Верховного Суда СССР, 1960, № 4, с.44.

3  Бюллетень Верховного Суда СССР, 1963, № 4, с.20.

4  Бюллетень Верховного Суда СССР, 1975, № 4.

5  Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1993, № 2.

Такие же несовпадающие позиции отмечаются и в судебных документах по конкрет-елам1.

Позиция,  пыеказанпая  последними  постановлениями   Пленумов  Верховных Судов СССР и Российской Федерации,вытекает из закона. Нормы Особенной части УК описывают составы оконченных преступлений. Для убийства, предусмотренного п."а" ч.2 ст. 105 УК, требуется наступление двух и более смертей. Если при посяга­тельстве на жизнь двух и более лиц был убит один, то преступление как оконченное признать нельзя. В таком случае есть одно оконченное преступление - убийство и покушение на другое. Данная квалификация соответствует ст.ЗО УК. Квалифициру­ются они по правилам, указанным в ст. 17 УК.

Аналогичная судебная практика сложилась и по другим категориям дел. Пле­нум Верховного Суда СССР в постановлении от 25 марта 1964 года "О судебной практике по делам об изнасиловании" указал, что совершение лицом изнасилования и покушения на изнасилование другой потерпевшей должно квалифицироваться по разным частям ст.117 УК РСФСР2. То же касалось и квалификации двух и более хищений, одно из которых было закончено, а другое - не окончено.

2. Убийство липа или его близких в связи с

осуществлением данным лицом служебной

деятельности или выполнением общественного

долга (п."б" ч.2 ст. 105 УК)

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в названном постановлении от 22 декабря 1992 года указал, что под выполнением служебного долга следует по­нимать действия любого лица, входящие в круг его служебных обязанностей, выте­кающих из трудового договора с государственными, кооперативными или иными за-

1  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1969, № 6, с.7; 1977, № 1, с.6; 1978, № 8, с.Ю.

2  Бюллетень Верховного Суда СССР, 1964, № 4.

60

регистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями, дея­тельность которых не противоречит действующему законодательству. В отличие от постановления Пленума Верховного Суда СССР от 27 июня 1975 года в приведен­ном постановлении в общем виде называются организации, убийство работников которых квалифицируется по п."б" ч.2 ст. 105 УК.

Потерпевшим в анализируемом преступлении названо лицо, занимающееся служебной деятельностью. В каких структурах в законе не сказано. Стало быть, ре­шение вопроса о виде организации и объеме служебной деятельности потерпевшего отдано на откуп суда. Этот признак состава оказался оценочным. Именно потому Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 22 декабря 1992 года к потерпевшим отнес всех наемных работников в государственных и иных лицензированных организациях, предприятиях, учреждениях. А они с их родствен­никами составляют большинство населения.

Между тем, вряд ли может вызывать сомнение тот факт, что повышение от­ветственности за убийство какой-то части работников связано с причинением вреда порядку управления. Убийство врача в связи с его недобросовестным отношением к лечению больного или продавца в связи с обманом покупателя не связано с причи­нением вреда другим объектам и не связано с причинением вреда другим объектам, а поэтому не может влечь повышенную ответственность. В этой связи в п."б" ч.2. ст. 105 УК было целесообразным очертить круг структур, где потерпевшие осу­ществляют служебную деятельность и назвать ее характер. Считаю, что это должно касаться государственных органов и органов местного самоуправления и никак не структур на базе частной собственности. В них столкновения не выходят за рамки межличностных отношений. Они не затрагивают порядок управления.

В последнее время заметна вспышка убийств банкиров, предпринимателей, коммерсантов. По словам Генерального прокурора Российской Федерации, в 1995

ft! году их было 45% в обшей структуре убийств1. Такие преступления вряд ли можно

квалифицировать по п."б" ч.2 ст. 105 УК. Да и мотивы их чаще всего корыстные -устранение конкурентов или месть за мошенничество, или авантюры.

При нынешнем положении суд сам решает вопрос о том, является ли дея­тельность потерпевшего служебной. Однако это противоречит ст. 14 УК, по которой признаком преступления является противоправность, то есть предусмотренное зако­ном деяние. Передача в компетенцию суда указанного вопроса означает и передачу ему и права по его усмотрению назначать наказание в пределах санкции ч.2 ст. 105 УК, в том числе и смертную казнь.

Потерпевшим в анализируемом преступлении по признаку осуществления служебной деятельности могут быть должностные лица, о которых говорится в при­мечании к ст.201 УК. В опубликованной судебной практике и по изученным мной уголовным делам потерпевшими по признаку осуществления служебной деятель­ности оказались только должностные лица. Вот несколько примеров. Милиционер М. пошел к А., чтобы по определению суда доставить его в судебное заседание для допроса в качестве свидетеля. А. отказался выполнить законное требование и укрыл­ся в доме. Когда М. стал настаивать на выполнении требования, А. застрелил его из охотничьего ружья. М. был осужден по п."в" ст. 102 УК РСФСР2. Начальник цеха Щ. отстранил пьяного рабочего Г. от работы и подал директору докладную записку с предложением о наложении на Г. дисциплинарного взыскания. Обозлившись на Щ., Г. ударил его молотком по голове. Потерпевший в тяжелом состоянии был достав­лен в больницу, где он скончался. Действия Г. судом были квалифицированы но п. "в" ст. 102 УК РСФСР. В 19% году было убито 26 работников налоговой инспек­ции3. Потерпевшим в данном убийстве является также и лицо, выполняющее обще-

1  Российская газета, 19%, 31 мая.

2  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1975, № 4, с.8.

3  Российская газета, 1997, 29 января

62

ственный долг. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 22 декабря 1992 гола разъяснил, что под выполнением общественного долга следует понимать осуществление гражданами как специально возложенных на них обще­ственных обязанностей, так и совершение других действий в интересах общества или отдельных лиц, пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совер­шенном или готовящемся преступлении и т.д. К таким лицам относятся дружинни­ки, добровольные помощники Службы спасения, члены секций общественного по­рядка в исправительно-трудовых колониях, негласные помощники милиции, добро­вольные члены организаций защитников леса и т.д. К ним можно отнести и лиц, выполняющих государственный долг, - свидетелей, понятых, специалистов, вызы­ваемых в судебное заседание и др. Вот несколько примеров. В момент нападения банды на отделение Сбербанка ее заведующий Д. открыл из служебного пистолета огонь по бандитам и двоих ранил. Позже в судебном заседании один из подсудимых Е. пригрозил Д., что расправится с ним. Через 3 года Е. совершил побег из колонии. После того он пришел в кабинет Д. и застрелил его. Е. был осужден по п."в" ст.102 УК РСФСР. Пьяный Т. зашел в женское общежитие и учинил там дебош. Вахтер общежития С. потребовал от Т. покинуть его. В ответ на это Т. схватил кухонный нож и пытался ударить им С. Та бросилась убегать. Т. погнался за ней. В коридоре Б. преградил путь Т. Тогда Т. ударил ножом в шею и убил Б. В определении судеб­ной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР по делу указано, что убийство лица, защищавшего женщину от преступного посягательства, квалифици­руется как совершенное в связи с выполнением потерпевшим своего общественного долга по п. "в" ст.102 УК РСФСР1.

'Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1974, № I, с.11.

63

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР в определе­нии по делу Л. указала, что убийство гражданина, пресекающего хулиганские дейст­вия, правильно квалифицировано как преступление, совершенное с выполнением потерпевшим общественного долга1.

Потерпевшим в исследуемом преступлении названы и близкие тех, кто осу­ществляет служебную деятельность пли выполняет общественный долг. В законе нет перечня близких лиц. В ст.34 п.9 УПК РСФСР дается перечень близких родственни­ков. Они не тождественны близким потерпевшею. Вот почему Пленум Верховною Суда РСФСР в постановлении от 4 мая 1990 года "О судебной практике по делам о вымогательстве" к близким отнес не только близких родственников, которые пере­числены в ст.34 УПК РСФСР, а также иных лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых в силу сложившихся жизненных обстоятельств дороги потерпевшему. Пола­гаю, что судебные органы не могут по своему усмотрению толковать признаки со­става. Об этом я уже сказал ранее. Присвоение же Пленумом Верховного Суда Рос­сийской Федерации права на определение круга потерпевших чревато нарушением ст.З УК и необоснованной квалификации по п."б" ч.2 ст. 105 УК. При убийстве ли­ца, выполняющего общественный долг, причиняется вред порядку управления, пра­восудию (ст.ст.309, 321 УК).

Вместе с тем введение в состав преступления, предусмотренного п."б" ч.2 ст.105 УК, ст.ст.277, 295, 317 УК и др., в качестве признака близких соответствую­щих лиц считаю ошибочным. Статьи 6 и 19 Конституции Российской Федерации провозглашают равенство прав и свобод человека и гражданина. Отсюда вытекает и равная защита прав. Установление повышенной защиты близких должностным ли­цам и общественникам нарушает принцип равенства прав и обязанностей. Кроме того, при посягательстве на жизнь близких должностных лиц и общественников не причиняется вред дополнительному объекту.

1 Бюллетень Верховного Суда СССР, 1971, № 2, с.32

64 При убийстве, например, супруги судьи не причиняется вред правосудию, а

должностного лица - порядку управления, ибо они не являются участниками соот­ветствующих общественных отношений. Отмечу также, что ни в литературе, ни в су­дебной практике я не встретился с делами об убийствах близких должностных лиц и общественных работников. В УК РСФСР не было и аналогичных норм. Зачем же их принимать, если они социально не обусловлены и фактически являются мертворож­денными?

Обязательным признаком убийства, предусмотренного п. "б" ч,2 ст. 105 УК, является мотив. Он хотя четко и не выражен, но есть. Мотив заключен в слове нор­мы: в связи с осуществлением служебной деятельности. Мотив заключается в недо­вольстве виновного служебной деятельностью и выполнением общественного долга потерпевшего, в потребности прервать их. Судебная практика признаком состава на­зывает и цель. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 22 декабря 1992 года указал, что для преступления, предусмотренного п."в" ст. 102 УК РСФСР, свойственна цель - воспрепятствовать правомерной деятельности по­терпевшего по выполнению своего служебного либо общественного долга, а также месть за такую деятельность. Отсутствие указанных признаков исключает квалифи­кацию убийства по п."б" ч.2 ст. 105 УК. В данном случае уместно привести следую­щий пример. Контролеры ИТК П. и Д. враждовали по той причине, что Д. говорил сослуживцам о неслужебной связи П. с заключенными. При очередной пьянке они подрались и П. убил Д. Суд признал, что убийство совершено из-за злобы на Д. за распространение о нем компроментируюших слухов и осудил П. по п."в" ст. 102 УК РСФСР. Пленум Верховного Суда СССР признал, что убийство совершено на почве возникшей ссоры, перешедшей в драку, инициатором которой был потерпевший, и переквалифицировал действия Д. на ст. 103 УК РСФСР '.

'Бюллетень Верховного Суда СССР, 1976, № 2, с. 13.

65 В ссоре пьяный М. избил свою жену. Опасаясь дальнейших избиений, она убежала в

дом матери, где попросила брата А. сходить к ней домой и принести маленького ре­бенка. А. пошел выполнять поручение. На улице он встретил М., у которого на ру­ках был плачущий ребенок и попытался отобрать его. В ответ М. ударом ножа тяже­ло ранил А., за что был осужден по ст. 15, п. "в" ст. 102 УК РСФСР. Судебная колле­гия Верховного Суда СССР переквалифицировала действия М. на ст.ст. 15, 103 УК РСФСР, признав, что он совершил преступление на почве семейной ссоры'.

Преступление, предусмотренное п. "б" ч.2 ст. 105 УК, отличается от преступ­лений, предусмотренных ст.ст.277, 295, 317 УК, потерпевшими. В составе преступле­ния, предусмотренного ст.277 УК, потерпевшим является государственный и обще­ственный деятель (Президент Российской Федерации, Председатель Правительства, министры, депутаты Думы, губернаторы, руководители партий и движений, обще­ственных, профессиональных, религиозных структур и т.д.). В преступлении, пред­усмотренном ст.295 УК, потерпевшими являются судья, присяжный заседатель, про­курор, следователь, судебный исполнитель и т.д. В преступлении, предусмотренном ст.317 УК, потерпепшим может быть сотрудник правоохранительного органа и воен­нослужащий, обеспечивающие общественный порядок и общественную безопас­ность. Что такое правоохранительный орган законодатель не раскрывает. Он лишь называет функции его сотрудников. По функциональному признаку и на основании закона "О милиции" оперативные и боевые подразделения милиции являются орга­нами, обеспечивающими общественный порядок (патрулирование, предупреждение и пресечение преступных и административных правонарушений). Боевые подразде­ления    МВД  (ОМОН,  спецназ,  охранные    полки)    созданы   для    обеспечения

1 Бюллетень Верховного Суда СССР, 1986, № 6,с.31.

бб

общественной безопасности. В 1996 году при исполнении служебных обязанностей были убиты 21 работник милиции. Гибли они и в Чечне1.

В качестве потерпевших в ст.317 УК названы военнослужащие. К ним отно­сятся оперативные работники Федеральной службы безопасности и ее боевых под­разделений, Федеральной службы охраны, отрядов по борьбе с терроризмом, а также солдаты и офицеры внутренних войск МВД. На них в соответствии со ст.24 Закона Российской Федерации от 22 января 1997 года "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации" возложены большие права по обеспечению общественного порядка. К военнослужащим, подпадающим под признаки ст.317 УК, относятся солдаты и офицеры пограничных войск. Они обеспечивают общественную и государственную безопасность. Примером посягательства на жизнь военнослужа­щих в связи с выполнением служебного долга и их близких является убийство зимой 1996 года 84 человек пограничников и членов их семей в г.Каспийске, Дагестанской республики, совершенное путем взрыва дома, в котором они жили.

Перечисленные в ст.ст.277, 295, 317 УК потерпевшие являются должностными лицами, хотя несколько иными, чем в п."в" ч.2 ст. 105 УК. Целью указанных пре­ступлений является воспрепятствование законной их деятельности, а мотивом-месть за такую деятельность. Объект всех этих преступлений - жизнь - определен ст.2() Конституции Российской Федерации. А его значимость, кроме того, местом ст. 105 УК в системе уголовного законодательства. Да и наказание за все убийства в верхних пределах санкции одинаковые. В этой связи непонятно, почему норма об ответ­ственности за убийство части должностных лиц загнана на задворки УК, а сама от­ветственность разорвана в зависимости от содержания должностных функций. Нет же    этого  в  ст. 319  УК.   Вот  почему считаю  целесообразным   исключить из  УК

1 Московский комсомолец, 1996, 4 декабря.

67

ст.ст.277, 295, 317. Кстати, проект УК не предусматривал ответственности за те дея­ния, которые указаны в ст.ст.277, 295, 317 УК. Предлагалось лишь установить ответ­ственность за посягательство на жизнь Президента Российской Федерации.

3. Убийство лица,заведомо для виновного

находящегося в беспомощном состоянии,

а равно сопряженное с похищением человека

либо захватом заложника (п."в" ч.2 ст. 105 УК)

Перечисленные обстоятельства, отягчающие наказание, разные по содержа­нию. Первое относится к потерпевшему. Два других - к дополнительному объекту и деянию и образуют сложный состав, слагающийся из двух преступлений. Их объеди­нение в одном пункте ч,2 ст. 105 УК нелогично.

Беспомощное состояние характерно для младенцев, тяжело больных лиц, у которых отсутствуют конечности или которые находятся в состоянии сильного алко­гольного, наркотического и психотропного опьянения либо глубокого сна, обморока. Повышается ли степень общественной опасности при убийстве таких лиц? Просле­дим это на примерах. Женщина убивает своего мужа-алкоголика. Он довел семью до нищеты и создал в ней обстановку насилия. И вот, когда он в очередной раз при­шел домой в состоянии сильного опьянения, она в гневе и из чувства безысходности убила его ударом топора... В семье родился ребенок - урод. Отец, чтобы избавить ре­бенка и семью от страданий, убил его. Имеют место случаи убийства парализован­ных родителей, чтобы прекратить их мучения и избавиться от обузы, связанной с уходом за ними.

При убийстве лица, находящегося в беспомощном состоянии, не увеличивает­ся вред объекту. Стало быть, не изменяется ни характер, ни степень общественной опасности   преступления.   Признание   такого  убийства,   совершенного   с  обстоя-

68

тельствами, отягчающими наказание, обусловлено моральными соображениями. Из­вечно беспомощные люди вызывали сострадание и у многих - потребность ока шть им помощь. Однако моральные поводы не могут быть основанием для повышения ответственности. Именно потому ст. 102 УК РСФСР не предусматривала такого ква­лифицирующего признака состава убийства как беспомощное состояние потер­певшего. Проект УК также не предусматривал этого. Подобное убийство ранее ква­лифицировалось по ст. 103 УК. Это чаще всего касалось детоубийства как рожени­цей, так и другими лицами. И не только убийства младенцев. У Т. родился слепой ребенок. Чтобы избавиться от него, она постоянно простуживала его на сквозняке. Ребенок от постоянных заболеваний угасал и, наконец, умер. Т. была осуждена по ст. 103 УК РСФСР. В этом плане представляет интерес ст. 121 Уголовного кодекса Народной Республики Болгария. Она установила уголовную ответственность за убийство родителем новорожденного ребенка чудовищного вида. Преступление на­казывается лишением свободы на срок до одного года. Для сравнения: убийство при отягчающих обстоятельствах влечет наказание в виде лишения свободы на срок от шестнадцати до двадцати лет или смертную казнь.

Изложенное позволяет высказать предложение об исключении из ст. 105 ч.2 п."в" УК признака, относящегося к потерпевшему в виде его беспомощного состоя­ния.

Убийство, сопряженное с похищением человека, по законодательной форму­ле - двуобъектное преступление. Вторым обязательным объектом предполагается свобода. Под ней принято понимать неограниченную возможность проявления ли­цом своей воли в условиях осознания законов развития природы и общества либо независимость, отсутствие стеснений или ограничений'.

Похищение человека означает изъятие его из помещения, где он живет, рабо­тает, учится, лечится, отдыхает и вообще пребывает. Похищение может быть тай

1 Ожегов СИ. Названное сочинение, с.695.

69

ным, когда потерпевший первоначально не осознает факта лишения его свободы. Например, путем обмана. Ребенок забирается из детского сада якобы по поручению родителя. Взрослый уводится по ложному вызову на работу, в больницу, к друзьям. Похищение возможно и насильное, путем захвата в квартире, на улице.

Статья 105 ч.2 п. "в" УК предполагает два самостоятельных действия, разде­ленных во времени и в пространстве. Сначала потерпевший похищается, куда-то уводится или увозится. Похищается для убийства. И уже на новом месте он лишает­ся жизни. В чистом виде такого не бывает, хотя в принципе возможно. Например, при мафиозных разборках лицо, принадлежащее к другому клану, увозится в лес, к водоему и там лишается жизни. Однако и в этом случае преступление совершается не ради самого убийства, а по каким-то мотивам: по корысти - при убийстве по найму, для сокрытия преступления - при вымогательстве, что квалифицируется са­мостоятельно.

По моему мнению, похищение человека (лишение свободы) и последующее его убийство не могут образовать одно преступление со сложным составом. Здесь одно преступление не является средством, как при разбое, для другого преступления. Именно потому в литературе указывается, что похищение человека и его убийство надлежит квалифицировать по ст.105 и ст.126 УК!.

Приведенное дает основание предложить исключить из ст. 105 ч.2 п."в" УК признак состава, именуемый убийством, сопряженным с похищением человека.

Убийство, сопряженное с захватом заложника, по мысли законодателя, также многообъектное преступление. Объектом выступает свобода, жизнь, а так как захват-деяние насильственное, то объектом преступления является и здоровье.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации, Юрист, 1996, с.273.

70

Захват - это овладение человеком силой и принудительное лишение его сво­бодных контактов с внешним миром. Захват заложника состоит и в принудительном удержании человека, сопряженном с лишением его возможности передвигаться по собственному усмотрении!. Признаком захвата заложника является применение фи­зической силы или угрозы насилием. Заложник - это лицо, насильственно задержи­ваемое в обеспечение того, что государством или организацией либо гражданином, обязанным или заинтересованным в освобождении заложника, будут выполнены конкретные требования виновного или обязательства, ранее взятые. В начале 90-х годов прокатилась волна захвата заложников с целью получения валюты, наркоти­ков, транспортных средств для вылета за рубеж.

Захват заложников является самостоятельным преступлением, и, как отмеча­ется в литературе, должен квалифицироваться самостоятельно, независимо от разных обстоятельств, сопровождающих сам захват1.

Убийство заложника возможно при его освобождении и в связи с невыполне­нием требований. Убийство лица при его захвате бессмысленно, ибо оно делает не­возможным выполнение государством или организацией требований. Правда, убий­ство лиц, которых виновные намереваются сделать заложниками, возможно в ходе подавления их сопротивления. Но в таком случае преступление квалифицируется по п."и" ч.2 ст. 105 УК, ибо раньше, чем заложника убить, его надо захватить и довести до сведения соответствующих лиц о требованиях как условии освобождения. Обычно проходит значительное время. Первоначально компетентные органы входят в кон­такты с лицами, захватившими заложников, и вступают с ними в переговоры. И лишь тогда, когда начинается штурм, возможно убийство заложников, как это было в 1994 году в аэропорту Минеральных Вод. Такие случаи были в местах лишения

1 Назаров В., Прошляков В. Захват заложников - закон и практика. Социалистиче­ская законность, 1991, № 3, с.ЗЗ.

71

свободы. Так, в 1993-1994г.г. погибло около 60-ти представителей администрации. Ныне убийство заложников почти прекратилось, так как при их освобождении при­нимаются жесткие меры, рассчитанные на полное обезвреживание виновных. В мес­тах лишения свободы об этом знают. А умирать-то никому не хочется.

Убийство заложника отделено по времени от его захвата. Захват заложника как и похищение человека не является средством его убийства. Они - самостоятель­ные преступления и не могут быть объединены в одно. Вот почему представляется целесообразным исключить из состава п."в" ч.2 ст. 105 УК названное обстоятельство, равно как и весь п."в" этого закона.

4. Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п."г" ч.2 ст. 105 УК)

Повышенная опасность данного вида убийства состоит в том, что помимо лишения жизни женщины гибнет и плод, - будущий человек. Повышение опасности обусловливается и демографическим состоянием в стране: смертность превышает рождаемость, идет процесс уменьшения численности людей, старение общества, возникновение тенденции сокращения численности рабочих и кризисных явлений в комплектовании армии.

Потерпевшим в данном случае является женщина независимо от возраста. Известен случай, когда забеременела девочка 8-ми лет. Отец убил ее, побуждаемый чувствами позора и стыда за недостатки в воспитании и грех, который произошел.

Потерпевшая должна быть при этом беременной, а зачатие может быть как естественным, так и искусственным (путем введения оплодотворенной в "пробирке" яйцеклетки в полость матки). Продолжительность беременности значения не имеет. Женщина считается беременной с момента зачатия до окончания выхода плода из

72

материнской утробы. Только в этот момент убийство оказывается сопряженным с прекращением жизни плода.

Рассматриваемое убийство является умышленным. Для усиления акцента на умышленный характер в законе введено указание о наличии заведомости у виновно­го относительно беременности. Полагаю, что называть в составе преступления субъ­екта виновным ошибочно. Как уже отмечалось, виновность устанавливается судом и лицо считается виновным после вступления приговора в законную силу. Называть лицо виновным в момент совершения преступления преждевременно.

Что же касается заведомости, а она названа во многих составах (ст.ст.129, 132, 133, 140, 176 УК и др.), то ее введение в состав убийства вызывает сомнение. В об­щесмысловом значении заведомость означает знание чего-то1. Интеллектуальным признаком умысла является сознание. Оно равнозначно знанию. При умысле созна­ние (знание) охватывает все объективные признаки состава преступления. При убийстве беременной - и факт достоверной беременности потерпевшей. В этой связи из ст. 105 ч.2 п."г" УК целесообразно исключить слова "виновного" и "заведомо".

Мотивом данного убийства может быть месть, гнев, ревность. Пенсионеру 3. прислали счет на полтора миллиона рублей за телефонные переговоры с абонентом из США. Как потом стало известно 3., разговоры вела тайно от него беременная племянница. Когда она отказалась оплатить счета, он в гневе убил ее. Если убийство беременной женщины совершено по хулиганским мотивам, то оно квалифицируется и по п."г" ч.2 ст.105 УК. Известен случай убийства женщины, забеременевшей от связи с любовником. Убийство было совершено в связи с нежеланием мужа потер­певшей иметь незаконного наследника на крупное состояние.

1 Ожегов СИ. Названное сочинение, с. 193.

73

5. Убийство, совершенное с особой жестокостью (п."д" ч.2 ст.105 УК)

Любое убийство - деяние жестокое. Оно, как правило, связано с физическими и душевными страданиями. Ведь человек, после воздействия на него физических сил, испытывает боль и страх смерти. Страх присутствует и тогда, когда смерть на­ступает почти мгновенно, как это имеет место при убийствах по найму. То есть убийства, которые приносят особо сильные страдания. В законе они названы как особо жестокие.

Жестокие "правила", которые сопровождают пиратский передел собствен­ности, обнищание народа ожесточили людей. Межличностные отношения во многих случаях стали грубыми. Люди теряют уважение к жизни и смерти. Жестокость стано­вится нормой в преступной среде. И особенно среди молодежи. Все это сказалось на росте убийств, совершенных с особой жестокостью. По изученным мной делам на их долю пришлость 32,5% (68 дел).

В литературе отмечается, что особая жестокость - категория оценочная1. Та­кое суждение является обоснованным, поскольку в законе не названы ее критерии.

Признание особой жестокости категорией оценочной позволили в литературе и в судебной практике дать ей довольно широкое толкование.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 4 июня 1960г. "О судеб­ной практике по делам об умышленном убийстве" указал, что убийство следует счи­тать совершенным с особой жестокостью в тех случаях, когда потерпевшему непо­средственно перед лишением жизни или в процессе совершения убийства заведомо для виновного причиняются особые мучения или страдания путем пытки, истязания, нанесения большого количества ран, применения мучительно действующего яда и др. В одноименном постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 27 июня

' Воробьева Т., Санталов А. Квалификация убийства с особой жестокостью. Совет­ская юстиция, 1986, № 1, с. 12.

74

1975 года особая жестокость сведена к четырем способам, указанным в предше­ствующем постановлении (слово "другие" исключено). В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 1992 года жестокость лише­ния жизни сводится к таким способам, как нанесение большого количества телес­ных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т.д.

Вот несколько примеров убийства с особой жестокостью из судебной практи­ки. Вокзальная проститутка Т. была задержана и доставлена в помещение милиции. Оттуда она сбежала и позже рассказала о задержании своим подругам по промыслу и сутенеру. Опасаясь, что Т. их может "засветить", они приняли решение избавиться от нее. На квартире, которая была у них притоном, трое молодых женщин и один молодой парень напоили Т. спиртным, затем раздели ее до нога и посадили на бу­тылку шампанского. Т. умерла от массивных разрывов прямой кишки. Смерть при­ходила медленно и мучительно.

Д., будучи пьяным, изнасиловал соседскую девочку. Та сразу же о слу­чившемся рассказала домашним. Ее братья Н. и С. за такое глумление решили убить Д. Позже они увели Д. в свободный коровник и стали избивать его руками и ногами. Когда Д. терял сознание, его приводили в чувство окатыванием воды и продолжали бить. После того как Д. от воздействия воды не приходил в себя, Н. и С. разожгли паяльную лампу и огнем стали приводить Д. в чувство и снова бить. От Ожегов и по­вреждения внутренних органов Д. умер.

В лесной исправительно-трудовой колонии группа заключенных, чтобы осво­бодиться от притеснений со стороны "авторитетов", решила одного из них убить. В порядке реализации замысла они раздели Е. до нога и привязали к дереву. Он тут же был облеплен мошкарой. Насекомые своими укусами причиняли тому длительную боль и медленно высосали кровь.

74

В ряде случаев, как в приведенных примерах, жестокий способ убийства оче­виден. Не вызывает сомнения он и при убийстве холодом, огнем, обливанием боль­ших участков кожи кислотами, с помощью болезнетворных ядов.

Что же касается убийства путем нанесения большого количества ранений, то здесь не так все просто. Одно дело, когда лицо наносит множество небольших ране­ний, рассчитанных на продолжительные физические страдания. Другое, когда после­довательно наносятся несколько ранений в жизненноважные органы, каждое из ко­торых смертельное.

Разумеется, во втором случае не может быть речи об убийстве с особой же­стокостью. Смерть здесь наступает от любого ранения. Жестокости не будет итогда, когда первое ранение является смертельным, а последующие - легкими. Правда, в таком случае тяжело решить, какое ранение было первым. Но это уже вопрос кри­миналистики, а не уголовного права.

Особая жестокость при убийстве может проявляться в причинении потер­певшему тяжелых душевных страданий. Они возникают от ожидания смерти. Вымо­гатели потребовали от В. крупную сумму денег в валюте. Тот отказался. Тогда рэке­тиры Ж. и Л. совершили захват В., доставили его на принадлежащую ему дачу, по­местили в гараж, где стояла автомашина, приковали наручниками к стойке, завели мотор автомобиля и вышли, плотно закрыв дверь. В. умер не сразу. Ожидая смерти, он, безусловно, страдал. К., хотела зарегистрировать брак со своим любовником. Тот отказался, мотивируя тем, что К. имеет 6-ти летнего ребенка. Тогда К. решила изба­виться от сына путем его убийства. Перед преступлением К. объявила сыну о том, что он умрет. Тот стал просить мать не убивать его и даже пытался обороняться. Суд квалифицировал действия К. по п."г"ст.Ю2 УК РСФСР.

Моральные страдания у потерпевшего вызываются чувством страха - тяжело­го, раздирающего, исцепеняющего душу состояния, жесточайшей предсмертной тоской.

76

Признание жестокости оценочной категорией послужили основанием Плену­му Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 22 декабря 1992 го­да сказать, что особая жестокость может выражаться также в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими дей­ствиями причиняет им особые страдания. Нижестоящие суды придерживаются этого указания1. Такую же точку зрения разделяют и многие ученые2.

Я сомневаюсь в правильности такой позиции. Дело в том, что убийство - это лишение жизни другого человека. Именно ему причиняется смерть, а перед ее на­ступлением - физические и душевные страдания. Их причинение другим лицам не охватывается понятием убийства. Да и душевные страдания у третьих лиц иные, чем у потерпевшего. Третьи лица при убийстве испытывают не страх, как реакцию само­сохранения, как сигнал об опасности себе, а ужас утраты близкого человека, чувства горечи, сожаления, краха любви. Они будут присутствовать еще долго после смерти потерпевшего. Вот почему возникающие у третьих лиц при убийстве близкого чело­века чувства, как касающиеся только их, находятся за пределами состава убийства и не могут влиять на квалификацию преступления, совершенного виновным.

По мнению Пленума Верховного Суда СССР, высказанному в постановлении от 27июня 1975 года, убийством с особой жестокостью признается лишение жизни, сопряженное с расчленением трупа. Оно поддержано и в литературе3. Такое мнение также вызывает возражение. Убийство считается оконченым с момента наступления смерти. Последующие действия, направленные на труп, не причиняют вреда жизни, так как ее уже нет. Кроме того, глумление есть одна из форм издевательства4. Изде-

1  Бюллетень Верховного Суда СССР, 1987, № 1, с.34; Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1990, № 5, с.7.

2  Бородин СВ. Квалификация убийства по действующему законодательству. М, 1966, с.90; Андреева Л. Квалификация убийств, совершенных с особой жесто­костью.

Социалистическая законность, 1974, № 4, с.56.

3 Андреева Л. Названное сочинение, с.56; Курс советского уголовного права. Часть Особенная, ЛГУ, 1973, т.З, с.516.

4 Ожегов СИ. Названное сочинение, с. 129.

77 вательство же возможно только в отношении живого существа.  И еще. Согласно

п."и" ст.63 УК издевательство не охватывается жестокостью.

В юридической литературе при определении жестокости как способа убийства исходят из того, которое в него вложили Пленумы Верховного Суда СССР и Вер­ховного Суда Российской Федерации. Вместе с тем оно дополняется и другими признаками. В. Зыков считает, что жестокость предполагает изувечивание человека, отравление медленно действующим ядом1. Особую жестокость Л.Андреева относит к свойствам (характеру) человека2. Аналогично считает и Н.К.Семернева3.

Признание жестокости оценочной категорией привели к неединооОргпным выводам судов при рассмотрении конкретных дел. Ф. на почве пьяной ссоры, пере­росшей в драку, нанес множественные ранения У., от которых он на месте умер. Це-линограский областной суд квалифицировал действия Ф. как убийство, совершенное с особой жестокостью. Генеральный прокурор не согласился с такой квалификацией и на приговор принес протест. Президиум Верховного Суда Казахской ССР откло­нил протест, согласившись с первоначальной квалификацией. Пленум Верховного Суда СССР признал, что множественность нанесенных повреждений потерпевшему само по себе не может свидетельствовать об убийстве с особой жестокостью4. Анало­гичное Верховный Суд СССР и Верховный Суд РСФСР высказали и по другим де­лам5. Несовпадающие суждения суды делали и по вопросу признания убийства с особой жестокостью по признаку его совершения в присутствии близких потер-

1  В. Зыков. Особая жестокость как обстоятельство, квалифицирующее убийство. Со ветская юстиция, 1969, № 6, с.15.

2 Л.А.Андреева. Квалификация убийств при отягчающих обстоятельствахЛ., 1974, с.35.

3  Семернева Н.К. Вопросы квалификации умышленных убийств. Свердловск, 1984, с.29.

4  Бюллетень Верховного Суда СССР, 1982, № 5, с. 17.

5  Бюллетень Верховного Суда СССР, 1988, № 2, с.39; 1988, № 4, с.29, 1987, № 4, с.35; Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1989, № 4, с.8; 1990, № 4, с.З.

78

певшего. У. в ссоре с сожительницей Р. на глазах у ее сына ударом ножа в спину убил женщину. Верховный Суд МССР действия У. квалифицировал как убийство, совершенное с особой жестокостью. Судебная коллегия Верховного Суда СССР признала, что У. совершил убийство без отягчающих обстоятельств, поскольку при­чинение ребенку особых страданий не охватывалось умыслом виновного1.

Способ действия, к которому относится и жестокость, не может быть наделен переменными и потому оценочными признаками. Именно потому во многих статьях Особенной части он получил четкое описание: тайно - при краже, открыто - при грабеже, обман и злоупотребление доверием - при мошенничестве, путем насилия или угрозы насилием - при разбое, путем обмеривания, обвешивания, обсчете поку­пателя и потребителя - при обмане потребителя. При уяснении названных способов нет затруднений. Они понимаются всеми одинаково. Подход к описанию способа действия, в том числе и жестокости, традиционно должен быть единым.

За убийство при обстоятельствах, отягчающих наказание, предусмотрена и смертная казнь. Ее назначение не может зависеть от судейского усмотрения относи­тельно свойства действия. Ведь преступление - это описанное в законе общественно опасное деяние. Способ принадлежит к деянию и как его свойство безусловно дол­жен быть описан в законе. Статья 14 УК исключает усмотрения суда о содержании преступления.

Изложенное позволяет усомниться в правильности введения в число призна­ков состава убийства оценочной категории, источника возможных судебных ошибок.

Предлагаю п."д" ч.2 ст.105 УК изложить в такой редакции "вызвавшее дли­тельные физические и душевные страдания". Я не указываю на тяжелые страдания, ибо они при убийстве не могут быть иными.

1 Бюллетень Верховного Суда СССР, 1987, № 1, с.34.

79

Относительно вида умысла при убийстве с особой жестокостью названы раз­ные точки зрения. Отдельные авторы высказывают суждение о том, что данное пре­ступление может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом'. Дру­гие ученые считают, что это преступление совершается с прямым умыслом2. Судеб­ная практика единодушно признает, что убийство с особой жестокостью - преступ­ление, совершаемое с прямым умыслом1.

При характеристике прямого умысла акцент волевого его момента делается на желание причинить особые страдания. Пленум Верховного Суда СССР в поста­новлении по делу Б. указал, что при убийстве с особой жестокостью объективное отношение виновного выражается в заведомом причинении особых мучений потер­певшему4 и наличии желания лица причинить особые страдания5. Такая трактовка умысла при убийстве с особой жестокостью не соответствует ст.25 УК. При умысле лицо сознает общественно опасный характер деяния, его фактическую и социальную сторону. Фактическая сторона охватывает не только динамическую часть, но и спо­соб ее выполнения. Если лицо в лесу на морозе привязывает раздетого человека к дереву, то оно понимает, сознает, что совершает жестокое убийство. И этого доста­точно для квалификации преступления по п."д" ч.2 ст. 105 УК. Именно такой подход и является решающим при квалификации краж и грабежа.

Волевой момент умысла обращен к последствиям. При убийстве им является смерть человека. Мучения и страдания не значатся в числе последствий. Поэтому к ним и не нужно выяснять желания как волевого процесса.

1  Уголовное право Российской Федерации. Часть Особенная, 1996, с.30. Зыков В. Названное сочинение.

2 Андреева Л. Квалификация убийств, совершенных с особой жестокостью. Социа­листическая законность, 1974, № 4, с.56.

3 Применение судами законодательства при рассмотрении дел об умышленных убийствах. Обзор судебной практики. Бюллетень Верховного Суда СССР, 1990, № 2, с.25.

4  Бюллетень Верховного Суда СССР, 1969, № 2, с. 10.

5  Бюллетень Верховного Суда СССР, 1982, № 5, с. 17; 1965, № 4, с.20.

80

Убийство с особой жестокостью сопершастся с прямым умыслом. Сам жесто­кий процесс убийства: сожжение, отравление болезнетворным ядом, действующим медленно, лишение потерпевшего пищи и воды, помещение его п холодильную ка­меру или в высокотемпературную кабину, выбрасывание в море за борт и т.д. со всей очевидностью свидетельствует о направленности умысла, то есть на лишение жизни с особой жестокостью.

б. Убийство, совершенное общеопасным способом <п."е" ч.2 ст. 105 УК)

В юридической литературе отмечается, что убийство, совершенное общеопас­ным способом, предполагает такое преступление, которое является опасным для жизни не только одного человека1 или когда при убийстве одного человека винов­ный одновременно угрожает жизни других людей2. Из приведенного вытекает, что общеопасный способ сводится к созданию угрозы для жизни других людей. Однако такое понимание общеопасного способа убийства представляется ограниченным. Общеопасный способ перекликается с преступлением, совершенным источником повышенной опасности. Согласно ст. 1079 ГК Российской Федерации к источникам повышенной опасности относятся те, которые связаны с повышенной опасностью для окружающих (транспорт, строительство, электрическая и атомная энергия, взрывчатые вещества, сильнодействующие яды и т.п.). Общеопасный способ совер­шения преступления также предполагает создание угрозы не только людям, но и собственности, природе, безопасности движения. Д. с целью убийства предпринима­теля прикрепил к входной двери квартиры вчрывиое устройство, которое должно

1  Уголовное право Российской Федерации. "Юрист", 1996, с.32.

2  Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. "Юрист", 1996, с.275.

81 было сработать сразу же с ее открытием. Затем Д. нажал на кнопку электрического

звонка и сам быстро выскочил на улицу. Все это Д. проделывал ночью, когда на лестничной клетке у дома никого не было. При открытии двери прогремел взрыв. Погиб предприниматель. Взрывом выбило двери в соседних квартирах. Полетели оконные рамы в некоторых квартирах и на лестничной площадке. Способ убийства был, наверное, общеопасным.

В ст. 105 ч.2 п."е" УК не дается определения общеопасного способа соверше­ния убийства. Но из того, что он общеопасный, можно заключить, что он создает опасность многим объектам: жизни, здоровью, собственности, общественной безо­пасности. Хотя, конечно, сам факт установления ответственности за такое убийство в разделе о преступлениях против личности свидетельствует о том, что общеопасный способ рассчитан на причинение физического вреда людям (смерти, вреда здоро­вью).

В ст. 102 п."д" УК РСФСР состав анализируемого убийства был иложен точ­нее: убийство способом, опасным для жизни многих людей. Он ограничивал этот способ только опасностью для жизни людей, чего нет в составе преступления, пред­усмотренного п."е" ч.2 ст. 105 УК Российской Федерации. Чтобы не создавать повода для разночтения п."е" ч.2 ст.105 УК было бы целесообразным изложить в редакции п."д" ст.102 УК РСФСР.

В структуре убийств с обстоятельствами, отягчающими наказание, на долю убийств, совершенных общеопасным способом, по изученным делам пришлось 27 дел. По изученным уголовным делам и опубликованным в литературе общеопасный способ проявлялся во множестве вариантов:

- при убийстве из охотничьего ружья потерпевшего, стоявшего в месте скоп-

1 Бюллетень Верховного Суда СССР, 1969, № 6, с.21

82

-    при выстреле с близкого расстояния из ружья в комнату, где находилась группа людей1;

-  при наезде грузовой автомашины на группу людей2;

-  при стрельбе из карабина в преследуемых на лодке рыбинспекторов3;

-  при поджоге домостроения, в котором находятся маленькие дети или тяже­лобольные люди;

-  при отравлении пищи, находящейся в общем котле;

-  при отравлении водного источника общего пользования;

-  при отравлении бытовым газом.

В наши дни в связи с распространением терроризма убийства общеопасным спосбом часто совершаются с помощью взрывных устройств. В их числе назову взрыв дома в Каспийске, взрыв на Котляковском кладбище, взрыв в редакции газе­ты "Московский комсомолец", когда погиб журналист Холодов, взрывы в автома­шинах банкира Березовского и кандидата в мэры города Москвы Шанцева, при ко­торых погибли водители.

Вот один из ярких примеров. Г. решил избавиться от своей жены и дочери. При отправке их самолетом в Саратов он положил в корзину вместо продуктов пи­тания взрывное устройство с часовым механизмом. Оно должно было сработать за 34 минуты до посадки самолета. Но по техническим причинам оно не сработало и было обезврежено работниками милиции в связи с жалобой жены Г., заподозрившей хи­щение и подмену продуктов какими-то "железками". Действия Г. были квалифици­рованы по ст.15, п."д" ст.102 УК РСФСР4. По словам министра МВД Российской

1  Бюллетень Верховного Суда СССР, 1969, № 6, с.21.

2  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1970, № 8, с.5.

3  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1983, № 8, сб.

4  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1982, № 6, с.5.

83 Федерации, в 1996 году было совершено 708 разрушений объектов с использованием

взрывных устройств1.

В судебной практике убийство общеопасным способом наделяется дополни­тельными признаками. Они относятся к объективной и субъективной стороне пре­ступления. Высказывается требование, чтобы опасность для жизни многих людей была действительной, а не предполагаемой2, чтобы опасность для жизни могих лю­дей была реальной, а не предполагаемой3. Пленум Верховного Суда СССР в поста­новлении по делу П. указал, что произведенный П. прицельный выстрел с близкого расстояния какой-либо реальной опасности для жизни других лиц, находившихся в помещении с потерпевшим, не представлял4. Тоже отмечается и в обзоре судебной практики по делам об умышленных убийствах5, и в литературе6 .

Деяние и его способ, прием выполнения относятся к объективным признакам состава преступления. Они существуют реально и не отделимы друг от друга. Поэто­му говорить, что общеопасный способ должен быть действительный и реальный зна­чит подразумевать, что он может и не быть таким. Ведь говорят, что общественно опасное посягательство как основание необходимой обороны должно быть действи­тельным и наличным, но оно и не может быть иным. Поэтому-то об этих сторонах преступления и не упоминается в ст. 14 УК.

Общеопасный способ убийства по своему содержанию - это такой способ, ко­торый объективно создает опасность для жизни других людей. Иным он не может быть. Поэтому нет нужды наделять его дополнительными критериями, само собою разумеющимися признаками.

1  Правда, 1988, 4 августа.

2  Российская газета, 1997, 21 февраля.

3  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1981, № 2, сб.

4  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1972, № 5, сб.

5  Бюллетень Верховного Суда СССР, 1971, № 5, с.15.

84 Убийство общеопасным способом предполагает смерть одного человека. Если

возникло больше жертв, действие виновного подлежит квалифицировать и по п. "а" ч.2 ст. 105 УК. Нередко наряду с гибелью одного лица причиняется вред здоровью другим. По поводу квалификации таких преступлений в судебной практике высказа­ны несовпадающие точки зрения. Президиум Верховного Суда РСФСР в поста­новлении по одному из дел указал, что причинение телесных повреждений .другим лицам при убийстве, совершенном способом, опасным для жизни многих людей, ох­ватывается диспозицией п."д" ст. 102 УК РСФСР и дополнительной квалификации по статьям УК, предусматривающим ответственность за нанесение телесных повреж­дений, не требуется3. Такой же позиции придерживался Пленум Верховного Суда СССР в постановлении по конкретному делу. Он признал, что по смыслу п."д" ст. 102 УК РСФСР квалификация убийства, совершенного способом, опасным для жизни многих людей, не ставится в зависимость от реального причинения вреда жизни или здоровью третьих лиц1.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 27 июня 1975 года по данному вопросу высказался иначе. В нем укаано, что в случае причинения телесных повреждений другим лицам действия виновного подлежит квалифицировать помимо п."д" ст. 102 УК РСФСР только по статьям УК, предусматривающим ответственность за умышленное причинение телесных повреждений. Аналогичное суждение высказал и Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 22 декабря 1992 года.

Такие же противоречивые точки зрения по данному вопросу высказаны и в литературе. По мнению М.Д. Шаргородского, убийство способом, опасным для жиз­ни многих людей,сопряженное с причинением другим лицам телесных повреждений, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 102

1  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1973, № 11, с.9

2  Бюллетень Верховного Суда СССР, 1965, № 5, с. 13

85

п."д" УК РСФСР, и статей, предусматривающих ответственность за причинение те­лесных повреждений1. СВ. Бородин считает, что убийство способом, опасным для жизни многих людей, сопряженное с причинением третьим лицам телесных повреж­дений, полностью охватывается ст. 102 п"д" УК РСФСР2. Правда, он допускает и возможность покушения на убийство тех, кому причинены телесные повреждения.

Я присоединяюсь к мнению о том, что по ст. 105 ч.2 п."е" УК следует квали­фицировать убийство, совершенное общеопасным способом, и в том случае, когда оно было сопряжено с причинением третьим лицам вреда здоровью. Убедительные аргументы этому я нахожу в постановлении Пленума Верховного Суда СССР по конкретному делу. В нем сказано, что, признавая указанный способ действия винов­ного отягчающим обстоятельством и устанавливая за него повышенное наказание, закон тем самым допускает возможность причинения такого вреда, хотя и является преступлением, однако в данном случае представляет собой один из возможных признаков объективной стороны состава другого, более тяжкого преступления, в связи с чем утрачивает значение самостоятельного преступления, и, следовательно, не требует и дополнительной квалификации3. В качестве дополнительных аргумен­тов приведенной позиции о квалификации по одной статье убийства общеопасным способом, соединенном с причинением вреда здоровью третьим лицам, сошлюсь на следующее. Пункт "з" ч.2 ст.105 УК предусматривает ответственность за убийство из корысти. На ведущее место для квалификации выдвигается мотив. При этом не тре­буется совершения хищения. Если убийство бьшсопряжено с хищением, то оно ох­ватывается ст. 105 ч.2 п."з" УК и не требует дополнительной квалификации. То же

1  Курс советского уголовного права. Часть Особенная. ЛГУ, 1973, т.З, с.518).

2  Бородин СВ. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по россий­скому праву. "Юрист", М., 1964, № 105.

3  Бюллетень Верховного Суда СССР, 1965, № 5, с.13

86

происходит и тогда, когда убийство было сопряжено с разбоем, бандитизмом, вымо­гательством.

Признаком разбоя является насилие, опасное для жизни и здоровья. И хотя в законе говорится о насилии, опасном для жизни и здоровья, Пленум Верховного Суда РСФСР в постановлении от 22 марта 1966г. "О судебной практике по делам о грабеже и разбое" указал, что под насилием, опасным для жизни и здоровья, о кото­ром говорится в ст.ст.91 и 146 УК РСФСР, следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение потерпевшему тяжкого телесного повреждения, менее тяжкого телесного повреждения, а также легкого телесного повреждения с кратковрменным расстройством здоровья или незначительной утратой трудоспособности1. Приведен­ное позволяет сказать, что убийство общеопасным способом предполагает наряду с лишением жизни одному причинение вреда здоровью другим лицам.

Рассматриваемое преступление может быть совершено не иначе как с прямым умыслом. Основанием для такого утверждения является сам способ: взрыв, поджог, отравление водного источника, стрельба из автоматического оружия или тяжелых систем. Способ насилия рассчитан на непременное, безусловное лишение жизни как одного конкретного человека, так и многих, для чего вспомним взрывы в Москов­ском метро, в московских троллейбусах, в домах г.Каспийска.

Правда, при убийстве общеопасным способом одного лица смерть или фи­зический вред другим виновному иногда не нужны. Он их не желает. На такие слу­чаи в литературе высказывается суждение о том, что преступление может быть со­вершено с косвенным умыслом2. Другими словами, одно преступление с простым составом может иметь два умысла. Но это не укладывается в ст.25 УК. Одно пре­ступление с простым составом может иметь только одну вину. Следует также иметь в

1  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1966, № 6

2 Андреева Л. Квалификация умышленного убийства, совершенного способом, опас­ным для жизни многих людей. Социалистическая законность, 1973, № 8, с.41

87

виду, что при убийстве общеопасным способом виновный сознает неизбежность на­ступления смерти, что характерно только для прямого умысла. В таких обстоя­тельствах безразличное отношение к смерти третьих лиц не изменяет вида умысла.

В наши дни убийство общеопасным способом сопряжено с актами террориз­ма, что должно влечь за собой квалификацию по совокупности преступлений, пред­усмотренных ст.ст.1О5 ч.2 п."е" и ст.205 УК. Преступление дополнительно может быть квалифицировано по ст.ст.220, 221, 222, 223, 226, 234 УК, если при убийстве общеопасным способом использовались взрывчатка, огнестрельное оружие, радиоак­тивные и ядовитые вещества, приобретенные незаконно.

7. Убийство, совершенное группой лиц, по предварительному сговору или организо­ванной группой (п."ж" ч.2 ст.105 УК)

Как обстоятельство, отягчающее наказание, убийство группой лиц в УК вве­дено 29 апреля 1993года. При этом требовалось, чтобы группа имела предваритель­ную договоренность. В п."ж" ч.2 ст.105 УК содержание группы расширено. Квали­фицирующим признаком убийства ныне считается его совершение любой группой: без предварительного сговора, с предварительным сговором, организованной груп­пой.

По вопросу кого считать участником группы, а преступление групповым в су­дебной практике не обнаруживалось единства. Отдельные суды в состав группы включали и соучастников. В определении судебной коллегии Верховного Суда РСФСР по делу Р., Г. и X. указано, что осужденные предварительно договорились о совершении хищения имущества и в соответствии с этим распределили роли между собой, т.е. создали преступную группу. Роль Г. заключалась в разработке плана хи­щения. Учитывая роль Г. в хищении, его осуждение по ч."2" ст.92 УК без ссылки на

88

ст.17 УК РСФСР было признано правильным1. Ч., П., В. и Б. договорились совер­шить кражу радиоприемника из помещения техникума. При совершении преступле­ния как и было обусловлено В. и П. проникли в помещение и изъяли приемник, а Ч. и Б. стояли на страже. Все они бьши осуждены как исполнители преступления по ст.89 ч.З УК РСФСР. В определении судебной коллегии Верховного Суда РСФСР по этому делу сказано: "Действия лиц, предварительно договорившихся о хищении го­сударственного имущества с распределением ролей и совершивших это преступле­ние, квалифицируется как соисполнительство, а не соучастие в хищении2. По дру­гим делам суды не признавали наличие соисполнения в преступлении тех, кто фак­тически были пособниками, подстрекателем3.

Такой разнобой в квалификации преступления, совершенного группой лиц, явился следствием нечеткого изложения п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 года "О судебной практике по делам о хищениях госу­дарственного и общественного имущества". Нечеткость состояла в том, что под групповым хищением понималось такое, в котором участвовали двое и более лиц, заранее договорившихся о совместном его совершении4. Поскольку совместность -признак любого соучастия, то указание на него давало повод думать, что и наличие пособника есть признак группы. Такого разнобоя не было по делам об убийстве. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 27 июня 1975 года указал, что в качестве исполнителей преступления следует признавать лиц, которые действовали совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства, и непосредственно участвовали в самом процессе лишения жизни. По мысли Пленума Верховного Суда СССР убийство, совершенное группой лиц, предполагает, что все участники группы-

1  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1977, № 1, с.З.

2  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1985, № 7, с. 12.

3  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1976, № 9, с.9; № 7, с.75; 1987, № 2, с.Ю.

4  Бюллетень Верховного Суда СССР, 1972, № 4

89

исполнители преступления и что каждый из них внес физическую лепту в причине­нии смерти. Данное положение закреплено в ч.1 ст.35 УК. В ней отмечено, что пре­ступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два и более исполнителя без предварительного сговора.

В составе убийства, предусмотренного п. "ж" ч,2 ст. 105 УК, значатся три группы: простая - без предварительного сговора, с предварительным сговором и ор­ганизованная группа. Согласно ч.1 ст.35 УК все участники простой преступной группы являются исполнителями преступления. Для группы с заранней договорен­ностью (ч.2 ст.35 УК) и организованной группы (ч.З ст.35 УК) указания в законе о том, что все участники должны быть исполнителями в смысле ч.2 ст.33 УК, нет. По­следствием такого содержания двух последних групп окажутся колебания о роли их участников. Чтобы исключить их, в ч.ч.2 и 3 ст.35 УК слова "лица" и "Лиц" следо­вало бы заменить словом "исполнителя".

Преступная группа является институтом Общей части УК и признаком состава кон­кретных преступлений. В ст.35 УК предусматриваются такие преступные группы: 1) группа без предварительного сговора; 2) группа с предварительным сговором; 4) пре­ступное сообщество, которого, в частности, нет в составе ст. 105 ч.2 п."ж" УК. Одно­временно определяется, что групповое преступление предполагает участие в нем двух и более лиц. Каждый из них - субъект преступления, то есть лицо, достигшее воз­раста уголовной ответственности и являющееся вменяемым. В ст.35 УК называются признаки, характерные для каждого вида преступной группы. Для группы с предва­рительным сговором требуется, чтобы ее участники заранее договорились о со­вместном совершении преступления, то есть до начала выполнения деяния. Для ор­ганизованной группы требуется, чтобы она была устойчивой и составляла объедине­ние для совершения одного или нескольких преступлений. Для преступного сооб­щества требуется, чтобы оно являлось сплоченой организацией для совершения

90

тяжких и особо тяжких преступлений, то есть таких, за которые предусмотрено на­казание не ниже 5 лет лишения свободы.

Признак организованной группы - устойчивость и признак преступного со­общества - сплоченность - это оценочные категории, устанавливаемые по усмотре­нию суда, что, конечно же, не может считаться точным и надежным приемом при решении вопроса о характере взаимосвязи между соисполнителями. Каждый судья решает его по-своему и от этого становится зависимыми и квалификация преступле­ния, и размер назначаемого наказания. В связи с этим в понятие устойчивость и сплоченность должны быть введены объективные признаки. Ориентиром может быть постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 4 мая 1990 года "О судебной практике по делам о вымогательстве", в котором указано, что для организованной преступной гурппы характерны тщательная подготовка и планирование преступле­ния, распределение ролей между соучастниками, оснащение техническими средства­ми и т.п.'

Совершение преступления в группе влияет на размер назначаемого наказания. На этот счет в Общей части УК имеется два указания. В ст.35 УК говорится, что со­вершение преступления группой лиц, группой по предварительному сговору, орга­низованной группой или преступным сообществом влечет более строгое наказание на основании и в пределах, установленных УК (имеются в виду статьи Особенной части). Второе указание предусмотрено п."в" ст.63 УК, посвященной обстоя­тельствам, отягчающим наказание. Оба указания посвящены одному и тому же. Од­но, наверное, излишне.

Большинство преступлений, которые квалифицирующим признаком состава имеют его совершение группой лиц, наказываются сроком свыше 5 лет лишения свободы. На основании ст.15 УК такие преступления относятся к тяжким и особо тяжким. В этой связи выдвигаются ряд последствий, ухудшающих положение осуж-

1 Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1990, № 7, с.8.

91 денного. Они касаются отмены условного осуждения (ст.74 УК), освобождения от

уголовной ответственности (ст.ст.75-78), условно-досрочного освобождения от нака­зания (ст.79 УК), отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщи­нам, имеющим малолетних детей (ст.82 УК), освобождения от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора (ст.83 УК), при из­брании вида исправительно-трудового учреждения (ст.58 УК). Учитывается соверше­ние преступления в группе и при решении вопроса об условном осуждении (ст.73 УК).

В нормах Особенной части УК все четыре вида преступной группы значатся в качестве признаков многих составов преступлений. Четыре преступления: организа­ция вооруженного формирования (ст.208 УК), бандитизм (ст.209 УК), организация преступного сообщества (ст.210 УК), массовые беспорядки (ст.212 УК), совершаются не иначе как в группе. При этом первые три преступления совершаются преступным сообществом.

В 52-х статьях УК совершение преступления группой лиц является признаком состава с отягчающими обстоятельствами. Все эти преступления умышленные. Лю­бопытны следующие данные:

1)  в двух статьях отягчающим обстоятельством названо совершение преступ­ления только группой лиц по предварительному сговору (ст.ст. 127, 208 УК). Рау-меется, квалифицирующим признаком здесь будет и совершение преступления орга­низованной группой и по предварительному сговору;

2)  в восьми статьях отягчающим признаком состава названо совершение пре­ступления только организованой группой (ст.ст. 179, 183, 185, 186, 240 УК и т.д.);

3)  в 21-ой статье в одних и тех же частях признаком состава названы одно­временно совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (ст.ст. 166, 132, 133, 142, 211 УК и др.). В этих статьях зна-

92 чение разных видов преступных групп признано одинаковым. Зачем тогда называть

их одновременно?;

4)  в двух статьях в качестве признаков состава введены сразу три вида пре­ступных групп: преступная группа, группа с предварительным сговором, организо­ванная группа (ст.ст.105 ч.2 п."ж", 244 УК). Здесь устранена между всеми ними юридическая разница. И опять возникает тоже замечание, что и по предыдущему пункту;

5)  в 21-ой статье в разных частях предусматриваются в качестве признаков со­става сначала совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, а потом организованной группой.

Из приведенного усматривается, что одинаковые преступные группы в одних случаях имеют тождественное значение, а в друга - разное. Объяснить такой разно­бой чем-либо вряд ли возможно. Логики - никакой

Совершение преступления группой по УК Российской Федерации является квалифицирующим признаком состава в 25% норм об умышленных преступлениях против 9% в УК 1960 года. Если законодатель признал, что групповое преступление более опасное, чем преступление, совершенное в одиночку, то тогда возникает еще один вопрос: почему оно не стала квалифицирующим признаком во всех составах умышленных преступлений. И опять нельзя дать убедительного ответа. Кроме того, по УК Российской Федерации совершение преступления в группе лиц имеет два основных уголовно-правовых значения: для большинства преступлений оно отяг­чающее наказание обстоятельство и для 25% преступлений является признаком со­става с отягчающими обстоятельствами. Между тем одна и та же уголовно-правовая категория должна иметь только одно значение.

Итак, убийство, совершенное в группе, предполагает выполнение каждым из ее участников объективной стороны преступления, то есть насилия. Разумеется, доли каждого лица при убийстве могут быть разными. В одних случаях, каждый из участ-

93 ников наносит ножевые ранения. В другом случае, один держит жертву за руки, а

другой - надевает на шею удавку. Важно, чтобы лишение жизни потерпевшего было совместным. Отмечу также, что введение рассмотренного квалифицирующего приз­нака убийства было реакцией государства на факт увеличения случаев убийств груп­пами лиц.

8. Убийство из корыстных побуждений или

по найму, а равно сопряженное с разбоем,

вымогательством или бандитизмом

(п."з" ч.2 ст.105 УК)

Пункт "з" ч.2 ст.105 УК предусматривает ответственность за убийство, совер­шенное по корыстному мотиву в полном объеме, так как вымогательство, разбой, бандитизм равно как и действия по найму в конечном итоге являются корыстными. Правда, бандитизм может быть и не корыстным, потому что в ст.209 УК не назван в качестве признака состава мотив преступления. Бандитизм - это нападение воору­женной группы на юридических и физических лиц. Чаще всего оно совершается с целью захвата имущества. Но бывает и с иными целями. Несколько лет назад в Ка­зани действовали 2-3 группы молодежи, соперничающих между собой. Они имели на вооружении огнестрельное оружие. Группы организовывались для установления кон­троля в микрорайонах. Они терроризировали население. Имели место кровавые столкновения. Суд признал действия групп как бандитизм1. На Северо-Кавказской железной дороге в предгорных районах группа бандитов несколько раз обстреляла вагоны скорых поездов. В итоге один человек убит, трое ранено2.

Исходя из содержания состава бандитизма, Пленум Верховного Суда Россий­ской Федерации в постановлении от 17 января 1997 года "О практике применения

1  "Огонек", 1988, № 29.

2  Московский комсомолец, 1997, 15 января.

94

судами законодательства об ответственности за бандитизм" указал, что ст.209 УК не предусматривает в качестве обязательного элемента (элемент - не уголовно-правовое понятие, им является признак - ст.ст. 8, 14 УК) состава бандитизма каких-либо кон­кретных целей, осуществляемых вооруженной бандой нападений (цель названа - на­падение). Это может быть не только непосредственное завладение имуществом, деньгами или иными ценностями граждан либо организации (все это имущество), но и убийство, изнасилование, вымогательство, уничтожение либо повреждение иму­щества и т.д.1 . Изложенное вызывает необходимость скорректировать в п."з" ч.2 ст. 105 УК признак, относящийся к бандитизму.

Корыстное побуждение - это корыстный мотив. В общесмысловом значении корысть означает выгоду, материальную пользу2. Корысть определяется и как стре­мление к выгоде имущественного характера.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 03 июля 1963 года указал, что по п."а" ст. 102 УК РСФСР следует квалифицировать умышленные убийства, со­вершенные из побуждений, направленных на получение всякого рода выгод (денег, имущества, имущественных прав, прав на жилплощадь и т.д.) или с намерением из­бавиться от материальных затрат (уплаты долга, платежа алилментов и т.д.). В пос­тановлении Пленума Верховного Суда СССР от 27 июня 1975 года приведенный пе­речень дополнен словами: "либо иных корыстных побуждений. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 1992 года указано, что по п."а" ст.102 УК РСФСР следует квалифицировать умышленное убийство, со­вершенное в целях (мотив необоснованно превращен в цель) получения материаль­ной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его полу­чение, прав на жилплощадь, вознаграждения от третьих лиц и т.п.) или избавления

1  Российская газета, 1997, 30 января.

2  Ожегов СИ. Названное сочинение, с.291.

95

от материальных затрат (возвращение имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.).

Корысть, таким образом, признается очень емким понятием. При изучении судебной практики на долю убийств по корыстным мотивам пришлось 20 дел. В по­следние годы получило распространение убийство одиноких стариков, заключивших договоры под квартиру за их содержание до конца жизни. По сообщению печати с момента приватизации квартир в г.Москве бесследно исчезло 30 тысяч их владель­цев1. В 1995 году в лесу одного из районов Калининской области обнаружено ано­нимное кладбище, в котором были похоронены 124 трупа стариков со следами на­сильственной смерти. Индифицировать их не удалось.

Судебная практика встречается с такими корыстными убийствами:

-  убийство с целью избавиться от уплаты долга, образовавшегося в результате совместного участия в кражах2;

- убийство малолетнего ребенка с целью избавиться от уплаты алиментов3;

-  убийство с целью удержать похищенное имущество4;

-  убийство из-за неравного дележа похищенного имущества5;

-  убийство с целью получения наследства6;

-  убийство в связи с невозвращением долга7;

1  Вне закона, 1996-1997, № 14, с.10.

2  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1972, № 10, с.10.

3  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1973, № 2, с.11.

4  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1973, № 10, с.4.

5  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1971, № 5, с.7.

6  Кардова А. Совершение умышленного убийства из корыстных побуждений и раз­боя.  "Советская юстиция", 1976, № 4, с.12.

7  Воробьева Т., Санталов А. Квалификация убийства из корысти. "Советская юсти­ция", 1987, № 7, с.24.

96 Одним из видов корыстного убийства всегда считалось убийство за плату.

Правда, оно было редким, так как в обществе сохранялись высокие моральные принципы, и тем не менее случаи убийства за плату встречались1.

В последние годы резко возросло число убийств по найму. По словам ми­нистра МВД Российской Федерации А.Куликова, только в 1996 году было соверше­но 450 заказных убийств2. Наиболее известными были убийства священника Меня, журналистов Холодова и Листьева, парламентария Мартемьянова. Но больше уби­вают банкиров, коммерсантов, предпринимателей, людей, занятых в области бизне­са. Заказывают убийства с целью устранения конкурентов в хозяйственной, торго­вой, банковской деятельности. Спрос появился с моральным падением общества и воникновением слоя богатых людей, готовых уплатить большие деньги за убийство. Спрос порождает и предложение. Нанимают убийц не только по меркантильным со­ображениям. Беременная К., подозревая мужа в связи с другой женщиной, наняла киллера для убийства соперницы3.

Наемничество для убийства расползается по стране. Даже казалось бы в бла­гополучной Владимирской области в 1996 году было совершено восемь наемных убийств4.

Наемные убийства трудно раскрываемые. Ведь их совершают профессионалы, которые тщательно готовятся к преступлению. В подготовку входит слежка за жер­твой, выбор места и времени убийства, обеспечивающие гарантию "успеха" и неза­метности. Киллеры не оставляют своих следов. Они избавляются от одежды, обуви и оружия сразу же после совершения убийства. С места преступления они скрываются на подготовленных угнанных автомобилях, которые бросают вскоре на ближайшей

1  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1970, № 2, с.12; 1975, № 7, с.8; 1977, № 4, с.7; 1979, № 10, с.8.

2  Московский комсомолец, 1997, 18 января.

3  Московский комсомолец, 1996, 11 декабря.

4  Российская газета, 1997, 4 февраля.

97 улице.    В    подготовке    убийства    обычно    принимает    участие    несколько   лиц,

"повязанных кровью", и поэтому редко являющихся источником информации. Если киллер при расследовании дела и дает показания о своем участии в убийстве, то в судебном заседании он от них обычно откажется.

Введение в п."з" ч.2 ст. 105 УК еще одного корыстного мотива в виде "найма" вряд ли обоснованно. В общесмысловом значении "нанять" означает взять на работу за плату1. Стало быть, убийство по найму - это убийство за плату. Исполнитель пре­ступления за свою кровную "работу" получает вознаграждение. Наверное, в ино­странной валюте. И очень солидное. Иначе и не может быть. Ведь за такое преступ­ление виновный может быть осужден к смертной казни или, на счастливый случай, к пожизненному лишению свободы. Так что плата за громадный риск должна быть высокой. О стоимости заказного убийства можно косвенно судить на примере кил­лера Солоника. В следственном изоляторе он содержался в одиночной камере, об­ставленной как дорогой гостиничный номер. В нем были ковры, холодильник, теле­визор и даже компьютер. Пищу ему доставляли из ближайшего ресторана, а потом он с участием стражи совершил побез из "Матросской тишины" и вскоре оказался за границей. Был в Париже, Риме, Афинах. Разумеется, все это стоит колоссальных денег.

В юридической литературе отдельные авторы считают, что убийство по найму - это только платное деяние. Убийством по найму возможно, например, в случае, когда предпринимателя лишает жизни работник охранной организации по приказу своего хозяина или руководителя учреждения или в порядке солидарности с началь­ником в конкурентной борьбе2. Однако такой пример просто надуман. Он лишен здравого смысла и в жизни нереален. Крометого, такое убийство не корыстное. За него нет платы материального характера, так как нет найма исполнителя.

1  Ожегов СИ. Названное сочинение, с.574.

2   Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть, Инфра. М-Норма, 1996, с.9.

98

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении ог 22 декабря 1992 года указал, что убийство считается корыстным тогда, когда оно совершается для получения материальной выгоды другими лицами. Эта часть ука­зания Пленума вызывает сомнение. Корысть - это чувство и стремление к выгоде имущественного характера для себя. Забота о материальных интересах чужих лиц не порождает корысти. Корысть будет налицо, если убийство совершается во имя иму­щественных интересов своих близких. К. очень хотела получить в подарок брилли­антовое колечко. Ее молодой муж присмотрел у одной своей сотрудницы такое ко­лечко и убил ее. Кольцо снял и вручил жене. Такое убийство следует считать совер­шенным из корыстных побуждений.

Приведенное позволяет рекомендовать судам осторожнее относиться к ука­занной части постановления пленума Верховного Суда Российской Федерации, принимая его в расчет только в случаях, когда убийство совершено во имя имуще­ственных интересов близких. Да и в таких случаях надо иметь ввиду, что убийство может быть совершено для защиты их материальных интересов. Алкоголик Д. про­дал полученный по наследству дом и вырученные деньги стал пропивать. Жена Д. просила мужа дать на содержание троих детей часть денег. Он отказал. И тогда отец женщины - С. убил Д., чтобы его внуки материально не бедствовали. Такое убийство не следует считать совершенным из корысти.

Обращает на себя внимание, что Пленум Верховного Суда ни в одном из трех названных постановлений ничего не сказал об отнесении к убийству из ко­рысти, если оно совершено во имя имущественных интересов третьих лиц. Думается - не случайно.

Высказанная позиция о содержании корысти при убийстве согласуется с ко­рыстью как признаком хищения (ст. 158 УК)'.

1 Уголовное право Российской Федерации. Часть Особенная. М., "Юрист", 1996, с.141

99

Психическая деятельность по поводу совершения преступления начинается с момента возникновения побуждения. Стало быть корысть при убийстве, предусмот­ренном п. "з" ст. 105 УК, зарождается раньше начала действия, направленного на лишение жизни. Корысть здесь - силовая пружина, приводящая в движение наси­лие. Она - обязательный признак состава рассматриваемого преступления.

В п. "з" ч. 2 ст. 105 УК одно и тоже побуждение названо двумя терминами. Представляется, что это методически ошибочно. Страсть к имущественной выгоде остается таковой как бы ее не называли.

Убийство, сопряженное с бандитизмом1, предполагает совершение двух пре­ступлений. Убийство здесь совершается уже сформировавшейся бандой и обычно одним из ее членов. Он то и является субъектом преступления, предусмотренного п. "з" ч. 2 ст. 105 УК. Остальные участники банды несут ответственность за бандитизм - по ст. 209 УК, хотя кто-то из них может быть и соучастником убийства. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 17 января 1997 года "О практике применения судами законодательства об ответственности за бан­дитизм" определил банду как организованную устойчивую вооруженную группу из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан и организаций. Банда может быть создана и для совершения одного, не требующего тщательной подготовки нападения. Под нападением следует понимать действия, на­правленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создание угрозы его немедленного применения.

Бандитизм в наши дни довольно распространен. По словам Министра МВД Российской Федерации Ерина, сказанным в 1995 году на парламентских слушаниях,

По данным Мельниковой Ю. и Устиновой Т. 78% случаев бандитизма сопряжены i убийством. Уголовная ответственность за бандитизм. М. 1995, с.8

100

в стране в 1994 году в стране действовало 200,000 банд формирований. Позже Ми­нистр МВД Российской Федерации Л.Куликов снизил их количество до 9-ти тысяч. По его же словам в 1996 году было ликвидировано 206 банд.1

В банде состоит самая отчаянная и жестокая часть криминального мира. Для участников банды убийство - дело самое обыкновенное. При нападениях убивают они для того, чтобы предупредить сопротивление. Бандиты Н. и К. подошли к две­ри квартиры С. и позвонили. Когда С. открыл дверь, бандиты ворвались в квартиру 3. и убили двоих.2 Убивают потерпевших и для того, чтобы не оставить свидетеля. Банда И. напала на дом Г., загнала его, жену и четырех детей в погреб, а после изъя­тия имущества бандит О. бросил в погреб противотанковую гранату. От взрыва все погибли. Банды К. и С. совершали нападения на водителей большегрузных автома­шин, следовавших по подмосковным дорогам. 10-ть человек из них были убиты.' Банда, возглавляемая Е, состоящая из пяти человек, специализировалась на завладе­нии антиквариатом. При нападениях они убили 8LMb человек.4 Банда С. убила 13 человек5.

Министр МВД Российской Федерации в своем отчете о состоянии преступ­ности в стране за 1996 год рассказал еще о ряде банд группировок. Одна из них дей­ствовала на территории Воронежской области и южных регионов России. Она со­вершила 58 тяжких преступлений, в том числе 3 убийства и два покушения на убий­ство. В Самарской области разоблачена банда из 5-ти человек, совершившая убий­ство 4-х человек. В Свердловской области разоблачена банда из 36-ти человек, совершившая убийство 4-х человек. В Свердловской области разоблачена банда,

1  Московский комсомолец, 1997, 18 января

2 Правда, 1987, 14 февраля

3 Московский комсомолец, 1997, 18 января

4 Юридическая  газета, 1996, № 42

5  Московский комсомолец, 1997, 2 июля

101

совершившая 15-ть убийств, в том   числе трех сотрудников милиции. В Пермской области арестованы 16 членов банды, совершивших 3 убийства.1

По моему мнению, группы наемных убийц являются бандами. Они самые опасные не только по специализации, по внутренней структуре и по кровавой пору­ке, но и по уровню своего профессионализма и по конспирации. Именно поэтому до настоящего времени не разоблачена ни одна корпорация, банда наемных убийц. Но удивительно: наши спецслужбы внедряются в иностранные разведки, военные службы, правительства, а в банды убийц нет. Я не думаю, что это невозможно. У МВД и ФСБ есть и способы контролировать банды, в том числе и убийц. Интересы общественной безопасности не могут испытываться и далее. Правда, Министр МВД Российской Федерации А. Куликов в одном интервью сказал, что в 1996 г. разобла­чено 60 киллеров. Однако от разоблачения до приговора огромное пространство. Ведь по делу об убийстве священника Меня признавалось 10 человек, а по делу об убийстве журналиста Листьева - 4 человека, хотя обвинительных приговоров на при­знававшихся до настоящего времени нет. Время, когда самооговоры, полученные в результате нарушения законности, признавались царицей доказательств, давно ка­нули в лету. Теперь надо работать и добывать объективные доказательства. При тех­нической вооруженности МВД и следователей прокуратуры это сделать можно.

По вопросу квалификации убийств, сопряженных с бандитизмом, в судебной практике обнаруживался разнобой. Пленум Верховного Суда СССР в постановлени­ях от 4 июня 1960 г. и 27 июня 1975 г. указал, что умышленное убийство, совер­шенное участником банды при нападениях, подпадает под признаки бандитизма и не требует дополнительной квалификации по ст. 102 УК РСФСР. Такая позиция диктовалась тем, что за преступление, предусмотренное ст. 77 УК РСФСР, суд мог назначить наказание и в виде расстрела.

1 Российская газета, 1997, 1 февраля

102

В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 22 сентября 1989 юла "О выполнении судами руководящих разъяснений пленума Верховного Суда СССР при рассмотрении уголовных дел об умышленных убийствах" ранее данное указание изменено, хотя в законе не сделано никаких дополнений. Предложено умышленное убийство, совершенное участниками банды, квалифицировать по совокупности со­вершенных преступлений как бандитизм и умышленное убийство.1

Статья 105 ч.2 п. "з" УК исключает разнобой в квалификации убийства, со­вершенного с бандитизмом. Она содержит сложный состав преступления, состояв­ший из убийства и бандитизма (законодательная совокупность). Однако раздельная квалификация убийства и бандитизма мне представляется предпочтительной. Преж­де всего они разные преступления. Одно из них не является средством для соверше­ния преступления и поэтому не могут быть объединены. Кроме того, их соединение привело к невозможности назначения наказания в виде лишения свободы на осно­вании ст.56 ч.4 УК от двадцати до двадцати пяти лет, то есть фактически явилось фактором понижения ответственности при совокупности бандитизма и убийства. Исправить такое положение может разъединение убийства и бандитизма, исключе­ние их из одного сложного состава. В пользу такого суждения говорят и случаи бан­дитизма, разбоя, изнасилования, сопряженных с покушением на убийство. Здесь квалификация по совокупности преступлений является единственно правильной. Она ни у кого не вызывает возражений.

1 Бюллетень Верховного Суда СССР, 1989, № 6, с. 14

103

Убийство, сопряженное с разбоем, тоже имеет распространение. Так, по дан­ным МВД СССР в 1989г. 5,8% разбоев на квартиры и дома были сопряжены с убийствами граждан1. Данные преступления квалифицировались по совокупности Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 27 июня 1975 г. указал, что убийство, совершенное при разбойном нападении, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, поскольку разбой не охватывается диспозицией п."а" ст. 102 УК РСФСР. Аналогичное указание принято было и Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 22 декабря 1992 года. Указанные постановления вызывают замечание в той части, что ст.ст.91 и 146 УК РСФСР в ка­честве признака состава предусматривали только телесные повреждения. Смерть не охватывалась составом разбоя. Стало быть разбой, соединенный с убийством, мог быть квалифицирован только по ст. 102 п."а" УК РСФСР. Ныне этот недостаток устранен установлением сложного состава убийства, сопряженного с разбоем. Одна­ко и в этом случае остается недостаток, вытекающий из того, что разбой и убийство - разные преступления и что их объединение в одном составе создает проблему с назначением наказания, о которой сказано выше.

Убийство, сопряженное с вымогательством, в свою очередь, является преступ­лением со сложным составом. Оно объединяет два самостоятельных преступления, каждое из которых не является способом совершения другого. Поэтому они методо­логически не могут составлять одно.

Изложенное позволяет сделать предложение об исключении из п."з" 4.2 ст. 105 УК квалифицирующие признаки состава в виде убийства, сопряженного с бан­дитизмом, разбоем и вымогательством.

1 Российская газета, 1990, 20 февраля.

104 Такое убийство правильнее квплнфицировать по совокупности преступлении.

Для чистоты квалификации было бы целесообразным в составах преступлении, предусмотренных ст.ст. 162 ч.З п."в" и 163 ч.З п."в' УК Российской Федерации, как и в составе преступления, предусмотренного ст. 148 УК РСФСР, ввести щппнпк "пли иные тяжкие последствия".

9. Убийство из хулиганских побуждений (п. "и" ч.2 ст. 105 УК)

Центральным звеном в этом виде убийства является мотив. Преступление, из которого заимствуется хулиганский мотив, является хулиганство (ст.213 УК Россий­ской Федерации). Однако в норме, устанавливающей ответственность за хулиган­ство, отсутствует описание хулиганского мотива. Его можно вывести из слов "и вы­ражающие явное неуважение к обществу". Неуважение к обществу возможно, когда есть в том потребность. Стало быть, хулиганское побуждение заключается в потреб­ности проявить неуважение к обществу. Отсюда убийство из хулиганских побужде­ний есть лишение жизни человека, вызванное потребностью проявить явное неува­жение к обществу.

Содержание мотива, вытекающее из ст.213 УК, заключает в себе оценочные моменты. В этой связи оно толкуется довольно широко. По мнению Б.С.Волкова, для хулиганского мотива свойственно стремление проявить жестокость, удаль, пока­зать свое превосходство и силу, противопоставить себя обществу и другим людям, выразить к ним явное неуважение.' Н.И. Коржанский считает, что хулиганский мо­тив - это стремление к самоутверждению, самовыражению личности^человека невос­питанного, с  низкой  культурой,  необузданным  эгоизмом; это стремление  к

1 Волков Б.С. Мотив и квалификация преступлений, М, 1968, с.74

105

самоутверждению хама, варвара, дикаря1 . Хулиганское побуждение понимается как стремление в неуважительной форме бросить вызов обществу и путем показ­ного пренебрежения к общественному порядку, людям, нарочитой грубости и наг­лости, жестокости, "удали", озорства, буйства, бесчинства, бесстыдства и т.д.2 .

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 27 июня 1975 г. прямо

не раскрывает хулиганского мотива, но указывает, что по п."б" ст. 102 УК РСФСР следует квалифицировать умышленное убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу, пренебрежения к правилам общежития и нормам социа­листической морали, без повода либо из желания использовать незначительный повод для убийства и т.д.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 22 де­кабря 1992 года мотив свел к потребности проявить неуважение к обществу и об­щепринятым моральным нормам. Когда поведение лица является открытым вызо­вом общественному порядку и обусловлено желанием (желание - признак прямого умысла и поэтому не может входить в содержание мотива) противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение. Отмече­но также.что это преступление нередко совершается без повода или с использова­нием незначительного повода для убийства. Следует заметить, что суждение о том, что убийство из хулиганских побуждений нередко совершается без повода, дает основание полагать, что оно может быть совершено и по какому-то поводу. Что же касается незначительного повода, то это полностью оценочная категория. Вложение в хулиганское побуждение расплывчатого содержания и переменных признаков ведет к колебаниям в судебной практике в вопросах квалификации     убийства.          В     ресторане          Л.,     будучи     в     состоянии

сильного опьянения,    попросил  у  С.  сигаретку.  Та дала ему курево  и ска-

1  Коржанский Н.И. Квалификация хулиганства. Волгоград, 1989, с.7

2  Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть "Юрист", 1996, с.276

106 зала, что он очень пьян и ему следует уходить домой. То же сказал и ее приятель М.

В ответ на замечание Л. ударом ножа убил М. За это действие Л. был осужден по ст. 102 п."б" УК РСФСР. Постановлением Президиума Верховною Суда РСФСР действия Л. были переквалифицированы со ст. 102 на ст. 103 УК РСФСР,1 что одна­ко, не является, по моему мнению, бесспорным.

На улице М. встретил группу знакомых и вступил в ссору с П. Затем по обо­юдному согласию пошли в сад, где стали драться. В процессе драки М. двумя удара­ми ножа в живот убил П., за что был осужден как за убийство из хулиганских по­буждений. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР переква­лифицировала действия М. на ст. 100 УК Арм.ССР (ст. 103 УК РСФСР).2 При распи­тии спиртных напитков на кухне квартиры между О. и Н. последний назвал О. "Козлом". В ответ на это О. ударом кухонного ножа убил Н., за что был осужден по п. "б" ст. 102 УК РСФСР. Судебная коллегия Верховного Суда РСФСР признала, что убийство произошло на почве неприязненных личных отношений и переквалифици­ровала действия Н. на ст. 103 УК РСФСР.3

Мотив, содержание которого не имеет четких и конкретных границ, по моему мнению, не должен стать признаком состава преступления, за которое можно осу­дить виновного к смертной казни или к пожизненному лишению свободы, посколь­ку его наличие зависит от усмотрения и оценки суда. Конечно, встречаются убийства без внешнего попода. Вот несколько примеров. Пьяный К. подошел к не­знакомому Ж. и ударом ножа сзади в спину убил его.4 Г., находясь в состоянии сильного опьянения на улице натолкнулся на несовершеннолетнего и ударил его ножом, причинив смертельное ранение.5 В приведенных случаях нет вызова об­ществу. Преступления совершены бездумно, в пьяном угаре.

1  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1979, № 3, с.19

2 Бюллетень Верховного Суда СССР, 1986, № 3, с.33

3  Бюллетень Верховного Сула РСФСР, 1987, № 12, с.П

4 Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1983, № 5, с.6

5  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1989, № 9, с.2

107

Иногда убийства совершаются по ничтожным поводам. Заключенный Я., на­ходясь в прогулочном дворике исправительно-трудовой колонии, напал на осуж­денного П. и задушил его петлей из проволоки. Я. объяснил, что он совершал убийство с целью быть переведенным в другую колонию. Он был осужден по п. "б" ст.102 УК РСФСР1. Ничтожный повод не равнозначен отсутствию повода. Го­ворить о том, что убийство при отсутствии повода как и при наличии ничтожного повода направлено на грубое нарушение общественного порядка сомнительно. Кстати, любое убийство вызывает у людей скорбь, возмущение, тревогу, беспо­койство, приостанавливает трудовую деятельность и т.д. Убийств, специально на­правленных на нарушение общественного порядка, практика просто не знает. Да и трудно верить в то, чтобы человек принес себя в жертву во имя нарушения об­щественного порядка.

Сомнение в обоснованности введения п. "и" ч.2 ст.105 УК можно подкре­пить следующим. Так, в числе обстоятельств, отягчающих наказание, перечислен­ных в ст.64 УК, нет хулиганского мотива, хотя такие преступления как уничтоже­ние и повреждение имущества (ст. 167 УК), уничтожение памятников истории и культуры (ст.243 УК), надругательство над телами умерших и местами их захоро­нения (ст.244 УК), порубка кустарников (ст.260 УК), надругательство над Государ­ственным гербом Российской Федерации или Государственным флагом Россий­ской Федерации (ст.329 УК) могут быть совершены из хулиганских мотивов. Из­ложенные доводы позволяют внести предложения об исключении из ст.105 ч.2 п. "и" УК. Дополнительные аргументы будут изложены в конце главы.

Можно в то же время предложить изложить п. "и" 4.2 ст.105 УК наподобие

п. "3" ч.2 ст. 105 УК, после чего п. "и" ч.2 ст. 105 УК будет в такой редакции: "убийство, сопряженное с хулиганством." Кстати, в ст.70 ч.З УК УССР 1927 г. так и предусматривалось - убийство, сопряженное с хулиганством. Однако, на этот счет у меня есть следующие возражения.

1 Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1990, № 9, с.2

108 В   теории    уголовного   права   обоснованно   считается,    что   хулиганство   -

"резиновое"деяние. Оно непосредственно соприкасается и пересекается с преступ­лениями против здоровья, чести, собственности и т.д. Провести между ними границу по такому неопределенному и зыбкому признаку, как хулиганское побуждение, всег­да затруднительно. Именно в судебной практике появилось "домашнее хулиганство", на долю которого приходится более одной трети.1

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 16 октября 1972 года "О судебной практике по делам о хулиганстве" указал, что нанесение оскорблений, по­боев, причинение легких или менее тяжких телесных повреждений и другие подоб­ные действия, совершенные в семье, квартире, в отношении родственников, знако­мых и вызванные личными неприязненными отношениями, должны квалифициро­ваться по статьям, предусматривающим ответственность за преступления против личности. Такие действия могут квалифицироваться как хулиганство лишь в тех слу­чаях, когда они одновременно были сопряжены с очевидным для виновного грубым нарушением общественного порядка и выражали явное неуважение к обществу.2 Однако установить очевидность для виновного грубого нарушения общественного порядка дело непреодолимое. Ни одно лицо, совершающее дебош, не признается, что оно выходило за пределы выяснения личных отношений.

Преступление - объективная категория и как таковая имеет четкие объек­тивные черты. Убийство, кража, изнасилование всегда оставались самими собою и потому законодатель не менял их характеристики. Иначе имело место в отношении хулиганства. Его описание изменялось довольно часто. В УК 1922 г. оно было пер­воначальным. Затем оно изменялось в 1926, 1935, 1940, 1966 годах. В УК оно при-

1   Применение судами законодательства о борьбе с хулиганством. Обзор судебной практики. Бюллетень Верховного Суда СССР, 1980, № 2

2  Бюллетень Верховного Суда СССР, 1972, № 6)

109

обрело еще одно описание. Теперь хулиганством признается такое нарушение об­щественного порядка, которое сопряжено с насилием, угрозой насилия, уничтоже­нием и повреждением имущества (ст.213 УК). Появились фактически еще два вида хулиганства - заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст.207 УК) и ван­дализм (ст.214 УК). Произошло размывание и так не очень четкого понятия хули­ганства. Одновременно ныне уже не признаются хулиганством действия, сопря­женные со срывом массовых мероприятий, заведомо ложные вызовы пожарной ко­манды, скорой помощи, сообщение людям о несчастьях у их родственников, засо­рение радиоэфира.

Представляется, что неоднократное изменение понятия хулиганства может быть объяснено тем, что оно фактически не имеет объективных признаков.

Судебная практика признавала, что хулиганство может быть связано с причи­нением менее тяжкого телесного повреждения. Сравним санкции ст.213 УК с санкциями норм о преступлениях против здоровья и собственности:

ст.213 ч.1 УК-                                            ст.112ч.1УК-

лишение свободы                                        лишение свободы до 3-х лет

на срок до 2-х лет

ст. 119 УК - лишение свободы

до 2-х лет

ст.214 УК - арест                                        ст.167 ч.1 УК - лишение свободы

до 3-х месяцев                                            до 2-х лет

При сравнении видно, что хулиганство карается также или даже слабее, чем преступления против здоровья и собственности. Эти обстоятельства говорят против введения в УК состава хулиганства.

110

10. Убийство с целью скрыть другое преступление или

облегчить его совершение, а равно сопряженное с

изнасилованием или насильственными действиями

сексуального характера (п. "к" ч.2 ст. 105 УК)

Из числа изученных дел на долю данного убийства пришлось 14 уголовных дел. Пункт "и" ч. 2 ст. 105 УК предусматривает три не связанных друг с другом и не похожих один на другой квалифицирующих признаков убийства. В этой связи их можно было бы разъединить по разным пунктам.

Обязательным признаком вышеназванного убийства является специальная цель - скрыть другое преступление. При убийстве она достигается путем устране­ния очевидца или потерпевшего. Скрыть означает - сделать преступление неиз­вестным либо ликвидировать источник информации о лице его совершившем. Д. изнасиловал М. Потерпевшая после окончания преступления сказала Д., что она его узнала и сейчас же сделает заявление в милицию. Боясь ответственности, Д. задушил М.

Сокрытие преступления диктуется потребностью уклониться от уголовной ответственности. В судебной практике цель преступления иногда подменяется мо­тивом. В постановлениях Президиума Верховного Суда РСФСР по отдельным де­лам указывалось следующее: квалифицируя действия виновного по п. "е" ст. 102 УК РСФСР как совершенное с целью скрыть другое преступление суд должен установить, что умышленное убийство совершено именно по этому мотиву1. Пола­гаю, однако, такую подмену ошибочной.

Преступления, которые убийством потерпевшего лицо скрывает, могут быть самые разнообразные. В ссоре, возникшей после распития спиртных напитков, С, П. и К. сильно избили Т. Испугавшись ответственности, они решили убить потер­певшего. С этой целью все трое притащили Т. в лес в там С. ударом ножа убил Т.2. Е. совершил квартирную кражу. Похищенные вещи он стал загружать в легковой

1  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1972, № 1, с.7; 1972, № 2, с.7

2  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1981, № 2, с.23

Ill

автомобиль. В этот момент к автомашине подходил работник милиции С. Е. испу­гался и включил скорость. Работник милиции жезлом приказал остановиться. Е. попытался сбить его. С. сделал прыжок и оказался на крыше автомобиля. Для того, чтобы сбросить С. с крыши Е. начал делать крутые виражи. С. упал и был смер­тельно травмирован.

Убийство с целью скрыть преступление чаще встречается после изнасилова­ния. Такие действия обычно квалифицируются по совокупности преступлений, предусматривающих ответственность за изнасилование и убийство1.

Убийство с целью облегчить совершение другого преступления совершается, как правило, до начала исполнения задуманного преступления. Л. и О. подошли к оптовому складу товаров с целью совершить из него кражу меховых изделий. Непо­далеку от него на скамейке сидели двое: девушка и парень. Они оказались для Л. и О. помехой. Тогда О. подошел к ним и потребовал, чтобы они куда-нибудь ушли. Завязалась перепалка. Тогда О. нанес парню смертельное ножевое ранение в живот. Девушка убежала, а преступники взломали запоры на двери склада и там были за­держаны, так как сработала сигнализация, на которую быстро приехал наряд мили­ции.

Убийство с целью облегчить совершение   преступления возможно и в ходе его выполнения. Я. и О. совершали квартирную кражу. В этот момент в квартиру вошел ее владелец Г. и начал поднимать тревогу. Б. ударом подвернувшейся под руку тяжелой хрустальной пепельницы в голову убил его. Преступники после убийства продолжали отбор вещей.

Убийство с целью скрыть и облегчить совершение преступления квалифици­руется по совокупности деяний, предусматривающих ответственность по п. "к" ч.2 ст. 105 УК и за другие преступления.

1 Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1986, № 12, с.З; 1989, № 10, с.4

112

Убийство, сопряженное с изнасилованием и насильственными действиями сексуального характера (п. "к" ч.2 ст. 105 УК) имеет сложный состав, хотя и яв­ляется разновидностью убийства с предшествующими признаками. Но те убийства не имеют сложный состав. И это сказывается на квалификации пре­ступлений.

Изнасилование согласно ст. 131 УК - это половое сношение с применени­ем насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или другим лицам ли­бо с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Половое сношение - это физический акт, биологически рассчитанный на зачатие. Действия сексу­ального характера - это мужеложство, лесбиянство и другие. Указание в ст.132 УК на другие действия означает предоставление суду права считать какие-то действия сексуальными. Однако это не согласуется со ст. 14 УК. Указание в ней на закон означает, что общественно опасное деяние должно быть описано в норме. Данный пробел в ст.132 УК нуждается в устранении.

По п. "к" ч. 2 ст. 105 УК лишение жизни потерпевшего должно быть со­пряжено с половым сношением, мужеложством, лесбиянством. Сопряженность означает взаимно связанный, непременно сопутствующий.' Стало быть, убий­ство, сопряженное с изнасилованием и насильственными действиями сексуаль­ного характера, должно быть совершено при выполнении объективной сто­роны названных преступлений, то есть в момент насилия или угрозы его применения. В ответ потерпевшие оказывают сопротивление. Насилие и служит средством преодоления сопротивления. При преодолении его винов­ный может переусердствовать и лишить свою жертву жизни. Возможны слу­чаи, когда лицо не в состоянии преодолеть сопротивление и тогда оно в порыве злобы убивает потерпевшего. Убийство возможно и в процессе полового ак­та или актов удовлетворения половой страсти в извращенной форме. Оно может быть  вызвано  и  продолжающимся  сопротивлением  или  потребностью

Ожегов СИ. Названное сочинение, с.738

113

удовлетворения половой страсти в состоянии агонии потерпевшей. Известны та­кие случаи насилия женщин сексуальным маньяком. И. в позднее время суток поджидал на конечной остановке трамвая пассажиров, выбирая одинокую жен­щину, пристраивался к ней и в пути наносил сильный удар молотком в область мозжечка. Потерпевшая падала и начинала агонизировать. В этот момент винов­ный совершал половой акт.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 22

декабря 1992 г. указал, что под умышленным убийством, сопряженным с изнаси­лованием, следует понимать убийство в процессе изнасилования или с целью скрыть его, а также совершенное по мотивам мести за оказанное при изнасило­вании сопротивление. Я полагаю, что под убийством, сопряженным с изнасило­ванием, следует понимать лишение жизни при выполнении объективной сторо­ны преступления, предусмотренного ст. 131 УК. Аналогично должно быть и при убийстве, сопряженном с насильственными действиями сексуального характера, предусмотренными ст. 132 УК. Правда, в ней дан не исчерпывающий, а пример­ный перечень действий сексуального характера, что означает, что признание действия, подпадающего под признаки состава, предусмотренного ст. 132 УК, от­дано на усмотрение суда. А это свидетельствует о том, что, как сказано в посла­нии Президента Российской Федерации Федеральному Собранию "... законы фактически перестают быть актами прямого действия, с чем, конечно же, нельзя согласиться".' Если убийство совершено после изнасилования или действия иного насильственного сексуального характера или покушения на него, то в так-оч случае имеет место два преступления и они должны квалифицироваться по совокупности по ст. 105 ч. 1, ст. 131, 132 УК.2

1  Российская газета, 1997, 7 марта

2  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1986, № 12, с.З; 1989, № 10, с.4. Бюлле­тень Верховного Суда Российской Федерации, 1994, № 10, с.6

114 Следуя  ранее  высказанному мнению,  я  и  применительно  к указанному

убийству во всех случаях предлагаю квалифицировать деяние по совокупности преступлений, что обеспечит реализацию более суровой ответственности, выте­кающей из ст. 17 УК.

Отдельно скажу о квалификации убийств, совершенных сексуальными ма­ньяками. Они не насилуют женщин и не занимаются мужеложством. Они вследст­вие сексуальной патологии, выражающейся в стремлении к удовлетворению поло­вой потребности в извращенной форме, испытывают оргазм в процессе убийства, надругательства над телом потерпевшего или потерпевшей. Чикатило даже съедал часть языка отдельных убитых и играл отрезанными гениталиями. Подобные пре­ступления имели место и в Ставрополье. Там учитель вовлекал в религиозную сек­ту мальчиков, а затем совершал ритуальное их повешивание, получая сексуальное наслаждение. Отмечу заодно, что за убийства, совершенные Чикатило, были два лица невинно осуждены, из которых одно - к расстрелу. Убийств на почве насиль­ственных мужеложства и лесбиянства судебная практика пока не знает.

11. Убийство по мотиву национальной, расовой,

религиозной ненависти или вражды либо

кровной мести (п."л" ч.2 ст. 105 УК)

Данный состав убийства является сравнительно новым. Он был введен в УК РСФСР в 1993 году (п. "м" ст. 102 УК РСФСР). Правда, был состав убийства на почве кровной мести. Но он описывался самостоятельно в п."к" ст.102 УК РСФСР. В УК Российской Федерации оба указанных квалифицирующих призна­ка введены в п. "л" ч.2 ст. 105 УК.

Рассматриваемое преступление является двуобъектным. Оно посягает на жизнь и на конституционный принцип равенства независимо от расы, националь­ности и религиозной принадлежности. Названный принцип вытекает из таких норм.

115

Статья 2 Всеобщей декларации прав человека установила, что каждый человек дол­жен обладать всеми правами и всеми свободами... без какого-бы то ни было разли­чия от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических убеждений, нацио­нального или социального происхождения. В ст. 14 Конституции Российской Феде­рации провозглашается, что никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Статья 19 Конституции Российской Федерации запрещает любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, ра­совой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Нарушение пе­речисленных принципов образует состав преступления, предусмотренный ст. 282 УК, устанавливающей ответственность за возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды.

В общесмысловом значении вражда означает отвращение и действия, про­никнутые неприязнью, ненавистью. Ненависть - чувство сильной вражды и отвра­щения.'  В общесмысловом значении вражда и ненависть - родственные понятия.

В основе национальной, расовой и религиозной вражды лежит воспитанная неприязнь к людям другой национальности, расы, религии. Вспомним, что еще не­давно русские православные называли магометан басурманами, а магометане пред­ставителей других религий - неверными. На почве религиозной неприязни всегда велись войны. Даже в наше цивилизованное время. Религиозный мотив лежит в во­оруженных столкновениях в Турции, Израиле, Ираке, Индии, Ольстере, в Чечне.

Мне представляется, что национальная, расовая и религиозная неприязнь не есть мотив. Она - суть души, запрограммированное в коре головного мозга неприня­тие людей, имеющих названные особенности. Как, скажем красота - источник вос­хищения, так и цвет кожи может быть источником брезгливости, отвращения и пре­зрения. Именно они и служат основанием для установления состава преступления,

1 Ожегов СИ. Названное сочинение, с. 98, 394

116

предусмотренного ст. 282 УК, и состава, предусмотренного п. "л" ч. 2 ст. 105 УК. В порядке ориентира приведу такой случай. Ортодоксальный еврей плюнул на землю в знак презрительного отношения к религиозному шествию христиан - армян к Храму Гроба Господня. За эти действия Иерусалимский суд приговорил его к двум годам лишения свободы условно.1

Убийство по мотиву мести - однообъектное преступление. Состав этого убийства введен потому, что у некоторых народов Северного Кавказа сохранился обычай кровной мести. По сообщениям средств массовой информации в Чечне в период вооруженного столкновения имели случаи убийств по мотиву кровной мести.

Кровная месть - это древний обычай мести убийством или причинением тяж­кого вреда здоровью за обиду, убийство, ранение виновного, членов его семьи или рода. По обычаю кровной мести убийство обидчика могло влечь "цепную реакцию" убийств, так как близкие потерпевшего тоже должны были мстить за него. Вспом­ним ст. 1 Русской правды, "Ромео и Джульетту" по Шекспиру или "Фальшивую ошибку" О. Генри. Исторические источники свидетельствуют о том, что до присое­динения Аджарии к России (1878 г.) обычай кровной мести приводил к тому, что представители той или иной фамилии иногда полностью уничтожались.2

Поводом для кровной мести являются определенные виды действий потер­певшего. К ним, прежде всего, относятся убийство и причинение тяжкого вреда здо­ровью. Территория, на которой совершено преступление, значения для его квалифи­кации не имеет. Мотивом рассматриваемого  преступления является кровная месть.

1 Российская газета, 1997, 25 февраля

2Диасамидзе Г.И. Убийство на почве кровной мести по советскому уголовному пра­ву. Автореферат  кандидатской диссертации. Свердловск, 1974, с. 6

117

В общесмысловом значении месть понимается как действие в оплату за причи­ненное зло, возмездие за что-то1. В юридической литературе месть понимается не как действие, а как побуждение к действию. Налицо противоречие. Над ним специалистам, занимающимся субъективной стороной состава преступления, следовало бы подумать. В данном преступлении месть - это потребность в убийстве, вызванная обычаем и пе­режитками патриархального родового строя.

Субъектом преступления является лицо, относящееся к группе населения, признающей обычай кровной мести. Отмечу, что я ни в литературе, ни в судебной практике не встретил ни одного дела с данным отягчающим обстоятельством. В п. "л" ч.2 ст. 105 УК объединены два разных по содержанию обстоятельства, отягчающие на­казание. Поэтому их было бы целесообразно разъединить. Первое можно было бы на­звать убийством, соединенным с нарушением национального, расового и религиозного равноправия. Такое название соответствовало бы фактическому положению и подчер­кивало основание отнесения данного убийства, к убийству, совершенному с обстоя­тельством, отягчающим наказание.

12. Убийство с пелью использования органов или тканей потерпевшего (п."и" ч.2 ст. 105 УК)

Данный состав введен впервые. О нем сначала заговорили в книгах и в кино фан­тасты. Основанием для его введения послужили достижения медицинской науки и практики по приживлению органов и тканей, взятых у умерших, по преодолению не­принятия, отторжения организмом чужого. Началом было переливание крови, пересад­ка кожи. Теперь пересаживают сердце, части печени, легкого. Дальше будет больше.

Появление богатых людей, способных много заплатить за продление жизни, по­родило спрос на пересадку органов. Спрос вызывает и предложение. Пока убийств с

1 Ожегов СИ. Названное сочинение, с.339

118

целью  заготовки    по  заказу  или   впрок органов для  их  пересадки  нет.   Но   они, возможно появятся.  Ведь есть случаи, когда молодые беременные женщины согла­шаются на производство выкидыша с целью переработки тканей плода на весьма эф­фективные лекарства. Так что дело может дойти и до убийств для изъятия органов и тканей.

Убийство с целью изъятия органов и тканей для их дальнейшего использования по прямому назначению, конечно же, корыстное преступление. Может стоить оно, без­условно, больших денег. Кроме того, оно может быть совершено группой специалис­тов, хирургов или судебных медиков. Ибо только они могут изъять орган без поврежде­ний, изъять так, чтобы он был готов к трансплантации, а в необходимых случаях за­консервировать его. Исходя из целей убийства, оно должно быть совершено в меди­цинском учреждении с предварительным знанием того, что орган, подлежащий изъя­тию, здоров и по соответствующим параметрам подходит к лицу, которому он будет пересажен.

Обязательным признаком состава, относящегося к субъективной стороне убийства, является специальная цель - использование органов или тканей потер­певшего. Использование, прежде всего, означает их пересадку. Но возможна и перера­ботка на препараты. Фактическая пересадка или переработка не обязательна. Тому мо­жет быть много причин. Важна цель. Как и при убийстве из корысти. Здесь тоже важен мотив. Завладение имуществом может и не состояться.

Введение анализируемого состава на сегодня имеет чисто предупредительное значение. Его основанием является морально-нравственное представление и нормы. Данную норму можно было бы и не вводить, так как такое убийство охватывается п.п. "ж", "з" ч.2 ст. 105 УК, а в отдельных случаях и п."в" ч.2 ст. 105 УК, когда лишается жизни больной, обреченный на смерть.

Ill

13. Убийство, совершенное неоднократно, (п. "н" ч.2 ст. 105 УК)

Неоднократность преступлений - вид их множественности. УК РСФСР прел-усматривал четыре вида однородной множественности: повторно, неоднократно, систе­матично, в виде промысла. Для каждого из них требовалось свое минимальное число повторений. Потому то они и назывались по-разному. Для повторности требовалось два повторения, для неоднократности - три, для систематически - четыре, для промыс­ла - пять. Правда, Пленум Верховного Суда СССР в ряде постановлений указал, что неоднократность предполагает два и более повторений, а систематичность - три и более действий1. Пленум Верховного Суда СССР фактически отождествил повторность и не­однократность. Думаю, что оснований для этого не было.

Судебная практика признавала, что неоднократность, систематичность и промы­сел не связана с осуждением за предшествующие преступления. Что же касается по­вторности, то Пленум Верховного Суда СССР в постановлениях о судебной практике по делам о хищениях имущества, об изнасиловании, о хищении наркотических средств и др.2 указал, что повторность предполагает как не соединенное с осуждением, так и соединенное с осуждением повторение преступления. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 27 июня 1975 г. разъяснил, что п. "и" ст. 102 УК РСФСР предусмат­ривает ответственность за умышленное убийство лицом, ранее совершившим умыш­ленное убийство, независимо от того, был ли виновный осужден за первое преступле­ние. Такую же позицию высказал и Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 22 декабря 1992 года.

1  Бюллетень Верховного Суда СССР, 1984, № 5; 1990, № 3.

2  Бюллетень Верховного Суда СССР, 1972, № 4; 1964, № 3; 1975, № 7.

120

Однако такая точка зрения, по-моему мнению, является ошибочной. Она не соответствует закону. Я считаю, что если какое-то положение высказано хотя бы в одной из статьей УК, то оно должно распространяться и на другие статьи.

В ст.ст.116 и 173 УК РСФСР введены были два самостоятельных квалифици­рующих признака составов преступления: неоднократность и совершение деяния лицом, ранее судимым за такое же преступление. В составах преступлений, пред­усмотренных ст.ст. 156 и 158 УК РСФСР, такими самостоятельными квалифици­рующими признаками названы совершение преступления повторно и лицом, ранее судимым за аналогичное преступление.

На основании приведенных статей повторность, равно как и неоднократность, которую судебная практика отождествляет с повторностью, не объединяется с су­димостью. Она не может объединяться потому, что повторность относится к пре­ступлению, а судимость - к социальным свойствам виновного.

По УК неоднократность является уголовно-правовым институтом. Ей посвя­щена ст. 16 УК. Поскольку неоднократность является признаком состава убийства, предусмотренного п. "н" ч.2 ст. 105 УК, я более подробно остановлюсь на ней.

Согласно ст.16 УК неоднократностью преступлений признается совершение

двух и более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи УК. Другими словами, неоднократность преступлений предполагает совершение двух и более юридически тождественных преступлений. При этом в каждом преступлении лицо может выполнять любую функцию: быть исполнителем, организатором, под­стрекателем, пособником, а также окончить или не окончить преступление (ст.ст. 30, 34 УК). Требуется также, чтобы ни за одно из совершенных преступлений не истекли сроки давности уголовной ответственности (ст.78 УК), и каждое преступ­ление было установлено приговором суда. Если лицо было освобождено от уголов­ной ответственности по основаниям, указанным в ст.ст. 75,76 УК, оно не признает­ся ранее совершившим преступление и то деяние не имеет юридических послед­ствий.

121

Относительно того, можно ли считать неоднократным совершение преступле­ния, если лицо ранее было судимо за такое же деяние - в законе нет ясности. С од­ной стороны, ст. 18 УК говорит о рецидиве преступлений, то есть о совершении пре­ступления лицом, имеющим судимость. С другой стороны, в ч.2 ст. 16 УК указывает­ся, что преступление не признается совершенным неоднократно, если за ранее со­вершенное лицом преступление судимость была снята или погашена. Из приведен­ного вытекает, что неоднократность предполагает повторение преступления лицом, как осужденным, так и неосужденным за такое же деяние. Однако противоречие между ч.2 ст.16 и ст.18 УК устраняется ст.ст.158-164, 209, 211, 229 УК , в которых самостоятельными признаками состава названы неоднократность и судимость. Кро­ме того, в ст.63 УК, посвященной отягчающим наказание обстоятельствам, неодно­кратность и рецидив значатся рядом в пункте "а". Приведенное исключает призна­ние неоднократности преступлений, как соединенной о осуждением. Кстати, в ст. 16 проекта УК неоднократность преступлений понималась только как совершение двух и более юридически тождественных преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено. Вот и надо было бы принять ст.16 УК в редакции ее проекта.

Отождествление неоднократности с судимостью вызывает возражение и еще на основании следующего.

Признание прежней судимости квалифицирующим признаком преступлений фактически означает повторное осуждение лица за ранее совершенное преступление. Однако, повторное осуждение вообще недопустимо, как бы оно не маскировалось. Именно поэтому в ст.50 Конституции Российской Федерации указано, что никто не может быть повторно осужден за одно и тоже преступление.

Уголовная ответственность является одной из обязанностей гражданина, со­вершившего преступление. В ст. I Всеобщей Декларации прав человека, которая на основании ст. 15 Конституции Российской Федерации имеет силу национального за­кона, записано, что все люди рождаются свободными и равными в своем досто-

122

инстве и правах. Стало быть, они являются равными и в обязанностях. Данное положение четко закреплено в ст.6 Конституции Российской Федерации. Она провозглашает равенство в обязанностях, к которой относится и уголовная ответственность. Судимость относится к личности и ее социальным свойствам. Установление повышенной ответственности, исходя из такого свойства человека, как судимость, есть нарушение конституционного принципа равенства. Однако ст. 19 Конституции Российской Федерации запрещаются любые формы ограничения прав по признакам социальной принадлежности. В этой связи установление повышенной уголовной ответственности только за 14-ть преступлений, исходя из свойств личности, означает установление неравных обязанностей, что является неконституционным. Между тем законы, согласно ст. 15 Конституции Российской Федерации, не должны проти­воречить ей.

На основании ч.З ст. 16 УК неоднократностью признается совершение двух или более преступлений не только юридически тождественных, но и в случаях, предусмотренных Осо­бенной частью УК, юридически разных. Эти случаи указаны в ст.ст. 111, 112, 131, 132 УК и в примечании 3 к ст.158 УК. В ст.Ш ч.З п."в" особо квалифицированным признаком пре­ступления признается совершение преступления после убийства, предусмотренного ст. 105 УК, а по ст.Ш ч.2 п."ж" - совершение преступления лицом, ранее совершившим преступ­ления, предусмотренные ст.ст. 105 или 111 УК. В примечании 3 к ст.158 указано, что неод­нократным в ст.ст. 158-166 УК признается совершение преступления, если ему предшество­вало совершение одного или более преступлений, предусмотренных этими статьями, а также статьями 209, 211, 226 и 229 УК.

Приведенные предписания касаются только 12 преступлений, т.е. не имеют универ­сальности, что уже само по себе вызывает сомнение. Самое же главное - они вступают в противоречие со ст.ст. 17 и 69 УК, посвященным совокупности преступлений. В самом де­ле, совершение двух и более преступлений, предусмотренных разными статьями УК, напри­мер, кражи и грабежа образует   совокупность      преступлений.    На   основании же      ч.З

123

ст.16 УК и примечания 3 к ст.158 УК здесь будет не совокупность преступлений, а неоднократность. Но это нелогично. Одновременно следует иметь в виду и сле­дующее. Уголовная ответственность установлена за совершение преступления, то есть за предусмотренное законом общественно-опасное деяние. Деяние является общественно-опасным, если оно причиняет вред объекту преступления. Величина вреда увеличивается при повторении того же самого преступления. Если лицо со­вершает второе другое преступление, то вред объектам не увеличивается. В этой связи признание 12-ти преступлений, имеющих квалифицирующие составы по признаку совокупности преступлений, объективно не обосновано и ничем не оправдано.

Признание неоднократностью совершение юридически нетождественных пре­ступлений диктовалось целью повышения ответственности. Однако она фактически не сработала. Так, совершение разновременно кражи и грабежа квалифицируется по ч.2 ст. 168 УК и влечет наказание до 7 лет лишения свободы. По совокупности же преступлений на основании ст.69 УК за них можно назначить наказание значи­тельно строже.

Убийство, совершенное неоднократно, то есть два и более раза, ни за одно из которых оно ранее не было осуждено, имеет более высокую степень общественной опасности по сравнению с убийством, совершенным один раз, за счет кратного увеличения вреда объекту. При этом не имеет значения стадия каждого из преступ­лений и роль в его совершении лица.

Надо отметить, что убийства, совершенные неоднократно, получили в по­следнее время распространение. Свидетельством этому является наличие в стране

124

наемных убийц, убийства, совершенные расплодившимися бандформированиями, убийства, совершаемые сексуальными маньяками. Одной из причин роста убийств, со­вершенных неоднократно, является слабая их раскрываемость, объясняемая низким уровнем работы милиции. Достаточно сказать, что Чикотило, совершивший 52 убийства, был задержан случайно, а их раскрытие - инициатива его самого. То же ка­сается и Ануфиенко, убившего 52 человека. В связи с расследованием дела об убийстве Листьева в Москве была разоблачена банда, совершившая 40 убийств и 15 покушений на убийство. По вопросу о квалификации убийств, совершенных неоднократно, в су­дебной практике обнаруживается неодинаковый подход. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 4 июня 1960г. указал, что при установлении того, что умы­сел виновного был направлен на лишение жизни двух и более лиц, убийство одного человека и покушение на другого следует квалифицировать как оконченное преступле­ние по ст. 102 п."з" УК РСФСР. Аналогичная позиция высказана и в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 3 июля 1963г. В постановлении Пленума Верховно­го Суда СССР от 27 июня 1975 года высказано другое суждение. В частности, сказано, что если виновный не был осужден за ранее совершенное убийство или покушение на него, то это его деяние подлежит самостоятельной квалификации, а последнее пре­ступление следует квалифицировать по п. "и" ст.102 либо по ст.15 и п. "и" ст.102 УК РСФСР. Такое же указание дал и Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 22 декабря 1992 года. Одновременно Пленум Верховного Суда Рос­сийской Федерации разъяснил, что такой же порядок самостоятельной квалификации должен применяться и в случаях:

-   если сначала совершается  покушение  на убийство  при отягчающих обстоя­тельствах, а затем оконченное преступление - умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах либо без таковых;

-  когда первоначально  совершается  убийство   при  отягчающих  обстоятельствах и потом покушение   на убийство при отягчающих обстоятельствах либо без них.

125

Кроме того. Пленум Верховного Суда Российской Федерации указал, что если ви­новный в разное время совершил два покушения на убийство при отягчающих об­стоятельствах, за первое из которых он не был судим, содеянное в целом должно квалифицироваться по ст. 15 и п."и" ст.102 УК РСФСР и, кроме того, по соответ­ствующим ее пунктам, предусматривающим отягчающие обстоятельства обоих поку­шений на убийство.

В случае, когда виновный, - далее разъяснил Пленум, - совершил умышлен­ное убийство при отягчающих обстоятельствах и не был осужден за него, а затем со­вершил такое же преступление, то оба деяния должны квалифицироваться лишь по ст.102 УК РСФСР.

Разные указания только запутывают вопрос о квалификации убийств, совер­шенных неоднократно. По постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации: два покушения на убийство и два оконченных убийства квалифициру­ются по признаку неоднократности, а сочетание покушения на убийство и окончен­ное убийства - по совокупности преступлений. Юридическим последствием квали­фикации по совокупности ныне является усиление ответственности по сравнению с оконченным убийством, совершенным неоднократно. Возникает неувязка. Какой же выход? Его можно найти в ст. 17 ч.1 УК. В ней сказано, что совокупностью преступ­лений признается и совершение преступлений, предусмотренных разными частями соответствующей статьи УК. Правда, то же говорится и в ст. 16 УК. И выходит, что совершение двух и более преступлений, предусмотренных разными частями одной и той же статьи УК, есть и неоднократность преступлений и их совокупность. Проти­воречие! Если принять во внимание ст.ст.ЗОЗ и 314 УПК РСФСР, то при оценке та­кого положения предпочтительным является квалификация по совокупности пре­ступлений. Стало быть, каждое отдельное убийство или покушение на него следует квалифицировать самостоятельно. Обращает на себя внимание и следующее.

126

Неоднократность, как признак состава преступления, введена только в 34-х ста­тьях УК, то есть применен выборочный метод, метод исключения из общего правила, что в законодательстве вряд ли допустимо. Неоднократное совершение любого пре­ступления одинаково увеличивает величину вреда объекту. Следовательно, неодно­кратность должна иметь единое юридическое значение. Я отдаю предпочтение ква­лификации преступлений по их совокупности и предлагаю исключить из УК ст. 16 и в 34 статьях Особенной части УК составы преступлений по признаку неоднократного совершения.

Убийство двух и убийство, совершенное неоднократно, - родственные преступ­ления: из различают только направленность умысла и время совершения преступле­ния. Объединяет их главное - последствия - две и более смерти. Видимо, поэтому в ст. 107 УК есть только один состав - убийство двух и более лиц. Он объединяет и по­вторное убийство. Полагаю, что и в ст. 105 ч.2 УК можно было бы ограничиться только составом убийства двух и более лиц. Тем более, что квалификация убийства, совершенного неоднократно, на основании ст.17 УК охватывается совокупностью преступлений, дающей возможность назначать наказание в виде лишения свободы от двадцати до двадцати пяти лет.

Убийству посвящены еще два состава: умышленное причинение тяж­кого вреда здоровью лицом, ранее совершившим убийство, предусмотренное ст. 105 УК (п. "в" ч.З ст.111 УК), и умышленное причинение средней тя­жести вреда здоровью лицом, ранее совершившим убийство, предусмотрен­ное ст.105 УК (п. "ж" ч. 2 ст. 112 УК). Аналогично был сформулирован п. "и" ст. 102 УК РСФСР. Такая не очень четкая формулировка обстоятельства, отягчающего ответственность, послужила основанием Пленумам Верховного Суда СССР и Российской Федерации высказать суждение о том, что в данном случае повторность преступления предполагается считать как соединенной, так и не соединенной с осуждением за предшествующее деяние. Выше я показал,   что наличие у лица судимости за какие-то   преступления   не   может

127 быть признаком состава преступления. Иначе думать, значит входить в противоречие

со ст.ст.6, 19, 50 Конституции Российской Федерации. Если допустить, что убийство в составах причинения вреда является необходимым признаком, то это означало бы поставить норму с ног на голову и признать в законотворчестве право на курьез. В этой связи совсем непонятно, зачем в ст.ст.Ill, 112 УК введено в качестве квалифи­цирующего признака предшествующее совершение убийства. Думаю, что это ошибка и ее надо исправить путем исключения из составов преступлений, предусмотренных ст.ст.Ill, 112 УК, признака "совершение лицом, ранее совершившим убийство".

В составе убийства, предусмотренного ст. 107 УК, имеется квалифицирующий признак в виде убийства двух и более лиц. Однако в состоянии аффекта может быть совершено убийство беременной, с особой жестокостью и общеопасным способом. О них никаких указаний в ст. 107 УК нет. И выходит, что такие убийства должны ква­лифицироваться по ст. 105 ч.2 п.п. "б", "д", "е" УК. Такая квалификация преступле­ния соответствует букве закона, но содержит элементы несправедливости, которое нельзя устранить, не изменяя ч.2 ст.61 УК. Полагаю, что отсутствие в ч.2 ст. 107 УК указаний на названные признаки есть пробел в законе и его было бы целесообраз­ным устранить.

14. Классификация обстоятельств, отягчающих наказание в составе убийства

Обращает на себя внимание тот факт, что в составе убийства, предусмотренного ч.2 ст. 105 УК, перечень обстоятельств, отягчающих наказание, приведен без всякой системы. Между тем, они по степени общественной опасности, неодинаковы. Вот и следовало бы их ранжировать в порядке от более тяжких к менее тяжким. Кстати, тоже следовало бы сделать и в составах других преступлений (ст.ст.111, 112, 131, 132 УК), придерживаясь единого порядка.

128

В теории уголовного права принято классифицировать обстоятельства, отяг­чающие наказание, в зависимости от признаков состава. Такая классификация дик­туется прежде всего целями учебного процесса. По моему мнению, классификация нужна и для решения вопроса о допустимости признания тех или иных обстоя­тельств признаками состава убийства, отягчающими наказание.

В зависимости от признаков состава обстоятельства, отягчающие наказание за убийство, можно разделить на четыре группы.

1.  К объекту относятся:

-  убийство двух и более лиц;

- убийство, совершенное неоднократно;

-  убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии бере­менности;

-  убийство, сопряженное с похищением человека;

- убийство, сопряженное с захватом заложника;

-  убийство, сопряженное с разбоем;

-  убийство, сопряженное с бандитизмом;

-  убийство, сопряженное с вымогательством;

-  убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера;

-  убийство, сопряженное с нарушением равноправия граждан;

-  убийство, сопряженное с посягательством на порядок управления. Перечисленные обстоятельства связаны с причинением более тяжкого вреда

объекту или с причинением вреда другим объектам.

2.  К объективной стороне относятся:

-  убийство, совершенное с особой жестокостью;

-  убийство, совершенное общеопасным способом.

3.  К субъективной стороне относятся:

129 -убийство из корысти или по найму;

убийство из хулиганских побуждений;

- убийство из кровной мести;

убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение;

убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего. 4. К субъекту относятся:

убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоя­нии;

убийство группой лиц, группой по предварительному сговору или организо­ванной группой.

Первые две группы обстоятельств, отягчающих наказание, относятся к преступ­лению. Ведь преступление - это прежде всего общественно-опасное деяние, причи­няющее вред общественному отношению. Указанные обстоятельства объективно по­вышают степень общественной опасности убийства. Они связаны либо с лишением жизни двух или более лиц или причинением вреда двум и более объектам.

Третья и четвертая группы обстоятельств, отягчающих наказание, не относится к преступлению. Ни мотив, ни цель, ни свойства субъекта не входят в понятие пре­ступления в качестве его признаков. Взять к примеру корысть. Она есть чувство. Мо­тивом убийства, предусмотренного ст. 105 ч.1 УК, выступают ревность, зависть, нена­висть, месть, то есть те же чувства. А раз так, то давать им разное юридическое зна­чение необоснованно. Мотив преступления не увеличивает величину вреда объекту.

Тоже касается и цели, как того интереса, к достижению которого стремится ли­цо, но она не увеличивает объем вреда объекту. Взять к примеру убийство с целью использования органов и тканей. Такое убийство не может быть жестоким, так как врач не хочет, чтобы органы, которые он будет пересаживать, были заряжены энерге­тикой,порождаемой ужасом смерти.мешающей приживанию. Что же касается изъятия

130

органов или тканей, то оно происходит после смерти и не влечет потерпевшему никаких дополнительных страданий.

Убийство лица, находящегося в беспомощном состоянии, характеризует ви­новного либо как бессердечного и жестокого человека, либо как человека, пере­живающего сострадание. Однако эти свойства человека относятся к нему самому и не связаны ни с объектом преступления, ни с деянием, то есть не влияют на ве­личину причиненного вреда жизни.

Не увеличивается вред объекту убийства и от того, сколько человек выпол­няли объективную сторону. Убит-то один. Участие в убийстве нескольких лиц свидетельствует о наличии между ними стойкой связи и прежде всего психи­ческой, состоящей в согласованности и наличии единого умысла. Я отношу приз­нак группового убийства к личности виновных. Она может меняться в зависимос­ти от формы группы. Но это не влияет на степень общественной опасности пре­ступления.

К преступлению, как уже сказано, относится совершение убийства, сопря­женном с бандитизмом, изнасилованием, разбоем, вымогательством, похищением человека, захватом заложника. Это двуобъектные преступления, имеющие слож­ный состав. Но убийства бывают сопряженными с терроризмом, массовыми бес­порядками, с превышением должностных полномочий. В этой связи было бы справедливо объединить все такие убийства в одно, назвав его убийством, сопря­женным с совершением других преступлений.

С учетом сказанного и соображений, приведенных при анализе каждого из убийств с обстоятельствами, отягчающими наказание, ст. 105 ч.2 УК предлагаю сформулировать так:

2. убийство:

а) двух и более лиц;

б)  женщины, находящейся в состоянии беременности;

Hi

в)  в связи с осуществлением служебной деятельности и выполнением обществен­ного долга;

г)  совершенное с особой жестокостью;

д)  совершенное способом, опасным для жизни двух и более лиц;

ж) в связи с нарушением конституционного принципа равноправия по признаку национальной, расовой и религиозной принадлежности.

Глава 3. Убийство и вопросы Общей части УК Российской Федерации

Статья 2 ч.2 УК РСФСР устанавливала, что Общая часть УК предусматривает принципы и общие положения уголовного законодательства. Несмотря на провозгла­шенное в УК отсутствовала статья с перечнем принципов. Этот пробел восполнен в ст.ст.З, 4, 5, 6, 7 УК. Наука уголовного права к общим положениям относила уголов­но-правовые институты: преступление, наказание, необходимую оборону, крайнюю необходимость, соучастие, покушение на преступление, условное осуждение и др. В УК указания об общих положениях отсутствуют. Однако наука уголовного права признает и в УК наличие институтов, которые фактически имеют значение общих по­ложений. В этой связи было бы не лишним в УК ввести статью об общем содержании Общей части.

Положительным моментом Общей части УК РСФСР являлось указание в ч.З ст.2 о том, что Общая часть распространяется на всю Особенную часть. Этим подчерки­валось, что она имеет общее и обязательное значение. Ничего подобного в УК Россий­ской Федерации нет. Между тем, надобность в статье о соотношении Общей и Осо­бенной частей УК необходима. И не только для утверждения соотношения частей УК, его единства, но и для того, чтобы предупредить возможные между ними противоре­чия.

132 А они есть. Взять, к примеру, нормы о неосторожных преступлениях. Они названы

в 58-ми статьях. Согласно ст.24 ч.2 УК деяние, совершенное по неосторожности, признается преступлением только в том случае, когда это специально предусмотре­но соответствующей статьей Особенной части УК. Другими словами, когда неосто­рожность названа в норме в качестве признака состава. Таких статей 48. В 10 ста­тьях, предусматривающих ответственность за неосторожные преступления, вина не указана (ст.ст. 249 ч.2, 250 ч.2, 251 ч.2, 332 ч.З, 340 ч.З УК и др.). Возникло проти­воречие.

В ст.63 УК названо 13-ть обстоятельств, отягчающих наказание, 9-ть из ко­торых введены в нормах Особенной части УК в качестве квалифицирующих приз­наков составов. Выходит, что одним и тем же обстоятельствам законодатель придал разное значение. Такому положению нельзя дать убедительные объяснения. Пред­ставляется, что отягчающие обстоятельства, относящиеся к преступления, то есть объективно повышающие степень его опасности, должны иметь одинаковое значе­ние, чего нет в УК. Противоречие! Кстати, в нормах Особенной части УК названо 48-мь разных обстоятельств, отягчающих наказание. Одни из них относятся к пре­ступлению, другие к личности и субъективной стороне, то есть фактически по раз­ному влияющие на степень общественной опасности деяния.

Чтобы исключить нелогичное и произвольное отношение к введению приз­наков состава, отягчающих наказание, было бы целесообразным в Общей части дать их перечень и назвать лишь те, которые относятся к преступлению.

Отсутствие нормы о соотношении Общей и Особенной частей УК привело к разнобою в увеличении санкции, например, за преступления, совершенные неодно­кратно. Оно в соответствующих статьях выглядит так (берутся в расчет верхние пределы наказания в виде лишения свободы с переводом исправительных работ в лишение свободы из расчета, указанного в ст.50 УК):

Ст.ст.УК

Кратность увеличе­ния наказания по сравнению с нака­занием по основ­ному составу

Ст.ст. УК

Кратность увеличе­ния наказания по сравнению с нака­занием по основ­ному составу

126

1,2

112

1,8

188

1,3

194

2,2

228

1,4

228

2

105, 206, 211

1,5

146

2,5

226

1,6

231

4

222

1,7

160

10

Такой разброс увеличения наказания за преступления, совершенные неод­нократно, - от 1,2 до 10 раз нелогичен.

Еще большие колебания в санкциях обнаруживается в нормах, в которых квалифицирующим признаком состава названо причинение по неосторожности смерти человека. Указанный разнобой является следствием отсутствия в Общей части УК единого ключа в вопросе о санкциях в квалифицированных составах преступлений и значении обстоятельств, отягчающих наказание. Возникает, таким образом, задача введения в Общую часть статей о соотношении ее с Особенной частью и установления в них соответствующих критериев.

Положений Общей части УК я фрагментарно касался при анализе понятия преступления, вины, умысла и составов преступлений, предусмотренных п.п. "а", "ж", "з", "к", "м". Теперь я остановлюсь на других положениях, имеющих отно­шение к квалификации убийства.

134 Параграф 1. Покушение на убийство

Покушению на преступление посвящена ст.ЗО ч.З УК. Формула покушения на преступление, изложенная в ст.ЗО УК, значительно отличается от той, которая при­ведена в ст. 15 УК РСФСР. Отличие касается формы деяния, составляющего поку­шение, и причины, по которым преступление не доведено до конца. По УК РСФСР формой деяния при покушении названо действие. В юридической литературе сдела­на попытка поправить УК РСФСР. Высказано суждение о том, что покушение воз­можно и путем бездействия1. Примером покушения на преступление путем бездей­ствия называют теоретически возможный случай, когда мать с целью умерщвления ребенка перестает его кормить2. Выше я показал, что утверждение о возможности убийства путем бездействия противоречит закону. Отсюда вытекает, что если убий­ство невозможно путем бездействия, то и покушение на него бездействием также не может быть.

Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1991г. и УК разделили высказанное в литературе мнение о том, что покушение на преступ­ление возможно и путем бездействия. Допущение покушения на преступление путем бездействия я считаю сомнительным. Дело в том, что уголовно-правовое бездей­ствие, как уже отмечено, - это невыполнение правовой обязанности. Обязанность возлагается нормативными актами. Ими являются Конституция Российской Федера­ции (ст.59), УК, Международные конвенции, закон о клятве врача, договор, судеб­ное решение, уголовный закон. В целях обеспечения выполнения правовой обязан

1 Ткаченко В.И. Приготовление к преступлению и покушение на него. Советская юстиция, 1975, № 16; Советское уголовное право. Часть Общая. М, 1977, с.246; М., 1982, с.201; М., 1996, с.233; Тишкевич И.С. Приготовление и покушение по уголов­ному праву, м., 1953, с.24. 2 Уголовное право Российской Федерации, М., 1996, "Юрист", с.233.

135

ности в УК предусмотрен ряд норм, устанавливающих ответственность за неоказание помощи больному (ст.124 УК), оставление в опасности (ст.ст. 125, 270 УК), халат­ность (ст.293 УК), уклонение от прохождения воинской службы (ст.328 УК) и др. Всего в УК предусмотрен 21 состав преступлений, в которых деянием является без­действие. Кроме того, в 19 составах деяние состоит как в действии, так и в без­действии.

Часть преступлений, совершенных путем бездействия, являются неосторож­ными. Говорить о покушении на них просто нельзя. Не может быть и покушения на умышленные преступления, совершаемые путем бездействия. Ведь в таких преступ­лениях бездействие является признаком оконченного преступления. А это означает, что покушение на него бездействием невозможно, ибо в таком случае имеет место оконченное преступление.

Умышленное преступление, совершаемое путем бездействия, не может иметь стадии покушения в результате бездействия, так как в нем оно не является призна­ком состава. Кроме того, поскольку бездействие не может быть формой покушения в преступлениях, совершаемых путем бездействия, оно тем более немыслимо в пре­ступлениях, совершаемых путем действия. Такова логика. Следует иметь в виду и еще такой признак покушения, как деяние, непосредственно направленное на со­вершение преступления. Им единодушно считается деяние, состоящее в выполнении первого признака объективной стороны преступления. Но если бездействие в кон­кретном составе не признак, то и нечего выполнять. Кроме того, для покушения ха­рактерна, как правило, незавершенность действия1. О незавершенности же бездей­ствия говорить бессмысленно. При таком положении не может быть покушения на преступление путем бездействия. В этой связи целесообразно из ч.З ст.ЗО УК исклю­чить заключенное в скобки слово "бездействие". Отмечу, что судебная практика не

1 Сахаров А. Ответственность за приготовление и покушение. Советская юстиция, 1969, № 7, с. 18

136

знает случаев осуждения за покушение на преступление, совершенное путем бездей­ствия. Это же отмечается и в литературе. Кстати и теми, кто придерживается мнения о возможности покушения путем бездействия1. А ведь считается, что критерием тео­рии является практика. Вот и ответ практики на утверждение о форме деяния при покушении на преступление.

Второй особенностью покушения на преступление в новой редакции является признак, который описан словами: "при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам". Данный признак перенесен к внешним объективным обстоятельствам. В ст.15 УК РСФСР этот признак был сформулирован так: "если при этом преступление не было доведено до конца по причинам, независящим от воли виновного". Здесь рассматриваемый признак отне­сен к субъекту, к его воле. Представляется, что в ст.15 УК РСФСР он был выражен точнее. Покушение на преступление - действие умышленное. Оно управляется со­знанием и волей. Когда преступление не оканчивается, то это происходит потому, что волевое усилие оказывается недостаточным. Субъективный фактор согласно од­ному из принципов, указанных в УК, является решающим для уголовной ответ­ственности. Именно потому он, например, лежит в основе разграничения кражи и грабежа, а также при юридической оценке разбоя с применением макетов оружия.

Названный признак покушения по УК Российской Федерации дает ответ на вопрос о виде умысла при покушении на преступление. Указание в ст.15 УК РСФСР о том, что преступление при покушении не завершено помимо воли виновного сви­детельствует, что его воля направлялась на причинение вреда. Это позволило Пле­нуму Верховного Суда СССР в постановлениях о судебной практике по делам об

1 Караулов В.Ф. Уголовно-правовая борьба с покушением на преступление и приго­товлением к преступлению по советскому уголовному праву. Автореферат диссерта­ции на соискание степени кандидата юридических наук. М., 1969, с.7; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации, М., "Юрист", 1996, с.108).

137

умышленных убийствах с полным основанием признать, что покушение на убийство возможно только с прямым умыслом. Судебная практика неуклонно следовала суж­дению о том, что покушение на убийство возможно только с прямым умыслом1. В ст.ЗО ч.З УК никаких предпосылок для решения вопроса о виде умысла при покуше­нии на преступление нет.

В судебной практике выработаны подходы при решении вопроса о виде умысла в случаях, когда он не вытекает из мотива, цели, способа убийства. Напри­мер, убийство по найму, для использования органов и тканей, с особой жестокостью и т.д., со всей очевидностью совершаются с прямым умыслом. Убийства из хулиган­ских побуждений, двух и более лиц, из ревности, а также предусмотренные ст. 105 ч.1 УК могут быть совершены как с прямым, так и с косвенным умыслом. В таких слу­чаях вопрос о содержании умысла решается с учетом способа и орудия преступле­ния, количества, характера и локализации ранений или иных телесных повреждений (например, в жизненно важные органы человека), причины прекращения преступ­ных действий виновного и т.д., а также предшествующего поведения виновного и потерпевшего, их Взаимоотношений. Сказанное позволяет внести предложение об изменении ч.З ст.ЗО УК. Целесообразнее ее изложить в редакции ч.2 ст. 15 УК РСФСР, ибо не всякое старое хуже нового!

В последние годы стал распространенным терроризм с использованием взрывных устройств. Произведя взрыв с целью убийства одного или нескольких че­ловек, виновный с учетом средства убийства сознает неизбежность наступления смерти нескольких лиц. В этой связи причинение вреда здоровью потерпевшим не­зависимо от их числа следует квалифицировать как покушение на убийство каждого из них. Правда, в судебной практике высказаны и другие суждения. Пленум Верхов-

1 Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1981, № 8, с.4; 1983, № 6, с.11; 1987, № 2, с.4; 1987, № 11, с.4; Социалистическая законность, 1988, № 11, с.79.

138 ного Суда РСФСР в постановлении от 22 декабря 1992 года указал, что при убийстве

способом, опасным для жизни многих лиц, сопряженном с причинением телесных повреждений другим потерпевшим, действия виновного надлежит квалифицировать помимо п."д" ст. 102 УК РСФСР также и по статьям УК, предусматривающим ответ­ственность за умышленное причинение телесных повреждений. В постановлении Президиума Верховного Суда РСФСР по конкретному делу указано, что причинение телесных повреждений другим лицам при убийстве способом, опасным для жизни многих людей, охватывается диспозицией п."д" ст. 102 УК РСФСР и дополнительной квалификации по статьям уголовного кодекса, предусматривающим ответственность за нанесение телесных  повреждений, не требуется'.

Покушение возможно на все умышленные преступления с материальным со­ставом за исключением преступлений, подпадающих под признаки ст.ст. 107, 108 УК. В преступлении, предусмотренном ст. 108 УК, не может быть стадии покушения по той причине, что при его совершении виновный действует с целью зашиты государ­ственных, общественных и личных интересов и не имеет непосредственной цели причинить вред посягающему. Поскольку же представление о цели является обяза­тельным компонентом.такого этапа воли, как желание, то следует, что при превы­шении пределов необходимой обороны у виновного не имеется желания причинить вред. Последний лишь сознательно допускается им. Другими словами, преступление, предусмотренное ст. 108 УК, может быть совершено только с косвенным умыслом.

Невозможность покушения на преступления с превышением пределов необ­ходимой обороны вытекает и из содержания ст.38 УК. Необходимая оборона состоит в защите от общественно опасного посягательства путем причинения посягающему вреда. Если оборонительные действия не причинили посягающему вреда, то нет и

'Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1973, № II, с.9.

г 39

защиты в смысле ст.38 УК. Превышение пределов необходимой обороны возможно лишь при наличии акта необходимой обороны. Если при защите обороняющийся применил орудия и средства, которые могли причинить вред, явно несоответствую­щий характеру и опасности посягательства, но они не наступили по причинам, неза­висящим от обороняющегося (выстрелил из ружья в вора, но промахнулся), то нель­зя говорить о покушении на превышение пределов необходимой обороны, т.к. не было самой уголовно-правовой защиты.

В состоянии аффекта у человека существенно сужено сознание и уменьшена способность управлять своим поведением. Вследствие этого, по общепринятому в психологии мнению, действия человека в состоянии аффекта носят хаотический, импульсивный и нецеленаправленный характер. Стало быть, преступления, пред­усмотренные ст. 107 УК, совершаются только с неопределенным и косвенным умыс­лом и поэтому не имеют стадии покушения. Такая именно точка зрения высказана Президиумом Верховного Суда Таджикской ССР по делу X., осужденного за поку­шение на убийство в состоянии сильного душевного волнения. Президиум, переква­лифицируя действия осужденного на ст. 115 УК, предусматривающую ответствен­ность за тяжкое или менее тяжкое телесное повреждение, совершенное в состоянии сильного душевного волнения, указал, что в этом состоянии виновный действует только с неопределенным умыслом1.

Из числа изученных материалов на долю покушений на убийство пришлось 19 дел. По ним и по опубликованным в печати покушение на убийство выразилось в следующих формах:

1. Неудачная попытка совершить действие, которое должно привести к смер­ти потерпевшего. Д., возвратившись с работы раньше обычного домой, обнаружил

Социалистическая законность, 1969, N° 12, с.8.

140

дверь своей квартиры открытой. Заподозрив неладное, он вытащил из кармана газо­вый пистолет и, приведя его в боевое состояние, открыл дверь. В квартире он увидел двух воров. Те тоже его увидели. Один из воров - Ф. выхватил из-за пояса пистолет, стал затвором загонять патрон в патронник. Д. опередил Ф. и выстрелом из своего пистолета обезвредил Ф. и уложил на пол другого вора. Ф. был осужден по ст. 15, 102 п."а" УК РСФСР.

2.     Неполное    выполнение    насильственного    действия.    Будучи    пьяным, К.ворвался в квартиру соседей, где пытался изнасиловать хозяйку. Та оказала бурное сопротивление, что обозлило К., и он стал ее душить, сдавливая пальцами шею. На шум прибежала дочь потерпевшей. Увидев происходящее, она тяжелой хрустальной вазой ударила К. по голове, нанеся ему травму, что и остановило  с его стороны по­сягательство. К. был осужден по ст.ст.15, 117, п. "е" ст.102 УК РСФСР.

3.  Ненаступление общественно опасных последствий. С, питая ненависть к А. за дачу против него показания в суде по делу о совершении им хулиганства, ре­шил убить его. При исполнении задуманного С. выстрелил из спортивного пистоле­та в А., но промахнулся. С. был осужден по ст. 15, п."в" ст.102 УК РСФСР.

4.  Ненаступление смерти. Две женщины-подружки - 3. и О., узнав, что одно­сельчанка-пенсионерка Т. получила пенсию, пришли к ней и попросили дать деньги взаймы. Т. отказалась. Тогда подружки стали избивать ее, а 3. схватила полено и им нанесла несколько ударов по голове. Убедившись, что старушка мертва, женщины вошли в дом   и забрали все, что было ценным. Но пенсионерка оказалась жива. Ее вылечили. За это преступление 3. была осуждена по ст.ст.15, 102 п. "а" УК РСФСР1. Е., совершая хулиганские действия, нанес С. несколько проникающих в грудь и жи-

1 Российская газета, 1997, 21 марта.

141

вот ножевых ранений. Но потерпевший выжил. Действия же Е. суд квалифициро­вал по ст.ст. 15 п."б", 102 УК РСФСР1.

5.   При умысле на лишение жизни двух и более лиц - убийство одного и причинение вреда здоровью другому. Такое преступление квалифицировалось по ст. 103 или ст. 102 УК РСФСР и ст.15 пп. "з" ст.102 УК РСФСР2.

6.  При ошибке в дополнительном объекте. И. за увольнение с работы решил убить начальника цеха Л., по инициативе которого он был освобожден. Реализуя свой замысел, И. поздно вечером устроил у дома Л. засаду. Когда на крыльце по­явился человек, он выстрелил в него из охотничьего ружья и убил его. Оказалось, что  потерпевшим был не Л., а его знакомый. И. был осужден по  ст.ст.15, 102 "в" УК РСФСР.

7.  При ошибке в свойствах потерпевшего. Пьяный Б. ночью на улице напал на Ш. и совершил действия, направленные на ее изнасилование. Ш. просила Б. не насиловать ее, говоря, что она беременна, а затем сказала, что она узнала на­сильника. Тогда Б. нанес ей камнем несколько ударов по голове и, считая, что потерпевшая мертва, ушел с места происшествия. Ш. спасли, а она не была бере­менной. Суд осудил Б. по ст.ст. 15 п."е", "ж" ст. 102 УК РСФСР.

8.  Возможны случаи покушения на убийство при негодном объекте, исполь­зовании негодных орудий: неисправного оружия, негодных боеприпасов, радио­взрывателей, имеющих технические отклонения3, ошибки в расчетах падения с высоты предметов, предназначенных для лишения жизни или для столкновения транспортных средств и т.д.

В ч.1 ст.ЗО УК детализированы объективные признаки приготовления к пре­ступлению. Это создает предпосылки для более устойчивой судебной практики. А

1  Бюллетень Верховного Суда СССР, 1973, № 2, с.31

2  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1977, № 1, с.6

3  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1963, № 4, с.5

142 она знает и случаи приготовления к убийству. 3. разработал план убийства своего

недруга У. и способ уклониться от ответственности. Реализуя план, 3. приобрел большой нож, тщательно наточил его. Перед приходом к У. 3. принял большую дозу наркотического вещества, а затем в состоянии наркотического опьянения за­резал У. Судебно-психиатрическая экспертиза признала, что 3. в момент соверше­ния преступления не отдавал отчета своим действиям и не руководил ими. Он действовал автоматически. Поскольку же 3. готовился к убийству в полном созна­нии, суд осудил его за приготовление к убийству. Судебная коллегия Верховного Суда СССР приговор признала правильным.

Приготовление к убийству может быть путем выполнения всех действий, указанных в ч.1 ст.30 УК.

Практика знает и добровольный отказ от совершения убийства.

К. наняла Б. совершить убийство своего мужа, дала ему ключи от своей квартиры и сообщила ему ее план. По указанию К. Б. открыл замок квартиры и вошел в нее. Увидев К., он объявил ему, что по заданию его жены он должен убить его. К. стал уговаривать наемника не совершать убийства, предлагая выкуп. В связи с отказом он попросил Б. дать возможность выпить спиртное перед смертью. Б. согласился. К. сообщил, что вино, которое он употребляет, находится в сейфе и попросил достать бутылку. Б. открыл сейф, взял бутылку, принес фуже­ры, разлил вино, которое оба выпили. Тогда К. с позволения Б. поставил в сейф бутылку и фужеры, бросил в него ключи и захлопнул дверь. После этого он объ­явил Б., что на бутылке и фужере остались его отпечатки пальцев, по которым он будет найден. Б. нечего было делать как отказаться от доведения преступления до конца. В этом случае было и предложение К. Б., ибо в качестве гарантии от со­общения о случившемся в следственные органы К. предложил Б. убить ту, которая наняла. Б. выполнил это требование.

143 Параграф 2. Соучастие при убийстве

Понятие соучастия приведено в ст.32 УК. Оно несколько отличается от поня­тия соучастия, указанного в ст. 17 ч.1 УК РСФСР. 1$ новом определении соучастия усилен акцент на то, что соучастие как умышленное деяние возможно только при совершении умышленного преступления. Такой акцент в понятии соучастия продик­тован тем, что в юридической литературе высказывались суждения о том, что со­участие возможно и при совершении неосторожного преступления1. Она проникла и в судебную практику. Т. договорился с врачом С. о производстве аборта своей невес­те Л. и подыскал для этого квартиру. На этой квартире С. произвел Л. аборт, в ре­зультате чего она скончалась. Т. был осужден по ст.ст. 17 и 114 ч.З УК БССР (ст.116 УК РСФСР)2. Имелся соблазн признать соучастниками в автотранспортном пре­ступлении лиц, которые споили водителя либо побуждали его увеличить скорость, в связи с чем возникали тяжкие последствия.

Нынешнее определение соучастия сформулировано в редакции, предло­женной А.А. Пионтковским3.

В ст.ЗЗ УК уточнено понятие исполнителя преступления. Им признается тот, кто совершил преступление, то есть выполнил деяние, указанное в норме Особенной части УК, а также лицо, которое непосредственно участвовало в его совершении на­ряду с другими лицами, то есть лицо, которое с другим лицом полностью или час­тично выполнило деяние. Такое лицо названо соисполнителем. Ст.ЗЗ УК содержит более полное определение других соучастников: организатора, подстрекателя, пособ­ника. В них дан исчерпывающий перечень действий, которые относятся к каждому

1   Шаргородский М.Д. Некоторые вопросы общего учения о соучастии. Правоведе­ние, 1960, № 1, с.92).

2   Горелик,  И.С.Тишкевич.  Применение уголовного законодательства  в судебной практике БССР. Минск, 1982, с.24.

3  Пионтковский А.А. Уголовное право. Общая часть, М., 1938, с.314.

144

соучастнику. В ст.34 УК названы основания ответственности соучастников и квали­фикация их действий. Статья 35 УК посвящена преступным группам. Она различает четыре преступных группы: группа лиц без предварительного сговора, группа лиц с предварительным сговором, организованная группа, преступная организация. Пре­ступная группа без предварительного сговора - это группа соисполнителей. Убийство группой лиц возможно в драке, при самосуде над вором, насильником. Д. в пьяной ссоре убил Г. У потерпевшего остались сиротами пять малолетних детей. Все род­ственники тяжело переживали последствия преступления. В судебном заседании, ко­торое проходило в выездной сессии, с женой потерпевшего время от времени случа­лись истерические припадки. Обстановка в зале была накалена до предела. После ухода суда в совещательную комнату для вынесения приговора, по которому Д. мог быть осужден к десяти годам лишения свободы, о чем просил прокурор, жена по­терпевшего забилась в шумной истерике. И тогда трое братьев потерпевшего разме­тали конвой и кулаками забили Д. до смерти. Убийство группой лиц встречается редко. Отмечу, что убийство во время группового избиения потерпевшего вменить конкретному лицу проблематично, так как смертельное ранение бывает обычно од­но. Разумеется, все участники избиения отрицают его нанесение и не дают показа­ний один на другого. На вечеринке Н. стал непристойно приставать к девушке одно­го из гостей Ш. Между парнями завязалась ссора, которая переросла в драку. В нее вступили друзья Ш. При избиении кто-то вилкой ударил Н. дважды и живот. От ра­нения Н. на месте умер. Никто из нападавших не признал себя виновным в убийстве и не показал на другого. Оно осталось нераскрытым.

В ч.ч.2, 3, 4 ст.35 УК, посвященных соответственно группе с предваритель­ным сговором, организованной группе и преступной организации, в противополож­ность ч.1 ст.35 УК о простой преступной группе нет прямого указания о том, что они являются группами исполнителей. Не было его и в ст. 17' УК РСФСР о группо­вых преступлениях, введенной Законом Государственной Думы от 7 июля 1994г., а

145 также в составах преступлений, в которых этим признаком называлось совершение

преступления по предварительному сговору группой лиц (ст.ст.117, 144, 145, 146, 147 УК РСФСР). Отсутствие в соответствующих нормах прямого указания о ролях участников группового преступления породили на этот счет неодинаковые суждения. Одни специалисты считают участниками преступной группы только соисполните­лей1. Другая группа ученых придерживается иной точки зрения. Она считает, что эти формы соучастия возможны как с соисполнительством, так и с разделением ролей2.

В судебной практике тоже нет по данному вопросу единого подхода. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 11 июля 1972 г. "О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества" указал, что под хищением по предварительному сговору группой лиц следует понимать такое хище­ние, в котором участвовали двое и более лиц, заранее договорившиеся о совместном его совершении. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 27 июля 1975г. "О судебной практике по делам об умышленном убийстве" приведенная по­зиция изложена еще четче. В нем сказано, что при рассмотрении дел об умышлен­ных убийствах, по которым привлекается к ответственности несколько лиц, в ка­честве исполнителей следует признавать тех, которые действовали совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства и непосредственно участвовали в самом процессе лишения жизни потерпевшего. Такая же практика прослеживается и

1  Кригер Г.А. Квалификация хищений социалистического имущества. М., с.233-235; Погребняк И.Г. Квалификация хищений, совершенных по предварительному сгово­ру группой лиц. Сборник: Борьба с хищениями государственного и общественного имущества. М., 1971, с.192; Владимиров В.А. Квалификация преступлений против личной собственности. М., 1968, с.124-126.

2  Тельнов П.Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. М., 1974, с. 125-127; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М., "Юрист",  1996, с.126; Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. М., "Юрист", 1996, с.270.

3  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1976, № 3, с.9; 1982, № 4, с.4; 1990, № 5,с.5.

146

При рассмотрении конкретных дел отдельные суды признают групповым преступление независимо от роли участвовавших в нем лиц. О. после избиения ее мужем решила убить его. Для совершения преступления она наняла рецидивиста С. за 100 тысяч рублей. Затем при телефонном разговоре с сыном узнала, что муж пьяный спит, подвезла С. к своей квартире, дала ему ключи и нож, показала план жилья. С. вошел в квартиру и нанес спящему мужчине 32 ножевых ранения, от которых тот умер. Суд признал О. и С. участниками группового исполнения убийства1. Аналогично были решены и другие дела2.

При определении роли участников совершения группового преступления я исхожу из следующего. В ч.ч. 2 и 3 ст.35 УК. говорится о преступлении, совершен­ном группой лиц. Преступление же - это указанное в нормах Особенной части УК деяние, причиняющее общественному отношению вред. Организатор, подстрека­тель и пособник не совершают деяний, образующих объективную сторону пре­ступлений. Они выполняют деяния, которые описаны в ст.ЗЗ УК. Стало быть, они не совершают непосредственно преступления, не являются его исполнителем. По­тому-то они и называются организатором, подстрекателем, пособником, то есть являются лицами, примыкающими к преступлению, содействующими его совер­шению. Для большей убедительности о своей позиции напомню, что при предва­рительной преступной деятельности еще рано говорить о преступлении. Оно еще не совершено. Есть только покушение на него или приготовление к нему. Их на основании ст.2 УК РСФСР называли посягательством. Кроме того, признание со­участников исполнителями преступления противоречит ч.2 ст.ЗЗ УК, описы­вающей признаки исполнителя. Вот почему преступление, совершенное группой лиц, предполагает группу соисполнителей. Однако несовпадающие взгляды       на роли   лиц,    совершающих      преступления      в         группах,

1  Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1996, № 8, с. 19.

2  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1977, № 1, с.З; 1985, №7, с.2; Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1996, № 4, с.5

147 вследствие нечеткости содержания Ч.Ч.2 и 3 ст.35 УК будут существовать и далее, и их

устранение возможно только путем корректировки ч.ч.2 и 3 ст.35 УК по образцу ч.1 ст.35 УК.

Часть 4 ст.35 УК посвящена преступному сообществу, под которым понимается организованная группа, имеющая более стойкие связи, чем простая организованная группа, являющаяся более сплоченной. Устойчивость и сплоченность группы - понятия оценочные. Но поскольку группа - категория объективная, что для разных групп следо­вало бы предусмотреть объективные критерии.

Отмечу, что в Особенной части УК имеется лишь одна статья о преступном сооб­ществе (ст.210 УК). Она устанавливает ответственность за создание преступного сооб­щества и участие в нем, то есть за действия по совершению конкретных преступлений. Я полагаю, что действие такой статьи не имеет перспективы, так как вследствие особо­го характера организации и ее целей, законспирированности ее участников доказать ее существование дело безнадежное. Я не исключаю наличие преступных сообществ, за­нимающихся наркобизнесом, контрабандой, наемными убийствами, кражами, мошен­ничеством, действующими долгое время. Но еще никому не удалось обвинить группу лиц в преступлении, предусмотренном ст.210 УК. Что же касается участия в преступле­ниях, совершенных преступным сообществом, то оно в них может быть только в виде соисполнения.

По вопросу о юридическом значении преступлений, совершенных группой лиц, напомню, что, вопреки ряда ученых, групповое преступление не увеличивает величины вреда объекту, то есть не повышает его степени общественной опасности. Группа лиц, совершающих одно преступление, является криминологической их характеристикой. Участие в групповом преступлении повышает лишь степень общественной опасности субъектов преступления. Следует также иметь в виду и следующее. В нормах Особенной части УК обстоятельствами, отягчающими наказание, названы в одних случаях только группа без предварительного сговора, в других - группа с предварительным сговором, в

148

третьих - организованная группа, в четвертых - одновременно группа с предваритель­ным сговором и организованная группа, в пятых - все три перечисленные группы (ст.105 ч.2 п."ж" УК). При введении в составы этих групп в разных сочетаниях не обна­руживается никакой логики. То же обнаруживается и при анализе санкций. По сравне­нию с наказанием по основному составу наказание за совершение преступлений груп­пой лиц по предварительному сговору повышается до 3-х раз. За преступление, совер­шенное организованной группой, оно может быть повышено от 1,2 до 10 раз. За пре­ступления, совершенные как организованной группой, так и по предварительному сго­вору лиц, наказание повышается до 4-х раз. Наконец, за преступление, совершенное просто группой, наказание повышается до 8 раз. Ни логики, ни последовательности в таком хаотическом повышении наказания усмотреть нельзя. В этой связи представляет­ся целесообразным исключить из 61 статьи Особенной части такой квалифицирующий признак состава, как совершение преступления группой лиц.

В ст.63 УК обстоятельством, отягчающим наказание, названо совершение преступ­ления всеми четырьмя видами преступных групп. Их значение признано одинаковым. Стало быть, и не надо их в ст.63 УК перечислять. Достаточно сказать: "совершение преступления группой лиц". К субъектам преступлений, совершенных группой, предъявляются те же требования, что и к другим, то есть, чтобы они были вменяе­мыми и достигли возраста уголовной ответственности. Однако Пленум Верховного Суда СССР и Верховного Суда РСФСР в отдельных постановлениях выразили дру­гую точку зрения. В постановлении от 22 марта 1966 года "О судебной практике по делам о грабеже и разбое" Пленум Верховного Суда РСФСР указал, что действия участника разбойного нападения или грабежа, совершенные по предварительному сговору группой лиц, подлежит квалифицировать по ч.2 ст.90, п. "а" ч,2 ст.91, ч.2 ст. 145, п. "а" ст. 146 УК РСФСР независимо от того, что остальные участники преступления  в   силу ст. 10 УК  РСФСР    или  по   другим    предусмотренным   зако-

149

ном основаниям (ст. 11 УК РСФСР) не были привлечены к уголовной ответствен­ности, то есть не достигли возраста уголовной ответственности или были невменяе­мыми. Аналогично высказался и Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 25 марта 1974г. "О судебной практике по делам об изнасиловании". Я считаю, что эти указания являлись незаконными, так как противоречили ст.ст. 10 и II УК РСФСР, в которых не было сделано никаких исключений. По изученным материа­лам на долю убийств, совершенных в соучастии, пришлось 29 уголовных дел, в том числе 12 дел об убийствах, совершенных соисполнителями. Действия соисполните­лей не могут иметь зеркального сходства. Но в ряде случаев они равнозначны. Двад­цатилетний С. на даче отмечал день рождения. В разгар выпивки двое гостей поеха­ли в ближайшее село за девочками. У школы они увидели играющих школьников и стали гоняться за ними. Одну девочку поймали и привезли на дачу. Там восемь двадцатилетних парней всю ночь насиловали девочку и только к утру отвезли ее в село. Потерпевшая доползла до дома, где в беспокойстве ждали ее всю ночь род­ственники. Когда отец и дедушка увидели истерзанное тело и услышали рассказ о случившемся, они, охваченные гневом, вооружились охотничьими ружьями, приеха­ли на дачу и стали с порога стрелять в насильников. Троих они убили, нескольких человек ранили1.

При убийстве группой лиц роли соисполнителей могут быть разные. Но важ­но, чтобы каждый из них внес свою долю непосредственно в лишение жизни потер­певшего.

Практика нередко встречается с убийствами с участием организаторов, под­стрекателей, пособников. Заказные убийства имеют организаторов и подстрекателей. Подстрекателями выступают "заказчики". В силу особого характера преступления

1 Ваше право, 1997, № 5.

150

его исполнение обеспечивается группой лиц. В обеспечение входит разведка, состав­ление плана нападения и отхода, создание прикрытия, подготовка "вещественных доказательств", рассчитанных на введение в заблуждение следователя. Киллеры обра­зуют глубоко законспирированные группы. Они избегают прямых контактов с заказ­чиками. Контакты возможны, как правило, через посредников в лице представителей других мафиозных структур. Исполнителем заказного убийства является обычно одно лицо. Остальные - пособники. Кто-то выполняет роль организатора, который состав­ляет план, назначает участников, распределяет роли, проводит обучение, тренировки, а раньше сколачивает группы киллеров.

При убийстве, сопряженном с бандитизмом, участники банды также являются соучастниками лишения жизни. Ведь банда - вооруженная, сплоченная группа лиц. Обзаведение ею оружием рассчитано на применение его по прямому назначению и предполагается само собою разумеющимся. Двое бандитов К. и С. под видом сантех­ников среди бела дня вошли в квартиру Ш. В открывшего им дверь С. тут же вы­стрелил и убил его. В этот момент в квартире был знакомый семьи потерпевшего -работник милиции Д. Он опередил С. и выстрелил в него из табельного оружия, ра­нив бандита. Другой убежал, но позже был задержан. На предварительном следствии оба бандита показали, что вопрос об убийстве домочадцев был заранее обговорен ими. К. был признан соучастником убийства.

Следует заметить, что перед проведением сложного нападения выделяются бан­диты для вооруженного прикрытия отхода и кому-то поручается при первой же необ­ходимости открытие огня в момент нападения. Банда из 8-ми человек под руковод­ством Б. два месяца готовила нападение на один из иностранных коммерческих бан­ков, размещенный в арендуемой квартире. В результате разведки члены банды знали почти все о его работе, объеме операций, о размере денежных фондов, о времени инкассации денег.  И  вот в выбранное  время  банда подъехала на двух автомо-

151 билях к помещению банка. Трое бандитов составили группу прикрытия и на улице

заняли позиции. Остальные расположились на лестнице. Один из них в случае необ­ходимости обязан был стрелять на поражение. Перед выходом из банка инкассато­ров трое охранников вышли из помещения, осмотрели путь движения и на улице тоже образовали прикрытие. Когда инкассаторы вышли из банка, на них напали, стали одевать наручники и укладывать на землю. Случайно произошла заминка и один из охранников выбил раму окна и выпрыгнул во двор. По нему был открыт огонь, но у стрелявшего заклинило патрон. Бандиты с мешками денег пытались вы­скочить из дома. Завязалась перестрелка. При ней один из охранников был убит. Были ранены трое бандитов. Разумеется, что все бандиты были соучастниками убийства1.

При убийстве, сопряженном с терроризмом, соучастие может состоять в при­обретении взрывчатки, в изготовлении взрывного устройства, радиовзрывателя, ра­диосигнального прибора, маскировочной емкости для взрывного устройства и т.д.

Состав убийства, предусмотренный ч.2 ст. 105 УК, не имеет специального субъекта. Однако одно обстоятельство, отягчающее наказание, соприкасается со спецсубъектом. Это неоднократное убийство. Оно хотя и относится к объекту, но в случаях, когда лицу, ранее совершившему убийство, при вторичном убийстве при­соединяется другое лицо в качестве подстрекателя, пособника, организатора и кото­рое знает о первом преступлении исполнителя. Я полагаю, что первое преступление относится и к характеристике субъекта.

По словам Милюкова С.Ф.^ повторность преступления прямо относится к субъекту2. Аналогичное положение возникает и в случае предшествующего соверше-

1  Юридическая газета, 1996, N» 42.

2  Милюков С.Ф. Повторность как показатель общественной опасности субъекта пре­ступления. Уголовно-правовые и процессуальные гарантии конституционных прав граждан. Калинин, 1982, с.97.

152

ния исполнителем преступлений, предусмотренных ст.ст.277, 295, 317 УК. Кстати, поскольку эти статьи предусматривают ответственность за убийство, то при по­вторном убийстве любого лица его следует считать как совершенное неоднократ­но. Представляется, что такая же квалификация должна следовать и при предше­ствующем убийстве за рубежом. Сказанное вытекает из ст. 12 ч.1 УК.

Следует отметить, что по вопросу о квалификации соучастия в преступле­нии с признаками, отягчающими наказание, в судебной практике высказаны про­тиворечивые суждения. Так, Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 30 марта 1990г. "О судебной практике по делам о взяточничестве" указал, что ква­лифицирующие признаки, характеризующие повышенную общественную опас­ность преступления (вымогательство, крупный или особо крупный размер взятки, ответственное положение взяткополучателя) должны вменяться в вину и соучаст­никам получения взятки, если эти обстоятельства охватывались их умыслом1. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 1992г. "О судебной практике по делам оО умышленных убийствах" сказано иначе: в нем говорится, что при совершении преступления в соучастии судам следует иметь в виду, что такие квалифицирующие признаки, как совершение убийства особо опасным рецидивистом или лицом, ранее совершившим умышленное убий­ство, необходимо учитывать при квалификации действий только тех соучастников, к которым эти признаки относятся непосредственно. Я присоединяюсь к позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации по той причине, что основани­ем уголовной ответственности является деяние. У соучастника оно описано в ст.ЗЗ УК. Лицо, имеющее специальные признаки, несет повышенную ответственность. Вменять их соучастнику означает распространять на него квалифицирующие об-

1 Бюллетень Верховного Суда СССР, 1990, № 3

153

стоятельства, о которых он только знает, но к которым они не относятся и не яв­ляются его свойствами. Сказанное в определенной мере вытекает и из ст.34 ч.4 УК, где говорится о квалификации действий соучастников, не имеющих специ­альных признаков. Приведенное позволяет признать, что при соучастии в убийстве, совершенном неоднократно, действия лиц, присоединившихся ко вто­рому преступлению, нельзя квалифицировать по ст. 105 ч.2 п. "н" УК.

При убийствах с обстоятельствами, отягчающими наказание, имеет место соучастие со всеми видами соучастников. Пособничество при убийстве по изучен­ным делам выразилось в предоставлении орудий, в заранее обещанном сокрытии преступления путем тайного захоронения, вывозке трупа с места преступления и т.д. Вспомним лесное тайное кладбище стариков, имевших несчастье завещать свои квартиры дельцам, о котором я уже говорил раньше. Доставка туда трупов и их захоронение, конечно же, было совершено в соучастии с исполнителями убийств.

В практике встречаются и случае неудавшегося соучастия. Вот один из них. К границе Российской Федерации со стороны Украины подъехала колонна грузо­виков с кирпичами. Ее сопровождали два работника милиции Брянской области. На границе таможенники отказались пропустить колонну, так как у перевозчиков не было документов на груз, и они отказались уплатить таможенную пошлину. Ра­ботники милиции разными способами пытались склонить таможенников нару­шить закон. Те отказались и, выстроившись на дороге, загородили ее для проезда колонны. Тогда милиционер С. приказал водителю первой машины: "Дави их". Грузовик бампером уперся в живую стену. Чуть не произошла трагедия. Действия С. есть ничто иное, как неудавшееся подстрекательство к убийству1.

1 Российская газета, 1997, 21 марта

154 Параграф 3. Совокупность при убийстве

УК РСФСР не знал понятия совокупности преступлении. В ст.40 УК РСФСР говорилось о правилах назначения наказаний по совокупности преступлений. Но поскольку наказания назначаются за преступления, то с полным основанием можно говорить и о совокупности преступлений. Согласно ст.40 УК РСФСР под ней по­нимается совершение двух и более преступлений, предусмотренных разными статья­ми Особенной части УК, совершенных до осуждения хотя бы за одно из них. Судеб­ная практика пошла по пути расширения уголовно-правового понятия совокупности преступлений. Так, Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 25 марта 1964г. "О судебной практике по делам об изнасиловании" указал, что при соверше­нии двух и более изнасилований, ответственность за которые предусмотрена разны­ми частями ст. 117 УК РСФСР, действия виновного должны квалифицироваться са­мостоятельно. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 12 января 1973г. "О судебной практике по делам об изготовлении, хранении, сбыте крепких спирт­ных напитков домашней выработки и аппаратов для их выработки без цели сбыта, а также с целью сбыта, а равно их сбыт" указано, что совершение преступлений, предусмотренных разными частями ст. 158 УК РСФСР, надлежит квалифицировать по совокупности.

В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 31 июля 1981г. "О прак­тике назначения наказания при совершении нескольких преступлений и по несколь­ким приговорам" приведенные рекомендации были уточнены. В частности, указано, что судам надлежит иметь в виду, что предусмотренные законом правила назначения наказания по совокупности преступлений применяются в случаях квалификации со­деянного как по различным статьям, так и по различным частям (пунктам) одной и той же статьи уголовного закона, предусматривающие отдельные составы преступле-

155

ний и имеющие самостоятельные санкции (здесь - имеются в виду квалифицирован­ные составы)1.

Приведенную позицию поддержали многие ученые2. Но в нее не вписывается указание Пленума Верховного Суда СССР от 27 июня 1975 года «О судебной практи­ке по делам об умышленном убийстве» о том, что умышленное убийство, совершен­ное при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных в двух и более пунктах ст. 102 УК РСФСР, должны квалифицироваться по всем этим пунктам. Более того, отдель­ные суды в таких случаях и наказание назначали по правилам, указанным в ст. 140 УК РСФСР3. Однако такая практика противоречила ст.40 УК РСФСР, которая, в свою очередь, не совпадала по ст.ЗОЗ УПК РСФСР, в которой сказано, что суд при постановлении приговора обязан квалифицировать по УК каждое деяние, совершен­ное виновным.

Ст. 17 УК ввела институт совокупности преступлений. При его определении был учтен предшествующий судебный и научный опыт. Ныне совокупностью преступле­ния признается совершение двух или более преступлений, предусмотренных разными статьями (как по ст.40 УК РСФСР) или частями (введено впервые) УК, ни за одно из которых лицо не было осуждено. Данное положение подходит к ст.ст.121, 122, 123, 124, 136 УК и др., в которых части не имеют пунктов и каждая часть содержит опи­сание квалифицирующих признаков состава и самостоятельную санкцию. Но оно не может быть применено при квалификации преступлений по статьям, в которых их части состоят из пунктов, содержащих перечень обстоятельств, отягчающих наказание (ст.ст.105, 111, 112, 117, 126, 131, 132 УК и др.). Это невозможно, по­скольку в ст. 17 УК есть указание на части статьей и нет - на пункты частей.  Одна-

1  Бюллетень Верховного Суда СССР, 1981, № 5, с.8

2  Малков В.П. Совокупность преступлений. М., 1974; Красиков Ю.А. Множествен­ность преступлений, М.,  1988; Караев Т.Э. Повторность преступлений. М.,  1983; Фролов Е., Сухарев Е., Горбуза А. Совокупность и повторность преступлений, пося­гающих на один объект. Советская юстиция, 1979, № 4, с.5 и др.

3  Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1974, № 5, с.8; 1978, № 3, с.З; 1978, № 11, с.4

156

ко такое положение противоречит уголовно-процессуальному законодательству и са­мой ст. 17 УК, в которой отмечено, что за каждое преступление лицо несет ответ­ственность.

Часть 2 ст. 17 УК признает совокупностью преступлений одно действие (бездействие), содержащее признаки преступлений, предусмотренные двумя и более статьями УК. Акцент только на статьи и умолчание о преступлениях, содержащих признаки, указанные в частях и пунктах соответствующих статей Особенной части УК. Вышеизложенное позволяет сделать вывод о невозможности применять закон об идеальной совокупности. Если, конечно, исходить из буквы закона. Я же считаю, что только такой подход и возможен при его уяснении. Судебная практика по этому вопросу складывалась противоречиво. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986г. "О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности" сказано, что при совершении кражи с проникновением в помещение по предварительному сговору группой лиц или повторно, или с причи­нением значительного ущерба потерпевшему действия виновного (при отсутствии реальной совокупности преступлений) надлежит квалифицировать лишь по ч.З ст. 144 УК РСФСР. При этом в описательной части приговора должны быть указаны все квалифицирующие признаки деяния1.

В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 27 июня 1975 года "О судебной практике по делам об умышленном убийстве" указано, что умышленное убийство, предусмотренное в двух и более пунктах ст. 102 УК РСФСР, должно ква­лифицироваться по всем этим пунктам. Изложенное позволяет сделать предложение об изменении содержания идеальной совокупности.

Судебная практика по вопросу квалификации убийства и покушения на него, а также соучастия при его совершении, как я уже показал, занимала неоднообразную

1 Бюллетень Верховного Суда СССР, 1986, № 11.

157 позицию. В наиболее позднем постановлении Пленума Верховного Суда СССР от

31 июля 1981 года «О практике назначения наказания при совершении нескольких преступлений и по нескольким приговорам»1 высказано суждение о том, что сово­купность преступлений имеет место в случаях совершения лицом однородных дейст­вий, из которых одни квалифицируются как оконченное преступление, а другие как приготовление, покушение или соучастие в преступлении.

Я присоединяюсь к приведенной позиции Пленума Верховного Суда СССР. Ныне она вытекает из ст.ст. 17, 69 ч.1 УК. Кроме того, она обеспечивает возмож­ность назначения наказания в пределах, указанных в ч.З ст.69 УК, и чистоту квали­фикации преступлений.

Чтобы исключить неодинаковый подход к совокупности преступлений, в чЛ ст. 17 УК можно было бы изложить так редакцию понятия совокупности: «Совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено». Такое определение вытекает из су­дебной практики и соответствует общесмысловому значению совокупности2.

Сравнение чЛ стЛб УК ич.1 ст. 17 УК показывает, что они хотя и относятся к разным институтам, но фактически имеют одинаковое содержание. В этой связи я считаю стЛб УК излишней и вношу предложение об ее исключении вообще и ис­ключении из 41-го состава неоднократности как квалифицирующего признака.

По изученным делам по совокупности убийства и покушения на него было осуждено 12 человек и 8 человек признаны виновными в соучастии убийства. Сорок человек осуждены за убийство и одновременно за другие преступления: разбой, бан­дитизм, кражу и т.д.

Пункт «з» ч.2 стЛ05 УК предусматривает ответственность за убийство, сопря­женное с разбоем, вымогательством, бандитизмом, а пж» ч.2 ст.1О5 УК - за убий-

1  Бюллетень Верховного Суда СССР, 1981, № 5

2 Ожегов СИ. Названное сочинение, с.731

158

ство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера. Указанные пункты имеют в виду сложные составы.

Сложные или составные составы преступлений - это такие, которые состоят из двух самостоятельных разных действий, но вследствие внутреннего единства образу­ют одно преступление. Например, изнасилование. Оно предполагает совершение двух разных действий: насилия или угрозы насилием и полового сношения. Без угрозы насилием или насилия противоправного полового сношения не будет, ибо первое действие обеспечивает выполнение второго. Вот почему каждое отдельное взятое действие, имеющее обычно самостоятельное значение (ст.ст. 111, 112, 116 УК), вы­ступает частью единого сложного преступления1.

Убийство, сопряженное с указанными в п.п. «з» и «к» ч.2 ст. 105 УК признака­ми, фактически не имеет сложный (составной) состав, так как разбой, бандитизм, вымогательство, изнасилование не является составной частью лишения жизни, не являются его предпосылками, они органически не связаны друг с другом. Вот почему их объединение в одном составе необоснованно. Этим, видимо, и следует объяснить тот факт, что в ст. 105 УК не предусмотрено состава убийства, сопряженного с терро­ризмом, захватом заложника, массовыми беспорядками, пиратством, диверсией, пре­вышением должностных полномочий, вооруженным мятежом, насильственным за­хватом власти, применением запрещенных средств и методов ведения войны.

Изложенное позволяет внести предложение об исключении из ст.105 ч.2 п.п. «з» и «к» УК в полном объеме, тем более, что названные в них мотив и цель не повы­шают степени общественной опасности преступлений.

1 Уголовное право. Общая часть. М., 1996, «Юрист», с.290

154

Параграф 4. Наказуемость за убийство при обстоятельствах, отягчающих наказание

Величину общественной опасности преступления законодатель отражает в на­казании. Поскольку убийство фактически является самым тяжким преступлением, оно и должно влечь самое суровое наказание. Правда, убийство не всегда признава­лось самым тяжким преступлением. В УК 1926 года убийство при отягчающих об­стоятельствах каралось лишением свободы до десяти лет. В то же время другие тяж­кие преступления: террористический акт, измена родине, диверсия карались наряду с лишением свободы на срок до двадцати пяти лет и расстрелом. Вместе с тем зако­нодатель счел возможным в Законе от 7 августа 1932 г. "Об охране имущества госу­дарственных предприятий, колхозов и кооперативов и укреплении общественной (социалистической) собственности" ввести смертную казнь за хищение социалисти­ческого имущества. Этим законом было признано, что жизнь человека менее ценное благо, чем собственность. Известно, что в 1932-33 г.г., в период большого голода, за сбор колосков было осуждено по названному закону к смертной казни около двух тысяч крестьян.

Такая тенденция была продолжена и в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947г. "Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества". Он предусматривал наказание до двадцати пяти лет лишения свободы. В 1948г. Указом Президиума Верховного Совета СССР за изнаси­лование было повышено наказание до двадцати лет. И опять половая свобода жен­щины оценивалась более высоко, чем человеческая жизнь. Сознавая такую неспра­ведливость, отдельные суды шли на нарушение закона и этим пытались защитить жизнь не менее надежно, чем собственность . Житель одного из сел Московской области на облигации государственного займа в 1950г. выиграл крупную сумму де­нег, о чем стало известно односельчанам. Один из них - Г. решил завладеть выиг-

160 рышем. С этой целью он ночью проник в дом «счастливчика» и зарубил всю семью

из семи человек. Вскоре он был разоблачен. Народный суд рассматривал дело на вы­ездной сессии. В совещательной комнате народные заседатели вопреки мнению су­дьи и закону приняли решение осудить Г. к расстрелу, что и указали в приговоре. Более того, в нем было записано, что приговор окончательный и подлежит исполне­нию немедленно. Из односельчан нашлись добровольцы исполнить приговор. Они предварительно нейтрализовали милицейский конвой и на кладбище расстреляли Г. Такова была реакция части населения на несоответствие в законе наказания тяжести преступления. Положение с наказуемостью за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах было исправлено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 апреля 1954г. «Об уголовной ответственности за умышленное убийство», который ввел в качестве наказания смертную казнь.

По УК РСФСР 1960г. умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах наказывалось лишением свободы от восьми до пятнадцати лет или смертной казнью. Террористический акт карался тоже лишением свободы от десяти до пятнадцати лет или смертной казнью (ст.ст.66, 67 УК РСФСР). Аналогично каралась и диверсия в виде массовых отравлений (ст.68 УК РСФСР). Посягательство на жизнь работника милиции или народного дружинника влекло лишение свободы от пяти до пятнадцати лет или смертную казнь. Смертная казнь была наказанием за бандитизм, а также за действия, дезорганизующие работу исправительно-трудовых учреждений (ст.ст.77, 771 УК РСФСР). Считалось, что эти преступления охватывали убийство.

По УК РСФСР смертная казнь предусматривалась за восемнадцать преступле­ний. На основании ст. 20 Конституции Российской Федерации смертная казнь может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказа­ния только за особо тяжкие преступления против жизни. В этой связи смертная казнь как наказание предусмотрена за убийство при обстоятельствах, отягчающих наказание (ч.2 ст. 105 УК), посягательство на жизнь государственного и обществен-

161

ного деятеля (ст.277 УК), посягательство на жизнь лица, осуществляющего право­судие и предварительное следствие (ст.295 УК), посягательство на жизнь сотрудни­ка правоохранительного органа (ст.317 УК), геноцид (ст.357 УК).

За все виды убийства предусмотрено и лишение свободы от восьми лет (ст. 105 ч.2 УК) или от двенадцати лет (ст.277, 295, 317 УК) до двадцати лет либо пожиз­ненное заключение. Повышение наказания за убийство по сравнению по ст. 102 УК РСФСР можно объяснить лишь резким увеличением числа убийств. Однако из­вестно, что еще никогда усиление ответственности за преступление не влекло сни­жения уровня преступности.

К такой же позиции присоединился и Президент России. Он сказал, что про­тив преступности карательных мер хватает. Но только они ситуацию не изменяют1. Она может понижена комплексом экономических, идеологических, нравственных, юридических и организационных мер. И об этом свидетельствует практика борьбы с убийствами. На 1954 год их было в СССР около 8-ми тысяч в год, ныне только в Российской Федерации их стало более 30 тысяч в год, то есть увеличились в 8 раз.

Одним из условий принятия России в Совет Европы является отмена смерт­ной казни. Она может состояться после ратификации Протокола № 6, принятого Союзом. Однако в стране отношение людей к отмене смертной казни отрицатель­ное. Социологические опросы показали, что только 14 % опрошенных высказались за отмены смертной казни. Большинство депутатов Государственной Думы также считают преждевременным ратификацию протокола № 6. Именно потому Государ­ственная Дума Российской Федерации 14 марта 1997 г. отклонила законопроект о моратории на смертную казнь.

В общей структуре преступлений против жизни убийства при наличии обстоя-тельств,отягчающих наказание, не превышают 10%. За них к смертной казни осуж-

1 Российская газета, 1977, 11 апреля

162 дается 6-9% виновных. К смертной казни было осуждено в 1990г. - 223 убийцы, в

1991г. - 147, в 1992г. - 159, в 1993г. - 157, в 1994г. - 160, в 1995г. - 143, в 1996г. -300 человек. Что же касается исполнения наказания, то оно носит единичный ха­рактер. В 1992г. Комиссией по вопросам помилования при Президенте Российской Федерации рассмотрено дел на 56 осужденных к смертной казни. Помиловано Президентом Российской Федерации по ее представлениям 55 человек, в 1993г. 153 дела - помиловано 153 человека, в 1994г. рассмотрено 137 дел - помиловано 124 осужденных1. По состоянию на 1997г. более 700 осужденных к смертной казни ожидают рассмотрения ходатайств о помиловании.

Сдержанное по сравнению с доперестроечным периодом осуждения виновных к смертной казни я в определенной мере вижу сложившемся длительным прохож­дением дел от вынесения приговора до рассмотрения ходатайства о помиловании. С момента вынесения смертного приговора до его исполнения проходят долгие ме­сяцы и даже годы. Дела о преступлениях, связанных с убийством, как правило, объемные. Вспомним дело Чикатило. Оно имело 56 томов. Протокол судебного за­седания занимает сотни и тысячи страниц. Его надо вьиитать, а в необходимых случаях перепечатать. Приговор тоже надо отпечатать и не в одном экземпляре. Проходит время. Затем защита должна ознакомиться с протоколом судебного засе­дания и дать на него замечания. Судья знакомится с ними и выносит свое решение о согласии и несогласии. Опять проходит время. После пишутся кассационные жа­лобы, на их подготовку требуется время. И еще: их надо адвокатам согласовывать с осужденными. Потом дело с жалобами пересылается в Верховный Суд Российской Федерации. А ведь иногда нет средств на почтовые расходы. Здесь оно изучается тщательно тремя судьями. Изучается дело и прокурором соответствующего управ­ления, который дает заключение в кассационной инстанции Верховного Суда Рос­сийской Федерации.

Российская газета, 1997г., 1 апреля

163

Такие дела нуждаются в самой тщательной проверке, ибо вопрос касается жизни и смерти. Были же у нас случаи осуждения к расстрелу невиновных, и даже приве­дение приговоров в исполнение. Так было по делу убийств, совершенных Чикати­ло. Известны неединичные случаи "раскрытия" убийств путем нарушения закон­ности. Вспомним дело об убийстве депутата Госдумы Мартемьянова: на 4-ый день после убийства в пресс-центре МВД сообщили, что преступление раскрыто, аре­стовано пять человек, которые признались в совершении преступления. На повер­ку оказалось, что признания были липовыми. Можно лишь догадываться, как они в минимальные сроки были получены. По делу об убийстве Меня А. десять аре­стованных оговорили себя.

Если приговор к расстрелу Верховным Судом Российской Федерации остав­ляется без изменения, то дело обязательно проверяется Верховным Судом Россий­ской Федерации в надзорном порядке. В случае, когда оснований для принесения протеста найдено не будет, начинается стадия помилования. Ходатайство о поми­ловании пишет сам осужденный или его родственники и защитник. После по­ступления в комиссию по вопросам ходатайств о помиловании Генеральная про­куратура Российской Федерации и Верховный Суд РФ изучают дело вновь и гото­вят заключение о возможности помилования или отказе в нем. Потом дело изуча­ется в комиссии по вопросам помилования при Президенте Российской Федера­ции и принимается рекомендация Президенту Российской Федерации. Он тоже знакомится с необходимыми документами и принимает решение. Тем временем осужденный ждет, содержась в одиночной камере. Каждое движение по коридору тюрьмы, где находится его камера или у ее двери он воспринимает с мучительной болью на сердце: "идут за ним..." и прощается с жизнью. И так много раз в сутки и многие месяцы и годы. А все мысли только вокруг смерти. Громадное нервное напряжение осужденного вызывает у него ряд заболеваний и может вести к умопомешательству. Вряд ли такое гуманно. И это при наличии    ст.7    УК,    в   которой   провозглашается    принцип       гуманиз-

164

ма уголовного права. Согласно ему наказание не может иметь своей целью причине­ние физических страданий, которые трансформируются в коре головного мозга, то есть являются и душевными. Он жутко психически страдает и это же происходит до исполнения наказания. Между тем на основании ст. 118 УК причинение лицу психи­ческих страданий - есть истязание. Последнее не может превращаться в способ приго­товления осужденного к расстрелу. Император Николай И при принятии Закона о введении в 1906 году смертной казни требовал, чтобы она приводилась в исполнение в течение 48 часов после вынесения приговора, иначе приговор, по его словам, превра­щается в издевательство над человеком и в пытку. Император, видимо, прав. У нас же с момента вынесения приговора до его исполнения проходят годы. Летом 1996 г. пресса сообщила о расстреле осужденных, последовавшая через 6-ть лет после выне­сения приговора. И выходит, что осужденный отбывает два наказания - лишение сво­боды и расстрел.

Смертная казнь называется в УК наказанием. Согласно ст. 44 УК наказание за­ключается в лишении или ограничении прав и свобод лица. Говорить, что смертная казнь лишает человека конституционных прав и свобод можно только с иронией. Це­лью наказания по закону является исправление осужденного. Разумеется, что при рас­стреле говорить об исправлении осужденного смешно. Кроме того, наказание путем ограничения осужденного в правах причиняет ему страдания и этим исправляет его. При расстреле осужденный не страдает, так как умирает мгновенно, не испытывая даже боли. Страдает он до исполнения наказания. И выходит, что смертную казнь с натяжкой можно назвать наказанием. Она фактически является мерой возмездия для восстановления справедливости. Она - акт законного лишения жизни преступника.

Подводя итог сказанному, отмечу, что смертная казнь ныне применяется лишь в единичных случаях, что ее предупредительное значение фактически ничтожно, что ее исполнение растягивается на долгие годы,  причиняя осужденному невы-

165

носимые душевные страдания и подрывая его здоровье, что она полностью не вписы­вается в понятие наказания. Отсюда возникает справедливый вопрос, а нужна ли она вообще? Не лучше ли поступить по примеру многих западных стран, убрав ее, как уголовно-правовую категорию, путем ратификации протокола № 6 Европейского Союза. При этом следует иметь в виду следующее. По закону в порядке помилования смертная казнь заменяется пожизненным лишением свободы. С учетом установлен­ного режима в тюрьме для бывших смертников пожизненное заключение очень жес­токое наказание. Осужденные содержатся в камерах по 2-3 человека, работают в мас­терских камерного типа в том же составе, что и содержатся в камере, им разрешается прогулка на свежем воздухе один час в сутки, передвигаются они только с конвоем и в наручниках, контактов с другими осужденными не имеют, лишены всяких развлече­ний, свиданий не имеют. И так всю жизнь. Помилование к ним фактически не при­меняется. Видимо, достаточная кара. Именно кара, то есть причинение продолжи­тельных жестоких страданий. Недаром многие осужденные сожалеют, что их не рас­стреляли. Считаю, что если не торопиться с отменой смертной казни, а автор диссер­тации придерживается в настоящее время той точки зрения, что ее нельзя в сущест­вующих условиях пока отменять, то следовало бы резко сократить время между вступ­лением приговора в силу и его исполнением.

Следует сказать и вот еще о чем. В числе видов наказания в ст.44 УК называется смертная казнь. Ее способ в ст.59 УК не раскрывается. По ст.23 УК РСФСР она со­стояла в расстреле. Способ смертной казни согласно ст. 186 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации состоит в расстреле. Полагаю, что содержание смертной казни как наказания должно быть описано в ст.59 УК, ибо Уго­ловно-исполнительный кодекс посвящен порядку исполнения наказаний, а не их со­держанию .

По изученным делам наказуемость за убийство, совершенное при обстоятельствах, отягчающих наказание, имеет такую картину.

166 Осуждено исполнителей убийства:

-  к смертной казни - 4 человека;

-  к 15 годам лишения свободы - 30 человек;

-  к 14 годам лишения свободы - 15 человек;

-  к 13 годам лишения свободы - 26 человек;

-  к 12 годам лишения свободы - 12 человек;

-  к 11 годам лишения свободы - 41 человек;

-  к 10 годам лишения свободы - 24 человека;

-  к 9 годам лишения свободы - 13 человек;

-  к 8 годам лишения свободы - 15 человек.

По данным Верховного Суда Российской Федерации в 1995 году к лишению свободы было осуждено 97,7% осужденных за убийство1.

Я оцениваю приведенную практику назначения наказания как нормальную. Однако встречаются случаи, которые вызывают недоумение. В Ингушетии двое бра­тьев взорвали автобус. При взрыве погибло шесть человек. По первой программе Российского радио 29 марта было сообщено, что виновные осуждены к 8 годам ли­шения свободы каждый. Трое участковых уполномоченных милиции Левобережного РОВД Воронежского области, К.С, М.Г. и М.К. по подозрению к краже электрос­четчиков задержали братьев М-ых. Их задержание оформили по признакам совер­шения мелкого хулиганства. Поскольку на М.Ю. велось уголовное дело о краже электросчетчиков, совершенное ранее, то трое офицеров принялись за него и несколько часов, применяя разные формы насилия, требовали признаться в краже. Одним из примененных приемов было одевание на задерживаемого противогаза с перекрытием поступления воздуха. Озлобленные упорством М.Ю. и одурманенные алкоголем, они с остервенением и неиствовством стали избивать его. Когда потер-

1 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1997, № 7.

167 певший перестал подавать признаки жизни, они, испугавшись ответственности,

вывезли потерпевшего в район заброшенного кирпичного завода, сбросили его в канализационный колодец, облили бензином и подожгли тело. Областной суд осудил всех троих по ст.ст.171 ч.2, 108 ч.2 УК РСФСР (?!) в лишению свободы от 10 до 8 лет. Нет нужды приводить мотивы необоснованности приговора как В части квалификации преступления, так и избранного наказания1.

Наказуемость за покушение на убийство при обстоятельствах, отягчающих наказание, по изученным делам выглядит так. Осуждено:

-  к 10 годам лишения свободы - 10 человек;

-  к 7 годам лишения свободы - 6 человек;

-  к 4 годам лишения свободы - 4 человека.

Встречались ранее и случаи осуждения за покушение на убийство и к смертной казни. Многодетная Г. пришла в райцентр, получила пособие на де­тей, отоварилась и отправилась домой. В пути ее догнал Р., недавно освободив­шийся из исправительно-трудовой колонии. Он тоже следовал домой в одно из сел. Разговорившись, Г. по простоте душевной рассказала Р. о том, где была, что делала. Узнав о деньгах, Р. затащил Г. в лесопосадку, отобрал деньги и покупки, затем изнасиловал ее. С целью скрыть преступления нанес потерпевшей два ножевых ранения в грудь, а для верности лишения жизни вспорол ей живот. Полагая, что Г. мертва, Р. ушел. Вскоре Г. пришла в себя, нашла силы перевя­зать живот головным платком и выползла на дорогу, где была подобрана и дос­тавлена в больницу. Там она назвала приметы Р. Очень оперативно были подняты на ноги народные дружинники и активисты всех ближайших сел, которые перекрыли все дороги вокруг. Р. был задержан. Областной суд осудил Р. к смертной казни. Другой случай. Д. и Т. угнали легковой автомобиль, который     имели  намерение  использовать   при   разбойном  нападении.    По

1 Российская газета, 1997, 8 апреля

16В

поступившей информации патруль ГАИ обнаружил угонщиков. Те попытались отор­ваться от преследования, а когда это им не удалось, то Т. из автомата "Калашникова" открыл по милиционерам огонь. Двух тяжело ранил. В перестрелке был ранен и Д. Позже Т. был осужден по ст.1912 УК РСФСР к смертной казни. При избрании наказания суд учел и то, что Т. был дважды ранее судим за разбой.

На основании ст.66 ч.4 УК смертная казнь и пожизненное лишение свободы за покушение на преступление не назначается. Одновременно в ст.66 ч.З УК указа­но, что срок и размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК. При покушении на убийство, предусмотренное ст. 105 ч.2 УК, наказание не может превышать пят­надцати лет лишения свободы.

Наказуемость за соучастие в убийстве судами определяется с учетом положе­ний, указанных в ст.ст.35 п.7, 67 УК. По изученным 8 делам наибольшее наказание назначалось организаторам и подстрекателям. Пособники осуждались к лишению свободы до восьми лет. Полагаю, что заказчики убийств должны осуждаться к боль­шим срокам лишения свободы.

При назначении наказаний за преступления, совершенные в совокупности, суды руководствуются ст.69 УК. Особенностью в этом процессе является возмож­ность назначения лишения свободы от 20 до 25 лет, то есть выше, чем за неодно­кратное убийство либо убийство двух и более лиц, в случаях, когда суд не сочтет возможным приговорить виновного к пожизненному лишению свободы.

Выводы и предложения

1. Убийство при обстоятельствах, отягчающих наказание, является самым тяжким преступлением. Оно посягает на наиболее важное общественное отношение. Это фактическое положение закреплено в ст.2 Конституции Российской Федерации

169 и местом нормы об ответственности за убийство в Особенной части УК Российской

Федерации.

2. Убийство - есть предусмотренное ст.ст.105, 106, 107, 108, 277, 295, 317 УК насильственное лишение жизни другого человека. С лишением жизни связан и ie-ноцил (ст.357 УК). Однако включать его в понятие убийства вряд ли целесообразно. Дело в том, что геноцид - это действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы и т.д. П этой связи геноцид выходит за пределы понятия индивидуального убийства, пред­усмотренного ст.105 УК. Он по своему содержанию имеет другую направленность, как, например, уничтожение целого народа, как это было в прошлой войне, когда гитлеровцы уничтожали евреев, цыган и планировали уничтожить 70 миллионов россиян. Кроме того, норма о геноциде вытекает из международного права. Гене­ральная Ассамблея ООН еще в 1946 году приняла резолюцию об уничтожении гено­цида, а в 1957 году вступила в силу Конвенция о предупреждении геноцида и нака­зании за него. Диспозиция ст.357 УК буквально воспроизводит определение гено­цида, содержащееся в Конвенции 1948 года.

3.  Исходя из ст.ст.2 и 19 Конституции Российской Федерации и п. "б" ч.2 ст.105 УК, ст.ст.277, 295, 317 УК, как предусматривающие ответственность за убий­ство лица в связи с исполнением им служебной деятельности, подлежат исключе­нию.

4.  Родовым объектом убийства является человек (ст.2 Конституции Россий­ской Федерации, ст.105 ч.1 УК).

5.   Из п."б" ч.2 ст.105 УК предлагается исключить из числа потерпевших близких лицам, занимающихся служебной деятельностью и выполняющим обще­ственный долг, как противоречащий п.2 ст. 19 Конституции Российской Федерации и не связанный с причинением вреда порядку управления.

170

6.  Формой деяния при убийстве может быть только действие. По содержанию

оно - насилие. Психическое воздействие как деяние при убийстве исключается.

7.   Обстоятельства, относящиеся к субъективной стороне (мотив, цель) и к субъекту, не увеличивают степени опасности убийства и поэтому подлежат исклю­чению из ч.2 ст. 105 УК.

8.  Убийство может иметь только простой состав. Превращение его в сложный ошибочно. В этой связи следует исключить из ч.2 ст. 105 УК такие обстоятельства, как бандитизм, разбой, похищение человека или захват заложника, вымогательст­во, изнасилование. Данные преступления надлежит квалифицировать самостоя­тельно и по совокупности со ст. 105 УК.

9.  Неоднократность убийства есть разновидность убийства двух и более лиц. Ответственность за них следует объединить в одной норме.

10.  Убийство лица, находящегося в беспомощном состоянии, не связано с по­вышением степени общественной опасности преступления. Оно относится к нрав­ственной характеристике виновного и поэтому подлежит исключению из п.»в» ч.2 ст. 105 УК.

11.  Поскольку сознанием при умысле охватываются все объективные призна­ки преступления, из п.»г» ч.2 ст. 105 УК целесообразно исключить заведомость о беременности. Равно как и из других норм.

12.  Статью 105 УК Российской Федерации предлагаю изложить в следующей редакции:

«1. Убийство - это противоправное лишение жизни другого человека.

2.  Наказывается умышленное убийство...

3.  Умышленное убийство:

а) двух и более лиц;

б)  лица в связи с осуществлением  служебной деятельности или выполнением общественного долга;

171

в)  женщины, находящейся в состоянии беременности;

г) совершенное с особой жестокостью;

д)  совершенное способом, опасным для жизни двух и более лиц;

е)  сопряженное с совершением других преступлений;

ж) сопряженное с нарушением Конституционного равноправия. Наказывается ...

13.  Исключить из ст.111 ч. 3 УК п. "в".

14.  Исключить из ст. 112 ч. 2 УК п. "ж".

15.  Исключить ст. 213 УК.

16.  Исключить из УК такую категорию как неоднократность.

17.  Исключить из соответствующих статей такой квалифицирующий признак состава преступления как судимость.

18.  Исключить из соответствующих составов такой квалифицирующий приз­нак как групповое совершение преступления.

19.  Ввести статью о соотношении Общей и Особенной частей УК.

20.  Ввести в Общую часть УК статью с перечнем обстоятельств, отягчающих наказание, которые могут быть признаками составов преступлений.

21.  Часть 3 ст. 30 УК изложить в редакции ч. 2 ст. 15 УК РСФСР.

22.  Статью 14 УК изложить в редакции ст. 7 УК РСФСР.

23.  Статью 17 УК изложить в такой редакции: "Совокупностью преступлений признается совершение двух и более преступлений одним или более деяниями.

При совокупности преступлений лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное преступление".

Часть 3 ст. 17 УК предлагаю сохранить.

24.  Статью 25 УК сформулировать в такой редакции:

172

"1. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо со­знавало общественную опасность своих действий (бездействия) и другие объек­тивные признаки преступления, предвидело наступление общественно опасных по­следствий и желало их наступления или непредотвращения.

2. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо сознавало общественную опасность своих действий (бездействия) и других объек­тивных признаков преступления, предвидело наступление общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия или относилось к ним либо к их предотвращению безразлично".

25.  Пункты 2 и 3 ст. 35 УК сформулировать аналогично п. 1 ст. 35 УК.

26.  Исключить из УК Российской Федерации ст. 40.

27.  В соответствующих составах вместо примерного перечня действий ввести исчерпывающий.

173

Законы, научная литература, разъяснения и практика высших органов судебной власти, использованные при написании диссертации

1. Научная литература

1.  Авдеев М.И. Судебная медицина, М., 1953

2.  Авдеев М.И. Курс судебной медицины, М., 1959

3. Азан Б., Фрейдсон А. Квалификация преступлений против жизни и здоровья. Социалистическая законность, 1959, № 10

4. Андреева Л.А. Квалификация убийств при отягчающих обстоятельствах. М., 1974

5.  Андреева Л.А. Квалификация умышленного убийства, совершенного способом, опасным для жизни многих людей. Социалистическая законность, 1973, № 8

6.  Андреева Л.А. Квалификация убийств, совершенных с особой жестокостью. Со­циалистическая законность, 1974, № 4

7.  Аниянц М.А. Ответственность за преступления против жизни по действующему законодательству союзных республик, М., 1964

8.  Антонян Ю.М. Причины преступного поведения. М., 1992

9.  Антонян Ю.М., Самовичев Е. Отражение в приговоре мотивов насильственного преступления. Советская юстиция, 1982, № 20

10.  Барановский Н. Исследование мотивов преступлений. Советская юстиция, 1978, № 18

11.  Беляев В.Г., Свидлов Н.М. Вопросы квалификации убийств. Волгоград, ВСШ МВД СССР, 1984

12.  Бажанов М.И., Сташис В.В. Преступления против личности в УК УССР и су­дебной практике. Харьков, 1981

13.  Большая советская энциклопедия. М., 1972, т. 1, 29, 46

14.  Большая медицинская энциклопедия. М., т.2

15.  Бородин СВ. Ответственность за убийство из хулиганских побуждений. Совет­ская юстиция, 1971, № 23

16.  Бородин СВ. Ответственность за покушение на убийство. Социалистическая законность, 1972, № 4

174

17.  Бородин СВ. Ответственность за убийство по советскому праву. М., 1964

18.  Бородин СВ. Квалификация убийства по действующему законодательству. Л., 1966

19.  Бородин СВ. Ответственность за убийство: Квалификация и наказание по российскому праву. М., 1994

20.  Бородин СВ. Уголовный закон и усиление охраны жизни, здоровья, свободы и достоинства личности. Советское государство и право, 1987, № 9

21.  Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в советском уго­ловном праве. М., Ю.Л. , 1963

22.  Владимиров В.А. Квалификация преступлений против личной собственности. М., 1968

23.  Волженкин Б. Квалификация убийства из корыстных побуждений, связанного с завладением имуществом. СЗ., 1983, № 5

24.  Волков B.C. Проблемы воли и уголовная ответственность. Казань, 1965

25.  Волков Б.С Мотив и квалификация преступлений. Казань, 1969

26.  Воробьева Т., Санталов А. Квалификация убийства с особой жестокостью. Со­ветская юстиция, 1986, № 1

27.  Воробьева Т., Санталов А. Квалификация убийства из корысти. Советская юс­тиция, 1987, № 7

28.  Гаухман Л.Д. Квалификация насильственных преступлений. Советская юстиция, 1968, № 21

29.  Гаухман Л.Д. Разбой и корыстное убийство. Советская юстиция, 1964, № 4

30.  Гаухман Л.Д. Борьба с насильственными посягательствами. Юридическая литера­тура, 1969

31.  Глистин В.К. Проблемы уголовно-правовой охраны общественных отношений. ЛГУ, 1979

32.  Глухарева Л.И. Совершенствование уголовного законодательства об ответствен­ности за детоубийство как способ предупреждения и борьбы с этим преступле-лением. ХХУ1 съезд КПСС и задачи органов правосудия по предупреждению и борьбе с преступлениями: Сб.науч.тр.ВЮЗИ. М., 1983

33.  Глухарева Л.И. Уголовная ответственность за детоубийство. М., ВЮЗИ, 1984

34.  Гольдинер В.Д. Мотив преступления и его значение в советском уголовном пра­ве. Советское государство и право, 1958, № 1

175

35.  Горелик И.И. Ответственность за оставление в опасности, 1959

36.  Горелик И.И., Тишкевич И.С. Применение уголовного законодательства в су­дебной практике. БССР, Минск, 1982

37. Дагель П. Уголовно-правовое значение мотива и цели преступления. Социалис­тическая законность, 1969, № 5

38. Даль В. Толковый словарь русского живого языка. П.М., 1982, т.2, 4

39.  Диасамидзе Г.И. Убийство на почве кровной мести по советскому уголовному праву. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юриди­ческих наук. Свердловск, 1974

40. Дубовец П.А. Ответственность за телесные повреждения по советскому уголов­ному праву. М., 1964

41.  Жалинский А.Э. Насильственная преступность и уголовная политика. Советское государство и право, 1991, № 1

42.  Загородников Н.И. Преступления против жизни по советскому уголовному праву М, 1961

43.  Загородников Н.И. Несколько возникших вопросов квалификации умышленных убийств. Советская юстиция, 1962, № 3

44.  Загородников Н.И. Преступления против жизни. М., 1969

45.  Зыков В. Особая жестокость как обстоятельство, квалифицирующее убийство, Советская юстиция, 1969, № 6

46.  Зыков В. Разграничение некоторых преступлений против жизни. СЮ, 1981, № 1

47.  Евстратов Ю.И. Корысть - мотив умышленного убийства. Актуальные вопросы государства и права на современном этапе: Сб.ст., Томск, 1984

48.  Евстратов Ю.И. О классификации корыстных побуждений умышленных убийств. Актуальные проблемы государства и права на современном этапе: Сб.ст., Томск, 1985

49.  Евстратов Ю.И. Понятие корыстных побуждений в составе умышленного убийства. Правовые вопросы борьбы с преступностью, 1985

50.  Емекеев В., Харитонова Т. Некоторые вопросы квалификации убийства из рев­ности. СЮ, 1982, № 19

51.  Караев Т.Э. Повторность преступления. М., 1983

52.  Караулов В.Ф. Уголовно-правовая борьба с покушением на преступление и по­кушением к преступлению по советскому уголовному праву. Автореферат диссер­тации на соискание степени кандидата юридических наук, М., 1969

176

53.  Кардова А. Совершение умышленного убийства из корыстных побуждений и разбоя. Советская юстиция, 1976, № 4

54.  Клеутина Н.П. Разграничение ревности и иных мотивов совершения убийства. Актуальные вопросы государства и права на современном этапе. Томск, 1984

55.  Ковалев А.Т. Психология личности. М., 1965

56.  Ковалев М., Вермель И.Г. Юридическое определение смерти. СЗ, 1982, № 7

57.  Ковалев М.И., Вермель И.Г. К вопросу о юридическом определении смерти. Здо­ровье мира, 1982, № 11

58.  Козак В.Н., Домбровский А.Р. (Рецензия). Уголовно-правовые и процессуальные гарантии защиты конституционных прав граждан: Межвуз. темат. сб. Калинин, ун-т. Калинин, 1982. Рец. на кн.: Бородин СВ. Квалификация преступлений про­тив жизни. М., Юл, 1977

59.  Козаченко И.Я. Санкции за преступления против жизни и здоровья. Томск, 1987

60.  Комментарий к УК РСФСР, М„ 1971

61.  Комментарий к УК РСФСР, М., 1980

62.  Комментарий к УК РСФСР, Юрист, 1986

63.  Комментарий к УК Российской Федерации. Особенная часть. Инфро-М-Норма, 1996

64.  Коржанский Н.И. Квалификация хулиганства. Волгоград, 1989, № 7

65.  Красиков Ю.А. Множественность преступлений. М., 1988

66.  Кригер Г.А. Квалификация хищений социалистического имущества. М., Юриди­ческая литература, 1971

67.  Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972

68.  Кузнецова Н.Ф. Вопросы квалификации умышленных убийств (Вестник Москов­ского университета. Серия право, 1961, № 2

69.  Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М., 1984

70.  Курс советского уголовного права. М., 1971, т.5

71.  Курс советского уголовного права. Часть общая, ЛГУ, 1968

72.  Курс советского уголовного права. Часть Особенная, Л., 1973, т.З, 4

73.  Курс советского уголовного права. М., 1970, т.З, 4

177

74. Левертова Р.А. Некоторые уголовно-правовые и криминологические признаки бытовых убийств. Борьба с преступностью в районах Сибири с интенсивным эко номическим развитием: Межвуз. сб. науч. тр./Ом. ВШМ МВД СССР, Омск, 1982

75.  Левитов Н.Д. О психических состояниях человека. М., 1967

76.  Малков В.Д. Совокупность преступлений. М., 1974

77.  Маркс К., Энгельс Ф. Сочинение, т.З, 20

78.  Мухамедзянов И.А. Спорные вопросы квалификации умышленных убийств, со вершенных с особой жестокостью. Актуальные вопросы общественных наук. Ка зань, 1981

79.  Наумов А.В. Мотивы убийств. Волгоград, 1969

80.  Ноцюс И. О понятии убийства в советском уголовном праве. Совершенствование уголовного и уголовно-процессуального законодательства: Сб.науч.тр. Латв.ун-т, Рига, 1982

81.  Общая психология. М., 1977

82.  Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1960

83.  Орлов Г.С. Криминалистическое и уголовно-правовое значение поведения потер певшего при расследовании умышленных убийств. Виктимологические проблемы борьбы с преступностью: Сб.ст.. Иркутск, 1982

84.  Основы общей психологии. М., 1947

85.  Павлухин А.Н. К унификации законодательства об уголовной ответственности за умышленные убийства. Вопросы ответственности и наказания в свете решений ХХУ1 съезда КПСС: Сб.науч.тр.Ряз.ВШ МВД СССР. Рязань, 1982

86.  Панов НИ. Способ совершения преступления и уголовной ответственности Харьков, 1982

87.  Пионтковский А.А. Уголовное право. Общая часть. М., 1938

88.  Побегайло ЭФ. Криминальное насилие в России. Социальные конфликты. М., 1995, Выпуск № 8

89.  Побегайло Э.Ф. Типичные ошибки в квалификации преступлений против лич ности и пути их устранения (Актуальные проблемы применения уголовного зако нодательства. Труды Академии МВД СССР, М., 1987)

90.  Побегайло Э.Ф. Умышленные убийства и борьба с ними, Воронеж, 1965

91.  Побегайло Э.Ф. Ьорьба с тяжкими насильственными преступлениями и роль ор­ганов внутренних дел в се осуществлении. Автореферат докторской диссертации. М., 1988

1"»

92.  Погребняк И.Г. Квалификация хищений, совершенных по предварительному сго­вору группой лиц. Сборник: Борьба с хищениями государственного и  обще ственного имущества. М., 1971

93.  Пономарева Н.П. Уголовно-правовое значение способа совершения преступле­ния. Автореферат диссертации на соискание степени кандидата юридических наук. М., 1970

94.  Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. М., 1966

95.  Рарог А.И. Общая теория вины в уголовном праве. М., 1980

96.  Савинов В.Н. Правильное толкование квалифицирующих признаков умышлен­ного убийства - важная гарантия охраны прав и законных интересов личности (Проблемы охраны прав и законных интересов личности в социалистическом уголовном праве и процессе: Сб.науч.тр.) ЯрГУ. Ярославль, 1985

97.  Садреев К., Мухамедзянов И.О. О классификации умышленных убийств, совер­шенных с особой жестокостью СЗ. 1981, № 10.

98.  Сахаров А. Ответственность за приготовление и покушение. Советская юстиция. 1969, №7

99.  Семернева Н.К. Квалификация убийств из хулиганских побуждений. Вопросы совершенствования уголовно-правовых норм на современном этапе. Межвузов ский сборник научных трудов. Свердловск. 1986

100.  Семернева Н.К. Вопросы квалификации умышленных убийств. Свердловск, 1984

101.  Сердюк Л.В. Психическое насилие как предмет уголовно-правовой оценки. Автореферат кандидатской диссертации. М., 1979

102.  Словарь русского языка. М., 1981, т.1

103.  Советское уголовное право. Часть Общая. М., 1977

104.  Советское уголовное право. Часть Общая. М., 1982

105.  Уголовное право. Часть Общая. М., 1996

106.  Советское уголовное право. Часть Особенная. М., 1979

107.  Советское уголовное право. Часть Особенная. М., 1983

108.  Судебная психиатрия. М., 1954

109.  Сухарев Е.А. Оптимальное отражение способа совершения преступления в кон-

кретных составах. Сборник научных трудов Свердловского юридического инсти­тута, 1974

179

110. Тельнов П.Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. М., 1974

111. Теплов М.П. Психология. М.', 1940

112. Теплов М.П. Психология. М, 1946

113. Теплов М.П. Психология. М.. 1949

114. Тимина Л.И. Ответственность за детоубийство по советскому уголовному праву.

Автореферат на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 1980

115.  Тишкевич И.С. Приготовление и покушение по уголовному праву. М., 1953

116.  Ткаченко В.И. Понятие и виды покушений на преступление. Социалистическая

законность, 1976, № 5

117.  Ткаченко В.И. Виды сильного душевного волнения и их уголовно-правовое

значение. Советская юстиция, 1971, № 16

118. Ткаченко В.И. Квалификация преступлений против жизни и здоровья по совет-

скому уголовному праву. М., 1977

119.  Ткаченко В.И. Приготовление к преступлению и покушение на него. Советская

юстиция, 1975, № 16

120.  Ткаченко В.И. Квалификация убийств и телесных повреждений в состоянии сильного душевного волнения (Вопросы криминалистики). 1%4, № 12

121.  Ткаченко В.И. Вина, понятие, признаки Труды Вильнюсского государственного университета. 1989, № 22

122. Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. М., 1957

123.  Уголовное право. Обшая и Особенная части. М., 1969

124.  Уголовное право. Обшая часть. М., 1994

125.  Уголовное право России. М., 1993

126.  Уголовное право Российской Федерации. Часть Особенная. М., 1996

127.  Уголовное право Казахской ССР. Особенная часть. Алма-Ата, 1979

128.  Уголовное право Российской Федерации. Часть Особенная. М., "Юрист", 1996

129.  Уголовное право БССР. Особенная часть. Минск, 1978

130.  Уголовное право БССР. Обшая часть. Минск, 1981

180

131.  Федотов М.И. Некоторые вопросы теории и практики квалификации преступле-

ний против личности. Ученые записки Пермского государственного университе­та. Пермь, 1966, № 150

132.  Философский энциклопедический словарь. М., 1983

133.  Фролов Е., Сухарев Е., Горбузо "Совокупность и повторность преступлений, по сягающих на один объект. Советская юстиция. 1979, № 4.

134.  Харитонова Т.Н. Мотив ревности и его значение для ответственности при умышленном убийстве по советскому уголовному праву: Автореферат канд.дис. Казан.ун-т, Казань, 1983

135.  Цветаев Е. Последний подвиг Жукова Г.К. Маршал Жуков. М., 1989

136.  Читлов Д.С. Охрана здоровья граждан от тяжких телесных посягательств. М.,

1974

137.  Шавгулидзе Т.Г. Аффект и уголовная ответственность. Тбилиси, 1973

138.  Шавгулидзе Т.Г. Некоторые вопросы совершенствования уголовного законода­тельства ГССР (об ответственности за детоубийство). Совершенствование со­ветского законодательства на основе Конституции СССР и конституций союз­ных республик. Ин-т экономики и права АН ГрузССР. Тбилиси, 1982

139.  Шаргородский М.Д. Некоторые вопросы общего учения о соучастии. Правове­дение. 1960, № 1

140.  Шаргородский М.Д. Преступления против жизни. М., 1948

141.  Шаргородский М.Д. Преступления против жизни и здоровья. М., 1948

142.  Шарипова Г. Уголовная ответственность за детоубийство по УК Узбекской ССР. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 1987

143.  Шолохов М. Собрание сочинений. М., т.7

144.  Энгельс Ф. Людвиг Файербах и конец немецкой классической философии. М.,

1972

145.  Юридический энциклопедический словарь. М., 1984

2. Законы и другие нормативные акты:

1.  Конституция Российской Федерации

2.  Уголовный кодекс РСФСР

3.  Уголовный кодекс Российской Федерации

4.  Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая  и вторая

5.  Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР

6.  Исправительно-трудовой кодекс РСФСР

7. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации

3. Разъяснения высших органов судебной  власти

1.  Сборник разъяснений Верховного Суда РСФСР. М., 1931

2.  Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР (1924-1970 г.г.) М.,

1970

3.  Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РСФСР (1961-1983). М., 1984

4.  Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. (1924-1977). ч. 2 М,

1978

5.  Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда

СССР по уголовным делам (1959-1971) М., 1972

6.  Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 04 июня 1960 года "О судеб­ной практике по делам об умышленном убийстве"

7.  Постановление  Пленума Верховного Суда СССР от 03 июня 1963 года "О су­дебной  практике по применению законодательства об ответственности за  по­сягательство на жизнь работника милиции и народного дружинника"

8.  Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 27 июня 1975 года "О су­дебной практике по делам об умышленном убийстве"

9.  Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря

1992 года "О судебной практике по делам об умышленном убийстве"

10.   Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 января 1997 года "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм"

Бюллетень Верховного Суда СССР:

-  1960 год, № 4                                              - 1977 год, № I

-  1963 год, № 4                                              - 1978 год, № 3, 11

182

- 1964 год, 3                                                . |980 год, 2

- 1965 к.д, 4, 5                                            _ |у81 год, 2, 5, 8

- 1968 к.д, 2                                                . 1982 год, 4, 5

1969 нщ, 2, 6                                            . |983 год, 6

■ 1970 год, 1, И                                          -1984 год, 5

■ 1972 год, 4, 6                                            . |986 год, 6, 12

1973 год, 2, 11                                          . |987 год, 1, 2, 4, 6

1974 год, 5                                                .1988 год, 2, 4

1975 год, 4, 7                                            - 1989 год. 6

1976 год, 2, 3                                            . |990 год, 2, 3, 5

Бюллетень Верховного Суда РСФСР:

-  1963 год, № 5                                              .,979 год, № 3, 10

-  1966 год, № 6, 9                                 .        . 1980 год, № 4 -1969 год, №6                                              - 1981 год, №2, 8, 10

-  1970 год, № 2, 8                                          - 1982 год, № 6

-  1971 год, № 5                                              . ,983 год, № 5, 8

-  1972 год, № 1,5, 10                                    . 1984 год, № 7, 10

-  1973 год, № 2, 16                                        . ,985 год, № 7

-  1974 год, № 1,6, 7                                      -1986 год, №12

-  1975 год, № 4, 7                                          - 1987 год, №2, 12

-  1976 год, № 9                                              . ,988 год, № 10

-  1977 год, № 1, 4                                          - 1989 год, № 4, 10, 12 ""978 год, №8                                              -1990 год, №4, 5

Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации:

1992 год, № 15                                            . ,994 год, ,0

"993 год, №2                                              - 1996 год, № 1,4

183

4. Материалы периолической печати

1.  Аргументы и факты - 1996 год, № 7

2.  Ваше право - 1997, № 5

3.  Вне закона - 1996-1997. № 14

4.  Московский комсомолец:

за 1996 гол - от 18 сентября, 01 ноября, 10 ноября, 15 ноября, 18 ноября,

4 декабря, 8 декабря, 21 декабря;

-  за 1997 юл - от 15 января, 18 января, 02 июля

5.  Правда - 1987 год - от   14 февраля, 1988 год - от 4 августа, 1995 год - от 23 мая

6. Российская газета:

- 1990 год - от 20 февраля;

- 1994 год - от 25 ноября;

- 1995 год - от 15 декабря;

- 1996 год - от 31 мая, 12 ноября, 22 декабря, 25 декабря;

- 1997 год - от 18 января, 29 января, 30 января, 4 февраля, 6 февраля, 21 февраля,

25 февраля, 4 марта, 7 марта, 30 апреля

7.  Советская Россиия:

- 1985 год- № 19

 

Обратно